Ваш браузер не поддерживается. Кофе и поцелуй


кофейный поцелуй. — фанфик по фэндому «Очевидец (Свидетели)»

I wish I could paint our loveЯ хотел бы нарисовать нашу любовь:These moments and vibrant huesЭти мгновения и яркие цвета.Wordplay turns into gun playИгра слов превращается в перепалку,And gun play turns into pillow talkА перепалка превращается в постельный разговор,And pillow talk turns into sweet dreamsА постельный разговор превращается в сладкие сны.Sweet dreams turns into coffee in the morningСладкие сны превращаются в утренний кофе.

      Филипп — домосед и книжный червь. А еще он любит кофе и долгие разговоры.Лукас бывает дома только ночью и рано утром, потому что он единственный, кто зарабатывает в этой квартире. Иногда он хочет забросить работу и остаться с Филиппом. Говорить с ним, слушать как он читает ему, пить кофе… Но понимает, что если он не будет работать, жить они нормально не смогут.      Хоть бариста зарабатывает не много, но на жизнь вполне хватает. Так что, ни Лукас, ни Филипп не жалуются.«Главное, что на оплату жилья и на необходимые вещи хватает», — всегда твердит Филипп.      Лукас иногда приносит кофе с работы и это не может не радовать Филиппа. Ему иногда даже кажется, что Фил любит кофе больше, чем его. Поэтому, не упуская момента он шутит: «Уйдешь скоро от меня к кофе». А Филипп лишь смеется и отвечает: «Только если к твоему».      А потом они еще долго обнимаются и говорят обо всем на свете.

Coffee in the morningУтренний кофе…I don’t wanna wake youЯ не хочу будить тебя.I just wanna watch you sleepЯ хочу смотреть на тебя спящего.It’s the smell of your hairЗапах твоих волос,And it’s the way that we feelНаши чувства —I’ve never felt comfortable like thisМне никогда еще не было так хорошо.

      Утром Лукас снова бегает по квартире в поисках нужных вещей. Иногда он похож на девушку, потому что выбирает себе одежду около часа. Хотя на работе все равно надевает фартук. И Филипп никогда не понимал его в этом плане, но лишь терпеливо наблюдал за ним.      — Сваришь кофе? — произносит брюнет, усаживаясь на стул.      — Я опаздываю на работу, — Лукас проговаривает это на выдохе, застегивая последнюю пуговицу на рубашке.      — Значит не сваришь? — огорченно спрашивает Ши, опуская голову на руку.      — Значит опоздаю, — улыбается Лукас. И в такие моменты Фил влюбляется в Лукаса еще сильнее.

Peach colored skies we feel the sunriseОблака персикового цвета, мы чувствуем восход,Two lost angels discover salvationДва падших ангела обретают спасение.Don't you wish we could run away now?Тебе не хочется взять и убежать?Yes, let'sДа, давай!

      Вечером Филипп сидит на кухне в очках (потому что, на самом деле, зрение у него не ахти), читает «Дом странных детей» и попивает любимый кофе.      В книге много интересных старых фотографий, что неимоверно радует Филиппа. Уж слишком он любит все это.Фотографии, фотоаппараты, книги про фото и прочее — его любовь (после Лукаса и кофе, конечно).      Он настолько погружен в книгу, что даже не услышал, как открылась дверь, оповещая о том, что Лукас вернулся домой.      — Фил? — раздается на всю квартиру голос Валденбэка. Он разувается, снимает с себя куртку и идет на кухню, уже зная, почему его возлюбленный так тих.      Он подходит со спины и обнимает Ши, утыкается носом в шею и шепчет:      — Интересно?      — Да, — шепчет Филипп и растягивает губы в улыбке.      Лукас целует брюнета в шею и садится на стул рядом. Брюнет же, улыбается еще шире и берет своего парня за руку, после чего начинает расспрашивать о том, как прошел день.      — Вполне неплохо. Сегодня в кофейню заглянула Роуз, — парень слегка улыбается, — она была со своим парнем. Джордж, кажется. Хотя меня это не особо заботит, — Лукас опускает глаза на руку, которую все еще держит Филипп, — Она сильно изменилась, стала еще красивее и выглядела очень счастливой. Я рад за нее! — блондин улыбается, поглаживая руку Фила большим пальцем.      Филипп тоже расплывается в улыбке, затем отпивает немного кофе.      — Ты не жалеешь, что расстался с ней? — задает вопрос брюнет, не успев сообразить.      — Надеюсь, ты не серьезно сейчас, — Валденбэк хмурится.      — Ой… — Филипп произносит только это и Лукасу почему-то становится смешно.      — Ты очень милый, — произносит он, улыбаясь.      — Не правда! — вскрикивает парень, но все равно улыбается и глаза его светятся от счастья.      — Правда-правда! Честное слово! Очень милый! — блондин хихикает, после того, как произносит это.      Филипп отворачивается и отпивает кофе, который уже давно остыл.      — Эй, — Лукас тянет своего парня на себя, от чего тот, как кукла, падает ему на грудь. Со стороны это, наверное, выглядит странно, но какая разница? — Ты же знаешь, что я люблю тебя, да?      — Не знаю, — шепчет Филипп. Лукас прекрасно понимает, что тот всего лишь дразнится.      — Ну так, узнай, — говорит блондин тихо, после чего накрывает губы брюнета своими. На губах Филиппа остался кофе, да и выпил он слишком много, поэтому поцелуй мгновенно становится со вкусом кофе. Их языки сплетаются между собой, танцуя какой-то неизвестный танец.      Самый лучший поцелуй. Самый вкусный поцелуй.      — Кофейные поцелуи это вкусно, — шепчет Ши прямо в губы Лукаса и продолжает поцелуй.

We talk street art and sarcasmМы обсуждаем стрит-арт и сарказм,Crass humor and high fashionПошлые шутки и высокую моду.Peach color, moon glistens, the plot thickensПерсиковый закат, сияние луны, интрига закручивается,As we laugh over shotguns and tongue kissesА мы смеёмся над стволами и поцелуями с языком.Bubble bath, Truth or Dare, and Would You RatherПена для ванны, «Скажи или покажи», «Что бы вы сделали…»A cold flame, the thrill of no shameХолодное пламя, возбуждающее бесстыдство,Drugs, sex and polaroidsНаркотики, секс и снимки на «Полароид».

ficbook.net

Сладкий кофе и поцелуи в щёку — фанфик по фэндому «Первый мститель»

Этот парень был Катастрофой с большой буквы. Всегда. Т’Чалла никогда не видел никого неряшливее и взъерошеннее. О да, он сам отучился в университете, и прекрасно знает, что это то еще испытание. Этот парень тоже был студентом, ведь большую часть времени он заваливался в кофейню с кипой книг и ноутбуком под мышкой. Его волосы были такой же катастрофой: то собранными в пучок, то растрепанными; он постоянно убирал их за уши, чтобы они не загораживали ему обзор. Он был сущей Катастрофой, но ещё и чертовски милым — одной из самых милых катастроф, заглядывающих в его кофейню.

Он не охотник до болтовни, по крайней мере, с Т’Чаллой, но даже с тем блондинистым парнем, с которым он часто заглядывал в кафе, больше казался слушателем. Но вовсе не это делало его милым. Он убирал за собой. Однажды Т’Чалла заметил, как он убирает чужой столик. Очереди казались нескончаемыми, Т’Чалла тогда, как обычно, работал всю смену один и увидел, как этот человек-катастрофа освободил свой стол от кружек, и, собравшись уходить, остановился у столика, заваленного грязной бумажной посудой. Он долго пялился на него, словно потерявшись в собственных мыслях, а потом собрал всё с него и выбросил, прежде чем взять свои вещи и уйти. Т’Чалла был ему очень признателен в тот день. Люди, которые не убирают за собой, стали настоящим бичом его существования.

Когда начались экзамены, стало только хуже. Т’Чалла мог поклясться, что парень как минимум два раза надевал рубаху задом наперед. Однажды она и вовсе оказалась шиворот-навыворот. Т’Чалла ничего не сказал, но угостил его бесплатным кексом, скрывая свою доброту за выдуманной акцией. Гость настолько выпал из реальности, что лишь улыбнулся устало и поднял кружку в благодарном жесте, прежде чем выползти из-за своего столика.

-**-

Сегодня с ним опять был тот блондинистый. Вот только он не выглядел уставшим, несмотря на экзамены. Они подошли к кассе, блондинистый поймал взъерошенную Катастрофу, когда тот споткнулся, и легко покачал головой.

— Я закажу для нас, Баки, если хочешь присесть, — сказал блондин, хлопнув друга по плечу. Лохмач потряс головой, с трудом моргая и покачиваясь из стороны в сторону.

— Я в норме, Стиви. Мне просто нужно немного кофе, и всё будет пучком, — прорычал он, волочась за Стивом, когда тот подошёл к стойке. Он заказал, как обычно, чёрный кофе для себя, Стива, и ужаснейшую сладкую бурду с четырьмя порциями эспрессо для Катастрофы, по всей видимости, именующегося Баки.

Т’Чалле всегда непросто было не гримасничать, когда Стив делал свой заказ. Это было ужасно. И если быть честным, это случалось уже не в первый раз. Стив выбрал пару кексов, пока они стояли в ожидании, когда Т’Чалла вернулся с напитками.

— Бож, он такой красивый, — выдохнул Баки, глядя на Т’Чаллу, когда тот поставил кексы на стол. Т’Чалла вмиг покраснел, подняв глаза на него. Они смотрели друг на друга, пока Стив не ткнул Баки локтем в бок.

— Эй! Что? — вырвалось у Баки. Он почесал свои ребра и посмотрел на Стива, впервые выглядя по-настоящему бодрым. Стив приподнял свою бровь на Баки, Баки, в свою очередь, перевел глаза со Стива на Т’Чаллу, и обратно.

— Я, что, вслух сказал? — спросил он, и Стив кивнул. Баки вздохнул и опять глянул на Т’Чаллу.

— Прости. Я просто… Мой косяк, — сказал он и протянул испачканную в кляксах руку за кофе и кексом.

— Не парься, — ответил Т’Чалла, протягивая Стиву сдачу и улыбаясь, когда они прошли к своему столику. Он видел, как Стив шлепнул друга по руке, потом прошептал что-то и засмеялся.

— Заткнись, — всё, что сказал Баки, что скорее походило на рык, и глянул, как уходит Т’Чалла, после чего повесил голову, глубоко вздохнув. Его действия не имели права быть такими очаровательными, какими на самом деле являлись. Ведь он просто выглядел таким уставшим и немного хмурым, пока его друг беззлобно над ним смеялся.

Сегодня они не остались надолго, как обычно. Баки привык зависать тут целыми сутками, раскладывая палатку из бумаг и зарываясь в учебники на время работы. Но сегодня они задержались лишь на час и ушли. Баки повернулся, стоя у двери, и посмотрел на Т’Чаллу, неловко махая ему через плечо, когда понял, что на него смотрят.

Т’Чалла улыбнулся про себя и покачал головой, когда Катастрофа споткнулся о порог. Весь день его согревала и успокаивала та глупая случайная реплика Баки, пока мимо него проходили вереницы клиентов. Он вернулся в дом, полный соседок, которые с порога увидели, что что-то с ним не так. Навыки наблюдения его сестёр заметно улучшились после того, как они въехали. Они спрашивали и спрашивали, дразнили его, пока он не рассказал им, что случилось, как парень-катастрофа, по которому он сходит с ума, назвал его красивым. Он возвел очи горе на неугомонных четверых леди и заперся в своей комнате, отстраняясь от их любовных подтруниваний.

-***-

Дождь снаружи вздумал затопить город. Т’Чалла сидел на стойке, скрестив ноги, не ожидая, что кто-то сегодня отважится заглянуть в «Кофейный домик чёрной кошки». Он читал статью на телефоне, когда колокольчик над дверью оповестил о посетителе. Поднял глаза и увидел никого иного, как самого катастрофического парня на планете, который отряхнул свой зонт в приоткрытой двери, а потом вошел внутрь. Парень повернулся и застыл, его глаза оббежали всю кофейню и остановились на Т’Чалле.

— Вы… Вы же работаете? — спросил Баки, разворачиваясь, чтобы глянуть на дверь и ещё раз проверить табличку. Т’Чалла рассмеялся, и Баки обернулся, широко распахнув глаза. Вода стекала с одежды там, где зонтик не смог прикрыть его от дождя.

— Мы работаем. Просто в такой дождливый день ни один нормальный человек из дома не выйдет, — сказал Т’Чалла, спрыгнув со стойки, и взял кружку.

— Ты намекаешь, что я ненормальный? — спросил Баки, пряча улыбку. Т’Чалла медленно кивнул.

— Ага, — обрубил он. Баки засмеялся. Такая маленькая вещь, но кожу Т’Чаллы кольнули невидимые иголки. Он никогда прежде не слышал, как тот смеется. Это был чудесный смех.

— Я возьму, — предложил Баки, пожав плечами, и сделал несколько шагов к стойке.

— Хорошо. Можешь присесть. То же, что и всегда? — спросил Т’Чалла, поймав кивок Баки. Тот пошёл за свой столик.

— Спасибо, — тихо сказал он, вытаскивая свои вещи из сумки, положил их на стол и упал на стул с тяжелым вздохом.

Т’Чалла принес ему его отвратный кофе и шоколадный кекс.

— Твой кофе. Кекс — за счет заведения, — сказал он, улыбаясь ему и ловя ответную улыбку.

— Ещё один бесплатный кекс? — спросил тот, прикусив губу. Т’Чалла сглотнул и кивнул.

— Да. На этот раз — шоколадный. Тебе не особо черничный понравился, — осторожно признался Т’Чалла, давая знать, что он обращал на него гораздо больше внимания, чем было нужно.

— Ага. Я тот ещё сладкоежка, и с шоколадным никогда не прогадаешь, — ответил Баки, рассмеялся и откусил кусочек.

— О да, я заметил. Это весьма очевидно. Ты каждый раз заказываешь тот ужасный кофе, — сказал Т’Чалла, и Баки снова рассмеялся с полным ртом, чуть не подавившись.

— Ты выиграл, — ответил он после того, как проглотил кекс. Т’Чалла попытался спрятать волнующее в груди чувство за слабой улыбкой.

— Оставлю тебя с твоими учебниками. Счастливо, — закончил он и ушел за стойку.

— Спасибо, — поблагодарил его Катастрофа и устроился в кресле поудобнее, пролистывая книгу. Он сделал большой глоток сладкой жижи и принялся за работу. Т’Чалла пытался не следить за ним, как какой-нибудь сталкер. Он скролил экран телефона, то и дело украдкой поглядывая на него, улыбался, когда Баки что-то чиркал в своих записях, прикусив язык между зубами.

Спустя час он заметил, что Баки уснул. Разлегся на столе, подложив руку под голову, так и оставив карандаш в руке — вырубился прям посреди записей.

Т’Чалла не сдержал улыбки, сделал ему ещё один кофе, неспешно подошел к столику, аккуратно поставил кружку рядом и дотронулся до его плеча.

— Фиолетовый — не теплый цвет, — пробормотал тот, резко садясь. Сонно моргнул несколько раз и только потом взглянул на Т’Чаллу. Потёр глаза и уставился на стол.

— О, привет, — сказал он, поднимая глаза и вымученно улыбаясь. Мешки под глазами стали ещё темнее и тяжелее. Баки опять вернулся к запискам и схватил ручку. Т’Чалла нагнулся и забрал её у него, потом принес стул и сел с другой стороны столика.

— Мне это вроде как нужно, — сказал Баки и потянулся за ручкой. Т’Чалла кивнул и убрал её себе за ухо. Баки опустил руку да так и застыл в некотором смятении.

— Что тебе вроде как нужно, так это перерыв, — возразил Т’Чалла. Баки глубоко вздохнул, закидывая руки назад и зевая. Т’Чалла приложил все усилия, чтобы не смотреть на полоску обнажившийся кожи на животе под задравшейся футболкой.

— Ага. Ну да, ты, может быть, и прав, — ответил Баки, рассеянно оттягивая футболку обратно.

— Ты — художник?

Баки выпил кофе и потряс головой.

— Нет. С чего ты взял?

— Кляксы у тебя на руках. Ты говорил о цветах, когда проснулся. Я просто предположил.

— А-а-а, ты об этом, — сказал Баки, рассматривая свои руки. Сегодня черные пятна были не такими яркими.

— Не, это просто масло, смазка и грязь. Я… Эм… Я подрабатываю механиком, когда не учусь. Так я могу платить за учёбу. Так что, да, с искусством я никак не связан. Я имею в виду не то самое высокое искусство. Создавать и чинить машины тоже… можно назвать… искусством. Я… Я так думаю. Но многие люди с этим не согласны. Херню какую-то несу, — он запнулся и улыбнулся Т’Чалле, и тот сделал то же в ответ.

— Я думаю, вполне может быть. То, чем тебе нравится заниматься, ощущается как искусство, — сказал он. Улыбка Баки стала еще шире, его щеки раскраснелись, и он вздохнул, не отводя глаз.

— Не хочешь сходить со мной на свидание? — как и вчера, его голос был едва слышен.

— Ты точно это имеешь в виду? — спросил Т’Чалла, уставившись на свои колени.

— Да. Именно об этом я и прошу. Но это, наверное, хорошо, что ты решил разъяснить ситуацию. Придется подождать до свидания, пока мои экзамены не закончатся, а то я, по всей вероятности, просто усну на тебе, или начну врезаться во всё, но… Эм… Да. Ты хочешь сходить на… На свидание? Со… Со мной? — спросил он, почесывая щетину на лице, кривя лицо своим же словам. Т’Чалла звонко рассмеялся.

— Мне очень нравится эта идея.

— Серьезно? В смысле — круто! И эй, я обещаю, я приведу себя в порядок. У меня есть расческа, честно. Я просто… У меня обычно… времени не хватает между универом и работой. И в большинстве случаев мне абсолютно плевать, что люди обо мне думают, но я, эм… Я оденусь… получше, — медленно произнес он, вздыхая и покачивая головой, словно не был уверен ни в одном произнесенном слове.

— Ну, приятно слышать. Я не очень хорошо тебя знаю, но предполагал, что ты, по крайней мере, расчешешься для свидания, — ответил Т’Чалла, склонив свою голову, и легко рассмеялся.

— Ага. По крайней мере, сделаю это для тебя.

— О нет. Ты не должен делать это для меня. Ты должен сделать это для себя, — сказал Т’Чалла и снова рассмеялся, когда Баки фыркнул.

— Я сделаю это для нас обоих, — заключил Баки, поднялся и принялся сгребать свои учебники в сумку.

 — Но сейчас… я думаю, мне действительно нужен перерыв. Как ты и сказал. Надо домой. Может быть, даже посплю, — закончил он, скидывая последние тетрадки, поднялся и заразительно зевнул. Т’Чалла не удержался и тоже зевнул, чем насмешил Катастрофу.

— Извини, — попросил прощения тот, кивая на раззевавшегося бариста, взял зонт и остановился.

— Все нормально. Ты столько времени на пределе. Зевать — это нормально, когда хочется спать, — ответил Т’Чалла и прошёл к двери, за которой, не переставая, раскатывался гром.

— И не поспоришь. Тебе нравится здесь работать? — спросил Катастрофа, схватившись за дверную ручку. Т’Чалла почувствовал себя немного сбитым столку.

— Нравится. Это кофейня моей семьи, так что у меня особо не было выбора. Но мне повезло. Мне в самом деле нравится здесь. Хоть некоторые дни и могли бы быть лучше, — сказал он, сглотнул и пристально посмотрел на Баки.

— Да, точно. Это… многое объясняет. Я рад, что тебе здесь нравится, — ответил тот, слегка приоткрывая дверь.

— Чуть не забыл, — засиял Т’Чалла. Баки оставил дверь и повернулся к нему. Т’Чалла достал его ручку из-за уха, и когда Баки было потянулся за ней, он обхватил пальцами запястье, задрал рукав и осторожно написал ею свой номер на мягкой коже Баки. Когда закончил, опустил рукав и положил ручку в до сих пор раскрытую ладонь. Баки не мог оторвать взгляда, просто смотрел на свою руку. Т’Чалла тихо рассмеялся и закрыл его ладонь.

— Точно. Спасибо. Я… Эм… Увидимся завтра, — сказал Баки, на этот раз нараспашку открывая входную дверь.

— Увидимся, — ответил Т’Чалла и поднял руку, после чего сделал пару шагов назад, когда Баки вновь вернулся.

— И ещё одно, — добавил он, быстро наклонившись, прижимаясь губами к щеке Т’Чаллы, и отступил.

— Я просто… хотел это сделать. Ладно. Пока! — прозвучало немного безумно, и Баки выскочил под дождь.

— Пока, — прошептал Т’Чалла, кончиками пальцев прикасаясь к щеке, где ещё теплился призрачный поцелуй Баки.

ficbook.net

Новая концептуальная кофейня “Стихи, кофе, поцелуи” — FashionAir

В помещении книжного, на Независимости 19, расположилась новая кофейня с названием ”Стихи, кофе, поцелуи”. Хозяйке кофейни  всего 17 лет, но она точно знала, чего хочет от небольшого пространства.

Интерьер

Мягкие пастельные тона на контрасте с зеленым создают атмосферу уюта. В центре большая деревянная барная стойка с зефирками и печенюшками. Вокруг книги, цветы и открытки дополняют окружение. Сохранившаяся балюстрада под потолком подчеркивает интерьер и концепцию кофейни. А атмосфера пропитана романтикой и поэзией.

Концепция

Разберемся в чем же связь названия и идеи? Начнем со “cтихов» – книги, они везде! Слева, справа, на полке, на стойке и самое главное – на стене! Инсталляция в сочетании книжного полета и лаванды, движение вверх стремительно уносит наш взгляд и напоминает о волшебстве. Гарри Поттер ты ли это? Покажись!

Следующие слово “кофе”. Естественно, искать под обложками книг вдохновение помогут кофейные напитки сорта 100% арабика. Хозяйка посчитала наиболее вкусным и насыщенным именно такой сорт кофе. Почему бы и нет?  Совсем недавно кофейня стала предлагать своим посетителям еще один сорт, и это только начало.

Последнее и самое неожиданное – “поцелуи”. Разобравшись с первыми двумя словами в названии, мы не могли понять, где же поцелуи? То ли бариста-смельчак чмокнет, отдавая заказ, то ли атмосфера для поцелуев. Но нет, получив быстро приготовленный кофе, мы увидели, не поверите, крышечки в виде губ – вот они, поцелуи ! Кофе и поцелуи!

Кофе и сладости

Эспрессо стоит 1,8 рубля, капучино (250 мл) стоит 2,5 рубля, латте (250 мл) – 2,5 рубля, флэт уайт (250 мл) – 3,5 рубля, раф – 3,5 рубля, какао – 3 рубля и чай Basilur (200мл).

Плюс к кофейным напиткам имеются топпинги , маршмеллоу и корица. Мы, как истинные любители классики, не добавляли бонусы, но настоящим фанатам сладкого понравятся дополнения к кофе.

Наш заказ, состоящий из двух больших капучино(400мл) 3,5р и одного Флэт уайта(250мл) 3,5р порадовал. Чем именно? Капучино, был в меру молочный, крепкий по мерам этого напитка, и не был похож на сильно молочный мягкий латте, как это делают некоторые нечестные кофейни, выдавая латте за большой капучино. А разница есть, поверьте! Пенка была хорошо взбита, до нужной консистенции. Температура кофе была приятная и не обожгла рот.

Как известно, латте придуман для любителей молочного кофе, где вкус кофейных зерен приглушен и на первый план выходит вкус молока. Заказанный нами Флэт уайт показал ярко выраженный вкус кофе и после уже вкус молока. Как и положено, на вкус напиток был крепким, несколько горьким. Браво, кофейня попала в негласный список «правильных» кофеен!

Также в кофейне предлагают разные вкусности – овсяное печенье за 1,5 рубля, лавандовое печенье, кексы по 2,5 рубля, зефирки по 0.50 копеек и низкокалорийные батончики по 3р.

Впечатления

В целом помещение небольшое и посадочных мест около 8. Но это совсем не смутило. Можно почитать книгу, взяв ее с огромной полки, или же побеседовать с бариста, как это сделала одна из девушек, ждавшая свой кофе.

Планы на будущее

Мы пообщались с юной владелицей заведения Евой Пекуровой, и вот, что она рассказала нам об открытии своего первого дела: «Открыть кофейню я мечтала еще с детства, но никогда не верила, что мечта обретет реальное воплощение. Заниматься разработкой проекта всерьез я начала в 16 лет. Честно говоря, тогда мне казалось, что это просто: я сделаю ремонт, поставлю кофе-машину, девочку за стойку – и откроюсь. На деле, конечно же, все оказалось гораздо и гораздо сложнее. Но несмотря на сложности, я просто кайфовала от всего процесса от начала и до конца. Очень хотелось все сделать как можно лучше, довести до совершенства».

От Евы мы узнали и о планах на ближайшее будущее кофейни. Как только погода станет достаточно теплой,  небольшая кофейня расширится за счет уличной террасы. Там же, прямо на проспекте, будут проходить вечера поэзии, где можно будет показать свой талант. Или просто провести хорошо вечер с чашечкой кофе и поцелуями.

fashionair.by

Книги, кофе и поцелуи — фанфик по фэндому «EXO

Super Junior – We can.Omega – Mirrors (remix)

Жизнь бежит, не будь же слишком требователен, бери то счастье, которое доступно тебе, и торопись насладиться им. [«Пармская обитель» – Фредерик Стендаль]

      Чунмён был из тех людей, кто за книги готов жизнь продать. Он любил читать до безумия, будь это романтическая история или ужастик, от которого мурашки по коже.      Сейчас современный мир, и книги были заменены новенькими гаджетами в виде телефонов или планшетов, где можно было найти любое произведение, любой жанр. Но Чунмёну нравилось чувствовать страницы кончиками пальцев, вдыхать приятный аромат, исходящий от страниц. Это намного лучше, чем пялиться в экран, и видеть «неживой» текст. А здесь, листая каждую страничку, проводя по ней пальчиками, ты словно чувствуешь текст; и он оживает из-за твоих действий.      Множество книг украшали полки Чунмёна. Там можно было найти множество интересных фантастических историй, детективов и даже романы о любви!       Чтение – любимое занятие Ким Чунмёна, студента литературного факультета. Именно книгам он и хотел посвятить свою жизнь, отдавая всего себя любимому занятию.

***

      После удачной сдачи экзаменов, Чунмён решил поощрить себя очередной книгой. В интернете он отыскал хороший магазинчик, что находился недалеко от дома.      Погода выдалась удачная, поэтому юноша улыбался яркому летнему солнышку и мило зажмуривал глаза, когда солнечные лучи касались лица. Он и не заметил, как врезался в спешащего юношу.

- Прости меня, я задумался, - проронил Чунмён, помогая встать юноше. Он был завораживающе красив. Идеально уложенные каштановые волосы, которые обрамляли лицо, и маленькими прядями спадали на лоб и глаза, чётко очерченные пухлые губы, аккуратный носик и глаза цвета миндаля, – Давай я помогу собрать книги. – Чунмён так засмотрелся на юношу и не заметил, что множество книг валялось около них. - Это ты меня прости, я просто очень спешил, - помимо того, что он идеально выглядит, так ещё и голос великолепный! Кажется, Чунмён сейчас задохнётся от нехватки воздуха.- Как много книг. Откуда? – действительно, вокруг было много книг. Красивые переплёты и названия так и манили, чтобы Чунмён их прочитал или хотя бы мимолётно коснулся, чуть задевая подушечками пальцев.- Я подрабатываю в магазине книг, пока мой отец в отпуске. Это его магазинчик, - Чунмён собрал книги и протянул юноше. – Я могу узнать твоё имя?- Меня зовут Чонин. Ким Чонин, - и юноша переложил стопку книг в одну руку, а вторую протянул для приветствия.- Я Чунмён. Ким Чунмён. И я очень люблю книги, - Чонин передал стопку книг, а сам стал рыться в своём портфеле, который висел на плече.- Если захочешь найти самые свежие новинки, или просто поговорить о книгах, то заходи, - и юноша протянул визитку магазина, где он работал.- <i>«Paradise world»</i>, интересное название. Я загляну как-нибудь.- Прости, но я правда спешу. Обязательно зайди, Ким Чунмён. Я буду ждать, - и юноша забрал стопку книг у Чунмёна, а затем полетел сломя голову.

      Чунмён искренне рассмеялся, а затем повертел визитку в руках. Он обязан заглянуть туда, ведь ему присмотрелась одна книга, которую он видел у Чонина.      И не только в книге было дело. Парень был привлекательный и очень интересный, Чунмён в этом уверен.      И он обязательно заглянет в это «Райское местечко».

***

      Чунмён не спал всю ночь. Ему снился Чонин, который бегал среди полок, пытаясь найти нужную книгу Чунмёну. Но Ким и сам не понимал, какое произведение он хотел почитать. Но наблюдать за заинтересованным Чонином было одно удовольствие.      На часах час ночи. Сна уже ни в одном глазу. Чунмён встаёт из тёплой постели и топает на кухню, где включает кофе-машину. Крепкий кофе без сахара – ещё один смысл в жизни Чунмёна. Ему кажется, что если он не выпьет горький напиток, то наступит что-то масштабное и грандиозное. Он просто боялся упомянуть, что кофе и книги – его слабость, и отказаться от них невозможно.      Мён услышал характерный звук машины о том, что кофе готово. Он взял кружку, даже не чувствуя, что она горячая и шлёпнул к своим излюбленным полкам с книгами. Вытащил книгу с красивым переплётом и прочитал название – «Триумфальная арка» Эриха Ремарка. Он когда-то был заинтересован этим замечательным писателем, а его произведения всегда приносили лишь удовольствие и удовлетворение.      На балконе было тепло, поэтому Чунмён решил почитать там. Хорошая книга перед сном никогда не мешала. Она помогает поставить все мысли на своё место, развеять недуги и просто поднять настроение.      Чунмён так поглотился чтением, что не заметил, как на улице стало светло. Юноша допил уже остывший кофе, и уцепился взглядом за цитату:«Жизнь слишком серьёзная вещь, чтобы кончиться прежде, чем мы перестанем дышать».      Действительно, нужно брать от жизни всё, чтобы потом не жалеть о том, что упустил кого-то или просто не успел сказать нужные слова. Это не понятие цитаты, нет, просто Чунмён хотел убедить себя, что обязан посетить магазин Чонина.      И он просто не может упустить человека, родственную душу, разделяющего его интересы.

***

      Десять часов, а Чунмён уже в боевой готовности. Он долго собирался на встречу к Чонину, даже раз десять побрызгался духами. И уже не раз проверил список литературы, которую обязан найти и прочитать, а также записал пару произведений, которые бы хотел обсудить.      Магазин находился недалеко от дома Чунмёна, всего пару кварталов до него. Мён поправил идеально уложенные волосы и открыл дверь. Колокольчик у двери оповестил продавца о новом покупателе, и Чунмён встретился взглядом с миндальными глазами.

- Ты всё-таки пришёл. Проходи, - Чонин мило улыбнулся и позвал Мёна к столику.

      Интерьер магазина был настолько великолепен, что Чунмён рот открыл от такой красоты. Повсюду было много полок, где хранились книги в красивых переплётах. Каждый стеллаж был посвящён определённому автору, начиная от его биографии и заканчивая критикой.

- У вас очень красиво, - прошептал Чунмён, словно боясь отпугнуть приятную атмосферу, которая витала вокруг.- Интерьер разработала моя старшая сестра, которая учится на дизайнера, а полки с книгами – моя работа. Люблю, когда везде порядок, даже в голове, - ответил Чонин, и засмеялся. – Ты хотел найти какие-то определённые книги?- У меня нет любимого жанра или писателя. Я просто люблю читать, - пролепетал Чунмён, гуляя у стеллажей с книгами, касаясь их кончиками пальцев.- Я тоже очень люблю читать. Как насчёт Джека Лондона? Я поищу пару книг, - ответил Чонин, проходя вглубь магазина, а потом и вовсе теряясь в стеллажах.

      Чунмён приложил ладошку к сильно бьющемуся сердцу, и сглотнул. Какой же он идеальный.      Впервые, Чунмён не обращал внимание на книги, а лишь что-то кивал и вслушивался в хрипловатый голос, а потом и вовсе залипал, когда Чонин улыбался.      Влюбился с первого взгляда?      Такое вообще возможно?

- Вот, я нашёл, - Чунмён даже подпрыгнул от столь внезапного визита. – Прости, не хотел напугать.- Ничего, я просто задумался. Спасибо, я обязательно прочитаю.- Чунмён, а ты не ходишь зайти вечером ко мне? Я бы показал тебе ещё больше интересных книг, которые я прочитал совсем недавно.- А это не слишком? Твоя девушка не будет против? – ну не может быть, чтобы у такого красавчика не было девушки! - У меня нет девушки, Чунмён. Ну так что? Придёшь? – этот голос, эти глаза и губы… они словно просили, чтобы Чунмён прошептал заветное «да».- Хорошо.- Отлично. Я напишу адрес, и вложу его в книгу. Подожди минуточку.      Чунмён остался стоять у стеллажей, рассматривая книги и пытаясь успокоиться. Он позвал его к себе! Юноше запищать хотелось, как маленькой девочке.- Вот, жду тебя вечером.- Я обязательно приду.

***

      Уже наступило время, когда нужно было выходить, а Чунмён бегал ещё в рубашке. Он хотел скоротать время, читая «Сердца трёх»*, и как всегда не уследил за временем. До встречи совсем оставалось совсем немного, благо Чонин живёт рядом со своим магазинчиком, кварталом дальше.      Кое-как уложив волосы и наконец надев рубашку, Чунмён вылетел из квартиры, громко хлопая дверью. Быстро справился с замком и чуть не загремел на лестнице, потому что забыл завязать шнурки на кедах!

- Вот растяпа! – проворчал обладатель кед, и быстро справившись со шнурками, полетел на встречу.

      Дом Чонина был очень красивым. Видно, что здесь без помощи его сестры не обошлось, она ведь дизайнер. Дом украшали красивые арки, где красиво переплетались цветы, создавая приятную атмосферу. Чунмён нажал на звонок, и не заметил, как ворота отворились.      Он прошёл по аллее, не скрывая восторга и шепча «вот это красота». Повсюду были цветы, камни и красивый водопад.

- Нравится? – голос вывел Мёна из транса, и тот закивал. – Моя сестра постаралась.- Она тоже живёт здесь?- Нет, она вышла замуж и уехала заграницу, а мама с отцом перебрались в центр города. Но я не люблю эту суету, поэтому остался здесь, да и магазин недалеко.- Мы чем-то похожи. Я тоже не люблю городскую суету, поэтому квартира у меня на окраине.- Проходи, я сейчас заварю вкуснейший кофе.- Обожаю кофе. И книги.- Я тоже, как бы странно это не звучало.      Пока Чонин колдовал над кофе, Чунмён заприметил полки с книгами. Там было очень много книг, на которых был приклеен номер! Вот это система, даже у заядлого читателя Мёна такого нет! А надо было бы стащить идею!      Чунмён достал красивую книгу, с нежно-голубым переплётом, и глазами пробежался по названию - «Маленький принц». Первая книга, которая захватила не только внутренний мир Чунмёна, но и забрала всё внимание к себе.- Твой кофе, - Чонин протягивает ароматный напиток, который сразу одурманивает юношу. В компании с Чонином – это просто невероятное комбо.- «Маленький принц» ? Читал? – спрашивает Чонин, делая глоток.- Конечно. Именно эта книга и привела меня в мир прекрасного, - Чунмён отправил книгу на своё законное место, под цифрой 88, и сделал глоток кофе. Он был действительно восхитительным! Чувствовалась рука профессионала, который мастерски сумел добиться нужного вкуса и аромата.- Я хочу показать тебе одно место, пошли, - Чонин взял чашку с рук Мёна и поставил на журнальный столик; а затем схватил руку юноши и повёл на третий этаж.      Это был чердак, где стоял камин, полки с книгами и кофе-машина. И большущий балкон, а рядом с ним кожаный диванчик и журнальный столик.- Больше всего времени я провожу здесь. Это что-то вроде любимого места, где чувствуешь себя уютно и словно на своём месте.- Красиво, - Чунмён разглядывал эту милую комнатку, даже не обращая внимания, что Чонин держит его за руку. Всё также крепко, проводя большим пальцем по косточкам и запястью.      И было в этом жесте столько интимного, запретного и… желанного.- Можно? – спросил Чонин, проведя пальчиками по скуле, и чуть захватывая подбородок рукой.- Можно.

      И кажется, плевать на всё, когда горячие и пухлые губы целуют юношу. Плевать на книги, на время, да на всё. Чунмён прижимается чуть ближе, запуская руки в каштановые, и такие мягкие волосы, играясь с ними пальчиками.      А Чонин целует, целует и целует…« Счастливые часов не наблюдают…» **      Чонин стал целовать скулы, плавно переходя на шею. Чунмён издал первый стон, и Чонин это посчитал за зелёный свет. Пуговицы на рубашке Чунмёна, не хотели поддаваться растёгиванию, что очень взбесило Чонина. Чунмён пришёл ему на помощь, помогая в таком нелёгком деле, попутно задевая пальцы младшего. По телу побежали мурашки.      Чонин стал покрывать поцелуями ключицы, кадык , спускаясь всё ниже и останавливаясь у ремня джинсов. Он ловко справился с застёжкой, избавляя от мешающего атрибута одежды. Затем оттягивает резинку трусов, доставая набухший член. Он заглатывает его постепенно, даря невероятное наслаждение. Чунмён готов был кончить прямо здесь и сейчас. Это его первый опыт с парнем, но он и представить себе не мог, что будет так феерично от одного лишь минета. Или от таких умелых и пухлых губ?      Язык вытворял непонятные узоры, а комнату наполнили громкие стоны.

- Чонин, стой… - Чунмён пытался остановить его, но такие умелые губы не хотели останавливаться на начатом. И Чунмён с громким полу рыком кончает, а Чонин облизывает губы, а затем целует вновь, прикусывая и оттягивая нижнюю губы.      Чунмён помогает младшему избавиться от одежды. Младший подхватывает Мёна и несёт на диванчик, который оказался здесь очень кстати.- Я первый у тебя? – спрашивает Нин, а в его глазах плещется что-то томящееся и страстное.- Первый, - шепчет Мён, всё ещё утопая в миндальных глазах.- Надеюсь, что и последний, - шепчет младший, едва касаясь губами шеи.- Можешь не сомневаться в этом.

      Чонин опять покрывает Мёна поцелуями, такими сладкими и манящими, что старший готов был кончить ещё миллионы раз, лишь бы эти губы не останавливались…      Нин аккуратно вводит первый палец и слышит первый крик, и словно извиняясь, целует в кончик носа, а потом и в губы, шепча глупости. Мён расслабляется и не замечает, что на смену первому пальцу приходит второй, а там – и третий. Стоны удовольствия наполняют комнату, а ловкие пальцы творят непередаваемые чудеса и ощущения. Старший сам насаживается на длинные пальчики, чтобы почувствовать ещё больше, ещё и ещё…      Но он издаёт разочарованный стон, когда пальцы Чонина покидают заветное место. И на смену им приходит что-то пульсирующее, большое и горячее. Чонин входит плавно, давая привыкнуть Мёну к ощущениям и размеру. Старший зажмуривается и вскрикивает, но Чонин накрывает губы Мёна своими и терзает их, пытаясь так заглушить боль.      Привыкнув, старший двинул бёдрами, чтобы Чонин продолжал. Нин был нежен. Он входил всё ещё медленно, стараясь доставить ещё больше удовольствия, и не дай Бог! сорваться. Но такой послушный и дико сексуальный Мён сносит крышу, и Чонин срывается. Он вдалбливает хрупкое тело в кожаный диван, оставляя множество синяков на бёдрах.      И Чунмён кричит, срывая голос. Ему безумно нравится. Нравится этот наглый и дикий мальчишка, который обожает кофе, книги и …трахаться.

- Чунмён, посмотри на меня, - шепчет Чонин, делая более медленные и плавные толчки. Старший ловит взглядом миндальные глаза и смотрит, смотрит и утопает в них. Такой Чонин нравится ему больше: раскрепощенный, дикий и сексуальный.- Я люблю тебя, Мён. С первого взгляда полюбил, - всё ещё шепчет Чонин, словно в бреду. А затем кончает.      Он помогает кончить Мёну, надрачивая, а затем падает на Мёна, мимолётно задевая губами плечи.- Ты такой красивый, - вылетает из уст, а Мён поворачивается к Чонину и находит губы, оставляя лёгкий, напоминающий чмок, поцелуй.- Я тоже тебя полюбил с первого взгляда. Ты не отвертишься теперь, Ким Чонин.- И не собирался.

***

      Ещё солнце не успело вступить в свои владения, а юноши сидели на полу, закутавшись в простынь, и попивая кофе. Такой же ароматный и дурманящий.       Чонин крепко обнимает Чунмёна, оставляя на макушке лёгкий поцелуй, от чего старший ещё крепче прижимается к горячему и смуглому телу.

- Кажется, кроме книг и кофе, я полюбил поцелуи. Твои поцелуи, - прошептал Мён.- Не поверишь, но твои губы стали моим наркотиком, - ответил Чонин и завлёк любимого в такой дурманящий поцелуй.

      А рядом лежит открытая книга. И глазами можно отыскать цитату из знаменитого произведения:«Что может решительней прервать магическую сферу одиночества, если не взрыв чувств, их сокрушительная сила, если не стихия, буря, ночь, музыка?... И любовь…» ***

ficbook.net


Смотрите также