18+. Фикбук виноват кофе


Виноват кофе — ориджинал

Илья молча смотрел на остывший, недопитый кофе в большой оранжевой чашке последние двадцать минут. За окнами было мрачное неприветливое утро, валил снег и вообще было крайне мерзко. Парень же не обращал внимания на внешнюю обстановку, продолжая гипнотизировать черную жидкость перед собой. Истины в ней было мало, отчего настроение не улучшалось.

В голове был полный бардак. За какую бы мысль не хватался Илья, он начинал либо раздражаться, либо нервно курить. Обычно блондин не замечал за собой привычки к самоанализу или самокопанию, но последние несколько дней и ночей изрядно выбили из колеи. Приезд Катьки с этим чертовым контрактом, который где-то очень глубоко внутри грыз самолюбие и мужскую гордость.

Прошло два года. Два года, как его жизнь круто изменилась, как поменялся сам Илья - и внутри, и снаружи. Многое понял, ко многому не хотел возвращаться, и, вроде бы, не нужно никому ничего доказывать. Ведь он смог подняться и с ментальных колен, и с больничной койки. Многие конкуренты утонули, как корабли, зато его бешеные нестабильные гонорары сменились постоянным очень хорошим заработком. Вместо толпы лживых друзей появились настоящие, и довольно много. Все нормализовалось, даже ссоры с отцом прекратились, но Катька спросила, счастлив ли он. Илья не смог ответить. Даже сейчас не мог ответить.

И все потянулось, как сумасшедший клубок, одно за другим. Кошмары-призраки прошлого вернулись. Два последних года было тяжело вставать на ноги, лечиться, пытаться забыть, но была цель. Он шел к ней, как таран. И его вроде давно отпустил липкий страх и все воспоминания, отпустил запах смерти и крови, прошел шум в голове от сирен скорой и полиции. Илья старался прийти в себя, жить дальше, заставил себя научиться смотреть на желтые такси без дрожи в пальцах, раз за разом, день за днем восстанавливал себя изнутри.

Переборол себя и даже дважды ездил на такси. Недолго и на машинах белого цвета, но для него это было достижением. И теперь снова дрожь, и боль во всем теле, словно все произошло совсем недавно. Блондин не мог себе объяснить, почему так трясется и бледнеет, как девчонка. После аварии он не стал бояться крови, не перестал любить водить собственную машину, но почему тогда при одной мысли о поездке на такси, особенно желтом, ему становится плохо, а после дурацкого сна все болит второй день, как будто все кости сломали? И если об аварии и Катьке с контрактом можно отвлечься и не думать, то о предстоящей встрече с немцами на работе не думать просто нельзя.

Илья снова закурил. Виски сжала тупая боль. Начальник назначил его ответственным за встречу, сделал лицом компании на этой проверке. Лицом, от которого самого Илью тошнило. Он не сомневался ни в своей работе, ни в презентации, ни в чем. Но как же противно было себе признаваться, что он не хочет этой встречи, потому что его лицо в буквальном смысле не катит! На некоторых мероприятиях внешность играет роль. Он не хотел этих взглядов, уж тем более от серьезных партнеров и совладельцев компании. Он привык переписываться с ними по почте, общаться и решать все вопросы по телефону. Его до жути тошнило от каждой назначенной личной встречи, куда его начальник иногда таскал его с собой. Стыдно было признаваться в том, что он стеснялся себя, и одновременно зверел от взглядов людей.

В конце концов, Илья решил просто на все забить. Если Алексей доверяет ему, значит, блондин не подведет. Все пройдет идеально, он подготовится. Немцы будут довольны, все будут довольны, а если кто-то что-то скажет или выбесит, то Илья набьет ему морду после встречи и подписания контракта. Все просто.

Илья выдохнул струю дыма и потянулся было за совсем холодным кофе, как вдруг уставился на него, словно впервые увидел. Перед глазами, как наваждение, встала Кристина с кружкой дымящегося напитка в руках. Илья застыл, вспоминая, почему в принципе сидит на кухне с этой дурацкой чашкой в такую рань, слушая шум стиральной машинки.

Ему приснился секс с Кристиной. Да еще такой красочный и будоражащий кровь! Можно списать это на недотрах и так далее... Но дичайшая мысль уже успела пробежать по диагонали в воспаленном мозгу. Он бы занялся с ней сексом. Отвечая на собственный немой вопрос, хотел бы он этого с ней - да, хотел! Да, повторил бы то, что приснилось. Да, именно с ней.

Илья залпом выпил кофе и саркастично усмехнулся. Что за глупость он придумал? Это неправильные мысли. Она - как юный чистый эльф, лепрекон, приносящий удачу и добро. А он - как побитое, прожженное жизнью чудовище из страшной сказки. Не ему думать о ней, и уж точно не в таком ключе.

- Пресвятые Армани, что ты тут делаешь?! – Антон выполз на кухню, вялый и бледный, как вурдалак второго созыва.

- У меня встречный вопрос, - хмыкнул старший брат, сидя на стуле в одних красных боксерах и с сигаретой в зубах.

- Я шел в туалет и попить воды. У меня уже бессонница от этой пересдачи, - пожаловался Антон.

- Сочувствую, - безразлично бросил Илья, замечая, что если бы Тоха больше готовился, меньше трещал по телефону или болтался с друзьями, то никакой пересдачи не было бы.

- Там препод - зверь, - обиделся парень.

- Зверем буду я и твоя мать, если ты не пересдашь, - с нажимом сказал Илья. – Не ной, а иди и готовься.

- Сейчас?!

***

Крис уже битый час сидела в уютной кофейне в центре Москвы с книжкой в обнимку и горячим кофе с пирожным. Ира написала сто извинений, что задерживается, но девушка только вздохнула. Знала, что так будет. К сожалению, не все люди отличаются пунктуальностью.

Зато книга оказалась весьма интересной. «Коллекционер» Джона Фаулза. История одержимости мужчины одной женщиной. Фанатизм, переросший в болезнь, похищение, косвенное убийство, бесконечное оправдание своих гнусных деяний с целью получить желаемое. Не любовь, а мания. В книге некто по имени Фердинанд, непримечательный человек, с детства коллекционирующий бабочек, долгое время мечтал о любви одной девушки. Он никогда бы ни на что не решился - даже заговорить с ней - если бы случай не подкинул ему кучу денег, выигранных на скачках. Платоническая любовь обернулась желанием обладать всецело, появившиеся деньги помогли организовать похищение, слежку и полную свободу действий.

С каждой прочитанной страницей Кристина все больше понимала, на что способны даже не влюбленные, а больные фанатики и психи. Все самое светлое можно извратить - не зря говорят, благами намерениями вымощена дорога в ад.

Книга не нравилась, но поражала до глубины души. Девушка вспомнила еще одну известную фразу. Плевать на сюжет, он может нравиться или нет - дело вкуса. Книги могут быть либо хорошо написаны, либо нет. Так вот, эта книга была написана хорошо. Может, где-то было даже жаль Фердинанда. Крис вдруг задумалась, а смогла бы она при возможности похитить Илью, запереть и любоваться, как бабочкой? Конечно же нет, дикая мысль! Все должно быть взаимно, особенно любовь.

Стало вдруг грустно, и она отложила дурацкую книгу вместе с пустой чашкой. Совсем с ума сошла, раз везде видит Илью и даже с книге про психопата пытается провести параллель.

- Мне ничего с ним не светит, - тихо вздохнула девушка, подпирая подбородок кулаком.

- Привеееет! – Ира влетела в кафе, красная и с хлопьями снега на пуховике и шапке.

***

Девушки проболтали очень долго. Ира сто раз попросила прощения, когда узнала, что все-таки произошло у клуба. Даже призналась, что все эти дни не звонила и обижалась, потому что думала, что Крис тогда их бросила и просто ушла с Антоном домой.

- Знаешь, мне стыдно, - сказала Кристина. - У людей будет намного меньше проблем, если они будут разговаривать друг с другом - особенно о том, что их беспокоит, а не молча дуться. Мы такие глупые... Ты меня тоже прости.

- Главное, что помирились! Мириться тоже никогда не поздно, кроме редких случаев, - подмигнула подруга.

Дальше стало проще, легче и как раньше, словно холодной войне пришел конец. Девчонки делились новостями, сплетнями и прочими радостями жизни. В конце концов, Кристине пришлось признаться во всем относительно Ильи.

- А я говорила! - тоном знатока победно заявила Ира. - Я так и знала, что ты в него втрескаешься по самые уши. Это было предсказуемо и очевидно.

- Ну спасибо, - кисло хмыкнула Кристина, попивая вторую большую чашку кофе, заедая куском торта. – Дальше теперь что? Где я и где он?

- Эй! Что за вопросы?! – возмутилась Ирка, прищурившись. – Ты что, думаешь, не достойна этого гоблина? Ты симпатичная, умная…

- Он не гоблин!

- Интересная, милая, мне продолжать? Я продолжу, - напирала девушка.

- Я милая малолетняя домработница. Точка. Конец.

- Впаяем запятую! – не сдавалась Ира. – Хватит «Силитов» и прочего мракобесия. Играем по-крупному!

- Это как?

- Смотри, - на этих словах Ирка внаглую увела последний кусочек тортика с тарелки подруги себе в рот. Свой она тоже не забыла быстро съесть. – Либо ты еще пятьсот лет будешь смотреть на него, убираться и страдать, и даже на свадьбе его третьего внука будешь протирать стол от пыли, либо перейдешь в наступление. Терять нечего! Удача на нашей стороне. Скоро 14 февраля. Вот шанс признаться.

- Я не смогу, - Крис даже в кафе, наедине с подругой - и то покраснела от одной мысли об подобном.

- Да ты никогда так не сможешь, а он и не в курсе, что ты тут страдаешь! Ну либо покажи, что заинтересована в нем. Пофлиртуй там.

- Один план круче другого, - хмыкнула Крис, заранее трясясь от страха.

- Черт, ну если пошлет, так пострадаешь и забудешь, а так эта волынка может тянуться годами! Знаешь, иногда проще взять и сделать, чем без конца ходить и смотреть. А вдруг он тоже влюблен и стесняется?

- Он? – у Кристины на лице появилось пятьдесят оттенков сарказма. – Нет.

- Чего ты так боишься, отказа? Но это лучше, чем неизвестность.

- Я боюсь, что после отказа больше никогда с ним не встречусь. А эти встречи - все что у меня есть. И это дорого мне. Это здорово. Пусть я и не могу делать что-то романтичное, чего бы мне хотелось, не имею никаких прав на него, но даже просто общение очень важно, ценно... У меня есть эти встречи, кофе с ним, и я счастлива. Может, надо радоваться тому что есть, и не быть эгоисткой?

- Меня сейчас стошнит, опять твоя моральность-оральность, - закатила глаза Ира. – Так и профукаешь свое счастье. Тебе же недостаточно этих скупых встреч и крох внимания! Знаешь, любовь любит смелых, отчаянных. Чтобы, даже если все проиграешь и останешься с разбитым сердцем, было не стыдно перед собой и перед любовью! Чтобы на вопрос, а все ли ты сделала, что могла, ты ответила - да, все. Я проиграла, но мне не стыдно, потому что боролась, потому что сделала все, что могла. В любви нет унижений, и уж точно не место стыду, по крайней мере - такому.

- Блин, вот тебе только солдат в бой вести с такими речами, - поразилась Кристина. Честно говоря, она всегда восхищалась своей подругой. Бойкая, смелая... не то, что Кристина. – Мне стыдно, но я трусливая. Я - не ты.

- Не надо быть мной, и… никогда не поздно сделать что-то храброе, - подмигнула девушка, чувствуя, что Крис почти готова к решительным действиям. – В конце концов, он будет просто космическим кретином, если не поймет, что ты идеальная девушка и просто мечта! И я говорю это, не только потому, что мы друзья.

- Ладно, ты права. Я должна что-то сделать на 14 февраля! Я готова. Нужен план, - Крис решительно допила кофе.

- Ну наконец-то!

***

Илья работал, как одержимый, восьмой час кряду. С самого утра, как допил кофе, сел за комп и начал готовить отчеты, схему и презентацию. Блондин логично решил, что между женщинами, которых никогда не поймешь, и работой, от которой никуда не убежишь, надо выбирать второе. Парень за последние семь часов не ел, не пил, не курил и даже в туалет не ходил. Иногда Илью клинило на любимом деле, особенно на работе или машине. В такие часы он не мог ни о чем другом думать, он жил одним делом и делал его хорошо. Раньше это помогало забыться, теперь все чаще что-то подобное приносило удовольствие, особенно когда получалось - и получалось здорово.

- Илюшаааа! – Антон взвыл белугой прямо над ухом, отрывая от последних штрихов идеальных графиков. – Ты не чувствуешь запах?! – младший брат был на грани истерики.

Илья, наконец отвлекся, шумно втягивая носом воздух.

- Что ты спалил, идиот?!

- До тебя не докричаться, я готовил, а она, оно само, я…. – Антоха говорил сбивчиво и испуганно.

Блондин отложил ноут и рывком поднялся с дивана, стремительно направляясь на кухню.

Кухня была в дыму. От кастрюли отвалилось дно, все было в гари, вони и угольках еды. Стенка микроволновки, что стояла рядом, от жара расплавилась и пошла пузырями. Воняло невыносимо, а в помещении словно случилось побоище.

- Как ты это допустил? – взревел Илья, багровея, одновременно открывая все окна, чтобы впустить морозный воздух.

- Я?! Я готовился к пересдаче в другой комнате, а вот как ты это допустил?! Ничего не чувствовал?

- Издеваешься?!

Парень готов был уже прибить Тоху, как вдруг на дисплее телефона Антона, что тот бросил на столе, показалось надпись «Кристина» и запела Рианна.

- Вовремя, я написал ей срочно позвонить, если не занята.

Антон схватил трубку раньше, чем Илья смог удивиться или возразить. Откуда у Тохи ее номер, почему он ей написал и какого черта происходит?

- Да, да, приходи срочно хоть на часик. Да, ага, поможешь. Я взорвал кухню, Илюша заплатит сверхурочно, что? В смысле? Спасибо, мы ждем, беги к нам, - Антон положил трубку. – Святая женщина.

- Ты охренел? – глаза Ильи налились кровью от ярости. – Ты позвал ее убирать все это? Она тебе не раб. Сам засрал, сам и убирай! И что еще за сверхурочно?! – взбесился Илья. – Она не девочка по вызову! – Парня буквально разрывало от злости на глупого брата. Кристина не была уборщицей, и не обязана срываться по любому пустяку, и не надо с ней так разговаривать.

«Но если не уборщица, то кто?» – вдруг пронеслось в голове.

- Да, ладно, чего ты бесишься, - удивился Антон, - Я ж по-доброму, я всегда так разговариваю. Хочешь, я сам ей заплачу, я ж виноват. И в кафе свожу. Я сам тут не справлюсь.

- Причем тут деньги?! Какое еще кафе?! Быстро тряпки в руки, давай убирать. Я позвоню ей, чтоб не приходила.

Илья не смог дозвониться. Абонент был выключен, скорее всего, Крис уже прыгнула в метро.

***

К тому моменту, как примчалась Крис, Илья с Тохой успели выбросить кастрюлю, заморозить всю квартиру при помощи открытых настежь окон и уже начали мыть стену на кухне.

Кристина хотела было посочувствовать, но когда увидела, чем парни моют стену, ее лицо перекосила гримаса недоумения и гнева.

- Вы что, идиоты? – не выдержала девушка, выхватывая бутылку пятновыводителя для одежды у опешившего от удивления из-за ее слов Ильи, - кто моет стены «Ванишем» для белого белья?! Антон, я этой щеткой чистила ванную, а ты скребешь электрическую плиту?! Вон отсюда, оба!

- Копоть же, - промямлил Антон, тут же бросая щетку на пол, как ядовитую змею.

Даже вечно суровый Илья тихо бочком подвинулся к выходу с кухни.

- Мужики, - простонала девушка в бессилии, хватая тряпки.

***

Спустя пару десятков минут стараниями Кристины кухня сверкала, хотя странный запах все еще немного чувствовался в воздухе.

- Спасибо большое, - неловко буркнул Илья, все еще сверля Антона яростным взглядом. – Прости, что Тоха учудил и вызвонил тебя…

- Да все норм, - отмахнулась девушка, радуясь в душе неожиданной встрече с ребятами, особенно с Ильей. – Только можно встречную просьбу?

- Все, что угодно! - хором крикнули братья.

- Меня пригласили на день рождения сегодня вечером, - смущенно сказала Кристина, - я не успеваю домой забежать, вещи в пакете с собой взяла. Можно воспользоваться ванной и переодеться? И оставить пакет, в следующий раз заберу. Если не сложно...

- О чем речь, пользуйся, чем хочешь, мы в комнатах посидим.

- Спасибо.

***

Как только дверь ванной за девушкой закрылась и зашумела вода, Антону тут же позвонили. Младший убежал из дома, что-то крича в трубку, раньше, чем Илья успел возразить. Сам блондин снова засел за свои графики, но работа не шла.

Одержимость работой испарилась, вместо этого в голову полезли совершенно чужеродные мысли. Некстати вспомнился дурацкий сон. Илья не успел сам себе воспротивиться, как подумал, что они вдвоем с Кристиной у него дома, что она закрылась в ванной и неизвестно что делает. Парень нетерпеливо отодвинул ноутбук, злясь. Илья стал оправдывать себя тем, что давно не был с девушкой, давно не расслаблялся и вообще, сны полная чушь, но едкий гадостный червяк уже грыз его изнутри, порождая пошлые мысли. Совсем не те мысли. Илья ушел на холодную кухню курить. Все было так чисто, и уютно расставлено с такой заботой, что на мгновение на душе потеплело.

Время тянулось медленно, стрелки часов прилипли к циферблату. За окном уже стало совсем темно. Парню вдруг не понравилось, что девушка идет на какой-то день рождения так поздно. Вспомнилась потасовка у клуба. Настроение пропало окончательно.

- Извини, что долго. Я все, в ванной убрала за собой, - смущённая Кристина показалась в дверном проеме кухни.

Молодой человек резко повернулся в ее сторону. Кристина стояла в темно-зеленом, свободного кроя, платье длиной до середины бедра. На руках позвякивали красивые золотистые браслеты. Вырез декольте был неглубоким, но красиво открывал вид на тонкие ключицы, которые во сне так беззастенчиво трогал парень. Внутри стало горячо, а в горле пересохло. Нужно было срочно сказать что-то, полное легкого привычного сарказма, но язык не слушался. Илья просто откровенно, как придурок, пялился на ключицы Кристины, страстно желая их коснуться прямо сейчас. В голове шумело от воспоминаний пусть и нереальных стонов. Девушка тоже молчала уже несколько секунд, растерянно взмахивая густыми черными ресницами.

Крис отчаянно, до слез, хотела услышать от него дурацкий комплимент. Услышать, что просто хорошо выглядит. Дурацкий глупый план возник сам собой, когда Антон написал ей с просьбой срочно прийти. Да, ее правда пригласили на день рождения одногруппники. Но она вполне успевала собраться дома. Ей просто очень хотелось показаться перед Ильей в новом платье, при легком макияже - легкой, воздушной нимфой. Чтоб он обратил на нее хоть немного внимания как на девушку, а не уборщицу вкупе с собратом-кофеманом. Она знала, что не так красива и ухожена, как его подруга, не с такой потрясающей фигурой, как бывшая, но черт! Желание получить глупый комплимент - такая мелочь, так по-женски...

- Ну, я пойду, - сорвавшимся на хрип голосом сказала девушка, разворачиваясь к выходу.

Илья все еще стоял молча, вросший в пол, глядя на аккуратно уложенные локоны волос, слыша игривое позвякивание браслетов на руке. Внутри все раздирало от противоречий. Словно демон с одного плеча шептал в мыслях, что он может и умеет соблазнять девушек. Что такую милую невинную простушку обольстить и воплотить все сны в реальность – раз плюнуть. Несколько нужных, к месту, фраз, действий, взглядов - и она будет в его постели. Даже сейчас, даже со шрамами.

Но совесть или добрый ангел с другого плеча тут же возмущались и кричали в ухо праведные мысли. Он же изменился, он больше не козел. Он же старше, они же друзья. Она же нежный милый эльф, он же чудовище. Она так искренне добра с ним, он не должен пользоваться ситуацией. Он не должен думать о ней, и тем более мечтать ее раздеть. Илья бы еще так и простоял пару часов в ступоре, как вдруг услышал крик из прихожей, что с ним прощаются, и звук открывающейся входной двери.

Не договорившись со своими тараканами в голове, Илья мгновенно оказался в прихожей, останавливая Кристину. Девушка опешила, когда ее настойчиво отодвинули и закрыли перед носом дверь, не пуская наружу.

- Поздно уже, и холодно, - заметил Илья. – Я отвезу тебя на день рождения.

- Спасибо, - вдруг просветлела девушка, - но не нужно, - сразу же добавила. – Ехать не так близко, завтра тебе на работу. Отдыхай лучше, я на такси поеду, - улыбнулась Кристина.

- Нет, - серые глаза парня заполнились холодной душной тьмой.

Девушке стало жутко от этого «нет». В голосе Ильи почудилось что-то страшное.

- Ты не поедешь на такси, - фраза прозвучала, как приказ.

Кристина раньше видела гнев Ильи, часто слышала, как он орал на Антоху, но никогда не чувствовала себя загнанной в угол. Он стоял перед ней в полутемной прихожей, нависая скалой. Шрамы и серые глаза в полумраке добавляли какого-то безумия. Словно в первую встречу, смотрел диким взглядом, и Крис не понимала, что у него на уме.

- Извини, - неожиданно Илья облокотился на стену, задевая выключатель. Свет в прихожей стал ярче. Страшная магия исчезла, тьма в его глазах - тоже, - я просто имел ввиду, что выпало много снега. Дороги ужасные, на такси ехать страшно. Да они через раз на летней резине ездят... Я сам тебя отвезу, мне не сложно. Проветрюсь, - деланно беззаботно оправдывался парень.

Илья понял, что напугал ее. Боковым зрением он посмотрел в зеркало. Квазимодо! Лена была права. Голова остыла от ненужных мыслей. Он никогда не позволит себе лишнего по отношению к ней. Он ей не пара, и уж точно не конченный козел, чтобы разводить на секс. Никогда.

***

- Тебя забрать или… ты с ночевкой? – Илья хмыкнул, припарковываясь в старом московском дворе где-то на окраине.

- Конечно, без ночевки! – возмутилась девушка, но тут же улыбнулась. – Мы с Ирой живем недалеко друг от друга, потом вместе поедем на такси.

Быстрее чем он успел ответить, Кристина выскочила из машины. В спешке, она не сразу захлопнула дверь до конца и услышала тихие слова Ильи.

- Дьявольски красивая в этом платье.

Сказал тихо и не глядя на нее. Не уверенная, что эти слова предназначались для ее ушей, Кристина замерла, покраснела, а потом почему-то очень громко хлопнула дверью машины и побежала в сторону подъезда. Сердце ее выдавало радостные кульбиты, а в голове, как на повторе, звучал негромкий голос.

Илья вздрогнул от хлопка двери и сорвался с места.

- Услышала?

ficbook.net

Виноват кофе — ориджинал

Илья проснулся резко, вырываясь из сна. На часах было три ночи, он уснул всего на десять минут. И за эти десять минут ему приснился кошмар. Опять авария. Парень хмуро откинул одеяло и пошел на кухню. Открыл шкаф, наощупь нашел тот самый пузырек. Молодой человек закурил в вытяжку и потеребил пальцами заветную склянку. Довольно мощное немецкое снотворное, которым он баловался когда-то давно. Илья не хотел его пить, оно вызывало привыкание, с ним нежелательно было садиться за руль, и вообще… 

Не хотелось думать. Илья просто выпил его. Либо он поспит, либо сдохнет в кабинете у Алексея завтра. И в этом снотворном есть огромный плюс. Оно вырубает почти сразу. И не придется думать о Кристине, аварии, работе и прочем. Можно просто спать. 

*** 

Илья позвонил Кристине на следующий день сначала один раз, потом на обеде второй раз, потом его стало немного бесить, что она не желает его выслушать, но он упорно позвонил еще три раза вечером после работы. А она не брала трубку. Илья уже собирался написать ей гневное сообщение, что кто еще из них двоих больший динамщик, как вдруг уронил телефон на парковке, прямо в мутную жижу грязи из талого снега. 

Илья молча погипнотизировал разбитый грязный телефон, а затем схватил его и швырнул еще раз об асфальт со всей силы. Злость стала переполнять все тело. К черту все! 

Парень схватил ошметки техники, вытащил симку, быстро прыгнул в машину и вдавил педаль газа в пол. 

Илья ехал долго, молча, не включая радио или свою музыку, просто ехал и курил. Он давно выехал за пределы Москвы, но продолжал гнать машину вперед. Единственной мыслью было, что завтра суббота. Эта проклятая неделя закончилась. 

*** 

Антон нашел Илью утром в комнате. Сначала младший даже не поверил своим глазам. Давно он Илью таким не видел, если вообще видел когда-то. Илья уснул на диване с пустой бутылкой виски и открытым пузырьком снотворного в обнимку. Рядом валялись вещи, какие-то порванные журналы и фотографии, пустые пачки из-под сигарет и коробка с новым телефоном.

Однако Тоша никогда не отличался тактом и внимательностью, поэтому просто пихнул старшего брата, желая услышать объяснения происходящему.

— Мой дорогой брат, в своем ли ты уме?! — недовольно вопрошал Антон, тормоша Илью.

— Бля-я-ять, — Илья прорычал еще несколько матерных слов и накрыл лоб пустой бутылкой, пытаясь остудить гудящую голову.

— А ну подъем, пьяница, — не сдавался Тоха, выхватывая бутыль. — Вставай, я сделаю кофе.

Когда кофе был выпит, омлет съеден, а несколько сигарет было скурено, Антон задал свой вопрос в десятый раз, надеясь получить ответ.

— Что с тобой? — в этот раз Тоха был действительно обеспокоен состоянием брата.

Илья всегда был молчалив и неразговорчив, но сейчас он как никогда, напоминал вурдалака. Вурдалака в очень скверном настроении.

Старший брат вздохнул, достал из пачки еще сигарету и вдруг рассказал все события последней недели. Про Катьку, про показ, про Кристину, про их поцелуй, про работу, про повышение — про все, даже про разбитый телефон и то, что Крис его послала.

И чем больше Илья говорил, тем легче ему становилось. Его любимый нелепый братишка неожиданно стал и психологом, и поддержкой, и другом.

Тоха же офигевал с каждой фразой настолько, что в какой-то момент вытащил из рюкзака бутылку джина и налил в два стакана.

— Сейчас же утро субботы, — усмехнулся Илья, беря стакан в руку.

— Ой, просто заткнись, — отмахнулся младший и выпил содержимое своего бокала.

Когда Илья, наконец, договорил, они с Тохой выпили больше половины бутылки, съели остатки колбасы и сыра в холодильнике и были готовы заказать пиццу.

— У меня в чемодане подарочный коньяк есть, — вспомнил Антон и пошел в комнату за продолжением банкета.

— Откуда? — удивился брат.

— Ну, я типа преподу хотел вручить, но мне шепнули знакомые, что он закодирован. Не пропадать же добру, — хихикнул Тоха.

Ближе к вечеру братья уже были пьяные, веселые и объевшиеся пиццей, а проблемы давно отъехали на задний план.

— Подожди, — вдруг, вскочил Антон, — то есть, Катька, та самая супермодель Катька привезла тебе контракт от своего агентства на сотрудничество с французским журналом, а ты его поджег и закурил?

— Ага, — хохотнул Илья, заедая смех пиццей, — но у нее еще есть оригинал.

— Как ты мог отказаться? — вытаращил глаза Антон. — Ты можешь вернуться. Тебе же это нравилось. Ты был лучшим. Ты был на обложках лучших журналов, ты был лицом Diesel!

— Не хочу больше, — пожал плечами Илья, — после аварии, не хочу.

— Это был несчастный случай! — вспыхнул Антон.

— Не важно, до этого было много других случаев. Не особой приятных, — отрезал блондин, вспоминая, какие подставы могут устраивать завистливые конкуренты.

— Хорошо, тогда зачем ты поперся на показ сейчас, если не хочешь возвращаться? И, кстати, в каком журнале ты скоро будешь на обложке? Я хочу его купить.

— Тох, — закатил глаза Илья, — сам не знаю, зачем пошел. Возможно, хотел попрощаться с этой страницей жизни, или убедиться, что мне это больше не нужно, или, не знаю… Просто после аварии, со мной все расторгли контракты и кинули, у меня не было возможности уйти самому. Наверно, я был зол все это время.

— А сейчас? — Антон покачиваясь встал из-за стола и разлил им еще выпить.

— А сейчас я вообще ничего не знаю. Мне нравится моя нынешняя работа, у меня повышение, мне нравится Кристина, и Катька со своим контрактом — последнее, что меня интересует.

— Но интересует?

— Антон, ты слушаешь, или тебя интересует только мода? — раздраженно спросил Илья.

— А просто вижу, что ты все еще мечешься, не зная, что выбрать.

— Я выбрал, — разозлился Илья, — нынешнюю работу и Кристину.

— М-м, — хмыкнул саркастично младший брат, крутя стакан на столе, — поэтому ты пошел не на свидание к ней, а на показ мод, причем четырнадцатого февраля.

— Что? — Илья непонимающе смотрел на Тоху.

— Ты динамил несколько раз девушку, а последней каплей стало то, что не пришел на свидание 14 февраля. И ты все еще удивлен, что она не берет трубку? Илюша, судя по твоему лицу, этот девичий праздник ты не отмечал никогда, но восемнадцатилетняя влюбленная девушка, ждущая тебя в очередной раз, думаю была в ярости, — ехидно продолжал Антон. — Ты недальновидный идиот. И жуткий эгоист. Мой любимый эгоист. Я тебя таким приму, но вот Кристина навряд ли, — Антон был изрядно пьян и порол уже чепуху.

До Ильи вдруг дошло, что он правда космический придурок. Сорвавшись со стула, парень побежал в холодный душ, затем стал быстро одеваться и искать кошелек, вещи, карточки.

— Илюша, ты же не собираешься к ней ехать в таком виде сейчас? — улыбался Антон. — Представляю, если дверь откроют ее родители, а там пьяный небритый мужик с перегаром.

— Я должен все исправить и помириться с ней.

— Или отвалить и не портить ей жизнь, эгоистичный ты придурок, — Антон споткнулся об ковер и свалился на диван.

— Это не тебе решать, кому мне портить жизнь, — Илья накинул куртку и вылетел на улицу.

Но уже через пять минут парня настиг ступор и покинула вся решимость. Он был пьян, он не мог сесть за руль, а в очередной раз звонить другу просить подбросить было стыдно. Такси, метро или пешком? Точно не такси, Илья решил, что так лучше, проветриться и протрезвеет. Кристина живет недалеко. К черту такси.

Он шел уверенно, думая, купить ли букет, или сначала поговорить без всех этих цветочно-плюшевых соплей. Думал, смог бы из-за Кристины поехать на такси и перебороть себя, или это страх выше всего. Думал о словах Антона, размышлял о работе, представлял будущее и думал о многом. Чего он хотел? Кристину, карьеру, признание, удовлетворение своего эго? Что было важнее всего раньше, что было важнее всего сейчас? Даст ли Кристина то, что он ищет подсознательно всю жизнь, или это очередная иллюзия? Возможно Антон прав, и он законченный эгоист и придурок. Но сейчас, маленький светлый эльф и вправду был важнее всего. Он должен был ее увидеть и поговорить.

Знакомая многоэтажка, подъезд, у которого он ждал ее в кино, серые ступеньки, которые он смеясь перепрыгивал после того, как его заставили прятаться в шкафу. Илья поднимался пешком, надеясь немного протрезветь и дать себе лишнее время подумать, что сказать. В голове созрела целая речь, но почему-то тело становилось все пьянее. Возможно, воспоминания предыдущей пьянки с коньяком были свежи в памяти, возможно Тохин коньяк оказался паленым, а возможно, Илья его не переносил, но его начало постигать чувство дежавю.

Когда он красный и запыхавшийся дошел до ее двери, в голове уже был полнейший вакуум, но одна, главная мысль осталось. Сейчас или никогда. Илья позвонил в дверь.

— Прости меня, я люблю тебя! — дыхнул перегаром Илья в открывшуюся дверь.

Лодка жизни сильно качнулась на волнах его пьянства, но, когда он смог сфокусировать зрение, перед ним стояла явно не Кристина.

— Прощаю. Вообще то я замужем, но ради тебя, красавчик, я об этом забуду, — ехидно пропела немного полненькая невысокая женщина в нежно-розовом махровом халате.

Илья почувствовал, как прямо сейчас трезвеет, а его сердце сжимается до размера макового семечка от стыда и ужаса. Перед ним стояла мама Кристины. И в отличие от вечно смущающейся и бледнеющей дочери, у этой тетеньки все было в порядке с юмором и самооценкой.

— Я… Простите, я… — Илья стал блеять буквально так же, как Кристина в их первую встречу. — А Кристины нет дома? — тихо и не уверено.

Не так он представлял знакомство с матерью девушки, которая ему нравилась. Ой, не так. Карма, чтоб ее. За всю жизнь не переживал столько моментов неловкости и стыда, как за несколько месяцев общения с Кристиной.

— А что ты так стушевался? — пропела сладко женщина, у которой был крайне приятный и нежный голос. — И зачем тебе моя дочь? Я старше, опытнее, и, как Карлсон, в самом расцвете лет, — хохотнула она, опираясь на косяк двери.

Илья проклял тот день, когда решил напиться с Тохой. Щеки парня запылали таким жаром, что Преисподняя по сравнению с ними — Южный Полюс.

— Простите, я пойду, — неуклюже пробасил Илья, собираясь совсем не по-мужски сбежать, но Кристинина мама оказалась быстрее.

— А ну стоять, Смирнов, — одной фразой она пригвоздила его к месту, заставив замереть.

У Ильи холодок прошел по спине. Он более внимательно посмотрел на женщину. Другая стрижка, другого цвета волосы, немного поправилась, домашняя одежда, без косметики, но…

— Марина Максимовна? — не уверено спросил парень.

— Илюша, — прослезившись, она обняла парня, забыв про ехидство и подколы, — заходи в дом, — она за руку втянула его в прихожую. — Вася, Вася, иди сюда!

— Что ты орешь? — мужчина вышел из комнаты и обомлел.

Перед ним стоял его любимый и один из самых сложных пациентов. Несколько лет назад в их больницу привезли еле живого парня после аварии. Куча переломов, сотрясение, плечо в фарш, в теле стекла. Потом выяснилось, что парень — знаменитая модель, ехал на такси после закрытой вечеринки. С ними стал гоняться другой таксист. О чем-то поспорили. Такси с парнем на полной скорости врезались в легковую машину. Парень был не пристегнут. Выбил плечом лобовое стекло и вылетел на дорогу. Таксист умер сразу. А парня к ним в больницу.

— Как твое плечо? — тепло спросил мужчина.

Он был его хирургом. Провел дико сложную многочасовую операцию. А потом его жена занималась физиотерапией.

— Василий Дмитриевич, — Илья не разуваясь прошел вперед и просто обнял немолодого мужчину, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.

Он так и не попрощался с ними. Со своими любимыми и лучшими врачами, которые спасли его. Они стояли долго в прихожей. У Ильи молча текли скупые, колючие слезы, а мама Кристины гладила его по спине, как ребенка.

— Пойдем на кухню, расскажешь все.

Илья рассказал. Как его родители забрали его в частный центр реабилитации спортсменов, где его долечивали. Рассказал, что спустя время приходил в больницу и хотел поблагодарить родителей Кристины, но ему сказали, что они уволились и контактов не дали.

— У нас случился конфликт с главврачом, — отмахнулся Вася, — мы потом взяли небольшой отпуск и устроились в другую клинику.

Илья рассказал все про свою жизнь. Он больше не модель, он послушал их совет и не сдался и теперь многого достиг в другой сфере жизни. А потом он рассказал, как познакомился с их дочерью. Без лишних подробностей, но сказал, что она такой же светлый человек, как и родители, и добавил, что накосячил перед ней очень сильно.

— Ты опять облажался, потому что связался с модельным бизнесом? — саркастично спросила Марина. — Илюша пора понять, это не приносит тебе счастья.

Илья улыбнулся. Марина Максимовна часто на него ругалась, а он спорил с ней, когда они занимались терапией. Она была права. Как он мог забыть все ее советы.

— Отлично выглядишь, — вдруг сказал Вася, глядя на Илью, как на пациента. — Кстати, эти шрамы на лице можно подшлифовать, если есть желание. Будет почти незаметно, я могу дать контакт своего знакомого.

Илья улыбнулся снова. Эти люди однажды спасли его. И Кристина оказалась их дочерью. Волшебная семья. Какая-то магия, что он встретил их всех.

— А где Кристина?

— Уехала к подружке ночевать, — пожала плечами мама. — Я уже написала смс, чтоб срочно ехала домой, — подмигнула она.

— Спасибо.

— Илья, а почему от тебя так пахнет алкоголем? Ты не пьяница, я надеюсь? — вдруг спросила женщина.

— Марина, отстань! — закатил глаза ее муж.

— Нет, я обычно не пью, — хмыкнул парень, — может, мне зайти к Кристине завтра? — Илья снова стал нервничать.

— Нет уж дождись. Или ты все-таки предпочитаешь меня? — игриво подмигнула женщина. — Одно слово, милый, и, прощай, Вася.

— О господи, тигрица на пенсии, успокойся, — засмеялся ее муж.

— Спасибо вам, — Илья сжал свою чашку с кофе крепко, словно боясь, что все это сон. Хотелось удержать это ощущение… Счастья?

Он нашел ответ для Катьки. Эти люди, их дочь, его нелепый брат, его новая работа, его новые друзья, его жизнь, его родители — все это дарило счастье. Сейчас. Завтра. Всегда.

ficbook.net

Во всем виноват кофе — фанфик по фэндому «Last Exile»

Он не просто любил кофе. Он его обожал! Этот терпкий аромат обжаренных зерен, горьковатый вкус, оседающий на языке. Он всегда пил только «чистый» кофе, без сахара, сливок и прочих добавок, считая кощунством перебивать утонченный вкус «примесями». Он мог по одному запаху определить сорт, терпкость, интенсивность обжарки зерен… И сейчас он наслаждался, налитым в чашку из белого фарфора, этим напитком богов. Поднеся к лицу, предвкушая, как коснется губами края чашки, как горячий напиток обожжет его губы горьким поцелуем, сейчас… - Винс? Мужчина взглянул на возлюбленную, так и не донеся чашку с кофе до рта. - Да, дорогая? - Я все хотела спросить: а ты что больше любишь, кофе или меня? Чашка чуть не выпала из рук Альцая. Мужчина изумился. В последнее время у Софии возникали подобные странные вопросы. - Конечно тебя, любовь моя! Иначе и быть не может. Девушка оживилась. - Значит, если я скажу тебе «прекрати пить кофе навсегда» ты так и сделаешь? У Винса немного вытянулось лицо. Иногда ему казалось, что Софи специально испытываете на прочность его терпение. Только зачем, не мог он понять. Наверное, это и есть женская логика, бессмысленная и беспощадная. - Ну, а причина? - Считай, что это мой каприз, - девушка улыбнулась и вернулась к чтению. Винс с сожалением посмотрел на чашку с так и не початым кофе и поставил ее на блюдце. «Что-то часто она стала применять эту фразу» - подумал Винс. - К тому же, я прочла недавно, что кофеин поднимает давление и вреден для сердца, -деловито добавила Софи. Мужчина вздохнул. - Твой каприз для меня закон. София тут же оторвалась от книги и, слегка нахмурив тонкие брови, взглянула на мужа. - Вот я тебя не понимаю, Винс. Почему ты так легко сдался? «Началось». Подобные «стычки» происходили все чаще и уже порядком выводили Альцая из себя. Но больше всего его волновало другое: Софи никогда за все время их знакомства не вела себя, как избалованная, капризная дурочка, которая уверенна, что перед ней все должны преклоняться и выполнять малейшую ее прихоть. Почему же в характере его супруги стали проскальзывать тревожные и неприятные черты? Вначале Винсу это казалось забавным, затем вызвало недоумение, теперь стало раздражать,.. а что потом? Скандалы, выяснения отношений? Он этого не хотел, а потому терпел, уверенный, что всему есть свое объяснение. Причем София чаще оставалась сама собой: нежной, тихой, задумчивой, со спокойной улыбкой. - Но ты же сама пожелала…, - попытался оправдаться мужчина. - Мало ли, что я пожелала! - девушка даже слегка топнула ножкой, - Если я пожелаю, чтобы ты выпрыгнул из окна, ты и это тоже сделаешь? - Нет, конечно. Если только это действительно не будет нужно, - поспешно добавил Альцай, видя нарастающее возмущение от таких слов на милом лице, - И я уверен, что ты не попросишь такой жертвы просто так, из прихоти. София изогнула бровь. - Правда? Тогда, я хочу…, - девушка даже вытянула губки трубочкой и коснулась мизинцем подбородка, думая, чего бы пожелать – Хочу… О, хочу дуриан*! - Это что? – осторожно осведомился Винс. Такое название он слышал впервые: звучало как название наркотической травы. - Не знаю, - девушка весело улыбнулась; замешательство супруга ее забавляло - Кажется фрукт какой-то. Говорят, очень вкусный. Хочу его попробовать. - А где же его взять? - Винсент даже оглянулся. Может в комнате скрыт ответ? - Откуда я знаю. Вот ты и найди его. Винсент понял, что кофе допить ему сегодня не удастся. *** Пока капитан «Урбануса» с командой искал загадочный фрукт, он успел проклясть все на свете. Про дуриан никто никогда не слышал. Винсент даже заглянул в Академическую библиотеку, что находилась в Столице, но среди древних манускриптов и свитков не было даже намека на злосчастный фрукт. Да еще София лишила Винсента кофе, конфисковав все его запасы на «Урбанусе», до тех пор, пока он не привезет ей дуриан. Но, как говорится, судьба благоволит смелым и упорным: через довольно продолжительное время их экспедиции улыбнулась удача. «Урбанус» стоял в доке небольшого городка где нашелся старик, рассказавший, что знает, где растет этот фрукт. - И где же? – с сомнением спросил Альцай; он до сих пор не мог поверить в удачу. - Недалеко отсюда находится брошенная деревенька. Правда, туда никто не ходит. - Почему? - Да как вам сказать, - замялся старик, - Гиблое место. Но именно там растет этот фрукт. - Можете показать? - сказал Винс, как бы невзначай крутя между пальцами золотую монетку. Взгляд старика так и прилип к блестящему кругляшу. - За плату, разумеется, - добавил капитан «Урбьануса» и старик согласился. *** Лучше бы он отказался. Когда до места оставалась пара метров, Альцай понял, почему деревню бросили. «Аромат», витавший в воздухе, свалил бы слона, не говоря уже о людях. - Чем это пахнет? – поинтересовался Винсент у аборигена. - Дурианом и пахнет, - ответил старик. Он поступил умнее всех, прихватив с собой повязку на лицо. Правда она не очень спасала от вони. Создавалась ощущение, что где то недалеко находилась овощебаза, на которой все овощи протухли разом. Винс оглянулся на своих спутников. С их лиц можно было эпические картины писать, а точнее, мученические. Кто то заткнул нос платком, кто то пытался задержать дыхание, при этом смешно надув щеки. Сам Альцай как капитан должен был подать пример стойкости, поэтому мужественно терпел вонь. Правда пытался дышать пореже и ртом. Взору присутствующих предстала небольшая деревня, хотя от самой деревни тут мало что осталось: дома давно заросли разнообразной растительностью. Над всем этим запустением возвышались деревья с длинными, ярко зелеными восковыми листьями, а на них росли угрожающего вида шипастые плоды. - Это и есть дуриан? – уточнил Винс у старика. - Да, это он. Именно из-за него жители покинули деревню. Этот чертов фрукт растет только здесь, деревья занимают небольшую территорию. Местные пытались их выкорчевать, но все без толку. - Понятно. Ну, есть добровольцы во имя Отечества и нашей любимой Императрицы совершить подвиг и залезть на дерево за плодами? Добровольцы не спешили вызываться. Винсент вздохнул и стал снимать мундир. Все таки это он своими неосторожными словами втянул команду в семейное пари между ним и Софией. Не, он конечно мог отказаться и никуда не ехать, но Альцай же сам сказал, что любое слово супруги для него – закон. И кто только его за язык тянул? Передав мундир старшему помощнику, Винсент полез на дерево за фруктом. *** - Капитан, вы уверены, что это безопасно? – старший помощник встал поближе к Альцаю, чтобы в случае чего, оказать ему первую помощь. Набив самый нижний трюм плодами, команда «Урбануса» возвращалась домой. - Нет, но я должен попробовать, - и Альцай смело шагнул к шипастому плоду, лежавшему на столе. Взяв нож, Винсент осторожно срезал шипастую кожуру, добравшись до желтоватой мякоти. Отрезал кусочек и, пытаясь не потерять сознание от запаха, направил его в рот. Команда затаила дыхание. Доктор вцепился в аптечку. Винсент закрыл глаза, команда уже мысленно стала готовиться к проводам старого капитана и встрече нового. Но…, вопреки запаху, вкус фрукта, напоминал заварной крем, к которому примешивался вкус экзотических фруктов и сладкой ванили. - Капитан? – как-то жалобно позвал старпом. - Хорош болтать, - Винсент повернулся к испуганным подчинённым и улыбнулся, - Налетайте и попробуйте. Очень вкусно между прочим. Присутствующие переглянулись гадая, а не тронулся ли их начальник умом? Первым решился старпом. Альцай подал ему кусочек мякоти. Тот быстро закинул его себе в рот и зажмурился… А через пару секунд уже вся команда пробовала загадочный фрукт. Ну а к запаху быстро привыкли. - Родина может вами гордиться, - произнес капитан и добавил шепотом, - Императрица будет довольна. Уж я то постараюсь. И только старпом, услышав эти слова (потому что стоял ближе всех к Винсу), мысленно пожалел свою правительницу. *** - Это что? – София стояла в другом конце комнаты, поближе к окну, но отвратительный запах все равно достигал ее ноздрей. - Дуриан, как ты и просила, - Винсенту было уже плевать на запах фрукта – весь экипаж «Урбануса» пропитался этой вонью, пока они везли фрукт Софии, поэтому капитан не обращал на него никакого внимания. Девушка глубоко вздохнула, о чем тут же пожалела. - И его можно есть? – недоверчиво уточнила она, с опаской, издалека рассматривая шипастый плод и зажимая нос ладонью. - Можно. Очень вкусно, между прочим. Ты не волнуйся, у меня целый трюм забит этими плодами, - Альцай поднялся с дивана, очень довольный выражением лица супруги - Ну, ты пока угощайся, а я пойду выпью чашечку кофе. Кстати, ты случайно нигде не прочитала, что зерна кофе лучше всех перебивают любые запахи, - мужчина улыбнулся и направился к двери, оставляя Софи наедине с её «проблемой». - Винсент, вернись! Винсент!!!!! После этого случая девушка стала осторожнее со своими желаниями :).

Дуриан* - Фрукт, знаменитый на весь мир своим запахом, который напоминает запах лука, чеснока и поношенных носков (приблизительно). Но сладкая мякоть плода имеет очень нежную консистенцию, и совсем не соответствует неприятному запаху.

ficbook.net


Смотрите также