Как Ахматова тестировала знакомых с помощью кофе, кошек и поэзии. Кофе ахматова


Как Ахматова тестировала знакомых с помощью кофе, кошек и поэзии

23 июня каждый год, начиная с 1889, отмечают день рождения великой русской поэтессы, успевшей оказаться в когорте самых значимых имен Серебряного века, – Анны Андреевны Ахматовой. В 2016 году празднуется 127-летие со дня ее рождения.

Этой даме мы обязаны не только грандиозным вкладом в русскую культуру, но и особым пониманием того, что значит быть женщиной, а также специфическим юмором, которым она вдоволь потчевала своих друзей. Так, например, существует легенда о том, что у Ахматовой был лично ею изобретенный тест, который помогал ей лучше понять, что за человек перед ней. И завязано было все на напитках, животных и, конечно же, стихах.

Анна Ахматова вообще-то не очень любила кошек, как и прочих животных, но так или иначе, они то и дело появлялись и в ее жизни, и в творчестве. У нее был такой тест: она просила человека выбрать кофе или чай, кошку или собаку и Мандельштама или Пастернака. Сочетание «кофе-кошка-Мандельштам» для нее означало творческого интеллигента себе на уме, а «чай-собака-Пастернак» – человека надежного, но чуток простоватого.

А к какой категории относитесь вы?

Чтобы облегчить вам выбор, мы решили напомнить по одному стихотворению Мандельштама и Пастернака.

Осип Мандельштам

Мастерица виноватых взоров, Маленьких держательница плеч! Усмирен мужской опасный норов, Не звучит утопленница-речь.

Ходят рыбы, рдея плавниками, Раздувая жабры: на, возьми! Их, бесшумно охающих ртами, Полухлебом плоти накорми.

Мы не рыбы красно-золотые, Наш обычай сестринский таков: В теплом теле ребрышки худые И напрасный влажный блеск зрачков.

Маком бровки мечен путь опасный... Что же мне, как янычару, люб Этот крошечный, летуче-красный, Этот жалкий полумесяц губ?..

Не серчай, турчанка дорогая: Я с тобой в глухой мешок зашьюсь, Твои речи тёмные глотая, За тебя кривой воды напьюсь.

Ты, Мария,- гибнущим подмога, Надо смерть предупредить - уснуть. Я стою у твоего порога. Уходи, уйди, еще побудь.

Борис Пастернак

Во всем мне хочется дойти До самой сути. В работе, в поисках пути, В сердечной смуте.

До сущности протекших дней, До их причины, До оснований, до корней, До сердцевины.

Всё время схватывая нить Судеб, событий, Жить, думать, чувствовать, любить, Свершать открытья.

О, если бы я только мог Хотя отчасти, Я написал бы восемь строк О свойствах страсти.

О беззаконьях, о грехах, Бегах, погонях, Нечаянностях впопыхах, Локтях, ладонях.

Я вывел бы ее закон, Ее начало, И повторял ее имен Инициалы.

Я б разбивал стихи, как сад. Всей дрожью жилок Цвели бы липы в них подряд, Гуськом, в затылок.

В стихи б я внес дыханье роз, Дыханье мяты, Луга, осоку, сенокос, Грозы раскаты.

Так некогда Шопен вложил Живое чудо Фольварков, парков, рощ, могил В свои этюды.

Достигнутого торжества Игра и мука - Натянутая тетива Тугого лука.

Кстати, в Москве, на задворках большой Ордынки, где Ахматова любила побродить, можно обнаружить посвященное ей граффити. Точный адрес места: Большая Ордынка, дом 17, в паре домов от музея Талькова. Там в 13 квартире на втором этаже она часто останавливалась в семье писателя Виктора Ардова, отчима актера Алексея Баталова (на фото) и деда актрисы Анны Ардовой. В общей сложности в этом доме она провела времени не меньше, чем в ленинградском «Фонтанном доме».

Давайте еще раз насладимся кусочком ее поэтического вдохновения:

Я научилась просто, мудро жить, Смотреть на небо и молиться Богу, И долго перед вечером бродить, Чтоб утомить ненужную тревогу.

Когда шуршат в овраге лопухи И никнет гроздь рябины желто-красной, Слагаю я веселые стихи О жизни тленной, тленной и прекрасной.

Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь Пушистый кот, мурлыкает умильней.И яркий загорается огонь На башенке озерной лесопильни.

Лишь изредка прорезывает тишь Крик аиста, слетевшего на крышу. И если в дверь мою ты постучишь, Мне кажется, я даже не услышу.

Автор: Евгения Гутникова

Просмотров: (1577)

www.artofcare.ru

Как Ахматова тестировала знакомых с помощью кофе, кошек и поэзии

23 июня каждый год, начиная с 1889, отмечают день рождения великой русской поэтессы, успевшей оказаться в когорте самых значимых имен Серебряного века, – Анны Андреевны Ахматовой. В 2016 году празднуется 127-летие со дня ее рождения.

Этой даме мы обязаны не только грандиозным вкладом в русскую культуру, но и особым пониманием того, что значит быть женщиной, а также специфическим юмором, которым она вдоволь потчевала своих друзей. Так, например, существует легенда о том, что у Ахматовой был лично ею изобретенный тест, который помогал ей лучше понять, что за человек перед ней. И завязано было все на напитках, животных и, конечно же, стихах.

Анна Ахматова вообще-то не очень любила кошек, как и прочих животных, но так или иначе, они то и дело появлялись и в ее жизни, и в творчестве. У нее был такой тест: она просила человека выбрать кофе или чай, кошку или собаку и Мандельштама или Пастернака. Сочетание «кофе-кошка-Мандельштам» для нее означало творческого интеллигента себе на уме, а «чай-собака-Пастернак» – человека надежного, но чуток простоватого.

А к какой категории относитесь вы?

Чтобы облегчить вам выбор, мы решили напомнить по одному стихотворению Мандельштама и Пастернака.

Осип Мандельштам

Мастерица виноватых взоров, Маленьких держательница плеч! Усмирен мужской опасный норов, Не звучит утопленница-речь.

Ходят рыбы, рдея плавниками, Раздувая жабры: на, возьми! Их, бесшумно охающих ртами, Полухлебом плоти накорми.

Мы не рыбы красно-золотые, Наш обычай сестринский таков: В теплом теле ребрышки худые И напрасный влажный блеск зрачков.

Маком бровки мечен путь опасный... Что же мне, как янычару, люб Этот крошечный, летуче-красный, Этот жалкий полумесяц губ?..

Не серчай, турчанка дорогая: Я с тобой в глухой мешок зашьюсь, Твои речи тёмные глотая, За тебя кривой воды напьюсь.

Ты, Мария,- гибнущим подмога, Надо смерть предупредить - уснуть. Я стою у твоего порога. Уходи, уйди, еще побудь.

Борис Пастернак

Во всем мне хочется дойти До самой сути. В работе, в поисках пути, В сердечной смуте.

До сущности протекших дней, До их причины, До оснований, до корней, До сердцевины.

Всё время схватывая нить Судеб, событий, Жить, думать, чувствовать, любить, Свершать открытья.

О, если бы я только мог Хотя отчасти, Я написал бы восемь строк О свойствах страсти.

О беззаконьях, о грехах, Бегах, погонях, Нечаянностях впопыхах, Локтях, ладонях.

Я вывел бы ее закон, Ее начало, И повторял ее имен Инициалы.

Я б разбивал стихи, как сад. Всей дрожью жилок Цвели бы липы в них подряд, Гуськом, в затылок.

В стихи б я внес дыханье роз, Дыханье мяты, Луга, осоку, сенокос, Грозы раскаты.

Так некогда Шопен вложил Живое чудо Фольварков, парков, рощ, могил В свои этюды.

Достигнутого торжества Игра и мука - Натянутая тетива Тугого лука.

Кстати, в Москве, на задворках большой Ордынки, где Ахматова любила побродить, можно обнаружить посвященное ей граффити. Точный адрес места: Большая Ордынка, дом 17, в паре домов от музея Талькова. Там в 13 квартире на втором этаже она часто останавливалась в семье писателя Виктора Ардова, отчима актера Алексея Баталова (на фото) и деда актрисы Анны Ардовой. В общей сложности в этом доме она провела времени не меньше, чем в ленинградском «Фонтанном доме».

Давайте еще раз насладимся кусочком ее поэтического вдохновения:

Я научилась просто, мудро жить, Смотреть на небо и молиться Богу, И долго перед вечером бродить, Чтоб утомить ненужную тревогу.

Когда шуршат в овраге лопухи И никнет гроздь рябины желто-красной, Слагаю я веселые стихи О жизни тленной, тленной и прекрасной.

Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь Пушистый кот, мурлыкает умильней.И яркий загорается огонь На башенке озерной лесопильни.

Лишь изредка прорезывает тишь Крик аиста, слетевшего на крышу. И если в дверь мою ты постучишь, Мне кажется, я даже не услышу.

Автор: Евгения Гутникова

Просмотров: (1576)

www.artofcare.ru

История восьмая. Как Анна Ахматова делила людей

У нее была своя шкала деления: к первой градации относились люди, которые выбирали кофе, кошек и Мандельштама. Ко второй — те, кому по душе были чай, собаки и Пастернак. Ахматова считала, что люди, с любовью относящиеся

А Вы знаете, как Анна Ахматова делила людей? Не просто по признаку «плохой-хороший», и не по тому, что «нравится - не нравится». У нее была своя шкала деления: к первой градации относились люди, которые выбирали кофе, кошек и Мандельштама. Ко второй — те, кому по душе были чай, собаки и Пастернак. Ахматова считала, что люди, с любовью относящиеся к кофе и иже с ним — изысканны, довольно утончены, но немного безнравственны. А те, кто выбирал чай — надежные, основательные, но немного простоваты. Тест вполне в духе уважаемой Анны Андреевны…

Просмотров: 1766

Другие статьи:
История восьмая. Как Анна Ахматова делила людей

У нее была своя шкала деления: к первой градации относились люди, которые выбирали кофе, кошек и Мандельштама. Ко второй — те, кому по душе были чай, собаки и Пастернак. Ахматова считала, что люди, с любовью относящиеся

История седьмая. Как Ольга Кабо узнала, что станет мамой

Но однажды, сварив себе чашечку прекрасного кофе и посыпав его ароматной корицей, актриса пришла к выводу, что не только не хочет выпить его, но и даже смотреть на него не хочет. Это было настолько не свойственно Ольге, что она решила, что заболела. Но...

История шестая. Как Эштон Катчер признался в любви... к кофе

В бытность своей жизни с Деми Мур актер записал видео, на котором публично признавался в любви к кофе! Песню об этом прекрасном напитке он исполнил вместе с дочерью Деми Мур Скаут. Уметь выразить так свою любовь к прекрасному напитку — это надо уметь!

История пятая. Как Люк Бессон стал знаменитостью, угостив кофе Жана Рено

Когда-то их первая встреча состоялось в кофейне, где Люка Бессона допустили самому сварить по чашке кофе. Жаку Рено до того понравился сваренный напиток, что он согласился сыграть в короткометражной ленте никому не известного режиссера за смехотворную сумму в 200 долларов, но с одним условием: Бессон должен был каждый день готовить для актера кофе.

История четвертая — звездная, или коммерческо-благотворительная…

В одной из своих благотворительных поездок в Эфиопию Хью Джекман познакомился с фермером Дукале, который занимался выращиванием кофе. Его фермерское хозяйство не могло похвастать своей прибыльностью, Дукале еле сводил концы с концами. Джекман был поражен тем, как совершенно два разных человека, как он и фермер из Эфиопии, оказались похожи. Оба они делали все возможное, чтобы их семьи не голодали и не нуждались ни в чем. Проведя один день вместе с Дукале на его плантациях, Джекман вынес один очень важный урок - в мире нет места одиночкам. И чтобы процветать, надо помогать другим. Но, по приезде в Америку, он не сумел найти

История третья. Кофе и круассаны от Одри Хепберн

«…Когда мы взяли в аренду помещение под новый магазин, то оказалось, что ближайшие соседи — это мини-пекарня, где продают свежайшую горячую выпечку. Но не только круассаны и булочки с абрикосовым джемом заманивают своим ароматом всю округу, возле нашего магазина установлен кофейный автомат с хорошим итальянским кофе. А дальше начались чудеса женского маркетинга.

История вторая. О шведском короле Густаве III

Коли эксперимент медицинский, то за братьями внимательно следили два профессора, которые о малейших изменениях состояния здоровья испытуемых тут же докладывали королю. Результаты оказались, мягко говоря, неожиданными: сначала покинули бренный мир оба профессора, затем и достопочтимый король почил в бозе. Далее, в возрасте 83 лет, близнец, пивший чай!

История первая. Кофейная история Мерлин Монро

История первая

«О боже!», — воскликнул он, — «Это же Вы? Вашу улыбку я узнаю среди миллионов других!» Скромный бармен не мог поверить, что такое захолустье посетила Женщина Его Мечты. — Мэрилин Монро. «Какой Вы любите кофе? Я сварю Вам лично из лучших колумбийских зерен».

xn--80aapgmdbughp2bjjx2mg.xn--p1ai

Игорь Дыченко: "Ахматова предложила мне кофе. Я хлебнул — и слезы брызнули из глаз: кипяток и...

Известный киевский искусствовед и художник рассказал «ФАКТАМ» о своем необычном хобби, которому посвятил уже 40 лет

В коллекции киевского искусствоведа Игоря Дыченко есть автографы Иосифа Сталина и Пабло Пикассо, Анны Ахматовой и Сальвадора Дали, Лили Брик и Ивана Козловского… Со многими из этих знаменитостей Игорю Сергеевичу доводилось общаться лично! Всего же в коллекции Игоря Дыченко около тысячи редких автографов…

«Первым расписался в моем блокноте легендарный полярник Папанин»

— Первый автограф я получил, еще когда учился в пятом классе, — говорит владелец самой большой в Украине коллекции автографов Игорь Дыченко. — К нам, киевским школьникам, приехал на встречу легендарный полярник Иван Папанин. Это был человек невысокого роста, очень скромно одетый. С энтузиазмом Иван Дмитриевич рассказывал нам, пятиклассникам, об экспедиции на Северный полюс, о дрейфующей станции… Но вдруг прозвенел звонок, и всех ребят из зала как ветром сдуло. И известный исследователь Севера остался в школьной аудитории в гордом одиночестве! Чтобы как-то смягчить конфуз, я и протянул ему блокнотик с просьбой оставить в нем свой автограф.

— В ту пору вы, наверное, даже не предполагали, что коллекционирование автографов станет делом вашей жизни?

— Нет, конечно. Я никогда не охотился за знаменитостями. И второй в своей жизни автограф получил в пятнадцать лет от Анны Ахматовой благодаря случаю. Дело в том, что как-то гостила у наших соседей родственница Анны Андреевны. На каникулы я поехал в Ленинград к знакомым, и меня попросили передать Анне Ахматовой посылочку. Это было в июле 1962 года — почти полвека назад!

Удивительная встреча! Заброшенная литфондовская дача в Комарово. В темной комнате — силуэт пожилой женщины, что-то пишущей за столом. Это была 73-летняя Анна Ахматова, совсем не похожая на ту, которую я знал по ее ранним портретам. На великой Ахматовой было темно-синее свободное платье вроде тоги, теплые домашние тапочки. Я запомнил ее серебряный перстень с черным овальным агатом — очень старый, потускневший от времени. Помню, пальцы у Анны Андреевны были пухлые, совсем не такие, как на портретах…

— Чем она вас угощала?

— Кофе. Этот напиток я тогда попробовал впервые в жизни. Хлебнул — и слезы брызнули из глаз: кипяток и горечь страшная! Кофе был без сахара. Именно такой Ахматова любила, хотя и нельзя ей было пить этот напиток, она ведь была сердечница. Анна Андреевна читала мне свою знаменитую «Поэму без героя». В тот день я был единственным слушателем этого произведения.

На прощание Анна Андреевна подарила мне сонет с автографом. Правда, когда мы встретились в следующий раз, она сказала: «Игорь, порвите тот сонет. Я сделала его новую редакцию». Я возразил: «Поздно — я уже выучил его наизусть!» И, конечно же, уничтожить его моя рука не поднялась. Больше скажу: даже ручку сохранил, которой Анна Андреевна начертала для меня автограф! Хотя… писать она предпочитала карандашом.

Знакомство с Ахматовой, в гостях у которой Игорь Сергеевич бывал неоднократно, стало в его судьбе знаковым. Анна Андреевна познакомила его с переводчиком Гербертом Маршаллом, а тот — с Лилей Брик, любимой женщиной Владимира Маяковского. Женщиной-легендой, слухи и сплетни вокруг имени которой не утихают по сей день.

— Экстравагантная и капризная «малютка» с ярко-рыжими волосами, Лиля Брик всегда ходила в черном брючном костюме: летом — в шелковом, в холодное время — в шерстяном, — продолжает Игорь Дыченко. — Приезжая в Москву по издательским делам, я обычно звонил ей прямо с вокзала. «Немедленно ко мне!» — говорила она командным голосом. Но «немедленно» означало часа через три, не раньше.

«До конца дней Лиля Брик носила на цепочке кольцо — подарок Маяковского с надписью: «Люблю. Люблю. Люблю»

— Гостей Лиля Брик любила встречать при полном параде, — вспоминает Игорь Дыченко.  — Ей было уже около восьмидесяти. Безбровая, брови рисовала и ошибалась настолько, что одна бровь даже примерно не «согласовывалась» с другой. Ее муж Василий Катанян открывал дверь, а Лиля Юрьевна, словно комета Галлея, мокрая, с рыжими растрепанными волосами, мчалась мимо гостя, чтобы через минуту появиться в гостиной во всей красе. Никогда ничего не готовила! Обычно на столе были сыры, купленные в валютном магазине «Березка». Очень изысканные сыры!

Автографов Лили Брик у меня несколько. Есть фото, где в центре Лиля, а с двух сторон — Осип Брик и Владимир Маяковский. Лиля надписала: «Игорю на память о нас». Но самый ценный автограф Лиля Юрьевна оставила на книге Маяковского «Лирика». Он подарил ей эту книгу с посвящением, а Лиля на его глазах… бросила книгу в реку. Случайно я купил в букинистическом магазине сборник стихов из этого тиража. Книга была без обложки. Я сделал переплет из кусочка простыни, принес Лиле. Прямо на обложке она воспроизвела посвящение Маяковского:

«Прости меня, Лиленька, милая,За бедность словесного мирика.Книга должна бы называться «Лиленька» —А называется «Лирика».

Кстати, до конца своих дней на золотой цепочке на шее Лиля Брик носила два золотых кольца. Одно ей подарил Маяковский — оно было с выгравированной надписью «Люблю. Люблю. Люблю». Другое — ее подарок ему — с монограммой.

— Игорь Сергеевич, сколько сегодня стоят автографы Ахматовой и Брик? Наверняка сумасшедшие деньги…

— Не знаю. Меня это не интересует!

— В мире ведь существуют даже специализированные аукционы автографов! Я читала, что фото группы «Битлз» с автографами всех ее участников сегодня стоит порядка 200 тысяч долларов. А автограф Гая Юлия Цезаря несколько лет назад был продан на одном из аукционов за 23 миллиона долларов!

— В европейских столицах несколько раз я обнаруживал даже специализированные магазины, где продают автографы. Например, в Париже можно было за 200 долларов купить рукописную страницу Тургенева, в Осло — письмо Джека Лондона за 800 долларов. Но покупаю я крайне редко. И знаете почему? Доказать подлинность автографа не так-то просто. Только получая дарственную надпись лично, вы можете быть уверены, что этот автограф не подделка. Сомнительные вещи никогда не переступят порог моей коллекции!

— С покупкой ясно. А если вас попросят продать какой-то автограф за большие деньги?

— Нет таких денег, за которые я бы стал продавать! Расскажу вам случай. Несколько лет назад звонят мне из США, из Нью-Джерси. «Я хочу иметь что-то из вашей коллекции», — говорит незнакомец. «Что именно?» — «Все равно… «Я ему ответил, что продавать не стану ни за какие деньги. Он же предлагает обмен — автографы Гитлера, Гиммлера, Геббельса… «Хотите, отдам кофейный сервиз с личной яхты Джона Кеннеди?» — вдруг выдвигает он последний аргумент. Я отказался.

— Трудно понять вас, Игорь Сергеевич. Большинство коллекционеров рассматривают коллекционирование как лучший способ получить дивиденды…

— Для меня коллекционирование имеет другой смысл — показать народу собранные мною раритеты. Ведь это же невероятно: человека давно нет, а ты смотришь на буквы, которые он выводил полвека назад, и по ним воспроизводишь его образ, характер, настроение!.. Жаль только, что пока у нас в Киеве нет музея частных коллекций, где можно было бы экспонировать такие раритеты. Именно поэтому практически вся моя коллекция передана на хранение в Музей истории Киева и покоится пока в фондах.

— Какие автографы в коллекции, с вашей точки зрения, самые интересные?

— У меня есть автограф Пабло Пикассо на его фотографии — он часто раздавал автографы гостям из СССР, и это один из них. А есть автограф «от Пикассо», который в шутку начертал известный писатель, киевлянин Виктор Некрасов на фоне нарисованного им античного храма. Автограф Сталина в моей коллекции, если не ошибаюсь, — единственный сохранившийся в Украине! Иосиф Виссарионович дал его в 1936 году Владимиру Иоришу — композитору и дирижеру Киевского оперного театра. Автограф выполнен красным карандашом на лицевой стороне фотографии «вождя всех времен и народов». На фото стоит печать ВЦИК!

— Как этот раритет оказался у вас?

— Случайно. Зная о моем хобби, мне позвонил директор одного из букинистических магазинов… Есть, к счастью, дома, где каждый клочок бумаги и лоскуток чтут как историю… Помню, Лидия Петровна Тычина, вдова знаменитого украинского поэта, рассказывала: когда муж брился, промокал пену бумажечками. А на этих обрывках оставались его поэтические наброски! Лидия Петровна очищала их, сушила и сумела сохранить.

— Получить какой автограф было для вас как для коллекционера настоящим счастьем?

— Автограф Сержа Лифаря я купил в Париже. В этот день лил дождь. Я закутал раритет, чтобы не испортить, и шел по улице на таком подъеме, что не замечал непогоды. Даже захотелось выпить винца от счастья! Забыв, что я во Франции, а не на родине, подошел к пожилому прохожему и на русском языке поинтересовался: «Не могли бы вы подсказать, где здесь можно купить бутылку вина?» Он вдруг ответил с одесским акцентом: «Молодой человек, вы лучше скажите, где здесь нельзя купить бутылку вина!» Такое вот оно, счастье коллекционера! (улыбается).

fakty.ua


Смотрите также