Кофе с ограблением (Катарина Ингельман-Сундберг, 2012). Кофе с ограблением


Кофе с ограблением читать онлайн

Кофе с ограблением

Катарина Ингельман-Сунберг

Год издания: 2012

Страниц: 87

Милый, трогательный и уморительно смешной роман шведки Катарины Ингельман-Сундберг имеет огромный успех по всему миру: он издан уже более чем в 20 странах, а суммарный тираж перевалил за миллион экземпляров. И это неудивительно – захватывающие приключения обаятельных старичков-разбойников Марты, Бертиля по прозвищу Грабли, Стины, Оскара по прозвищу Гений и Анны-Греты никого не оставят равнодушным! В доме престарелых, где коротают свой век семидесятидевятилетняя Марта и ее друзья, живется несладко: бюджет сокращают, жадное руководство велит затянуть пояса, а бедным старичкам не дают даже сдобных булочек к кофе, которые они так любят. В один прекрасный день юная душой Марта понимает: даже в тюрьме лучше, чем в этой богадельне! Она подбивает своих друзей совершить преступление – маленькую и безобидную кражу, только чтобы оказаться за решеткой и наконец-то по-человечески отдохнуть на склоне лет. Но герои даже не догадываются, на что они на самом деле способны… Благодаря неугасающему авантюризму и бесконечной энергичности шайка пенсионеров оказывается в центре головокружительной истории, которую еще долго будут вспоминать как «ограбление века».

Стр. 1 из 87

...

Catharina Ingelman-Sundberg

«KAFFE MED RЕN»

Печатается с разрешения Grand Agency, Sweden и литературного агентства Banke, Goumen&Smirnova, Sweden (www.bgs-agency.com).

© Catharina Ingelman-Sundberg, 2012

© Игорь Петров, перевод, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2015

Пожилая дама взялась за ходунки, повесила свою палочку спереди и попыталась придать себе решительный вид. Когда идешь грабить банк, надо выглядеть соответствующе. Она выпрямила спину, надвинула шляпу на лицо и открыла дверь. Затем медленно вошла внутрь, опираясь на свой ролятор марки «Карл-Оскар». До закрытия осталось пять минут, и три посетителя ожидали, когда подойдет их очередь. Ходунки слабо скрипели, хотя она и смазала их оливковым маслом, и все из-за колеса, погнутого при столкновении с тележкой уборщика в доме престарелых. Хотя какое это имело значение в такой день. Главное, в корзину спереди могло войти много денег.

Преступницу звали Мартой Андерсон, она родилась в Сёдермальме семьдесят девять лет назад, была роста выше среднего, крупной, но не толстой и, идя на свое первое дело, предпочла неприметное пальто невнятного цвета, чтобы не привлекать внимания, и устойчивые темные прогулочные туфли на случай, если придется спасаться бегством. Ее жилистые руки скрывала пара поношенных кожаных перчаток, а коротко подстриженные седые волосы – широкополая коричневая шляпа. Весь этот наряд дополняла шаль из флуоресцентной материи на шее, тоже выбранная чисто из практических соображений: любая попытка ее сфотографировать со вспышкой закончилась бы неудачей из-за светоотражающей ткани. Но она служила лишь дополнительной мерой предосторожности, ведь нос и рот грабительницы затенял головной убор.

Маленький банк на Ётгатан выглядел, как все современные учреждения подобного рода. Одна касса, стерильные однотонные стены, отполированный до блеска пол и маленький столик с брошюрами о выгодных кредитах и сведениями о том, как разбогатеть.

Спасибо, господа издатели, подумала Марта. Я знаю совсем другой и гораздо лучший способ! Она села на диван для посетителей и сделала вид, что изучает рекламную информацию о займах и акционерных фондах, но руки отказывались лежать спокойно, выдавая ее волнение. Она незаметно сунула одну из них в карман за своими пастилками, о вреде которых ее постоянно предостерегали врачи, пусть даже стоматологи отзывались о них положительно. Но их название «Рев джунглей» звучало немного по-бунтарски и отчасти соответствовало духу приближающегося события.

Опять же, все не без греха, подумала Марта и подняла глаза на табло, где под аккомпанемент звукового сигнала высветился очередной номер, после чего мужчина лет сорока заспешил к кассе. Он управился быстро, и столь же быстро освободилась последовавшая за ним девушка. Однако потом ее место занял пожилой джентльмен с кипой бумаг и начал копаться в них, что-то бормоча себе под нос. Это добавило беспокойства преступнице-дебютантке. Она не могла находиться в банке слишком долго, поскольку боялась в конце концов невольным взглядом или жестом привлечь к себе внимание. А это не входило в ее планы сейчас, когда ей хотелось выглядеть, как любая другая немолодая дама, посетившая банк с целью снять деньги. Хотя, в принципе, речь шла именно о такой операции, пусть даже кассиршу и удивила бы сумма…

Марта нащупала в кармане пальто вырезку из «Дагенс Индастри» со статьей о том, сколь дорого самим банкам обходятся налеты на них. Заголовок состоял из двух слов: «Это ограбление!» И, честно говоря, как раз они стали для нее источником вдохновения.

Мужчина перед окошком вроде бы заканчивал разбираться со своим делом, и Марта, опершись на ролятор, поднялась и приготовилась вступить в новую фазу своей жизни. До этого дня она была честным человеком и никогда не помышляла о преступной карьере. Все знали, что на нее можно положиться, и даже выбирали старостой в школе. Но разве имелась другая возможность обустроить свою старость? Добыть деньги на нормальную жизнь для себя и остальных? Сейчас от нее зависело, будет ли у нее и ее друзей по хору достойный «третий возраст», и она не могла отступить. Пожилой джентльмен наконец удалился восвояси, и, когда на табло загорелся ее номер, Марта медленно, но с достоинством направилась к кассе, прекрасно осознавая, что в следующее мгновение она основательно подмочит свою репутацию и отчасти поставит крест на добром имени. Но разве существовал другой выход в воровском обществе, которое плохо обращается со своими стариками? Кто-то терпел и сдавался, другие не хотели мириться. Марта принадлежала ко второй категории.

Когда ей осталось пройти лишь несколько метров, она остановилась, внимательно огляделась и только потом шагнула к окошку, положила свою палку на прилавок, дружелюбно кивнула кассирше и протянула ей газетную вырезку.

«Это ограбление!»

Молодая женщина за стеклом прочитала заголовок и подняла глаза на посетительницу.

– Чем я могу вам помочь?

– Три миллиона, быстро! – скомандовала Марта.

Кассирша улыбнулась еще дружелюбнее.

– Вы хотите снять деньги?

– Нет, ВЫ должны принести их мне, СЕЙЧАС!

– Я понимаю, но пенсия еще не пришла. Она выплачивается в середине месяца. Вы же понимаете, мадам.

Марта вышла из себя. Похоже, все могло пойти совсем иначе, чем она задумала. Поэтому стоило отреагировать немедленно. Она схватила свою палку, направила ее в окошко и, насколько позволяло пространство, попыталась погрозить ею непонятливой девице.

– Поторопитесь! Мои три миллиона!

– Но пенсия…

– Делайте, как я сказала. Три миллиона! Положите их на ролятор!

Наконец девушке надоела перепалка со странной посетительницей, она поднялась и привела двух мужчин среднего возраста. Они вежливо улыбались, и один из них, выглядевший как Грегори Пек (или же Гарри Грант), сказал:

– Если у вас проблемы с пенсией, мы все проверим. А сейчас моя коллега уже вызывает такси для вас.

Марта посмотрела через стекло. Там, на заднем плане, девушка подняла трубку телефона.

– Тогда мне придется ограбить вас в другой раз, – констатировала она и быстро вытащила из окошка свою палку и вырезку. Все мило улыбнулись, а потом ее проводили до двери и помогли сесть в машину и даже сложили ходунки.

– Дом престарелых «Диамант», – сказала Марта шоферу и на прощание помахала рукой банковскому персоналу. Потом осторожно вернула в карман газетный заголовок. Все прошло в точности по ее плану. Дама с ролятором способна на многое, непосильное для других, подумала она и сунула руку в карман за новой порцией «Рева джунглей», тихо напевая себе под нос. Для осуществления замысла ей требовалась лишь помощь друзей по хору, тех, с кем она пела вместе и общалась уже более двадцати лет. Но, конечно, не стоило спрашивать напрямую, хотят ли они стать преступниками, нужно было просто привлечь их на свою сторону хитростью. Потом они еще будут благодарить ее за то, что она изменила их жизнь к лучшему, подумала она с полной уверенностью в своей правоте.

ruread.net

Читать онлайн книгу «Кофе с ограблением» бесплатно — Страница 1

Катарина Ингельман-Сундберг

Кофе с ограблением

Catharina Ingelman-Sundberg

«KAFFE MED RЕN»

Печатается с разрешения Grand Agency, Sweden и литературного агентства Banke, Goumen&Smirnova, Sweden (www.bgs-agency.com).

© Catharina Ingelman-Sundberg, 2012

© Игорь Петров, перевод, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2015

Пролог

Пожилая дама взялась за ходунки, повесила свою палочку спереди и попыталась придать себе решительный вид. Когда идешь грабить банк, надо выглядеть соответствующе. Она выпрямила спину, надвинула шляпу на лицо и открыла дверь. Затем медленно вошла внутрь, опираясь на свой ролятор марки «Карл-Оскар». До закрытия осталось пять минут, и три посетителя ожидали, когда подойдет их очередь. Ходунки слабо скрипели, хотя она и смазала их оливковым маслом, и все из-за колеса, погнутого при столкновении с тележкой уборщика в доме престарелых. Хотя какое это имело значение в такой день. Главное, в корзину спереди могло войти много денег.

Преступницу звали Мартой Андерсон, она родилась в Сёдермальме семьдесят девять лет назад, была роста выше среднего, крупной, но не толстой и, идя на свое первое дело, предпочла неприметное пальто невнятного цвета, чтобы не привлекать внимания, и устойчивые темные прогулочные туфли на случай, если придется спасаться бегством. Ее жилистые руки скрывала пара поношенных кожаных перчаток, а коротко подстриженные седые волосы – широкополая коричневая шляпа. Весь этот наряд дополняла шаль из флуоресцентной материи на шее, тоже выбранная чисто из практических соображений: любая попытка ее сфотографировать со вспышкой закончилась бы неудачей из-за светоотражающей ткани. Но она служила лишь дополнительной мерой предосторожности, ведь нос и рот грабительницы затенял головной убор.

Маленький банк на Ётгатан выглядел, как все современные учреждения подобного рода. Одна касса, стерильные однотонные стены, отполированный до блеска пол и маленький столик с брошюрами о выгодных кредитах и сведениями о том, как разбогатеть.

Спасибо, господа издатели, подумала Марта. Я знаю совсем другой и гораздо лучший способ! Она села на диван для посетителей и сделала вид, что изучает рекламную информацию о займах и акционерных фондах, но руки отказывались лежать спокойно, выдавая ее волнение. Она незаметно сунула одну из них в карман за своими пастилками, о вреде которых ее постоянно предостерегали врачи, пусть даже стоматологи отзывались о них положительно. Но их название «Рев джунглей» звучало немного по-бунтарски и отчасти соответствовало духу приближающегося события.

Опять же, все не без греха, подумала Марта и подняла глаза на табло, где под аккомпанемент звукового сигнала высветился очередной номер, после чего мужчина лет сорока заспешил к кассе. Он управился быстро, и столь же быстро освободилась последовавшая за ним девушка. Однако потом ее место занял пожилой джентльмен с кипой бумаг и начал копаться в них, что-то бормоча себе под нос. Это добавило беспокойства преступнице-дебютантке. Она не могла находиться в банке слишком долго, поскольку боялась в конце концов невольным взглядом или жестом привлечь к себе внимание. А это не входило в ее планы сейчас, когда ей хотелось выглядеть, как любая другая немолодая дама, посетившая банк с целью снять деньги. Хотя, в принципе, речь шла именно о такой операции, пусть даже кассиршу и удивила бы сумма…

Марта нащупала в кармане пальто вырезку из «Дагенс Индастри» со статьей о том, сколь дорого самим банкам обходятся налеты на них. Заголовок состоял из двух слов: «Это ограбление!» И, честно говоря, как раз они стали для нее источником вдохновения.

Мужчина перед окошком вроде бы заканчивал разбираться со своим делом, и Марта, опершись на ролятор, поднялась и приготовилась вступить в новую фазу своей жизни. До этого дня она была честным человеком и никогда не помышляла о преступной карьере. Все знали, что на нее можно положиться, и даже выбирали старостой в школе. Но разве имелась другая возможность обустроить свою старость? Добыть деньги на нормальную жизнь для себя и остальных? Сейчас от нее зависело, будет ли у нее и ее друзей по хору достойный «третий возраст», и она не могла отступить. Пожилой джентльмен наконец удалился восвояси, и, когда на табло загорелся ее номер, Марта медленно, но с достоинством направилась к кассе, прекрасно осознавая, что в следующее мгновение она основательно подмочит свою репутацию и отчасти поставит крест на добром имени. Но разве существовал другой выход в воровском обществе, которое плохо обращается со своими стариками? Кто-то терпел и сдавался, другие не хотели мириться. Марта принадлежала ко второй категории.

Когда ей осталось пройти лишь несколько метров, она остановилась, внимательно огляделась и только потом шагнула к окошку, положила свою палку на прилавок, дружелюбно кивнула кассирше и протянула ей газетную вырезку.

«Это ограбление!»

Молодая женщина за стеклом прочитала заголовок и подняла глаза на посетительницу.

– Чем я могу вам помочь?

– Три миллиона, быстро! – скомандовала Марта.

Кассирша улыбнулась еще дружелюбнее.

– Вы хотите снять деньги?

– Нет, ВЫ должны принести их мне, СЕЙЧАС!

– Я понимаю, но пенсия еще не пришла. Она выплачивается в середине месяца. Вы же понимаете, мадам.

Марта вышла из себя. Похоже, все могло пойти совсем иначе, чем она задумала. Поэтому стоило отреагировать немедленно. Она схватила свою палку, направила ее в окошко и, насколько позволяло пространство, попыталась погрозить ею непонятливой девице.

– Поторопитесь! Мои три миллиона!

– Но пенсия…

– Делайте, как я сказала. Три миллиона! Положите их на ролятор!

Наконец девушке надоела перепалка со странной посетительницей, она поднялась и привела двух мужчин среднего возраста. Они вежливо улыбались, и один из них, выглядевший как Грегори Пек (или же Гарри Грант), сказал:

– Если у вас проблемы с пенсией, мы все проверим. А сейчас моя коллега уже вызывает такси для вас.

Марта посмотрела через стекло. Там, на заднем плане, девушка подняла трубку телефона.

– Тогда мне придется ограбить вас в другой раз, – констатировала она и быстро вытащила из окошка свою палку и вырезку. Все мило улыбнулись, а потом ее проводили до двери и помогли сесть в машину и даже сложили ходунки.

– Дом престарелых «Диамант», – сказала Марта шоферу и на прощание помахала рукой банковскому персоналу. Потом осторожно вернула в карман газетный заголовок. Все прошло в точности по ее плану. Дама с ролятором способна на многое, непосильное для других, подумала она и сунула руку в карман за новой порцией «Рева джунглей», тихо напевая себе под нос. Для осуществления замысла ей требовалась лишь помощь друзей по хору, тех, с кем она пела вместе и общалась уже более двадцати лет. Но, конечно, не стоило спрашивать напрямую, хотят ли они стать преступниками, нужно было просто привлечь их на свою сторону хитростью. Потом они еще будут благодарить ее за то, что она изменила их жизнь к лучшему, подумала она с полной уверенностью в своей правоте.

Марту разбудило жужжание где-то вдалеке и последовавшее за ним звяканье. Она открыла глаза и попыталась понять, где находится. Естественно, у себя в богадельне. И это, конечно, Бертиль Энгстрём по прозвищу Грабли встал заморить червячка среди ночи. Чаще всего он ставил еду в микроволновку и забывал про нее. Марта поднялась и с помощью ролятора вышла в кухню. Ворча себе под нос, достала пластиковую упаковку макарон в томатном соусе с фрикадельками и с завистью посмотрела на дом на другой стороне улицы.

Несколько зажженных лампочек светились в ночи. Там наверняка осталась домашняя кухня, подумала она. Раньше у них тоже была своя, но, заботясь о собственном кармане, новые владельцы старались экономить на всем. До того как фирма «Диамант» прибрала дом престарелых к рукам, завтрак, обед и ужин были самыми ожидаемыми событиями каждого дня, и аромат вкуснейших блюд проникал в каждую комнату, разжигая аппетит. А сейчас?

Марта зевнула и наклонилась к мойке. Нет, почти все стало хуже, и до такой степени, что она часто в своих мечтах видела себя где-то совсем в другом месте. А какой чудесный сон ей приснился… У нее осталось ощущение, словно она побывала в банке по-настоящему, как будто ее подсознание отдало некую команду и пыталось сказать ей что-то.

В школе Марта всегда протестовала против всего, с ее точки зрения, неправильного. И даже будучи учителем, восставала против нелепых инструкций и идиотских нововведений. Но в богадельне, как ни странно, просто терпела все, что с ней делали. Почему она стала такой слабой? Те, кому не нравилась власть в их стране, совершали революцию, это могло произойти и здесь тоже, если бы ей удалось увлечь за собой других. И, если подумать, за ограбление банка, наверное, стоило взяться. Она тихо, нервно рассмеялась, вспомнив об одной пугающей закономерности: ее сны почти всегда сбывались.

1

На следующий день, когда постояльцы «Диаманта» (или «клиенты», как их называли теперь) пили утренний кофе в общей гостиной, Марта размышляла, как же ей поступить. В ее отчем доме в Эстерлене никто не сидел в ожидании, что придет добрый дядя и сделает все за них, а если требовалось перетаскать сено под навес или кобыла могла вот-вот родить, они старались организовать все необходимое сами. Оттуда у нее осталась привычка полагаться только на себя.

Марта посмотрела на свои руки – предмет ее гордости, – по которым сразу становилось ясно, что она не гнушалась никакой работы и готова была взяться за любое дело. Потом оглянулась, и представшая перед ней хорошо знакомая удручающая картина только усугубила ее тяжелые мысли.

Требующие ремонта пол, стены и потолок и, казалось, пришедшая прямо со склада старого хлама мебель открытым текстом говорили о том, что в этом сером, построенном еще в 40-е годы и только снаружи получившем современную облицовку здании все держится на подачках благотворительных организаций, а значит, надеяться на какие-то улучшения не стоит. «Неужели здесь мне придется закончить мои дни, до последнего вздоха пить кофе из автомата и жрать всякое дерьмо в пластиковой упаковке? – подумала она. – Нет, во имя всех святых!» Марта глубоко вздохнула, отодвинула в сторону чашку и наклонилась вперед.

– Послушайте! Давайте продолжим у меня, – предложила она и знаками показала друзьям следовать за ней в комнату. – Нам есть о чем поговорить.

Поскольку они знали о ее запасах морошкового ликера, все довольно кивнули и одновременно встали. Элегантный, но всегда голодный по ночам Грабли возглавил процессию, а за ним последовали изобретатель Гений и две подруги Марты: любительница бельгийского шоколада Стина и Анна-Грета, которая и в свои годы сохранила стройность, заставлявшую бледнеть от зависти всех прочих представительниц прекрасного пола. По пути они переглядывались между собой. Марта обычно приглашала на ликер, если что-то задумала. Такого давно не случалось, но сейчас явно пришло время.

Когда они оказались у нее в комнате, она принесла бутылку, убрала с дивана наполовину законченное вязанье и пригласила друзей садиться. А потом бросила взгляд на столик из красного дерева со свежевыглаженной цветочной скатертью и подумала, что давно собиралась обзавестись чем-то другим, но старый стол был большим и устойчивым, и за ним все помещались. Он еще мог пригодиться. Ставя ликер на стол, она бросила взгляд на фотографии родственников из Эстерлена. Из-за заключенного в рамку стекла ей улыбались родители и сестра перед их домом в Брантевике. Если бы они только знали, эти трезвенники, подумала она, а потом демонстративно достала рюмки, наполнила их до краев и, подняв свою, предложила остальным последовать ее примеру.

– За вас, трутни, – сказала она и добавила: – И споем «Когда лето прошло».

– Нет, «В пьяном угаре», – ответили ее друзья радостно.

– И еще «Давайте подымем бокалы!», – не уступила Марта, после чего все про себя, одними губами, поскольку в богадельне запрещалось шуметь и распивать спиртное, исполнили известную застольную песню. А когда Марта беззвучно повторила припев по второму кругу, все рассмеялись. Она опустила на стол свою рюмку и скосилась на остальных. Стоит ли мне рассказать им о моем сне сейчас, нет, лучше сначала направить их мысли в нужную сторону, подумала она. Тогда они, пожалуй, пойдут за мной.

Ее друзья были сплоченной командой, которая еще в пятьдесят лет решила жить вместе, когда придет старость. Конечно, они могли принять и новое решение сообща? Их же очень многое связывало. Выйдя на пенсию, они выступали по больницам и приходским домам со своим хором «Голосовые связки», а несколько лет назад переехали в один дом престарелых. Марта давно предлагала им, пройдя с кружкой по миру, насобирать денег на дворец в Сконе – старые, но дешевые развалины с сохранившимися рвами.

«А если явятся какой-нибудь высокомерный чиновник и отпрыски владельца и потребуют свою долю наследства, мы просто поднимем мост», – говорила она, пытаясь убедить остальных. Но когда выяснилось, что дворцы дорого содержать, да и прислуги требуется много, они оказались в доме престарелых «Ландыш», который новые владельцы сейчас переименовали в «Диамант».

– Хорошо перекусил ночью? – спросила Марта, когда Грабли допил последние капли ликера из своей рюмки. Он выглядел сонным, но, конечно, успел положить розу в нагрудный карман и повязать идеально отутюженный платок вокруг шеи. Его волосы давно покрыла седина, но шарма и элегантности ему было не занимать, и даже довольно молодые женщины еще поглядывали в его сторону.

– Какое там! Просто набил брюхо. Безо всякого удовольствия. Корабельные сухари и то вкуснее, – сказал он и отставил в сторону свою рюмку. В молодости Бертиль Энгстрём ходил в моря, но после армии выучился на садовника. А сегодня довольствовался тем, что разводил розы и прочие растения на балконе. И самой большой проблемой в его жизни было прозвище Грабли. «Да, я люблю возиться в саду и не раз спотыкался о сей предмет, но разве это причина меня так называть», – думал он. Однако просьбы переименовать его в Цветок или Листок никто и слушать не хотел.

– А тебе не приходило в голову просто сделать бутерброд с сыром? Тогда не понадобилось бы включать микроволновку, – проворчала Анна-Грета. Она тоже проснулась среди ночи, а потом долго не могла заснуть. Она была приятной женщиной – решительной, деликатной и к тому же такой высокой и стройной, что Грабли обычно говорил, что она родилась в водосточной трубе.

– Да, но со второго этажа ужасно пахнет едой и приправами. Естественно, у меня сразу начинает сосать под ложечкой, – попытался оправдаться он.

– Ты прав. Персонал там, наверху, явно не обделяет себя. Суррогатом, который нам дают в пластиковой упаковке, сыт не будешь, – сказала Стина Окерблум, аккуратно подправляя ногти пилочкой. Бывшая модистка, когда-то мечтавшая стать библиотекаршей, она в свои семьдесят семь была моложе всех остальных. И хотела наслаждаться тишиной и покоем, вкусно питаться и рисовать акварели. Во всяком случае, помои, которыми их пичкали утром, в обед и вечером, никак не вписывались в стандарты, ставшие для нее нормой за долгие годы жизни в Остермальме.

– Персонал ест то же самое, что и мы, – объяснила Марта. – Это у новых владельцев «Диаманта» офис на втором этаже, да и кухня тоже их.

– Тогда надо установить лифт, пусть он возит их жратву и нам, – подбросил идею Оскар Круп – Гений, который считался мозговым центром всей компании и был на год старше Стины. Раньше он зарабатывал себе на жизнь изобретениями и даже имел собственную мастерскую в Сундбюберге. Он также обожал вкусно поесть, был круглым как мячик и считал бег, прогулки и прочую похожую дребедень занятием для тех, кто не в состоянии придумать для себя ничего получше.

– Помните рекламный проспект, мы еще получили его, когда пришли сюда несколько лет назад, – сказала Марта. – Там черным по белому стояло «Еда из ресторана». Вдобавок нам обещали ежедневные прогулки, выступления артистов, педикюр и чуть ли не персонального парикмахера каждому. Но с приходом новых владельцев от этого не осталось и следа. Пора выходить на баррикады.

– Заговор в богадельне! – воскликнула Стина с мелодраматическими нотками в голосе и так взмахнула руками, что ее пилочка упала на пол.

– Именно, маленький мятеж, – запустила пробный шар Марта.

– Но мы ведь не в море, а «Диамант» не судно, – ухмыльнулся Грабли.

– Просто у новых владельцев, наверное, проблемы с деньгами. Будем надеяться, со временем все улучшится, – сказала Анна-Грета и поправила очки, изготовленные, вероятно, еще где-то в начале 50-х. Она всю жизнь проработала в банке и прекрасно понимала, что предприниматель должен получать прибыль.

– Улучшится? Ни черта подобного, – пробормотал Грабли. – Эти свиньи дерут с нас все больше и больше, а что мы получаем взамен?

– Не будь таким пессимистом, – сказала Анна-Грета и снова поправила свои очки. Старые и покореженные, они постоянно сползали ей на нос. Она меняла в них только стекла, поскольку считала свою оправу совершенством, над которым не властно время.

– При чем здесь пессимизм? Нам надо требовать улучшений. Это касается всего, но мы начнем с еды, – сказала Марта. – Послушайте, у них наверняка есть что-нибудь вкусное в кухне наверху. Когда персонал ушел домой, я подумала…

А потом она поделилась своими крамольными мыслями, основательно повеселив остальных. И скоро глаза стариков заблестели, как спокойная водная гладь под лучами летнего солнца. Все косились на потолок, переглядывались и поднимали большой палец в знак одобрения.

Когда друзья покинули ее комнату, Марта вернула морошковый ликер в гардероб, в самый дальний его угол, радостно напевая себе под нос. Сон, казалось, придал ей новые силы. Ничего невозможного нет, подумала она. Но чтобы преуспеть со своим планом, ей требовалось постепенно подвести их к новой, крайне радужной альтернативе. Этим она и собиралась заняться сейчас. А потом пусть думают, что они всё решили сами.

2

Когда они вышли из лифта и встали перед офисом фирмы «Диамант», Марта подняла руку и шикнула на остальных. Потом обследовала шкафчик с ключами и выбрала среди них один, с трехгранной головкой, из тех, что обычные кустари не умели копировать. Она вставила его в замок, повернула, и дверь открылась.

– Всё, как я думала. Главный ключ. Замечательно, тогда мы входим, но не забывайте соблюдать тишину.

– Спасибо, что напомнила, – проворчал Грабли, который считал, что Марта всегда говорит слишком много.

– Ой, а если нас поймают? – заволновалась Стина.

– Мы же не будем шуметь, – сказала Анна-Грета излишне громко. Как все слабослышащие, она не замечала этого греха за собой.

Роляторы заскрипели вразнобой, когда вся пятерка медленно и осторожно проникла в комнату, которая оказалась обычным кабинетом с традиционным набором офисной мебели и одним письменным столом с аккуратно разложенными на нем папками.

– Хм, здесь у них, похоже, контора; кухня наверняка там, – сказала Марта и показала на дверь в дальней стене. Она угадала и, когда они вошли в кухню, первым делом задернула занавески на окнах.

– Сейчас можно включить свет.

Лампы на потолке загорелись, и они увидели, что находятся в просторном помещении с холодильником, морозильником и большим настенным шкафом. Посередине стоял кухонный стол на колесиках, а у окна – большой обеденный стол с шестью стульями.

– Настоящая кухня, – вздохнул Гений и погладил дверь холодильника.

– Здесь наверняка есть приличная еда, – сказала Марта и открыла его. На полках теснились цыпленок и говяжье филе, баранье жаркое и множество сортов сыра. А в ящиках под ними лежали пучки салата, помидоры, свекла и фрукты. Морозилка сдалась после недолгого сопротивления.

– Лосиное жаркое и омар! – воскликнула Марта и открыла дверь шире, показывая друзьям, что находится внутри. – Здесь есть все, кроме торта безе. Хорошо они живут тут, наверху.

Довольно долго все таращились на представшие перед ними яства, не в силах произнести ни слова. Гений гладил свои подстриженные ежиком волосы, Грабли взялся за сердце и вздохнул, Стина запыхтела, а Анна-Грета тихо застонала.

– Это же, наверное, стоит кучу денег! – пробормотала она.

– Никто и не заметит, если мы возьмем немножко, – сказала Марта.

– Но мы же не можем воровать их еду? – заметила Стина.

– При чем здесь воровство. На чьи деньги, по-твоему, они купили все это? Мы возьмем только то, за что заплатили.

Марта выудила из холодильника цыпленка, и вечно голодный по ночам Грабли сразу же подхватил его.

– И еще нам понадобятся рис, приправы и молоко, чтобы сделать соус, – сказал деловито Гений, который уже успел прийти в себя. Он не только в свое время владел мастерской, но и был талантливым поваром. Поскольку его супруга готовила просто из рук вон плохо, ему пришлось научиться и этому ремеслу. Поняв потом, что она не только никуда не годится на кухне, но и смотрит на семейную жизнь, как на одну большую проблему, он развелся с ней. До сих пор его иногда навещали кошмары, где она стояла у его кровати со скалкой и хныкала. Однако она подарила ему сына, чему он был ужасно рад.

– Нам необходимо хорошее вино для соуса. – Он огляделся и остановил свой взор на прикрепленной к стене полочке для вин. – Тут есть несколько бутылок. Боже праведный…

– Их мы не можем взять, тогда нас сразу раскроют, – сказала Марта. – А если никто не увидит, что мы здесь побывали, у нас будет шанс прийти еще не раз.

– Нет, нет. Еда без вина – это как машина без колес, – провозгласил Гений. Он подошел к полке с алкоголем и взял с нее две бутылки самой приличной марки. И, увидев мину Марты, ласково положил руку ей на плечо. – Мы откроем их, выпьем и нальем свекольного сока взамен, – сказал он.

Марта одарила Гения восхищенным взглядом. Он всегда находил выход из любой ситуации и отличался дьявольским оптимизмом, считая, что нет неразрешимых проблем. И этим напоминал ей родителей. Когда она и ее сестра надевали наряды отца и матери и устраивали хаос повсюду, те, конечно, ругали их, но потом смеялись. Лучше беспорядок в доме и радостные лица, чем идеальный двор и зажатые дети, считали они и жили под девизом: «Все образуется». Марта была солидарна с ними. Все ведь всегда так и получалось.

Они быстро достали разделочную доску, кастрюли и сковородки и принялись за дело. Марта отправила цыпленка в духовку, Гений готовил изысканный соус, Грабли смешивал чудесный салат, а Стина пыталась помогать по мере возможностей. Она, конечно, окончила курсы домоводства в молодости, но, поскольку у нее всегда было кому работать на кухне, все накопленные знания выветрились из ее головы. Единственное, в чем она чувствовала себя как рыба в воде, так это в нарезании огурцов.

Анна-Грета взялась накрыть на стол и сделать рис.

– Она хороша, когда действует по чьему-то приказу, – заметила Марта и кивнула в сторону подруги. – Но слишком длинная и просто помешана на своих цифрах.

– Только бы она не начала считать рисовые зерна, – сказал Гений.

Скоро по кухне распространился волшебный аромат, а Грабли ходил по кругу в своем синем пиджаке, с гладко отутюженным платком на шее и наливал всем вино. Он был свежевыбрит, и от него приятно пахло парфюмом. Стина обратила внимание, что он разоделся как петух, и незаметно достала пудру и губную помаду. Пока никто не видел, она подкрасила губы и слегка припудрила нос.

Разговоры и смех смешались с шумом тарелок и кастрюль. И, естественно, прошло немало времени, прежде чем еда была готова. А как же иначе, ведь они постоянно прикладывались к бутылке. Наконец они сели за стол, возбужденные и радостные, как дети.

– Еще бокальчик? – Грабли добавил всем вина и будто вернулся в те старые времена, когда трудился официантом на круизном лайнере в Средиземном море. Конечно, руки потеряли былую ловкость, но стать осталась прежней, да и поклоны столь же величественными.

Время от времени они откладывали в сторону вилки и ножи, чокались и пели вслух песни из репертуара своего хора, а когда Гений нашел бутылку отличного старого шампанского, она тоже пошла по кругу. Стина подняла свой бокал, откинула голову и опустошила его до дна.

– Хорошо пошло, – сказала она, явно вспомнив выражение, которому недавно научилась от своих детей. Бывшая модистка старательно впитывала все новое и не хотела выглядеть старухой. Она отставила бокал в сторону и обвела всех взглядом. – А теперь, дорогие друзья, теперь нам надо потанцевать!

– Давай начинай, – сказал Гений и сложил руки на животе.

– Танцевать, конечно! – воскликнул Грабли и поднялся, но его так шатало, что Стине пришлось танцевать в одиночестве.

– Лучше смело сыграть в рулетку с судьбой, чем угасать в тишине и забвении, – процитировала она и развела руки в стороны. Даже если Стине так никогда и не удалось воплотить в жизнь свою мечту и стать библиотекаршей, она вполне реализовала собственный интерес к литературе. А если ей не было известно о Хейденстаме, Сельме и Тегнере, так оно и не стоило того.

– Сейчас она начнет цитировать старых классиков снова. И, не дай бог, будет декламировать «Илиаду» вслух, – пробормотала Марта.

– Или доставать всех сагой о Йёсте Берлинге… – вставил свое слово Гений.

– Лучше услышать треск рвущейся тетивы, чем никогда не натягивать лук, – продолжила Стина.

– Хм, точно подмечено. Мы могли бы сделать это нашим девизом, – размышляла Марта.

– Да что там треск тетивы, – перебил ее Грабли. – Не-а, лучше услышать грохот ломающейся кровати, чем всегда спать одному.

Раскрасневшаяся Стина резко остановилась на полушаге, не доведя движения до конца.

– Грабли! Неужели нельзя обойтись без твоих глупых шуток? Успокойся, пожалуйста! – воскликнула Анна-Грета и поджала губы.

– Да, но сейчас мы уже натянули лук, не так ли? – сказала Стина. – И отныне будем подниматься сюда по меньшей мере раз в неделю. – Она подняла свой бокал вина. – Выпьем! За полезное начинание!

Они чокнулись, и так продолжалось до тех пор, пока у них не стали слипаться глаза и они не начали немного заговариваться. А Марта перешла на сконское наречие, что с ней случалось, только когда она очень уставала. То был сигнал тревоги, и она поняла опасность.

– Сейчас, мои милые друзья, мы должны помыть посуду и навести порядок, прежде чем вернемся к себе, – сказала она.

– Приступай, – ответил Грабли и наполнил ее бокал.

– Нет, нам надо навести чистоту и убрать все в шкаф, чтобы никто не догадался о нашем пребывании здесь, – настаивала она и отодвинула в сторону свой бокал.

– Если ты устала, можешь отдохнуть у меня на руке, – сказал Грабли и дружелюбно похлопал ее по щеке.

Как все случилось, не поняла даже сама Марта, но скоро она спала, положив голову ему на руку.

На следующее утро, когда директор фирмы «Диамант» Ингмар Матсон пришел на работу, он услышал странные звуки, доносившиеся из офиса. Там стоял такой рев, словно семейство медведей вырвалось на свободу из зоопарка. Он заглянул внутрь, но ничего не увидел, однако заметил, что дверь в кухню открыта.

– Что происходит, черт побери, – проворчал он, споткнулся о ходунки и упал. Ругаясь, встал на ноги и увидел перед собой удивительную картину. Кухонный вентилятор работал на полную катушку, а за большим столом спали в одежде пять стариков и старушек из «Диаманта». На столе стояли тарелки с остатками еды и грязные бокалы, дверь холодильника была открыта настежь. Директору Матсону стало не по себе. «А публика в нашей богадельне еще хуже, чем я мог предположить, – подумал он. – Надо попросить сестру Барбару позаботиться об этом».

1 2 3 4 5 6

www.litlib.net

Кофе с ограблением читать онлайн бесплатно на Lifeinbooks.ru

Кофе с ограблением

Катарина Ингельман-Сундберг

Милый, трогательный и уморительно смешной роман шведки Катарины Ингельман-Сундберг имеет огромный успех по всему миру: он издан уже более чем в 20 странах, а суммарный тираж перевалил за миллион экземпляров. И это неудивительно – захватывающие приключения обаятельных старичков-разбойников Марты, Бертиля по прозвищу Грабли, Стины, Оскара по прозвищу Гений и Анны-Греты никого не оставят равнодушным!

В доме престарелых, где коротают свой век семидесятидевятилетняя Марта и ее друзья, живется несладко: бюджет сокращают, жадное руководство велит затянуть пояса, а бедным старичкам не дают даже сдобных булочек к кофе, которые они так любят. В один прекрасный день юная душой Марта понимает: даже в тюрьме лучше, чем в этой богадельне! Она подбивает своих друзей совершить преступление – маленькую и безобидную кражу, только чтобы оказаться за решеткой и наконец-то по-человечески отдохнуть на склоне лет. Но герои даже не догадываются, на что они на самом деле способны… Благодаря неугасающему авантюризму и бесконечной энергичности шайка пенсионеров оказывается в центре головокружительной истории, которую еще долго будут вспоминать как «ограбление века».

Катарина Ингельман-Сундберг

Кофе с ограблением

Catharina Ingelman-Sundberg

«KAFFE MED RЕN»

Печатается с разрешения Grand Agency, Sweden и литературного агентства Banke, Goumen&Smirnova, Sweden (www.bgs-agency.com).

© Catharina Ingelman-Sundberg, 2012

© Игорь Петров, перевод, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2015

Пролог

Пожилая дама взялась за ходунки, повесила свою палочку спереди и попыталась придать себе решительный вид. Когда идешь грабить банк, надо выглядеть соответствующе. Она выпрямила спину, надвинула шляпу на лицо и открыла дверь. Затем медленно вошла внутрь, опираясь на свой ролятор марки «Карл-Оскар». До закрытия осталось пять минут, и три посетителя ожидали, когда подойдет их очередь. Ходунки слабо скрипели, хотя она и смазала их оливковым маслом, и все из-за колеса, погнутого при столкновении с тележкой уборщика в доме престарелых. Хотя какое это имело значение в такой день. Главное, в корзину спереди могло войти много денег.

Преступницу звали Мартой Андерсон, она родилась в Сёдермальме семьдесят девять лет назад, была роста выше среднего, крупной, но не толстой и, идя на свое первое дело, предпочла неприметное пальто невнятного цвета, чтобы не привлекать внимания, и устойчивые темные прогулочные туфли на случай, если придется спасаться бегством. Ее жилистые руки скрывала пара поношенных кожаных перчаток, а коротко подстриженные седые волосы – широкополая коричневая шляпа. Весь этот наряд дополняла шаль из флуоресцентной материи на шее, тоже выбранная чисто из практических соображений: любая попытка ее сфотографировать со вспышкой закончилась бы неудачей из-за светоотражающей ткани. Но она служила лишь дополнительной мерой предосторожности, ведь нос и рот грабительницы затенял головной убор.

Маленький банк на Ётгатан выглядел, как все современные учреждения подобного рода. Одна касса, стерильные однотонные стены, отполированный до блеска пол и маленький столик с брошюрами о выгодных кредитах и сведениями о том, как разбогатеть.

Спасибо, господа издатели, подумала Марта. Я знаю совсем другой и гораздо лучший способ! Она села на диван для посетителей и сделала вид, что изучает рекламную информацию о займах и акционерных фондах, но руки отказывались лежать спокойно, выдавая ее волнение. Она незаметно сунула одну из них в карман за своими пастилками, о вреде которых ее постоянно предостерегали врачи, пусть даже стоматологи отзывались о них положительно. Но их название «Рев джунглей» звучало немного по-бунтарски и отчасти соответствовало духу приближающегося события.

Опять же, все не без греха, подумала Марта и подняла глаза на табло, где под аккомпанемент звукового сигнала высветился очередной номер, после чего мужчина лет сорока заспешил к кассе. Он управился быстро, и столь же быстро освободилась последовавшая за ним девушка. Однако потом ее место занял пожилой джентльмен с кипой бумаг и начал копаться в них, что-то бормоча себе под нос. Это добавило беспокойства преступнице-дебютантке. Она не могла находиться в банке слишком долго, поскольку боялась в конце концов невольным взглядом или жестом привлечь к себе внимание. А это не входило в ее планы сейчас, когда ей хотелось выглядеть, как любая другая немолодая дама, посетившая банк с целью снять деньги. Хотя, в принципе, речь шла именно о такой операции, пусть даже кассиршу и удивила бы сумма…

Марта нащупала в кармане пальто вырезку из «Дагенс Индастри» со статьей о том, сколь дорого самим банкам обходятся налеты на них. Заголовок состоял из двух слов: «Это ограбление!» И, честно говоря, как раз они стали для нее источником вдохновения.

Мужчина перед окошком вроде бы заканчивал разбираться со своим делом, и Марта, опершись на ролятор, поднялась и приготовилась вступить в новую фазу своей жизни. До этого дня она была честным человеком и никогда не помышляла о преступной карьере. Все знали, что на нее можно положиться, и даже выбирали старостой в школе. Но разве имелась другая возможность обустроить свою старость? Добыть деньги на нормальную жизнь для себя и остальных? Сейчас от нее зависело, будет ли у нее и ее друзей по хору достойный «третий возраст», и она не могла отступить. Пожилой джентльмен наконец удалился восвояси, и, когда на табло загорелся ее номер, Марта медленно, но с достоинством направилась к кассе, прекрасно осознавая, что в следующее мгновение она основательно подмочит свою репутацию и отчасти поставит крест на добром имени. Но разве существовал другой выход в воровском обществе, которое плохо обращается со своими стариками? Кто-то терпел и сдавался, другие не хотели мириться. Марта принадлежала ко второй категории.

Когда ей осталось пройти лишь несколько метров, она остановилась, внимательно огляделась и только потом шагнула к окошку, положила свою палку на прилавок, дружелюбно кивнула кассирше и протянула ей газетную вырезку.

«Это ограбление!»

Молодая женщина за стеклом прочитала заголовок и подняла глаза на посетительницу.

– Чем я могу вам помочь?

– Три миллиона, быстро! – скомандовала Марта.

Кассирша улыбнулась еще дружелюбнее.

– Вы хотите снять деньги?

– Нет, ВЫ должны принести их мне, СЕЙЧАС!

– Я понимаю, но пенсия еще не пришла. Она выплачивается в середине месяца. Вы же понимаете, мадам.

Марта вышла из себя. Похоже, все могло пойти совсем иначе, чем она задумала. Поэтому стоило отреагировать немедленно. Она схватила свою палку, направила ее в окошко и, насколько позволяло пространство, попыталась погрозить ею непонятливой девице.

– Поторопитесь! Мои три миллиона!

– Но пенсия…

– Делайте, как я сказала. Три миллиона! Положите их на ролятор!

Наконец девушке надоела перепалка со странной посетительницей, она поднялась и привела двух мужчин среднего возраста. Они вежливо улыбались, и один из них, выглядевший как Грегори Пек (или же Гарри Грант), сказал:

– Если у вас проблемы с пенсией, мы все проверим. А сейчас моя коллега уже вызывает такси для вас.

Марта посмотрела через стекло. Там, на заднем плане, девушка

Страница 2 из 20

подняла трубку телефона.

– Тогда мне придется ограбить вас в другой раз, – констатировала она и быстро вытащила из окошка свою палку и вырезку. Все мило улыбнулись, а потом ее проводили до двери и помогли сесть в машину и даже сложили ходунки.

– Дом престарелых «Диамант», – сказала Марта шоферу и на прощание помахала рукой банковскому персоналу. Потом осторожно вернула в карман газетный заголовок. Все прошло в точности по ее плану. Дама с ролятором способна на многое, непосильное для других, подумала она и сунула руку в карман за новой порцией «Рева джунглей», тихо напевая себе под нос. Для осуществления замысла ей требовалась лишь помощь друзей по хору, тех, с кем она пела вместе и общалась уже более двадцати лет. Но, конечно, не стоило спрашивать напрямую, хотят ли они стать преступниками, нужно было просто привлечь их на свою сторону хитростью. Потом они еще будут благодарить ее за то, что она изменила их жизнь к лучшему, подумала она с полной уверенностью в своей правоте.

Марту разбудило жужжание где-то вдалеке и последовавшее за ним звяканье. Она открыла глаза и попыталась понять, где находится. Естественно, у себя в богадельне. И это, конечно, Бертиль Энгстрём по прозвищу Грабли встал заморить червячка среди ночи. Чаще всего он ставил еду в микроволновку и забывал про нее. Марта поднялась и с помощью ролятора вышла в кухню. Ворча себе под нос, достала пластиковую упаковку макарон в томатном соусе с фрикадельками и с завистью посмотрела на дом на другой стороне улицы.

Несколько зажженных лампочек светились в ночи. Там наверняка осталась домашняя кухня, подумала она. Раньше у них тоже была своя, но, заботясь о собственном кармане, новые владельцы старались экономить на всем. До того как фирма «Диамант» прибрала дом престарелых к рукам, завтрак, обед и ужин были самыми ожидаемыми событиями каждого дня, и аромат вкуснейших блюд проникал в каждую комнату, разжигая аппетит. А сейчас?

Марта зевнула и наклонилась к мойке. Нет, почти все стало хуже, и до такой степени, что она часто в своих мечтах видела себя где-то совсем в другом месте. А какой чудесный сон ей приснился… У нее осталось ощущение, словно она побывала в банке по-настоящему, как будто ее подсознание отдало некую команду и пыталось сказать ей что-то.

В школе Марта всегда протестовала против всего, с ее точки зрения, неправильного. И даже будучи учителем, восставала против нелепых инструкций и идиотских нововведений. Но в богадельне, как ни странно, просто терпела все, что с ней делали. Почему она стала такой слабой? Те, кому не нравилась власть в их стране, совершали революцию, это могло произойти и здесь тоже, если бы ей удалось увлечь за собой других. И, если подумать, за ограбление банка, наверное, стоило взяться. Она тихо, нервно рассмеялась, вспомнив об одной пугающей закономерности: ее сны почти всегда сбывались.

1

На следующий день, когда постояльцы «Диаманта» (или «клиенты», как их называли теперь) пили утренний кофе в общей гостиной, Марта размышляла, как же ей поступить. В ее отчем доме в Эстерлене никто не сидел в ожидании, что придет добрый дядя и сделает все за них, а если требовалось перетаскать сено под навес или кобыла могла вот-вот родить, они старались организовать все необходимое сами. Оттуда у нее осталась привычка полагаться только на себя.

Марта посмотрела на свои руки – предмет ее гордости, – по которым сразу становилось ясно, что она не гнушалась никакой работы и готова была взяться за любое дело. Потом оглянулась, и представшая перед ней хорошо знакомая удручающая картина только усугубила ее тяжелые мысли.

Требующие ремонта пол, стены и потолок и, казалось, пришедшая прямо со склада старого хлама мебель открытым текстом говорили о том, что в этом сером, построенном еще в 40-е годы и только снаружи получившем современную облицовку здании все держится на подачках благотворительных организаций, а значит, надеяться на какие-то улучшения не стоит. «Неужели здесь мне придется закончить мои дни, до последнего вздоха пить кофе из автомата и жрать всякое дерьмо в пластиковой упаковке? – подумала она. – Нет, во имя всех святых!» Марта глубоко вздохнула, отодвинула в сторону чашку и наклонилась вперед.

– Послушайте! Давайте продолжим у меня, – предложила она и знаками показала друзьям следовать за ней в комнату. – Нам есть о чем поговорить.

Поскольку они знали о ее запасах морошкового ликера, все довольно кивнули и одновременно встали. Элегантный, но всегда голодный по ночам Грабли возглавил процессию, а за ним последовали изобретатель Гений и две подруги Марты: любительница бельгийского шоколада Стина и Анна-Грета, которая и в свои годы сохранила стройность, заставлявшую бледнеть от зависти всех прочих представительниц прекрасного пола. По пути они переглядывались между собой. Марта обычно приглашала на ликер, если что-то задумала. Такого давно не случалось, но сейчас явно пришло время.

Когда они оказались у нее в комнате, она принесла бутылку, убрала с дивана наполовину законченное вязанье и пригласила друзей садиться. А потом бросила взгляд на столик из красного дерева со свежевыглаженной цветочной скатертью и подумала, что давно собиралась обзавестись чем-то другим, но старый стол был большим и устойчивым, и за ним все помещались. Он еще мог пригодиться. Ставя ликер на стол, она бросила взгляд на фотографии родственников из Эстерлена. Из-за заключенного в рамку стекла ей улыбались родители и сестра перед их домом в Брантевике. Если бы они только знали, эти трезвенники, подумала она, а потом демонстративно достала рюмки, наполнила их до краев и, подняв свою, предложила остальным последовать ее примеру.

– За вас, трутни, – сказала она и добавила: – И споем «Когда лето прошло».

– Нет, «В пьяном угаре», – ответили ее друзья радостно.

– И еще «Давайте подымем бокалы!», – не уступила Марта, после чего все про себя, одними губами, поскольку в богадельне запрещалось шуметь и распивать спиртное, исполнили известную застольную песню. А когда Марта беззвучно повторила припев по второму кругу, все рассмеялись. Она опустила на стол свою рюмку и скосилась на остальных. Стоит ли мне рассказать им о моем сне сейчас, нет, лучше сначала направить их мысли в нужную сторону, подумала она. Тогда они, пожалуй, пойдут за мной.

Ее друзья были сплоченной командой, которая еще в пятьдесят лет решила жить вместе, когда придет старость. Конечно, они могли принять и новое решение сообща? Их же очень многое связывало. Выйдя на пенсию, они выступали по больницам и приходским домам со своим хором «Голосовые связки», а несколько лет назад переехали в один дом престарелых. Марта давно предлагала им, пройдя с кружкой по миру, насобирать денег на дворец в Сконе – старые, но дешевые развалины с сохранившимися рвами.

«А если явятся какой-нибудь высокомерный чиновник и отпрыски владельца и потребуют свою долю наследства, мы просто поднимем мост», – говорила она, пытаясь убедить остальных. Но когда выяснилось, что дворцы дорого содержать, да и прислуги требуется много, они оказались в доме престарелых «Ландыш», который новые владельцы сейчас переименовали в «Диамант».

– Хорошо перекусил ночью? – спросила Марта, когда Грабли

Страница 3 из 20

допил последние капли ликера из своей рюмки. Он выглядел сонным, но, конечно, успел положить розу в нагрудный карман и повязать идеально отутюженный платок вокруг шеи. Его волосы давно покрыла седина, но шарма и элегантности ему было не занимать, и даже довольно молодые женщины еще поглядывали в его сторону.

– Какое там! Просто набил брюхо. Безо всякого удовольствия. Корабельные сухари и то вкуснее, – сказал он и отставил в сторону свою рюмку. В молодости Бертиль Энгстрём ходил в моря, но после армии выучился на садовника. А сегодня довольствовался тем, что разводил розы и прочие растения на балконе. И самой большой проблемой в его жизни было прозвище Грабли. «Да, я люблю возиться в саду и не раз спотыкался о сей предмет, но разве это причина меня так называть», – думал он. Однако просьбы переименовать его в Цветок или Листок никто и слушать не хотел.

– А тебе не приходило в голову просто сделать бутерброд с сыром? Тогда не понадобилось бы включать микроволновку, – проворчала Анна-Грета. Она тоже проснулась среди ночи, а потом долго не могла заснуть. Она была приятной женщиной – решительной, деликатной и к тому же такой высокой и стройной, что Грабли обычно говорил, что она родилась в водосточной трубе.

– Да, но со второго этажа ужасно пахнет едой и приправами. Естественно, у меня сразу начинает сосать под ложечкой, – попытался оправдаться он.

– Ты прав. Персонал там, наверху, явно не обделяет себя. Суррогатом, который нам дают в пластиковой упаковке, сыт не будешь, – сказала Стина Окерблум, аккуратно подправляя ногти пилочкой. Бывшая модистка, когда-то мечтавшая стать библиотекаршей, она в свои семьдесят семь была моложе всех остальных. И хотела наслаждаться тишиной и покоем, вкусно питаться и рисовать акварели. Во всяком случае, помои, которыми их пичкали утром, в обед и вечером, никак не вписывались в стандарты, ставшие для нее нормой за долгие годы жизни в Остермальме.

– Персонал ест то же самое, что и мы, – объяснила Марта. – Это у новых владельцев «Диаманта» офис на втором этаже, да и кухня тоже их.

– Тогда надо установить лифт, пусть он возит их жратву и нам, – подбросил идею Оскар Круп – Гений, который считался мозговым центром всей компании и был на год старше Стины. Раньше он зарабатывал себе на жизнь изобретениями и даже имел собственную мастерскую в Сундбюберге. Он также обожал вкусно поесть, был круглым как мячик и считал бег, прогулки и прочую похожую дребедень занятием для тех, кто не в состоянии придумать для себя ничего получше.

– Помните рекламный проспект, мы еще получили его, когда пришли сюда несколько лет назад, – сказала Марта. – Там черным по белому стояло «Еда из ресторана». Вдобавок нам обещали ежедневные прогулки, выступления артистов, педикюр и чуть ли не персонального парикмахера каждому. Но с приходом новых владельцев от этого не осталось и следа. Пора выходить на баррикады.

– Заговор в богадельне! – воскликнула Стина с мелодраматическими нотками в голосе и так взмахнула руками, что ее пилочка упала на пол.

lifeinbooks.net

Кофе с ограблением читать онлайн, Катарина Ингельман-Сунберг и Петров Игорь

Пролог

Пожилая дама взялась за ходунки, повесила свою палочку спереди и попыталась придать себе решительный вид. Когда идешь грабить банк, надо выглядеть соответствующе. Она выпрямила спину, надвинула шляпу на лицо и открыла дверь. Затем медленно вошла внутрь, опираясь на свой ролятор марки «Карл-Оскар». До закрытия осталось пять минут, и три посетителя ожидали, когда подойдет их очередь. Ходунки слабо скрипели, хотя она и смазала их оливковым маслом, и все из-за колеса, погнутого при столкновении с тележкой уборщика в доме престарелых. Хотя какое это имело значение в такой день. Главное, в корзину спереди могло войти много денег.

Преступницу звали Мартой Андерсон, она родилась в Сёдермальме семьдесят девять лет назад, была роста выше среднего, крупной, но не толстой и, идя на свое первое дело, предпочла неприметное пальто невнятного цвета, чтобы не привлекать внимания, и устойчивые темные прогулочные туфли на случай, если придется спасаться бегством. Ее жилистые руки скрывала пара поношенных кожаных перчаток, а коротко подстриженные седые волосы – широкополая коричневая шляпа. Весь этот наряд дополняла шаль из флуоресцентной материи на шее, тоже выбранная чисто из практических соображений: любая попытка ее сфотографировать со вспышкой закончилась бы неудачей из-за светоотражающей ткани. Но она служила лишь дополнительной мерой предосторожности, ведь нос и рот грабительницы затенял головной убор.

Маленький банк на Ётгатан выглядел, как все современные учреждения подобного рода. Одна касса, стерильные однотонные стены, отполированный до блеска пол и маленький столик с брошюрами о выгодных кредитах и сведениями о том, как разбогатеть.

Спасибо, господа издатели, подумала Марта. Я знаю совсем другой и гораздо лучший способ! Она села на диван для посетителей и сделала вид, что изучает рекламную информацию о займах и акционерных фондах, но руки отказывались лежать спокойно, выдавая ее волнение. Она незаметно сунула одну из них в карман за своими пастилками, о вреде которых ее постоянно предостерегали врачи, пусть даже стоматологи отзывались о них положительно. Но их название «Рев джунглей» звучало немного по-бунтарски и отчасти соответствовало духу приближающегося события.

Опять же, все не без греха, подумала Марта и подняла глаза на табло, где под аккомпанемент звукового сигнала высветился очередной номер, после чего мужчина лет сорока заспешил к кассе. Он управился быстро, и столь же быстро освободилась последовавшая за ним девушка. Однако потом ее место занял пожилой джентльмен с кипой бумаг и начал копаться в них, что-то бормоча себе под нос. Это добавило беспокойства преступнице-дебютантке. Она не могла находиться в банке слишком долго, поскольку боялась в конце концов невольным взглядом или жестом привлечь к себе внимание. А это не входило в ее планы сейчас, когда ей хотелось выглядеть, как любая другая немолодая дама, посетившая банк с целью снять деньги. Хотя, в принципе, речь шла именно о такой операции, пусть даже кассиршу и удивила бы сумма…

Марта нащупала в кармане пальто вырезку из «Дагенс Индастри» со статьей о том, сколь дорого самим банкам обходятся налеты на них. Заголовок состоял из двух слов: «Это ограбление!» И, честно говоря, как раз они стали для нее источником вдохновения.

Мужчина перед окошком вроде бы заканчивал разбираться со своим делом, и Марта, опершись на ролятор, поднялась и приготовилась вступить в новую фазу своей жизни. До этого дня она была честным человеком и никогда не помышляла о преступной карьере. Все знали, что на нее можно положиться, и даже выбирали старостой в школе. Но разве имелась другая возможность обустроить свою старость? Добыть деньги на нормальную жизнь для себя и остальных? Сейчас от нее зависело, будет ли у нее и ее друзей по хору достойный «третий возраст», и она не могла отступить. Пожилой джентльмен наконец удалился восвояси, и, когда на табло загорелся ее номер, Марта медленно, но с достоинством направилась к кассе, прекрасно осознавая, что в следующее мгновение она основательно подмочит свою репутацию и отчасти поставит крест на добром имени. Но разве существовал другой выход в воровском обществе, которое плохо обращается со своими стариками? Кто-то терпел и сдавался, другие не хотели мириться. Марта принадлежала ко второй категории.

Когда ей осталось пройти лишь несколько метров, она остановилась, внимательно огляделась и только потом шагнула к окошку, положила свою палку на прилавок, дружелюбно кивнула кассирше и протянула ей газетную вырезку.

«Это ограбление!»

Молодая женщина за стеклом прочитала заголовок и подняла глаза на посетительницу.

– Чем я могу вам помочь?

– Три миллиона, быстро! – скомандовала Марта.

Кассирша улыбнулась еще дружелюбнее.

– Вы хотите снять деньги?

– Нет, ВЫ должны принести их мне, СЕЙЧАС!

– Я понимаю, но пенсия еще не пришла. Она выплачивается в середине месяца. Вы же понимаете, мадам.

Марта вышла из себя. Похоже, все могло пойти совсем иначе, чем она задумала. Поэтому стоило отреагировать немедленно. Она схватила свою палку, направила ее в окошко и, насколько позволяло пространство, попыталась погрозить ею непонятливой девице.

– Поторопитесь! Мои три миллиона!

– Но пенсия…

– Делайте, как я сказала. Три миллиона! Положите их на ролятор!

Наконец девушке надоела перепалка со странной посетительницей, она поднялась и привела двух мужчин среднего возраста. Они вежливо улыбались, и один из них, выглядевший как Грегори Пек (или же Гарри Грант), сказал:

– Если у вас проблемы с пенсией, мы все проверим. А сейчас моя коллега уже вызывает такси для вас.

Марта посмотрела через стекло. Там, на заднем плане, девушка подняла трубку телефона.

– Тогда мне придется ограбить вас в другой раз, – констатировала она и быстро вытащила из окошка свою палку и вырезку. Все мило улыбнулись, а потом ее проводили до двери и помогли сесть в машину и даже сложили ходунки.

– Дом престарелых «Диамант», – сказала Марта шоферу и на прощание помахала рукой банковскому персоналу. Потом осторожно вернула в карман газетный заголовок. Все прошло в точности по ее плану. Дама с ролятором способна на многое, непосильное для других, подумала она и сунула руку в карман за новой порцией «Рева джунглей», тихо напевая себе под нос. Для осуществления замысла ей требовалась лишь помощь друзей по хору, тех, с кем она пела вместе и общалась уже более двадцати лет. Но, конечно, не стоило спрашивать напрямую, хотят ли они стать преступниками, нужно было просто привлечь их на свою сторону хитростью. Потом они еще будут благодарить ее за то, что она изменила их жизнь к лучшему, подумала она с полной уверенностью в своей правоте.

Марту разбудило жужжание где-то вдалеке и последовавшее за ним звяканье. Она открыла глаза и попыталась понять, где находится. Естественно, у себя в богадельне. И это, конечно, Бертиль Энгстрём по прозвищу Грабли встал заморить червячка среди ночи. Чаще всего он ставил еду в микроволновку и забывал про нее. Марта поднялась и с помощью ролятора вышла в кухню. Ворча себе под нос, достала пластиковую упаковку макарон в томатном соусе с фрикадельками и с завистью посмотрела на дом на другой стороне улицы.

Несколько зажженных лампочек светились в ночи. Там наверняка осталась домашняя кухня, подумала она. Раньше у них тоже была своя, но, заботясь о собственном кармане, новые владельцы старались экономить на всем. До того как фирма «Диамант» прибрала дом престарелых к рукам, завтрак, обед и ужин были самыми ожидаемыми событиями каждого дня, и аромат вкуснейших блюд проникал в каждую комнату, разжигая аппетит. А сейчас?

Марта зевнула и наклонилась к мойке. Нет, почти все стало хуже, и до такой степени, что она часто в своих мечтах видела себя где-то совсем в другом месте. А какой чудесный сон ей приснился… У нее осталось ощущение, словно она побывала в банке по-настоящему, как будто ее подсознание отдало некую команду и пыталось сказать ей что-то.

В школе Марта всегда протестовала против всего, с ее точки зрения, неправильного. И даже будучи учителем, восставала против нелепых инструкций и идиотских нововведений. Но в богадельне, как ни странно, просто терпела все, что с ней делали. Почему она стала такой слабой? Те, кому не нравилась власть в их стране, совершали революцию, это могло произойти и здесь тоже, если бы ей удалось увлечь за собой других. И, если подумать, за ограбление банка, наверное, стоило взяться. Она тихо, нервно рассмеялась, вспомнив об одной пугающей закономерности: ее сны почти всегда сбывались.

knigogid.ru

Кофе с ограблением. 18 (Катарина Ингельман-Сундберг, 2012)

Когда их пятерка спустилась в спа-центр с целью провести утро в бассейне, они обнаружили, что все отделение перегорожено специальными лентами. Кругом ходили полицейские в перчатках и с рулетками и тихо переговаривались между собой.

– Я думаю, мы примем ванну у себя в номере, – сказала Стина и резко развернулась.

– Хм, а я забыла свои купальные тапки в комнате, – сообщила Анна-Грета и последовала за ней.

А потом они и Грабли вошли в лифт, в то время как Гений и Марта немного задержались. Марта наблюдала за работой полиции и обратила внимание на перчатки. Она же читала про ДНК и отпечатки пальцев. За подобными моментами требовалось следить очень тщательно, ведь малейшая ошибка могла привести к провалу даже опытных преступников. Это ей следовало учесть в будущем.

После еще одного континентального завтрака они собрались в апартаментах принцессы Лилиан на утреннюю встречу. Когда все расселись по диванам, Марта взяла четвертую шоколадную вафлю за этот день и прикинула, стоит ли ей съесть еще. Но она не хотела подавать дурной пример остальным и взяла себя в руки. К своему ужасу, она привыкла к высокому стандарту отеля (и венским булочкам за завтраком) и в глубине души беспокоилась о том, как ей и ее друзьям теперь понравятся тюремные порядки. Однако из опасения нарушить рабочую обстановку она ничего не сказала об этом другим, и первым взял слово Гений.

– Кто-нибудь слушал радио сегодня утром? – поинтересовался он. – Там шла речь о пропавших стариках или о чем-то подобном?

– Никто не хватился никаких старперов, – проворчала Стина, которая всегда с похмелья пребывала не в лучшем настроении.

– Сейчас нам не стоит вешать нос из-за вчерашней скудной добычи, наоборот, надо радоваться, что мы удачно провернули дело. Мы справились. И будем смотреть на это как на тренировку, – сказала Марта.

Не по годам умная и очень смелая женщина, подумал Грабли.

– Нас, скорей всего, еще не ищут, и вполне возможно, отель сделает вид, что никакой кражи не было. Имидж – или как это называют, – сказал Гений.

– Но вряд ли сестра Барбара еще не подняла тревогу, – сказала Стина, чуть ли не обиженная столь наплевательским отношением к их исчезновению.

– Готова поспорить, что она исчезла вместе с директором Матсоном. Кувыркаются где-нибудь в кровати и вообще не заметили нашего отсутствия, – предположил Грабли.

– Послушай. А ты можешь думать о чем-нибудь другом? – спросила Анна-Грета и погрозила ему пальцем.

– Кончайте, – вмешалась в начинавшуюся перепалку Марта. – Мы здесь, чтобы обсудить следующее дело, которое не принесет никому вреда, но даст нам много денег для Воровского фонда. У меня есть предложение. Совершить киднеппинг здесь, по соседству.

Все затаили дыхание, а Грабли по-настоящему испугался.

– Во дворце? Ты совсем разум потеряла?

– Нет, не там, дурачок, тогда мы отправились бы за решетку на много лет. Нет, просто невинное маленькое похищение, способное повлечь за собой наказание от года до двух. И дать нам возможность познакомиться с условиями тюремного быта. Он, пожалуй, слишком разрекламирован, во всяком случае, не меньше, чем было разрекламировано проживание в нашей богадельне. Но если там не все так хорошо, как мы думаем, мы ведь всегда сможем вернуться в дом престарелых.

– Никогда! – воскликнули остальные, перебивая друг друга.

– Мы выберем более приличный! После этого дела у нас ведь будут средства.

– Значит, речь пойдет о крупной краже, – констатировала Анна-Грета, внезапно вспомнившая счет за «Диамант», который она оплачивала каждый месяц. – Если мы получим что-то по-настоящему хорошее за эти деньги.

Тем самым она положила начало дискуссии о различных местах проживания и о том, что, собственно, можно получить на пенсию. Кто-то предложил отправлять политиков на стажировку в дома престарелых, которым они выделяли самый низкий бюджет, но остальные посчитали это слишком суровым наказанием. К тому же тогда народные избранники оказывались бы запертыми после восьми вечера и не могли принимать участие в дебатах на телевидении.

– Нет, сейчас мы должны сконцентрироваться, – в конце концов не выдержала Марта, призвав к порядку своих друзей. – Мне кажется, я придумала идеальное преступление.

В комнате стало очень тихо, и даже Грабли не позволил себе открыть рот.

– В пятидесяти метрах отсюда находится Национальный музей. Там порядка десяти тысяч картин, и знаете, до чего я додумалась? – Она с триумфом окинула взглядом остальных. – Уж точно не все они под сигнализацией. Если мы совершим кражу на три-четыре миллиона, этого должно хватить на год или два в тюрьме.

Никто не зааплодировал, но она увидела интерес в их глазах.

– И как, по-твоему, все должно произойти? – поинтересовался Гений.

– Ничего сложного. Мы просто устраиваем небольшой переполох, кто-то из нас снимает одну или две картины, потом мы быстренько выбираемся наружу.

– Мы ведь не в состоянии убежать в буквальном смысле, – заметила Анна-Грета.

– Именно поэтому надо отвлечь охрану.

– Мы можем бегать голыми по выставочным залам, – предложил Грабли.

– Для этого надо быть помоложе, старый похабник, – хихикнула Анна-Грета.

– Ну не скажи. Сегодня мы, пожалуй, привлечем еще больше внимания, – заметила Стина. – И при таких условиях я не собираюсь на самом деле бегать нагишом по музею.

– Нет, так не годится, как мы тогда спрячем украденное в одежде, – возразила Марта. – Я придумала другой способ…

– Остановись. Все не так просто, как ты думаешь. Как мы разберемся с камерами наблюдения, например? – поинтересовался Гений.

– Мы их закроем. Потом снимем картины и выйдем наружу, спокойно и как ни в чем не бывало. Просто притворимся, что это не мы, – сказала Марта. Она открыла свою поясную сумку и достала оттуда пакетик «Рева джунглей». Ей не следовало есть сладости, но немножко она ведь могла себе позволить? – Кто-нибудь хочет? – спросила она и положила конфеты на стол. Все покачали головами.

– Притворимся, что это не мы? Сейчас ты должна все объяснить, – сказал Грабли, который начал терять терпение.

– Сняв картины, мы поместим их на мой ролятор, а потом я положу сверху пальто.

– Твое пальто на большом полотне Бруно Лильефорса, когда уже сигнализация сработала? – Грабли закатил глаза в потолок.

– Не будь таким пессимистом, – проворчала Марта.

– Но если кто-то спросит, чем мы занимаемся, что мы ответим? – поинтересовалась Стина.

– А мы вообще не обязаны отвечать всем подряд, – сказала Марта.

– Откуда мы тогда узнаем, какие картины стоят под сигнализацией? – спросил Гений, сразу же начав прикидывать различные возможности ее отключить.

– Я думаю, это касается Рембрандта и Ван Гога, – предположила Марта, – и также Поля Гогена. Но вряд ли Карла Ларссона, а он дорого стоит на аукционе Буковски.

– Вот как, – сказала Анна-Грета. – Сначала, значит, мы должны украсть дорогие картины, а потом попытаться продать их на открытых торгах. Здесь ты загнула. Их же сразу узнают.

– Именно поэтому я задумала нечто иное, – сообщила Марта. – Мы не просто украдем картины, как самые заурядные преступники. А похитим их. Но ничего не будет испорчено, ни о каком ограблении в буквальном смысле не идет речь, и ни у кого не возникнет причин для переживаний. Государству, в данном случае музею, просто придется заплатить нам несколько миллионов, и тогда они получат их назад.

На этот раз все отреагировали дружным вздохом восхищения, и даже Грабли был вынужден признать, что Марта все здорово придумала.

– Несколько миллионов… Но, милая Марта, по твоим словам, вроде бы все получается просто, – сказала Анна-Грета. – Однако государство всегда так долго решает любые вопросы.

– Есть еще всякие фонды. Они могут провернуть это через Общество друзей Национального музея, тогда все пройдет немного быстрее. Тамошние картины ведь национальное достояние.

– Звучит заманчиво, но как все будет в действительности? – поинтересовалась Стина и в предвкушении новых авантюр посмотрела на остальных. Она уже начала получать удовольствие от приключений и так повеселилась в спа-зоне, что прямо горела желанием совершить новое преступление.

– Я предлагаю нарисовать, где находятся лучшие картины, есть сигнализация и стоят камеры наблюдения, а потом мы решим, как нам организовать кражу, – продолжила Марта. – Стоит провести разведку и заранее посмотреть пути бегства. Гений, у тебя есть большой блокнот?

Грабли несколько раз сглотнул, словно собираясь выдвинуть какие-то возражения, но ничего не сказал. Он считал, что они не могут оставаться в отеле сколь угодно долго, и при любых обстоятельствах тоже хотел поменять дом престарелых на приличную тюрьму. Поэтому просто потянулся за пакетиком «Рева джунглей», взял несколько пастилок и внес предложение:

– Послушайте меня, я предлагаю посмотреть фильм сегодня вечером и хорошо отдохнуть. И завтра мы будем в форме.

Марта сначала собиралась запротестовать, но посчитала, пусть лучше у всех будет хорошее настроение. К тому же небольшой отдых никогда не повредит. Потом она принесла орешки и темный шоколад и заказала два фильма. Остановив свой выбор на «Убийстве в Восточном экспрессе» и «Убийцах леди».

– Нам нужны новые идеи, – сказала она, но, увидев ужас в глазах Стины, посчитала необходимым объясниться: – Стина, милая, – успокоила она подругу. – Нас ведь интересуют не сами убийства, а как планируются преступления.

На следующий день Марта и Гений бродили среди прочей публики по залам Национального музея в Стокгольме. Они пытались делать вид, что очень интересуются искусством, но пока они рассматривали картины, Гений старательно делал записи в своем блокноте.

– У меня такое чувство, словно охранники наблюдают за нами, – немного спустя сказала Марта и бросила взгляд через плечо.

– Думаешь? Если они начнут приставать с вопросами, просто скажем, что мы художники.

– Как будто это все объяснит.

– Во всяком случае, многое, – улыбнулся Гений.

Марту уже начали одолевать сомнения. Похоже, все могло оказаться труднее, чем она себе представляла. Они замечали камеры, сигнализацию и фотоэлементы повсюду, и в каждой комнате мигала красная лампа. Вдобавок охрана появлялась неизвестно откуда в самый неожиданный момент, даже в лифте. Новое дело требовалось спланировать очень тщательно.

Бродя по залам, она время от времени пыталась продумать идеальное преступление, пусть рано или поздно они все равно должны были оказаться в руках правосудия и даже сами позаботиться об этом. А как бы иначе они попали в тюрьму? Хотя теперь они уже настолько обжились к Гранд-отеле, что никто из них не хотел уезжать оттуда. По крайней мере, сейчас. Ей сразу же вспомнилась поговорка об ослепляющем свойстве богатства и желании иметь еще больше. Неужели их превращение произошло так быстро? Ну нет, наверное, дело в любом случае не могло обстоять столь плохо.

Гений сделал пометки в своем блокноте, и они перешли в следующий зал. Тоже с высокими потолками, как во всех прочих, и этот факт заинтересовал Марту, поскольку картины все равно ведь нельзя было вешать на большом расстоянии от пола. Наконец долгая ходьба и постоянные размышления утомили ее, и ей пришлось сесть на скамейку, чтобы отдохнуть. Параллельно она не только изучала картины спереди, но также проверяла, каким образом они защищены от воров. И собственные впечатления сильно ее удручали.

Повсюду ее глаза натыкались на сигнализацию и охранников, которые имели мобильные телефоны и средства радиосвязи. Стоило им заметить что-то подозрительное, они сразу вызвали бы полицию. Хотя и здесь наверняка работал так называемый человеческий фактор. Сторожа ведь дежурили здесь с утра до вечера и, естественно, рано или поздно теряли бдительность? И, само собой, время от времени отходили выпить кофе, как все другие? Гений сел рядом с ней и сложил руки на животе.

– Я полагаю, мы справимся здесь, – сказал он тихо. – И с охраной тоже.

– Ты думаешь? – спросила она с надеждой. – Как чудесно с тобой, ты всегда полон оптимизма.

Он взял ее за руку и слегка пожал.

– Но именно ты вдохновляешь меня, милая Марта, и я обещаю тебе: вместе мы все организуем, у меня есть идея. Пойдем, сама увидишь.

Он поднялся, помог встать Марте, и они отправились в зал с временными экспозициями. Пожалуй, там охрана была похуже.

kartaslov.ru

Кофе с ограблением. Пролог (Катарина Ингельман-Сундберг, 2012)

Catharina Ingelman-Sundberg

«KAFFE MED RЕN»

Печатается с разрешения Grand Agency, Sweden и литературного агентства Banke, Goumen&Smirnova, Sweden (www.bgs-agency.com).

© Catharina Ingelman-Sundberg, 2012

© Игорь Петров, перевод, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2015

Пожилая дама взялась за ходунки, повесила свою палочку спереди и попыталась придать себе решительный вид. Когда идешь грабить банк, надо выглядеть соответствующе. Она выпрямила спину, надвинула шляпу на лицо и открыла дверь. Затем медленно вошла внутрь, опираясь на свой ролятор марки «Карл-Оскар». До закрытия осталось пять минут, и три посетителя ожидали, когда подойдет их очередь. Ходунки слабо скрипели, хотя она и смазала их оливковым маслом, и все из-за колеса, погнутого при столкновении с тележкой уборщика в доме престарелых. Хотя какое это имело значение в такой день. Главное, в корзину спереди могло войти много денег.

Преступницу звали Мартой Андерсон, она родилась в Сёдермальме семьдесят девять лет назад, была роста выше среднего, крупной, но не толстой и, идя на свое первое дело, предпочла неприметное пальто невнятного цвета, чтобы не привлекать внимания, и устойчивые темные прогулочные туфли на случай, если придется спасаться бегством. Ее жилистые руки скрывала пара поношенных кожаных перчаток, а коротко подстриженные седые волосы – широкополая коричневая шляпа. Весь этот наряд дополняла шаль из флуоресцентной материи на шее, тоже выбранная чисто из практических соображений: любая попытка ее сфотографировать со вспышкой закончилась бы неудачей из-за светоотражающей ткани. Но она служила лишь дополнительной мерой предосторожности, ведь нос и рот грабительницы затенял головной убор.

Маленький банк на Ётгатан выглядел, как все современные учреждения подобного рода. Одна касса, стерильные однотонные стены, отполированный до блеска пол и маленький столик с брошюрами о выгодных кредитах и сведениями о том, как разбогатеть.

Спасибо, господа издатели, подумала Марта. Я знаю совсем другой и гораздо лучший способ! Она села на диван для посетителей и сделала вид, что изучает рекламную информацию о займах и акционерных фондах, но руки отказывались лежать спокойно, выдавая ее волнение. Она незаметно сунула одну из них в карман за своими пастилками, о вреде которых ее постоянно предостерегали врачи, пусть даже стоматологи отзывались о них положительно. Но их название «Рев джунглей» звучало немного по-бунтарски и отчасти соответствовало духу приближающегося события.

Опять же, все не без греха, подумала Марта и подняла глаза на табло, где под аккомпанемент звукового сигнала высветился очередной номер, после чего мужчина лет сорока заспешил к кассе. Он управился быстро, и столь же быстро освободилась последовавшая за ним девушка. Однако потом ее место занял пожилой джентльмен с кипой бумаг и начал копаться в них, что-то бормоча себе под нос. Это добавило беспокойства преступнице-дебютантке. Она не могла находиться в банке слишком долго, поскольку боялась в конце концов невольным взглядом или жестом привлечь к себе внимание. А это не входило в ее планы сейчас, когда ей хотелось выглядеть, как любая другая немолодая дама, посетившая банк с целью снять деньги. Хотя, в принципе, речь шла именно о такой операции, пусть даже кассиршу и удивила бы сумма…

Марта нащупала в кармане пальто вырезку из «Дагенс Индастри» со статьей о том, сколь дорого самим банкам обходятся налеты на них. Заголовок состоял из двух слов: «Это ограбление!» И, честно говоря, как раз они стали для нее источником вдохновения.

Мужчина перед окошком вроде бы заканчивал разбираться со своим делом, и Марта, опершись на ролятор, поднялась и приготовилась вступить в новую фазу своей жизни. До этого дня она была честным человеком и никогда не помышляла о преступной карьере. Все знали, что на нее можно положиться, и даже выбирали старостой в школе. Но разве имелась другая возможность обустроить свою старость? Добыть деньги на нормальную жизнь для себя и остальных? Сейчас от нее зависело, будет ли у нее и ее друзей по хору достойный «третий возраст», и она не могла отступить. Пожилой джентльмен наконец удалился восвояси, и, когда на табло загорелся ее номер, Марта медленно, но с достоинством направилась к кассе, прекрасно осознавая, что в следующее мгновение она основательно подмочит свою репутацию и отчасти поставит крест на добром имени. Но разве существовал другой выход в воровском обществе, которое плохо обращается со своими стариками? Кто-то терпел и сдавался, другие не хотели мириться. Марта принадлежала ко второй категории.

Когда ей осталось пройти лишь несколько метров, она остановилась, внимательно огляделась и только потом шагнула к окошку, положила свою палку на прилавок, дружелюбно кивнула кассирше и протянула ей газетную вырезку.

«Это ограбление!»

Молодая женщина за стеклом прочитала заголовок и подняла глаза на посетительницу.

– Чем я могу вам помочь?

– Три миллиона, быстро! – скомандовала Марта.

Кассирша улыбнулась еще дружелюбнее.

– Вы хотите снять деньги?

– Нет, ВЫ должны принести их мне, СЕЙЧАС!

– Я понимаю, но пенсия еще не пришла. Она выплачивается в середине месяца. Вы же понимаете, мадам.

Марта вышла из себя. Похоже, все могло пойти совсем иначе, чем она задумала. Поэтому стоило отреагировать немедленно. Она схватила свою палку, направила ее в окошко и, насколько позволяло пространство, попыталась погрозить ею непонятливой девице.

– Поторопитесь! Мои три миллиона!

– Но пенсия…

– Делайте, как я сказала. Три миллиона! Положите их на ролятор!

Наконец девушке надоела перепалка со странной посетительницей, она поднялась и привела двух мужчин среднего возраста. Они вежливо улыбались, и один из них, выглядевший как Грегори Пек (или же Гарри Грант), сказал:

– Если у вас проблемы с пенсией, мы все проверим. А сейчас моя коллега уже вызывает такси для вас.

Марта посмотрела через стекло. Там, на заднем плане, девушка подняла трубку телефона.

– Тогда мне придется ограбить вас в другой раз, – констатировала она и быстро вытащила из окошка свою палку и вырезку. Все мило улыбнулись, а потом ее проводили до двери и помогли сесть в машину и даже сложили ходунки.

– Дом престарелых «Диамант», – сказала Марта шоферу и на прощание помахала рукой банковскому персоналу. Потом осторожно вернула в карман газетный заголовок. Все прошло в точности по ее плану. Дама с ролятором способна на многое, непосильное для других, подумала она и сунула руку в карман за новой порцией «Рева джунглей», тихо напевая себе под нос. Для осуществления замысла ей требовалась лишь помощь друзей по хору, тех, с кем она пела вместе и общалась уже более двадцати лет. Но, конечно, не стоило спрашивать напрямую, хотят ли они стать преступниками, нужно было просто привлечь их на свою сторону хитростью. Потом они еще будут благодарить ее за то, что она изменила их жизнь к лучшему, подумала она с полной уверенностью в своей правоте.

Марту разбудило жужжание где-то вдалеке и последовавшее за ним звяканье. Она открыла глаза и попыталась понять, где находится. Естественно, у себя в богадельне. И это, конечно, Бертиль Энгстрём по прозвищу Грабли встал заморить червячка среди ночи. Чаще всего он ставил еду в микроволновку и забывал про нее. Марта поднялась и с помощью ролятора вышла в кухню. Ворча себе под нос, достала пластиковую упаковку макарон в томатном соусе с фрикадельками и с завистью посмотрела на дом на другой стороне улицы.

Несколько зажженных лампочек светились в ночи. Там наверняка осталась домашняя кухня, подумала она. Раньше у них тоже была своя, но, заботясь о собственном кармане, новые владельцы старались экономить на всем. До того как фирма «Диамант» прибрала дом престарелых к рукам, завтрак, обед и ужин были самыми ожидаемыми событиями каждого дня, и аромат вкуснейших блюд проникал в каждую комнату, разжигая аппетит. А сейчас?

Марта зевнула и наклонилась к мойке. Нет, почти все стало хуже, и до такой степени, что она часто в своих мечтах видела себя где-то совсем в другом месте. А какой чудесный сон ей приснился… У нее осталось ощущение, словно она побывала в банке по-настоящему, как будто ее подсознание отдало некую команду и пыталось сказать ей что-то.

В школе Марта всегда протестовала против всего, с ее точки зрения, неправильного. И даже будучи учителем, восставала против нелепых инструкций и идиотских нововведений. Но в богадельне, как ни странно, просто терпела все, что с ней делали. Почему она стала такой слабой? Те, кому не нравилась власть в их стране, совершали революцию, это могло произойти и здесь тоже, если бы ей удалось увлечь за собой других. И, если подумать, за ограбление банка, наверное, стоило взяться. Она тихо, нервно рассмеялась, вспомнив об одной пугающей закономерности: ее сны почти всегда сбывались.

kartaslov.ru

Кофе с ограблением. 9 (Катарина Ингельман-Сундберг, 2012)

Роляторы неслышно подкатились по цельнотканому ковру к самой стойке администратора. Марта как зачарованная смотрела на его бордюр с красивыми золотыми коронами. Она подумала о королях, которые бывали здесь.

Понадобилось время, чтобы их зарегистрировали, поскольку персонал незаметно проверял банковские карты странных клиентов. Спасибо Анне-Грете, поскольку на ее счете с лихвой хватало денег на всю компанию, но в любом случае им пришлось понервничать. У остальных ведь было не больше собственной пенсии. В конце концов их всех наградили улыбками и пожеланиями хорошо отдохнуть.

– Нам нужна вторая дверь налево после лестницы, – сказал Гений и возглавил процессию. – Вы, девочки, получаете апартаменты принцессы Лилиан, где обычно живут всякие знаменитости, а я и Грабли займем два люкса.

– Боже праведный, это же очень дорого, – сказала Анна-Грета, по привычке считавшая каждую крону.

– Но, дорогая моя, разве ты забыла? Мы же не собираемся платить, – прошептала Марта.

В отличном настроении они двинулись по коридору, опираясь на свои роляторы. После всех тренировок они хорошо держали равновесие и не нуждались в них, но прекрасно знали, что они могут им еще очень пригодиться. Марта улыбалась. Кто заподозрит старую даму с ролятором? А поднос спереди хорошо подходил для хранения краденого.

Так они медленно шли вперед, пока не увидели дверь слева от себя.

– Это здесь, – сказал Гений, в полной уверенности в своей правоте открыл дверь и шагнул в нее, а за ним плотной гурьбой сразу же последовали остальные. У него глаза полезли на лоб. – Не слишком напоминает Сундбюберг.

– Ничего себе, вы видели? Вся комната сияет, словно золотая! – воскликнула Стина.

– А какие красивые красные мягкие стулья здесь. У богатых все всегда так? – поинтересовался Гений.

– Но… – пробормотал Грабли. – Вам не кажется, что здесь слишком сильно пахнет парфюмом?

– Вряд ли я осмелюсь войти. Вы видели зеркала и роскошные раковины? Это апартаменты принцессы Лилиан? – спросила Анна-Грета.

– Не знаю, – пробормотал Гений. – Слишком много зеркал, пожалуй…

– Восемь штук в одной комнате, – констатировала Марта. – И посмотрите, какая красивая хрустальная люстра на потолке, везде мрамор и лампы у раковин.

– Но где кровати? – поинтересовалась Стина, которая чувствовала себя усталой и подумывала немного отдохнуть. Пожалуй, она снова слегка простыла.

– Кровати? – Гений осмотрелся вокруг. В это самое мгновение они услышали очень знакомый звук.

– Ничего себе… Это что, сортир? – Грабли ухмыльнулся. – То-то я и думаю, зачем здесь восемь раковин?

С шумом и смехом они выбрались из женского туалета и направились к лифтам. Гений вставил свою пластиковую карточку и нажал на кнопку восьмого этажа.

– Извините, я перепутал. Апартаменты принцессы Лилиан находятся на самом верху.

Пока они поднимались, Марта задумалась о случившемся. Вместо этажа с люксами оказаться в дамской комнате. Это не предвещало ничего хорошего. Если они так начудили на трезвую голову, что тогда может произойти после рюмки-другой в баре?

kartaslov.ru