18+. Снежный кофе


Снежный кофе — фанфик по фэндому «Южный парк»

Последний урок, кажется, подходил к концу. Крейг всем объяснил причину моей реакции на Кенни, так что меня не побили. Видимо, этот парень в синей шапке решил, что не стоит раскрывать все карты сразу, а, может, просто сглупил. Черт-черт-черт! Как же я волнуюсь! А вдруг что-нибудь пойдет не так? Вдруг Крейг не успеет? А вдруг сначала изобьют его? А вдруг меня подкараулят на улице?! Господи, какой стресс! Какой стресс!!! Я стал довольно сильно дрожать, пару раз вскрикнул. Внезапно в мою спину что-то попало. Я аж подпрыгнул на стуле, сильно вскрикнув. Повернувшись в сторону, из которой это что-то, напоминающее бумажку, прилетело, я наткнулся взглядом на Крейга. Он немного обеспокоенно смотрел на меня, а потом он улыбнулся. Я стал трястись чуть меньше. Но повод нервничать все же был. Я всегда мечтал о полноценной семье. Жить в домике где-нибудь в отдаленном месте со своей любимой женой, воспитывать маленьких детишек… Хоть я и считаю, что это ужасный стресс, я все же думаю, что однажды смогу не бояться, смогу не нервничать. Тогда семейная жизнь и ответственность за семью станет мне по силам, тогда я не буду сходить с ума от мысли, что я главный в доме. Но бывали и моменты, когда мне казалось, что я всегда буду таким. Дерганым трусом. По крайней мере врачи говорят, что еще несколько лет точно. А что, если навсегда?! Когда я спрашивал их о таком, они лишь отводили взгляд! Врут, значит! Значит, навсегда!!! Так, тихо, Твик, не паникуй… Кажется, я снова дрожал, словно осиновый лист. За что получил еще одну бумажку в спину и еще одну улыбку от Крейга. Так вот. Сегодня, как только урок закончится, я хотел спросить кое о чем девочек. И я очень волновался, что не смогу собрать их вместе, что они начнут смеяться… Я снова затрясся сильнее, а затем поднес левую руку поближе к глазам. Там были часы на довольно тонком и аккуратном ремешке. Часы были пристегнуты к руке очень плотно, иначе бы я постоянно дергался от того, что они движутся. Поскольку я очень трясся, не сразу смог разглядеть стрелку. Кажется, без пяти два. Совсем немного до конца последнего, шестого урока. Только стоило звонку прозвенеть, я сразу сорвался с места и побежал к доске. Потому что не мог спокойно идти. Хорошо, что учитель уже все закончил. Кажется, он говорил подождать звонка и сразу идти домой. А может. Я сорвал его урок. Не знаю. - ГАХ!!! Д-девочки, а м-можно вас попросить остаться минут на п-пять?! – нервно почти прокричал я, хватаясь за свою неправильно застегнутую рубашку. Ну вот, сейчас меня точно пошлют куда подальше! И все будут смеяться! Потому что они думают, что я гомик и хочу стать своим среди девочек! Нет-нет-нет! - Чо усмехаетесь? Делайте как он просит, - сурово сказал Крейг, оглядываясь на одноклассников и выходя первым. Когда он проходил мимо, он похлопал меня по плечу и шепнул что-то вроде «Не переживай». Все парни и правда вышли за ним. Безусловно, Крейг был авторитетом, и, насколько я понимаю, лидером нашего класса. - А я и не знал, что у нас так много девочек! – проходя мимо, не смог удержаться от смешка Картман. А сам-то! Наконец, я остался стоять у доски, а около своих парт стояли девочки. Бебе хихикнула, видимо, понимая такую мою просьбу по-своему. Ну, не только она одна. Наверное, все здесь присутствующие, кроме нахмурившейся Венди. А я… Я замялся. Не мог выдавить из себя и слова. Публика. Господи, какой стресс! Какой стресс! А потом я решил представить, что я – вечно спокойный и уверенный Крейг. Это подействовало и я даже почти перестал дрожать. - Я л-лишь хотел спросить у всех вас, н-ну… В-вот если бы я был п-парнем вашей мечты… Ну… О ком в-вы там мечтаете? О высоких и загорелых? Ну в-вот, если бы я был во всем к-как ваш идеал, но… п-продолжал трястись и б-бояться всего, вы бы… Смогли м-меня… л-люб… л.. любить!? – давно я не запинался так сильно. А девчонки оглядывали меня с ног до головы. Кажется, я стал сильнее трястись. - Знаешь, Твик… - начала Венди, - Ты… - Ой, не морочь ему голову! – перебила подругу Бебе, - Наш ответ – НЕТ! Правда, девочки? – девчонки одобрительно закивали, - Потому что настоящий мужик должен быть таким хрупким созданиям, как мы, надеждой и опорой, а не мешающейся тряпкой, как ты! Ты дурак, потому что не знаешь, что прежде всего женщину в мужчине привлекает его стойкий характер, а не внешность. У тебя нет шансов на нормальную жену и счастье! И эти слова, казалось, разбили все. Все мечты о счастливой супружеской жизни. Потому что даже если я поборю свою болезнь, я все равно буду слабохарактерным. - Ясно… с-спасибо… - печально сказал я, опустив голову. - Пойдемте, девочки, нечего нам делать рядом с этим недопарнем! – сказала Бебе и вывела остальных девчонок из класса. Осталась только Венди. Она смотрела на меня с сожалением. А потом она подошла ближе. - Не расстраивайся так, Твик. Ты ведь вылечишься еще, встретишь свою любовь, и ей будет все равно, какой ты. - Нет! Нет! Этого не будет, я не верю! Я всегда буду один! И умру от одиночества, оно меня задавит! Оно уже сейчас на меня давит! Я никому не нужен! – я резко обнял девушку, удивив ее этим. Но она не оттолкнула, а тепло обняла в ответ. Не очень уверенно, но тепло. Мои руки дрожали на ее плечах, она осторожно поглаживала меня по спине. Постепенно становилось спокойнее, не так одиноко. Только вот Венди не будет моей женой. У нее же есть Стэн. И все равно я очень расстроен, - Спасибо, что поддержала. Я, наверное, домой пойду. Я улыбнулся девушке и, собрав свои вещи, медленно поплелся домой. Нужно будет выпить. Чтобы было легче.

Морозный воздух окружил меня. Я сильнее закутался в свой зеленый шарф. Серое пальто грело слабо, пальцы все равно замерзли в кожаных перчатках. Небо было затянуто облаками, отчего оно казалось полностью белым, немного грязноватым. С него, словно из ниоткуда, медленно падали снежинки. Они не таяли на моих волосах, укрывая меня шапкой из снега. Мне было так спокойно. Я прикрыл глаза и стал наслаждаться этим белым спокойствием, даже ненадолго позабыв про красный, совсем отмерзший нос.Но мне не становилось радостней. Разбитые мечты и надежды еще оживут, я знал это, но сейчас мне какое-то время будет плохо. А сейчас, стоя на морозе не меньше -30, я постепенно замерзал. Нужно поторопиться к отцу. Он нальет мне.Дорога казалось такой короткой, ведь я почти бежал, дрожа уже не от нервов, а от холода. Конечно мы, жители Саус Парка, привычны к холоду, но я все же легко одет. Да и все мерзнут, в конце-то концов.Я зашел в кофейню к отцу. Сейчас там никого не было – обед уже закончился, а свободные в этот день люди сидели по домам, не желая мерзнуть.- О, привет, сынок! Как в школе? – я через силу улыбнулся дрожащими губами.- Х-хорошо, пап. Нальешь мне чего-нибудь крепкого? – я поежился и присел за столик, начав смотреть в окно. Там проходили редкие прохожие, кутаясь в свою одежду. Через пару минут отец принес две небольших чашки. Кажется, два эспрессо.- Ты какой-то грустный. Что-то случилось? – отец сел на стул напротив и отхлебнул из своей чашки. Я уставился в поверхность своего кофе. Мое собственное размытое отражение в кофе меня всегда завораживало. Но все же на вкус напиток куда лучше. Мне, вообще-то, нельзя его пить – у меня сильная зависимость, а также кофе плохо сказывается на моих нервных расстройствах. Но я не могу прекратить.- Да все в порядке… - грустно ответил я, почти залпом выпив половину кружки, обжигая горло. Папа и правда крепкий заварил. Помогает отвлечься.- Ну, ничего, в твоем возрасте скрывать проблемы от родителей – это нормально. Я не буду тебя заставлять, но если решишь рассказать, я ругаться не буду, обещаю, - я верил ему, но чувствовал, что он не сможет мне помочь. Он и сам будет озадачен моей проблемой, а мне от этого станет только хуже. Да, точно! Я, наверное, схожу к Крейгу. Мне от него больше нечего скрывать нечего, да и Крейг ведь всегда сразу знает правильный ответ!- Я допью, и, наверное, в гости к другу схожу. Ты не против? – я сейчас улыбался. Отец, скорее всего, подумал, что я нашел того, кто мне поможет разобраться в моей проблеме. Да, поможет. Обещал же помогать. Отец улыбнулся и кивнул, а я вылил в себя остатки кофе, закинул сумку на плечо и быстрым шагом отправился к дому одноклассника. Небо становилось серее, а снежинки падали мне на голову все чаще. Кажется, холодало. Ох, куда же сильнее?! А, может, мне так показалось после горячего напитка.

Я остановился около его дома и отдышался, ведь снова мороз подгонял меня. Я нажал на звонок и уже через секунд 10 дверь открылась. Прямо за ней стоял Крейг в серой футболке с белым принтом в виде какого-то мультяшного космического корабля и в серых свободных штанах, но в мелкую синюю полоску. Ну и, конечно, в той самой синей шапке. Кажется, он был немного удивлен внезапным появлением дрожащего и переминающегося с ноги на ногу меня. Парень протянул руку к моей голове и стряхнул с волос снежинки, а затем опустил ладонь на плечо, мягким движением затягивая внутрь. Захлопнув дверь, Крейг как-то опасливо посмотрел вглубь дома и, снова повернувшись ко мне, как мне показалось, совсем горячими пальцами стал греть мои уши.- Совсем отморозился. Носи шапку, - ухмыльнувшись, он снял шапку со своей головы и нацепил на мою. Шапка была теплой, приятной.- А я – это теперь т-ты, да? – заулыбался я.- Я пока что не собираюсь дрожать от любого шороха. Проходи, грейся, - Крейг нагнулся к тумбочке и достал оттуда мне тапки… с цветочками? – Боюсь, из мужских ты выпадешь, - ну и ладно, это же просто тапки. А цветочки – это хорошо. Успокаивают.- Блин, Крейг, ты чего там копаешься? – из кухни показался Токен. Я немного приуныл, а Крейг и вовсе принял весьма усталый и раздраженный вид. Все-таки, я надеялся по душам поговорить с одноклассником. А тут вся компания собралась, - О, здорово, Твик, - кареглазый подошел ближе и поздоровался со мной за руку. Перчатки я уже успел снять, - Холодный какой, небось все достоинство себе там отморозил!- Какими судьбами тут? Или тебя Крейг позвал, чтобы шапку подарить? – Клайд также подошел и протянул мне руку. Я немного нервно ответил ему. Крейг же вздохнул и растрепал свои короткие черные волосы.- Ему шапка нужнее.- Блин, Крейг, сколько можно тебе объяснять, что вот так заботиться нужно не о потерянных невротиках, а о девушках? – спросил Токен, недовольно косясь в мою сторону. Понятно теперь, что так задолбало моего одноклассника. Парни очень, очень не правы, что пытаются переубедить его! Это ведет к комплексам и депрессиям, а также повышению вероятности суицида! Господи, что же они творят?!- Твик? – Крейг щелкнул пальцами у меня перед лицом. Я перевел на него взгляд, - Ты чего с такой ненавистью на Токена пялишься? – на лице парня начали отображаться его мысли. Он начал хмуриться, как только я успел произнести: «Да они же...!», после чего приложил палец к своему рту. Пацаны хмыкнули и ушли обратно на кухню, - Выскажешь им все за столом, но ты главное не переживай – мне ничего не будет, - сказал Крейг чуть тише, только мне.За ним я прошел на кухню и сел на четвертый стул. Крейг же не сел на свой, а поставил кипятить чайник.- Эй, ты чего?- Делаю Твику кофе.Парни переглянулись, а я удивленно раскрыл глаза. Когда я в последний раз был у него в гостях и попросил кофе, меня послали среднем пальцем куда подальше и мне пришлось пить воду. Впрочем, раньше мне и уши не грели. И не отдавали свою шапку. Надо сказать, внимание со стороны Крейга весьма приятно. Мне всегда не хватало заботы.- Вот сука! А меня послал! – возмутился Токен, за что тут же увидел у своего носа фак.- Прости, Твик, у меня только растворимый.- В-все хорошо, он у тебя вкусный.- Молоко? Корица?- Если м-можно.Пацаны сидели в тихом афиге. Да чтобы Крейг страдал гостеприимством?! Да никогда! Я тоже был удивлен, но весьма приятно. В конце концов все это мне.- Блин, вот бы ты девок так, а. Они бы тебя любили, - невозмутимо жевал свой салат Клайд. Да, на столе стояла большая миска с салатом, пара банок тушенки и три кружки с чаем. Эээ… Уже две, собственно. Крейг вылил свой чай и, даже не помыв кружку, налил туда кофе, точно такой же, как и мне.- Ну какого хрена, а?! – взвыл Токен, пораженный несправедливостью, - Я понимаю, если бы это девушка была, а это Твик, которого ты всегда посылал, как и нас!- Как же вы меня задолбали с этими девушками, а. Я не хочу ни с кем встречаться. Я согласился на это. Зачем вы трахаете мне мозги? – Крейг устало вздохнул и отхлебнул из своей кружки. Я взял свою в руку. Кофе с молоком был прохладным, немного водянистым, но вкусным. Слаще и светлее кофе отца. Свободную руку я положил к себе на колено, а потом медленно и осторожно переложил ее на колено Крейга. Мышцы под пальцами чуть напряглись, но через пару секунд расслабились. Я же хоть и начал дрожать, погладил пальцами его ногу по колену и чуть выше, склоняясь над кофе и смотря лишь на него. Так страшно. А вдруг пацаны увидят?!Я увлекся поглаживаниями Крейга по ноге. И забыл втолковать Клайду и Токену про то, что никого нельзя принуждать. Черт-черт-черт! Впрочем, Клайд с довольным видом ел, а Токен не ел с недовольным видом. Крейг не торопясь поглощал салат и запивал его кофе. Может, еще не поздно высказаться?- З-знаете, я думаю, вы з-зря Крейга заставляете. Переубеждение человека в чем-либо ведет к появлению у него депрессии и комплексов! А знаете, как сильно повышается вероятность суицида?! – последние слова я чуть ли не прокричал, всплеснув руками. Тогда уже Крейг положил ладонь мне на колено, поглаживая. Блин, ну что за пидорскими нежностями мы занимаемся? Я, конечно, давно смирился с тем, что поглядываю на мальчиков, но никогда не касался их двусмысленно. Насколько я понял, Крейг вообще только сегодня осознал себя. Только как-то очень быстро свыкся, что ему уже, кажется, по барабану неправильность всего этого.- Блин, Твик, не рассказывай сказок! Да чтобы Крейг покончил с собой из-за какой-то там ерунды? Пф, - Токен все еще дулся.- А запросто, - без эмоций сказал хозяин хаты и жестом показал, как он вешается, чуть сжимая мою ногу, - Хотя нет, я лучше зарежусь., - ну он же это не всерьез? Клайд озвучил мой вопрос.- Кто знает, кто знает… - загадочно произнес Крейг, продолжая поглаживать, но уже выше, ближе к паху. Ох, нет. Кажется, здесь становится жарковато, ведь меня нельзя касаться в таких местах! Я опустил руку под стол и накрыл ею пальцы Крейга, опуская их ниже. Не надо, не хочу, чтобы стояк посетил меня второй раз за день. Но парень, вместо того, чтобы продолжить медленную ласку, взял меня за руку, переплетая пальцы.В это время Клайд, наконец, дозаправился, а Токен хотя бы отошел от своей надутости.- Я думаю, вам пора, ребятки. Я спать хочу.- Эй! А как же девушки? Мы же должны были рассказать тебе в подробностях, как их клеить! – Токен вскочил с места.- Твик неясно выразился? Впрочем, я все же обещал, поэтому завтра попробую уломать Ред. Но если не получится, больше пробовать не стану.- Ну ладно, пока, бро. Спасибо за обед, - протянул Клайд и спокойно пошел на выход. Фыркнув, Токен отправился за ним. Черт! Я же хотел поговорить! Значит, теперь мне снова некому высказаться! Я не переживу этот стресс!Я рвано вздохнул, стал сильнее трястись, и уже собирался встать и уйти вместе с парнями, но Крейг не отпустил мою руку.- А ты остаешься, - сказал он тихо, - Ты ведь не просто так пришел.Входная дверь хлопнула. Значит, сейчас мы с Крейгом одни у него дома, или кто-то еще есть? Я и задал ему этот вопрос.- Сестренка ушла в гости к подруге, предки на работе. Мы одни.- М-можешь сделать мне еще кофе? – робко попросил я. Наверное, от такого нахальства меня пошлют. Но нет, парень кивнул и молча пошел заваривать напиток, на этот раз в кружке побольше.Через пару минут мы с Крейгом поднимались в его комнату. Он нес две кружки кофе, та, которая побольше, была уже наполовину выпита. Мной. Уже в комнате парень поставил их на стол около монитора, а сам лег на кровать, придвинувшись к стене и похлопав ладонью по свободному месту рядом. В комнате было очень холодно – пока мы вчетвером обедали, окно было открыто нараспашку, и прежде чем лечь к Крейгу, я его закрыл, умудрившись поймать ртом шальную снежинку. Я снял с головы шапку – пора вернуть ее на изначальную голову. Но Крейг не поднимал головы, когда я подошел к нему, поэтому я просто кинул ее куда-то за парня, а сам лег рядом с ним.Стало как-то неловко вот так лежать рядом, но не касаться друг друга, не говорить друг с другом. Я затрясся сильнее, и в этот же момент почувствовал пальцы Крейга на своих. Парень провел ими до плеча, а потом медленно обнял, притянул к себе ближе. Я приобнял его в ответ, а потом положил голову ему на плечо. Я все еще дрожал, ведь я редко бываю с кем-либо так близко. Точнее, вообще никогда не бывал, исключая, разве что, родителей. Но когда тебя обнимают предки, это же совсем не то. Чужой человек чувствуется особенно тепло, особенно приятно.- З-знаешь, Крейг, я вообще-то пришел, чтобы рассказать тебе о том, зачем собирал девчонок. Я, н-ну… Понимаешь, я всегда мечтал о счастливой семейной жизни, и я спрашивал, сможет ли меня хоть одна девчонка полюбить таким, н-ну… ГАХ! – руки Крейга сразу же крепче обвились вокруг меня, позволяя немного успокоиться. Все же тяжело было рассказывать о том, какой ты глупый мечтатель, - …какой я сейчас. Вот такой, дерганый, пугливый. Бебе… Бебе сказала, что я ни одной уважающей себе девчонке никогда не буду нужен. Это так обидно. У меня такое ощущение, что все мои мечты разрушили... – я чуть сжал майку на Крейге, напрягшись на нем. Он запустил пальцы в мои волосы, стал поглаживать, перебирать… Это немного расслабляло.- Тебя обязательно полюбят, Твик, - начал парень уверенно, но тихо, словно боясь спугнуть кого-то, - Неважно, парень это будет или девушка, но это обязательно случится, Твик. И ты все равно сможешь исполнить свою мечту.Я улыбнулся, хоть Крейг и не видел этого. Как я и ожидал, он смог сразу же уверенно сказать именно те слова, которые были мне сейчас очень нужны. На душе стало гораздо легче. Теперь мне нет причин переживать, нет причин терзать себя своей ущербностью. Не зря говорят, что слово может ранить, а может и подарить жизнь. Это абсолютная правда. И мне, неуверенному в себе по жизни очень нужны слова человека со стойкой жизненной позицией.Я совсем расслабился на Крейге. И неожиданно для себя зевнул. Мне захотелось спать. Хм, странно это. Я же всего три дня не спал. И Крейг знал о том, что я сплю очень мало и очень редко, как и еще половина класса, с которой я общаюсь.- Когда спал?- Три дня назад.- Можешь поспать у меня, если хочешь.- Думаю, да, останусь, а то пока дойду до дома прогоню весь сон.- Мыться пойдешь? Дать тебе пижаму? – нет, это точно не Крейг. Кто угодно может быть таким учтивым, но не он. Но я кивнул. Сон для меня слишком важное явление, я никогда им не пренебрегаю, всегда моюсь в теплой воде перед ним и надеваю чистую одежду.

Из душа я вернулся уже в пижаме Крейга. Было немного непривычно ощущать себя в чужом белье, которое, тем более, свисает где можно и где нельзя. Я помыл еще и голову. Мокрые пряди волос были теперь почти прямыми, хотя некоторые более мелкие все же завивались вверх. Пока меня не было, Крейг снова проветрил комнату и перестелил белье. Парень сидел на стуле и пил кофе, смотря куда-то вдаль. Увидев меня, он несколько секунд неотрывно смотрел мне на волосы, на лицо, на шею, а потом закрыл окно. Я устало зевнул. Круги под глазами у меня не сходили сколько я себя помню, веки всегда были тяжелыми, но когда дело доходило до сна, они казались тяжелее камня. Я лег на кровать, Крейг сразу же накрыл меня одеялом. Стоило мне устроиться, парень наклонился к моему лбу и легко коснулся его губами.- Спокойной ночи, Твик Твик…

Царство Морфея никак не хотело отпускать меня. И я был очень рад этому. Я не помнил сна, что мне снился, но это точно был не кошмар, от которых я обычно просыпаюсь. В сладкой полудреме я немного повернулся и понял, что со мной на кровати кто-то есть. Приятный, как первая кружка кофе за день. И я прижался к чужой теплоте, даже не думая о том, что он делает в моей кровати. И кто он вообще. Это все отходит на второй план, главное – выспаться. Так я и не заметил, как снова погрузился в более глубокий сон.

- Доброе утро, Твик, - услышал я шепот почти у своего уха, стоило мне приоткрыть глаза. Прямо мне в глаза смотрел Крейг, слегка улыбаясь. Он был совсем близко, очень теплый, почти горячий. Комната вокруг, кажется, была залита ярким солнечным светом. Значит, я спал совсем мало, ведь темнеет сейчас часов в 6 вечера, - Чувак, мы школу прогуляли… Ты проспал вчера полдня и всю ночь. Уже 11 утра…Я совсем ничего не понял. Я просто не мог спать так долго. Я никогда не мог спать дольше 8 часов. Но… я так странно себя чувствую. Такого никогда не было. Я так спокоен. Очень-очень спокоен. Я вздохнул и потянулся, улыбаясь. Сейчас ушли абсолютно все тревоги. Это очень необычно. И я готов говорить и думать об этом… вечно. Прямо как о кофе. За несколько минут сон полностью ушел и я смог мыслить трезво.- И как мы умудрились прогулять школу, спя в твоей кровати?- Часов в 8 отец позвонил на твой мобильник, я ему сказал, что ты спишь, и он велел не будить тебя. Так тебе разрешили остаться на ночь. Чуть позже вернулись предки с сестрой, я сказал им, что ты уснул у меня и тебе поспать очень-очень важно. Ну, отец сразу сказал, что я могу держать тебя спящим сколько угодно, но что я обязан следить за тобой, ведь чужие дети в доме отцу не нужны. Ну и получилось, что мы прогуляли школу, потому что нам позволили предки. Круто, да? – Крейг довольно улыбнулся, проводя рукой по моей скуле, обводя пальцами контур уха, запуская ладонь в волосы, спутавшиеся за ночь, расчесывая их рукой. Я прикрыл глаза, улыбаясь ему в ответ.- Я очень хочу в туалет… - тихо сказал я, когда Крейг чуть вдавил меня в постель. Он усмехнулся.- Конечно, столько спать. Вставай давай, - Крейг поднялся на колени и протянул мне руку. Когда я сел, голова мигом закружилась, я издал тихий недовольный стон, - Ничего, пройдет. Так всегда бывает, когда долго спишь.

С огромным счастьем отлив, я вернулся в комнату, постоянно подтягивая спадающие с меня пижамные штаны. Сам Крейг, кажется, спал в своей домашней одежде. Окно уже было открыто нараспашку, а парень пил кофе, сидя за столом. Я подошел к нему со спины и погладил по волосам. Мне протянули кружку с кофе, я припал к ней губами и сделал несколько глотков. Кофе был уже остывшим, его заварили несколько часов назад, но вкусным.- Давай еще полежим? Мне так спокойно. Словно и совсем не из-за чего тревожиться было всю жизнь…Крейг потянул меня в постель. Сам он плюхнулся на нее спиной, а я упал сверху. Что же за пидорасню мы творим, кошмар просто… А, может, наоборот, самый сладкий сон из всех.- А что ты делал, пока я спал? – прошептал я, касаясь его носа своим.- В комп играл, а когда ты начал сильно ворочаться, лег к тебе и уходил только в туалет да кофе заварить, когда пару часов назад проснулся… - так же шепотом ответил Крейг, разглядывая мои губы. Я чуть облизнул их, и, не думая, коснулся ими губ друга, чуть погладил языком. Он был кофейным, сладким. Крейг сразу же открыл рот, с готовностью принимая мой язык, чуть лаская меня в ответ. Его руки легли на мои плечи, плотно обнимая, прижимая. Кровать чуть скрипнула под нами, а я углубил поцелуй, чуть быстрее задвигал губами, плотнее переплетая языки… Прошло еще секунд десять, прежде чем я отстранился. Сердце билось чаще, чем до этого, но реже, чем обычно. Странное волнующее ощущение. И я впервые поцеловался с парнем. И Крейг тоже.

Раздалась мелодия звонка моего мобильника. Я подошел к столу, на котором он лежал. Отец. Значит, пора домой. Я обернулся на Крейга. А сказать-то и нечего.- Завтра в школе увидимся, - сказал он мне, провожая до входной двери.

ficbook.net

Снежный кофе — фанфик по фэндому «Южный парк»

Сегодня меня выписывают из больницы. Нет, не по состоянию здоровья. Мне все еще тяжеловато передвигаться, грудь и живот постоянно болит. Просто эти стены давят на меня. Мне все равно приходится оставаться одному. Здесь. В этой большой палате с белыми стенами. Хорошо, что у меня есть цикорий. С ним немного легче, но все же он никогда не заменит мне кофеина. Ночью в этой больнице очень страшно. Я не могу спать, я не могу даже выключить свет, ведь во тьме обязательно появится что-то такое, чего я уже не вынесу. Ночью тут совсем тихо. Будто меня заранее поместили в морг. В первую ночь со мной был Крейг, пусть он и уснул рядом, от него веяло спокойствием. Я знал, что если что-нибудь произойдет, он обязательно проснется и защитит меня. Но последующие две ночи его не было. Единственное, что меня успокаивало, так это мысли о том, что сейчас этот суровый парень спит в моей постели, так же наполняя ее спокойствием, как и меня самого. Может, потом я смогу спать один просто потому, что в моей постели спал самый уверенный в себе парень во всем Саус Парке. А стены все еще давят. В них нет жизни. Здесь я даже не могу медитировать. Ночью лампочка начинала мигать, трещать. А я кричал обе ночи. И в своих криках я звал Крейга, потому что только он мог справиться с тем, что живет в темноте и в пустоте больничной палаты. На мои ночные крики сбегались медсестры. Однако я боялся их. Они жуткие, страшные. Со шприцами. Они хотят убить. Убить. Они приносят пользу только днем, не ночью. Хочу к Крейгу. Он никогда не придет ко мне со шприцом, он ведь успокоит, погладит по голове, поцелует. От мыслей о нем в последние часы мне становится как-то теплее, они не покидают меня. А ведь уже утро. Еще чуть-чуть – и он придет, кончится этот кошмар в месте, откуда попадают в Ад. Все мои мысли такие не пацанские. Как будто я описался ночью и зову мамочку. Но ведь я не мамочку зову, я зову своего друга, а он рад прийти на помощь, защитить от парней, если что. - Доброе утро, Твик, - Крейг появился в дверях как всегда неожиданно. Было еще совсем рано – 7 утра, как я посмотрел на своих часах. Он ведь любит поспать, но пришел. И вчера тоже пришел так рано. Он же знает, что с ним мне спокойнее. - Привет, - я широко улыбнулся ему. Улыбкой мне не ответили, зато Крейг быстро подошел ко мне и очень осторожно обнял. Каждый вдох приносил мне дискомфорт, а стоило вдохнуть чуть сильнее – боль в ребрах. И я вздохнул. Но ничего, не смертельно же. Мне стало спокойнее, гораздо спокойнее. Чужие губы коснулись моего лба, затем – легкий чмок в висок. В этот момент сердце забилось чуть чаще. Пусть он поцелует меня в губы. - Хочешь, мы прямо сейчас пойдем домой? – пальцами Крейг убрал прядку волос с моего лица. Голову я давно не мыл, да и сам давно не мылся, но парню, кажется, все равно. А мне вот не очень удобно, что я грязный. Это в принципе неудобно. Не люблю быть грязным, но ничего не поделаешь сейчас. - Хочу, - а главное слово – «домой». Вместе. В один дом. Ведь он живет со мной. Это вроде как повод для гордости. Я всегда мечтал о том, чтобы мой папа заботился обо мне так же, как и отцы моих одноклассников. Ну, я имею ввиду, чтобы не разрешал чего-то постоянно, ограничивал в действиях, считал меня маленьким. А он всегда давал мне свободу. Столько свободы, сколько мне не нужно. Хотя все мои друзья именно об этом и мечтали. Ну, кроме Кенни, хоть мы и не дружили с ним никогда. Его предкам было плевать на него еще больше, чем моим на меня. Ну, еще Крейг. Но ему настолько плевать на семью, что его все устраивало. Я, конечно, понимаю, что это все плохо, но Крейгом я буду пытаться заменить себе отца. И я думаю, он все понимает, ведь он заботится, приходит рано утром, нагло прогуливает школу. А если он попытается следить за тем, что я ем и что делаю, то я буду даже рад. Мне ведь всегда давали то, что я хотел, а ограниченность, это, наверное, так круто. Когда кто-то может решить за тебя. Для меня всегда было проблемой решить что-то самому. Это трудно, ответственность грузом тянет на дно. А если что-то не так? А если я не угожу кому-нибудь?! - Твик, ты чего? – я вскрикнул, дернулся. Стало больно во всем теле. Я так углубился в свои мысли, что совсем забыл про Крейга. А он сейчас осторожно поглаживал меня по щеке. Я прижался к его холодной ладони, а затем взял ее в свою левую руку и поднес ко рту, согревая дыханием. Опять он без перчаток ходил в лютый мороз. - Просто задумался. П-пойдем… домой. Папа ведь разрешит тебе остаться? – Крейг чмокнул меня в лоб еще раз и встал с постели, видимо, за моей одеждой. - Пойдем. Но мне придется тебя переодеть, - у него в руках была моя любимая рубашка непонятного зеленого цвета и джинсы. О-ей. У меня ведь гномы снова трусы утащили. Это не страшно тут, в больнице, ведь я сейчас лежал в длинной сорочке. Господи, Господи! Мне придется раздеться перед Крейгом… совсем! Стресс-то какой! А если ему… не понравится? Так он же вроде… видел. Господи, а если ему УЖЕ не понравилось?! Наверное, мое лицо выдавало всю мою панику и… смущение. Крейг приподнял бровь и чуть приоткрыл рот. А я стал пялиться на его губы, сильно переживая, что что-то будет не так. Что-то ведь обязательно будет не так! Он… он будет мной недоволен, он пошлет меня, как и всех! Ааа! Господи! - Успокойся, Твик. Тише, - а у него как всегда ровный, словно каменный голос. Совсем ничего не боится. Конечно, по этому поводу я и раньше восхищался им, завидовал его каменности, а теперь он вроде бы со мной, и от этого я восхищаюсь еще больше и даже завидую самому себе, что мне теперь есть на кого положиться, - Если хочешь, я могу позвать медсестру, чтобы она тебя переодела. Что? Медсестру? Господи, Господи, Господи! Мне ведь нравятся девочки, а медсестры. Они хоть и страшные по ночам, они… Да еще и женского пола! Господи! - Ну, тогда тебе придется показать все мне, - все-таки как хорошо он умеет читать лица! Хотя нет, просто на моем все написано столь огромными буквами, что прочитает даже слепой, - Представь, что это не я. Я, конечно, попытался. Но не помогло. Крейг стянул с меня одеяло, а потом взялся за край сорочки. Черт, черт, черт! Проклятые гномы! - Гномы… - Ты хочешь сказать, что потерял где-то трусы? – я совсем раскраснелся, - Ладно. Крейг снял шапку, надел ее на меня и натянул мне на глаза. Может, если я не буду смотреть, станет легче? Только бы так оно и случилось! - Ты же на поляне, Твик. И вокруг тебя летают бабочки. А за твой спиной журчит ручеек, - неужели он видел, как я медитирую? Откуда он знает? Впрочем, не важно. Я же на поляне. Вся поляна в ярко-зеленой траве, а где-то неподалеку – низкие светлые деревья. Лазурно-голубое небо было особенно ярким и добрым, солнце заливало теплом и светом все вокруг. Яркая радуга мостом перебегала через ручеек, который так мило журчал. Звонко пели птички, озорной котенок гонялся за порхающими разноцветными бабочками. Из леса стали выходить оленята и их матери, волки, больше похожие на добрых собачек, зайчики, белки и даже единорог. Этот мир был безопасен и рад мне. Здесь было спокойно. - Твик! Эй, Твик! – это был голос Крейга, он звал меня в моем мирке. Голос становился громче, даже назойливее, потом начали раздаваться щелчки. Я открыл глаза. Вновь слишком глубоко ушел в медитацию. Меня снова затрясло, зато я стоял рядом с Крейгом уже одетый. Всегда поражаюсь тому, как нифигово меня вырубает. - И ничего страшного, - заключил Крейг. Стоп. А что если он смотрел? А если ему не понравилось?! А если… он успел меня потрогать?! Я ведь совершенно не чувствую времени, когда медитирую! – Твик. Успокойся. - Хорошо, - я дрожал, ребра не переставали болеть. Они, наверное, никогда не срастутся. Господи, а если и правда не срастутся?! - А теперь пойдем домой.

Предки еще не ушли на работу, когда Крейг довел меня до двери. Идти так далеко было тяжело, но отцу, кажется, было все равно. Он «поволновался» чуть-чуть из отцовского долга и забил. Конечно, ведь в лице Крейга у меня появилась отличная нянька на тот период, что я болен. Хорошо, что мама с папой зарабатывают достаточно, чтобы содержать двух детей сразу. Но… мне все-таки как-то неудобно, что этот суровый парень тратит на меня столько времени. Ему ведь может надоесть… Так, он же сказал, чтобы я не паниковал.- Привет, мальчики. Будете завтракать? – вежливо встретил меня с Крейгом отец. Парень помог мне снять пальто и обувь. Его, кажется, совершенно не волновало присутствие моих предков. А мне было неловко. Потому что, ну… Если бы на моем месте была девушка, а я на месте Крейга, это было бы нормально. А так… Это же ненормально. Я-то привык, что я… такой, но показывать свою, как бы сказал Баттерс, билюбознательную сторону предкам я не собирался. Они ведь могут вышвырнуть из дома! Нет, это предки Такера могут вышвырнуть его из дома, а мои – только подобрать парня своего сына. Ну что у меня за семья?!- Крейг, а тебя н-не убьют в школе за прогулы? – поинтересовался я у невозмутимо севшего за стол парня. Я как-то все не мог пристроиться, казалось, что меня пронзает иглами стыда. А у стыда страшные иглы.- Директриса не убьет. А мистеру Твику ведь насрать, - невозмутимо и без эмоций отозвался Крейг. Господи! Какой стресс, какой стресс!!! Папа ведь слышал его! И мама! Я вскрикнул и дернулся. Крейг сразу же встал со своего места и бережно обнял меня, погладил по больным ребрам, словно бы успокаивая резко усилившуюся боль. Ну как человеку может быть настолько похуй?! – Иди в комнату, я принесу нам завтрак, а ты полежи.А тон – словно приказывает. Это даже успокаивает. Это то, чего никогда не делали мои родители. Так хорошо, когда не оставляют выбора. Поэтому я спокойно кивнул другу и послушно пошел в свою комнату.Тут меня ждал сюрприз. Комната была обставлена совсем по-другому. Вещей в ней было гораздо больше, что делало ее немного уютней. На комоде стояла фотография Страйпи. Крейг почти никогда и почти никому не давал ее в руки. Если он появлялся где-то вместе с ней, то его лицо из каменного превращалось чуть ли не в маниакальное. Он очень переживал из-за своей любимицы, даже слишком. А однажды я увидел, как он улыбаясь, лежит на кровати и трется носом о нос морской свинки. А еще он говорил ей всякие глупости, какими обычно увешивают своих котяток девчонки. Собственно, в ту ночь я пошел погулять. И лазил к окнам своих друзей. Пацаны ведь тоже очень любят своих зверушек, просто стесняются этого. А иногда настолько убеждают себя в том, что котята и песики для девочек, что действительно начинают их ненавидеть. Я когда-то тоже любил зверушек, потому что они меня успокаивали. А потом стал стесняться этого. Поэтому малыши-зверятки теперь существуют для меня только в том мире, в который я погружаюсь, медитируя. Хотя вообще-то парни действительно более равнодушны к животным, нежели девушки.- Твик? Ложись давай, нефиг стоять, ты не статуя, - я дернулся, поскольку задумался и не заметил Крейга, который принес большую тарелку с яичницей и одну большую кружку кофе. Я поставил фотку Страйпи на место и послушно лег. Больновато, но зато лучше, чем стоя, - Открывай рот, кормить буду.С ложечки что ли?! Какой позор, я не вынесу этого! Однако все же открываю рот, в который тут же лезет вилка с кусочком омлета. Значит, с вилочки. Но от этого не позорней! А яичница обычная, которую и всегда готовят мои предки. Крейг тоже ее ест, той же вилкой, просто после того, как положит кусочек в рот мне. Так есть довольно необычно, наверное по этой же причине и вкуснее. А потом Такер поит меня кофе, следом отхлебывая сам. Его лицо так близко, что мне становится чуть жарче. Как только парень убирает кружку восвояси, я осторожно тянусь к его губам, но не могу дотянуться – больно.- П-поцелуй меня, - тихо прошу я, закусывая нижнюю губу. И он целует. Нежно, аккуратно, касаясь своими сухими губами моих, влажных от постоянных нервных облизываний, проводит языком, проникает им в мой рот, поглаживает внутри. Крейг уложил меня обратно на кровать, чуть придавил своим телом, прошелся горячими пальцами по плечам, целуя чуть глубже. А я не слишком смело отвечаю. Смелости почему-то все еще нет, а после первого поцелуя я еще и смущаюсь, нервничаю, волнуюсь. Сердце бьется чаще, но это не то ощущение, что обычно бывает от передоза кофе. Не кажется, что все сосуды в голове сейчас лопнут, зато взмокаешь.- Мальчики, мы на работу, не шалите тут, - Крейг мигом отклеился от моего рта, а я стал больше похож на помидор. Причем яркий такой, явно очень спелый. А может ли помидор быть очень спелым? Не знаю, наверное, он может быть даже переспелым. А вообще помидоры вкусные. Только когда я их ем, я умазываюсь ими полностью, потому что они брызгаются. И это немного страшно. А еще из них делают кетчуп, он тоже очень вкусный, но с мясом. А еще он, как и его предшественник, очень брызгается. Я обязательно умазываюсь им полностью. А потом мне очень-очень страшно, ведь кетчуп так похож на кровь! Кровь – это очень страшно!- Не волнуйтесь, мистер Твик, я его просто отымею во всех позах, - а у Крейга все еще каменное лицо. Бледное. Говорит такое и не смущается. Ну, он же шутит? Нет, он ведь шутит, да?! Потому что… это же страшно! Господи, это же больно! Господи, Господи! Н-нет. я же не хочу вот так, сейчас, мне плохо, у меня все болит! Господи!- Мальчики, вам еще рано заниматься подобными вещами. Когда я был в вашем возрасте, меня интересовали только прогулки с девочками. Также я начал ухаживать и за твоей мамой, Твик, - отец начал пороть всю эту чепуху, ему было совершенно насрать, ЧТО Крейг сказал, а вот мне насрать не было! Я же потом срать не смогу!- Ричард, иди-ка ты нахуй, - это стало для меня финалом. Я даже не знаю, какой цвет принял. Помимо фразы Крейг показал моему отцу фак. Господи, да его же сейчас выгонят! Куда он поселится?! Крейг ведь не будет бомжевать?! Господи, Господи!- Ты не смеешь посылать меня. Вообще никому нельзя меня посылать! Вы только не шалите тут.Отец ушел. Я даже не знал что сейчас чувствую – страх или ахуй. А Крейг заржал. Долго и заливисто. Хоть это и не смех, а ржач, мне все равно стало приятно. Такер так редко смеется. Я даже улыбнулся. Но как-то все равно фигово. Я нервно дотянулся до кружки и глотнул кофе.- Твой отец тааааакооой смешной, - низко протянул Крейг, - И ему на тебя совсем насрать. И на то, с кем ты водишься. И на то, кто тебя ебет, - Крейг продолжил ржать. А я снова стал напоминать помидор. А помидоры вкусные! Ой, я об этом думал совсем недавно, кажется. Меня вообще никто пока что не имеет! И мне страшно, что будет! Что-то я об этом вроде бы тоже уже думал. Или нет?Однако мне предстоял весьма сложный день с Крейгом. Ему было все равно, что он уже давно не ходит в школу. Ему не все равно только на меня! Только со мной он так нянчится. Зато нянька из него куда более хорошая, чем предки из моих предков. Крейг хороший, такой хороший, каких мало. Как я понял, он собирается меня мыть, потому что мыться мне надо, а из-за гипса на руке и общего плачевного состояния у меня это вряд ли получится.- Может, лучше моего папу п-попросить? Это же такой стресс! – я забился поглубже в простыню. И правда, такой стресс! А что, если…- Если в твоих мыслях еще раз появится слово «если», все, что ты подумаешь после него, обязательно сбудется, - я выпучился на Крейга. В данный момент он невозмутимо пил кофе и любовался моими влажными изгрызенными пальцами. Я старался не тянуть их в рот на людях, но не всегда получалось. А как Такер узнал, о чем я думаю? Он читает мысли?! Господи! Как же теперь жить?! А что, если… Он же сказал не думать. Не думать-не думать-не думать.- Книгу прочитать сложнее, чем твое лицо, - в который раз себе говорю – нужно исправляться. А никак не выходит! Ну никак! Почему я такой не такой, как все?- Дай кофе, - мой голос напоминал голос маньяка. Слишком спокойный и безэмоциональный для меня в данный момент. Потому что кофе – это кофе. Он нужен, и хоть цикорий и заменяет его, это все же не то. Мне нужен кофеин. Очень. Не могу без него жить. Крейг всунул мне свою кружку, я стал довольно лихорадочно пить из нее. Иногда находит страстное желание пить этот чудный напиток… Хоть литрами…- Я пойду схожу в магазин, я ненадолго, - и что ему может понадобиться в магазине? А что, если это… Никаких если, Твик! Ведь тогда все сбудется. И единороги перестанут приходить ко мне по ночам. А, они же не приходят. Показалось.Вернулся Крейг скоро, с сигаретой в зубах и с двумя бутылками пива в руках. И я не очень-то понял с какого фига он притащил сюда спиртное и тем более какого фига он курит в доме. Но Крейга эти вопросы не волновали, по нему это было видно. Хотя нет, наоборот, по нему ничего не видно. Но он ведь знает, что делает! Он всегда все знает, поэтому такой уверенный в себе.Такер поставил обе бутылки пива на стол и, все еще докуривая сигарету, спустился вниз. Через пару минут он вернулся уже без сигареты и с кофе в руках. Конечно, ведь я допил предыдущую кружку. И эта долго жить не будет. Но, прежде чем отдать мне долгожданный напиток, Крейг наклонился к моему лицу. От него сильно несло куревом, но мне это даже… нравилось. То, что он весь из себя такой неправильный, пофигистичный, спокойный. И мне вообще стал доставлять факт того, что мы с ним оба парни. Стоп. Что? Хотя, да… Я привык быть не таким, как все, но это уж слишком отличается от норм. Что даже… приятно как-то. Я закусил нижнюю губу. Чужое лицо было так близко, губы почти соприкасались… Мое сердце застучало чуть быстрее, я покрылся мурашками. Дышать стало тяжело из-за не слишком приятного запаха сигарет, однако я подался к губам Крейга. В этот же момент они отдалились и припали к бутылке пива. Зато мне отдали кофе. Но поцелуй был бы все же приятнее.Прошло несколько минут. От первой бутылки почти ничего не осталось, как и от содержимого моей кружки. Только вот что-то ело меня изнутри. Я же не маленький, чтобы быть трезвенником, когда Крейг пьет!- А м-можно мне? – парень медленно перевел взгляд с окна на меня, и так же медленно приподнял левую бровь.- Детям нельзя, - Такер уперся взглядом в мою кружку, - Детям и кофе нельзя, так что скажи спасибо доброму мне.- Я тебя почти на полгода старше! – выкрикнул я, не подумав. Господи, да мы же сейчас будем ругаться!!! Это же такой стресс! Однако Крейг лишь снова приподнял левую бровь.- Тогда выпей залпом вторую бутылку, посмотрим, какой ты взрослый, - а, да, я, кажется, забыл, что с этим парнем поругаться очень сложно. А вот влипнуть вполне реально. Как же я выпью всю бутылку сразу?!- Я готов поспорить, что ты не справишься, - Господи-Господи-Господи, я же не девчонка, чтобы отказываться от нагло кинутой в лицо перчатки! Нужно поспорить и выиграть спор!- Н-на что спорим?! – сказал я и вскрикнул, а затем схватился за ребра. Такер не обратил на это никакого внимания. Странно он себя ведет. Как будто я ему заменяю Страйпи – как домашняя зверушка. Хочу – ухаживаю и люблю, не хочу – издеваюсь. Не-ет, такого быть не может, это все моя больная фантазия!- На отсос, - лицо парня осталось невозмутимым. Где-то за окном завыл ветер, а я покраснел. И высказал ту мысль, что так вертелась на языке.- А-аа ты не торопишься?! Господи, это же такой стресс!- Ну, я же обещал твоему бате, что трахну тебя. Я пошутил, но в каждой шутке доля правды, - ну не отказываться же мне, как маленькому. Нужно ведь принимать вызовы судьбы! И этого мрачного парня, что сейчас с нескрываемым удовольствием смотрел на меня. Такой взгляд у людей, когда больше всего желают не победы, а увидеть чью-то реакцию. Вроде моей нынешней. Я даже не знаю, как выглядел в этот момент. Меня поставили в тупик. Крейг Такер никогда не рискует, и все это знают. И сейчас ему было все равно, кто выиграет, ведь это по любому будет приятно обеим сторонам, но…КАКИМ ЖЕ ГАДОМ НУЖНО БЫТЬ, ЧТОБЫ БИТЬ ПО МОИМ САМЫМ ЖУТКИМ СТРАХАМ?!?!?! Ой, кажется, я сказал это вслух…- Нужно быть мной, - по губам парня расползлась ухмылка. Что-то с ним сегодня точно не так. Это настораживает. Но выпил он немного, так что он действительно такой и есть! Господи! И все же сосать так страшно… А вдруг я задохнусь? А вдруг подавлюсь? Вдруг укушу? А если мне сосут – тоже ведь страшно! Даже страшнее, чем самому брать в рот, наверное! Столько всего может пойти не так! – Хватит трястись. Просто я хочу разнообразия в нашей игре, - Игре? Для него отношения – это игра? Он шутит, так не бывает! Отношения ведь очень серьезная и ответственная вещь! И она очень нервирует! И вообще, Крейг стал нравиться мне больше, мне еще страшнее открываться перед ним и…- Хватит уже трястись! Тебе же больно, - парень подошел ко мне с двумя бутылками пива, полную он всучил мне в дрожащие руки, освободившейся рукой заботливо, нежно погладил меня по волосам, уже не ухмыляясь, - Не бойся, пей. Разрешаю не залпом, а с перерывами, но чтобы все выпил, тогда выиграешь. Ты же у нас не пьеееееееешь, - привычно протянул Такер, снова возвращая в голос издевки. Но он ведь прав! Нечего мне так по-девичьи себя вести!Я дрожащими руками попытался хоть как-то вскрыть бутылку. Крейг ойкнул и помог мне открывашкой. Не знаю, как на самом деле называется эта фигня, не пользовался никогда. А как тогда Такер ее нашел? Он, наверное, такой спокойный, что даже не разворотил всю кухню!- Пей уже, - я вздохнул и прилип губами к бутылке. Пиво было на вкус… Не знаю даже, каким. Противным. И еще этот алкоголь… Трудно описать впечатления. Я проглотил и оторвал горлышко от губ, сморщившись. И как Крейг вообще это пьет? Как он вообще хочет это пить? Гадость несусветная! Но я должен выпить это! Но… бухать – это такой стресс! Это так давит! А что, если папа узнает, что мы шалили?! Что мы пили, а потом… Господи! Но нужно пить. Я снова прильнул к бутылке, упорно заливая в себя эту фигню. Я мужик, я должен. У всех отцы это пьют, только мой не пьет – он кофе любит. И я люблю.- Все, не могу больше! – почти закричал я, выпив чуть больше половины. Крейг забрал у меня бутылку, сам же отхлебнул из нее. Чуть покраснев, парень пошло провел языком по горлышку, обводя его по кругу, облизывая, а затем захватил его губами в рот. Весьма красноречивый намек. От него я покраснел до кончиков ушей. Неужели он все-таки затолкает мне в рот? Господи-Господи-Господи. Стресс-то какой!!!С другой стороны, уже от одной этой мысли мне стало жарко. Хотелось избавиться от этого надоедливого одеяла, раздеться… погладить себя. Пиво сделало мою голову слегка тяжелее. Я, конечно, пил раньше, но плевался после первого глотка, никогда не был пьяным. А тут… ну чуток есть. Значит, ради этого Крейг и купил эту дрянь?Страх ушел на второе место. На первое место встало желание удовлетворить парня, который навис надо мной, сильно сжимая в руке несчастную бутылку. Так сильно, что его кисть побелела. Хотя у него и так всегда были белые, аккуратные руки. Я закусил губу, раскрасневшись сильнее. Черт, что же меня ждет. Я коснусь его языком… там. Господи, мне уже тесно в штанах.- Еще чуточку будешь? Для храбрости... Хотя вообще-то для храбрости взрослые дяденьки пьют водку. Но ты же маленький, - Такер откинул одеяло и сел на меня верхом. Точнее, он держался на своих коленях, зная, что меня нельзя придавливать. На этот раз его губы были совсем близко, дразнящее раскрываясь, а глаза бегали по моему напряженному, чуть дергающемуся лицу. Парень надо мной тоже раскраснелся. Для него это тоже будет впервые, но он находит в себе силы еще и говорить. Я же заткнулся и старался в панике не разораться. А Крейг тоже горячий. Сладко облизывает губы совсем рядом. Мне хотелось их поцеловать, облизать, но это сейчас так страшно. Я же возбужден, а он… так близко… Сердце колотится под сломанными ребрами, гипс на правой руке сейчас мешается, как никогда.Крейг провел языком по моей нижней губе, а затем слегка прикусил ее. Сейчас он сверлил взглядом мои глаза. Его собственные сейчас больше были похожи на два черных пятна – огромные зрачки, по краям очерченные более светлым оттенком, серым - радужкой. Ему тоже крышу сносит лишь от одной мысли об этом? Это же невозмутимый Такер, который оказался весьма горяч. Черт, так хочу, чтобы ко мне прикоснулись…Крейг, даже толком меня не поцеловав, поднял голову, передвинулся на коленях ближе к моему рту. Ох, черт. Я шумно выдохнул. Забил уже на то, что больно. Все, что здесь происходит – пытка для впечатлительного меня. Но, твою же мать, пытка приятная. Такер расстегнул ширинку. В этот момент я плотно закрыл глаза. Лучше не видеть члена около своего рта, лучше не видеть… Это ведь такой стресс! Я никогда не был так близко… к этому.Крейг еще немного пошуршал одеждой, и горячая плоть уткнулась в мои губы. Парень издал какой-то невнятный звук, а я думал, что сейчас умру, так сильно пульсировало что-то в голове. Я осторожно высунул язык, пробуя член на вкус. Не сказать, что это противно, скорее незнакомо. Я, лишь чуток осмелев, прихватил конец в рот, все еще не размыкая век. Крейг шумно выдохнул. Здесь ведь чувствительно. Черт, я же совсем не знаю, что делать! Ему ведь может не понравиться! Нужно успокоиться…Я провел кончиком языка по нижней стороне от основания до головки, затем аккуратно ее целуя. Сверху тяжело дышали, в моих же ушах стучала кровь. А если у меня что-нибудь лопнет?! Ммм, нельзя отвлекаться. И, наверное, проще сразу заглотить. Я раскрыл губы пошире, беря в рот. Не стерпев, Крейг довольно сильно толкнулся в мое горло. Неприятно, даже болезненно, но ничего… Я постарался расслабиться, сглотнуть. Тяжело, непривычно. Я же понятия не имею, как это делать! И Такер, кажется, тоже, но он решил просто толкаться в мое горло самостоятельно. Господи, какой же все-таки это позор! С парнем… Вот так…Крейг постанывал надо мной, ускоряясь, врываясь рваными толчками, в неровном ритме. Я же потянулся рукой к своему достоинству, которое так жаждало прикосновений. Меня ведь трахают в рот! Че-ерт! Наконец-то желанные движения руки по члену. Сейчас все чувствовалось ярче. Я простонал с набитым ртом, плотнее сжав губы. Крейг отозвался на это стоном где-то сверху, чуть ускоряясь. Я успел сделать лишь несколько движений, прежде чем мне кончили прямо в горло. Этот момент слишком неправильный, настолько, что оргазм накрыл и меня.А сперма невкусная, гадкая какая-то. Как только мой несчастный рот покинули, я начал глубоко дышать. Насколько это легче без постороннего предмета внутри. Удовлетворив столь важную потребность в воздухе, я обмяк. И стало ну совсем стыдно. Я, наплевав на ребра, перевернулся на живот, даже несмотря на то, что Крейг все еще был где-то сверху. Горло болело. И вот сейчас я точно был как помидор. И сладости прошедшего оргазма я не особо чувствовал – важнее было уткнуться носом в подушку и хотя бы постараться отдышаться. Жаль, проваливаться под землю не умею! Я ТАКОЙ стресс пережил! Это же вообще кошмар! Теперь не от гномов я буду просыпаться в те редкие случаи, когда сплю. Я же думал, это приятнее, я…- А ты что здесь делаешь?! – этот вопрос Крейга поставил меня в тупик. Я вроде бы все это время был здесь. Пофигист сошел с ума? Я повернул голову набок, краем глаза смотря на красное лицо парня. Он тоже пытался отдышаться. И его глаза смотрели явно не в мою сторону. Я проследил его взгляд, сильно дрожа, и увидел…Твою мать, что тут делает Кайл?!- Я… э… - юный детектив, что не странно, был весьма смущен и подавлен. И прикрывал пах рукой. Или потирал, мне точно не видно. Ну да, он же тоже педик, только пока что об этом не догадывается в силу своей правильности. И пусть не догадывается! Только вот… Господи, это так давит! Я теперь опозорился еще и перед Брофловски! Господи! А если он расскажет? А если он будет смеяться?! Да я совсем умру от стыда! Нет, стоп, Твик, все не так. Он сейчас пойдет дрочить куда-нибудь и стыдно будет ему. Верно же? Верно…- Санузел через дверь направо, - Божечки, Крейг, спасибо, что послал его в нужное место! И фак показал… Ну, Такер же… Кайл поспешно удалился в указанном направлении. У меня теперь хоть есть несколько минут, чтобы прийти в себя после пережитого. Ну, стресс же!

- А теперь отвечай, как ты сюда попал, - заявил сидящий на подоконнике Крейг Кайлу, стоило последнему войти. Я, чуть потрепанный и все еще красный как рак, лежал в постели, пытаясь все забыть. Такеру было уже все равно, но он верно решил меня не трогать пока что.- Я влез через окно. К вам сюда попасть слишком легко, я именно об этом и хотел сообщить. Я вас напугать ножом мясника хотел, но вы меня напугали сильнее… - Кайл стыдливо достал из пальто свой нож. Кажется, первый раз он им хотел воспользоваться, когда весь город, кроме Кайла, стал метросексуальным. Как раз после того, как Крейг с ребятами его избили. Ну, я тоже принимал в этом участие… А вообще-то тогда наша компания классно выглядела. Хотя… Прилизанный Такер весь в розовом… Это как-то слишком.- Будешь знать, как к геям влазить по утрам, - Крейг сделал еще затяжку, пуская дым летать в далекие края. Он стал больше курить. Впрочем, он же плохой парень, он должен курить. Видимо, поэтому бедняга и начал.- Ну я же не знал! – Такер пришиб своего Холмса взглядом. Уж не знаю, что творится сейчас у этого сурового парня в голове, но, мне кажется, что его самооценка и самоуверенность явно возросли. Нет, мне кажется, ведь он как был ледышкой, так ею и остался.- А п-почему ты не в школе? – довольно робко подал голос я. Отличники ведь не прогуливают! А если прогуливают, то… Господи, мир рушится!- Я очень переживаю, что вам еще как-нибудь насолят, поэтому свалил, как только мне пришла в голову замечательная идея проучить вас. Нельзя допускать, чтобы вас могли сфоткать через окно. Или тем более чтобы кто-то пробрался в дом. Вам наплевать, да? Крейг, ты хочешь, чтобы Твика еще раз избили? – Крейг лишь тяжело вздохнул.- Не отдавайся эмоциям. Преступник не так туп, чтобы повторяться, - Кайл – глупый еврей! Вот зачем он меня запугивает?! Я вовсе не хочу, чтобы меня снова били! Это больно и очень страшно! Я сильнее забился в постель, снова тревожа ребра.- Тут ты прав, но мало ли как он еще захочет навредить вашему здоровью? – тупой! Идиотский еврей! Крейг подошел ко мне погладил по волосам, убирая мою руку от лица. Я засмущался, ведь это… Ну… Так… После всего случившегося, это уже как-то не так, как раньше. Меня заколотило. Парень вздохнул и отошел, поняв, что ничем не поможет.- Лучше скажи, кого ты подозреваешь.- Проще сказать, кого я не подозреваю. Я не подозреваю либо тех, кто слишком умен либо недостаточно самовлюблен, либо тех, кому нужен я, - Кайл поправил свои очки, начав шагать по комнате взад-вперед.- Это нихера нам не дает. Лучше забить на это дело, мне не в кайф играть в доктора Такера, который знает больше самого детектива, - в голосе Крейга появилась некоторая раздраженность, - Вали.Без среднего пальца тут не обошлось. Кайл обиделся, разозлился, но ушел. Мне даже его как-то жалко стало. Ну ничего, раз он решил взяться за дело, пусть разгребает его грамотно.

Следующие часа два я все так же лежал на кровати и думал, чем себя занять. Крейг в это время успел сходить в магазин, и сейчас сидел за моим компом, попивая еще пиво. Поначалу он явно рылся в папках и смотрел мои отсканированные рисунки, все причитая, что он был бы таааак щаслив, если бы тоже умел так рисовать. Хотя, как я догадался, дело шло не об умении, а о сюжетах. У меня дрожат руки, да и все выходит не очень-то красиво… Но мама мне всегда говорила, что в свои рисунки, пусть даже они на тетрадных листах и сделаны ручкой, несут в себе какой-то особый смысл. Обычно я изображаю что-то страшное, что меня пугает в данный момент. Иногда рядом я изображаю что-то хорошее. Несколько раз я рисовал людей, но это получалось так плохо, что я забросил. Наверное, Крейг говорил о том, что у него не хватит фантазии нарисовать столько всего на крошечном кусочке бумаги. Почему я храню рисунки на компьютере? Я же всегда теряю бумажки.Потом, просмотрев все, что его интересовало, Крейг замолк. Как он мне сказал, ему что-то очень нужно в интернете. Мне было страшно скучно.Такер поднялся с насиженного места и, хлебнув еще чуток пива, а также обреченно вздохнув, подошел ко мне и стал сверлить мое лицо взглядом. Со мной что-то не так? Меня хотят выгнать? Господи!- Короче, я не хотел, чтобы ты расстраивался из-за того, что у нас… не получилось, - Крейг наклонился к моим губам, нежно целуя. Я не ответил ему, потому что был в замешательстве. Он что, хочет еще разок потерзать мое горло? На меня накатил страх, но прохладная рука, которая начала поглаживать через рубашку мою грудь, как-то отвлекла меня от невеселых мыслей. Я ответил на поцелуй. Со вкусом пива и легким, еле заметным вкусом сигарет. Плохой мальчик, от которого мое сердце снова бьется чаще.Оторвавшись от моих губ, парень уже спокойнее взглянул на меня сверху. Все-таки он был смущен.- Просто не парься, Твик. В следующий раз тебе будет приятнее, я обещаю, - значит, не сейчас? Я даже перестал дрожать. Этот факт успокаивал. И слова его тоже. Все будет лучше. Все будет намного лучше. У меня почему-то сильно изменилось настроение.

«Игрушки тоже чувствуют. Нельзя уподобляться этой блядской скотине» - Такер.

Я никогда бы и не подумал, что обнаружу в себе зачатки садизма. Жестковато я обошелся с беднягой Твиком. Правда, с того момента прошло уже два дня. Невротику стало гораздо лучше. Сейчас было утро, я решил все же прийти в школу. С ним. Предстояло еще много чего уладить… в школе. На учителей мне насрать. На семью тоже. Но вот разборки с одноклассниками не сулят ничего хорошего. На них даже забить нельзя, как бы там этого не хотелось. Найдут, побьют. Все мы – подростки, и методы у нас куда более жестокие, чем у своры собак.Твику хоть и становилось физически все лучше, морально – только хуже. Обе ночи он жался ко мне, потому что я не умею спать с включенным светом, а в темноте ему совсем страшно. Днями я был ему нянькой. Надо сказать, поначалу интересно, весело – вроде как бы домашняя зверушка, которая не только все понимает, но еще имеет о происходящем свое мнение и может даже его высказать. И с готовностью подставляет губы под поцелуи. Я так и не стал прикасаться к нему более откровенно после того глупого спора. Вот находит же на меня иногда. У меня такое чувство, что со своим зверьком я наигрался. С ним тяжело пребывать в своем типичном пофигистическом состоянии – за Твиком нужно следить. В этом минус его нервозности – с ним интересней, чем с нормальными, но страшно оставить. Я сам невротиком так стану.Именно по этой причине мы с кофеманчиком идем в школу. И как бы я ее так не ненавидел, мы туда пойдем. В 15 лет жить с тем, с кем мутишь – очень плохая идея. Лучше бы я донемогался до Кайловой задницы.

В итоге сам не свой я ввалился в класс. Где-то за моей спиной прятался Твик. Скорее бы отстал. Первые недовольные взгляды я поймал сразу же. Блэк и Донован. Надо сказать, эти два взгляда были даже не недовольными, а удивленно-злыми, если такие в принципе бывают. Я уже знал, что они затаили на меня вселенского масштаба обиду. Я ведь их кинул. Я не сразу просек, как просчитался – вожак не должен кидать своих псов. Заднее чувство подсказывало, что сейчас мы выйдем и все кончится мордобоем. Они двое против меня одного… Хорошенько наваляем друг другу. И вожаком мне не быть больше, это точно. Токен – хороший, верный пес, но место лидера займет он. И не уступит больше. Я глянул на них, показал им фак. Джимми уже притесался к ним. И Кевин. Они взяли Кевина? Не ожидал.До звонка еще осталась пара минут. Самое время навалять друг другу.- Твою ж мать, Крейг! Где ты пропадал, сука такая?! Мы тебе вообще-то пытались дозвониться. Мы звонили и тебе домой, и всем одноклассникам, и даже всем родителям! Ты как будто пропал! – все одноклассники сразу просекли, что это будет интересно. Я невозмутимо скинул сумку на пол и нашел взглядом Кайла. Мы с ним все же сблизились из-за этого «заказчика», который, кстати, эти два дня молчал в тряпочку, отчего еврей нервничал, будто бы это затишье перед бурей.- Смотри-ка, твоему дружку сейчас рожу начистят, - ехидно, но довольно тихо отозвался Стэн. Значит, не у меня одного проблемы с друзьями?- Крейг, т-ты аккуратно только, хорошо? Я переживаю, - тихо сказал Твик за моей спиной. Я обернулся. Что-то дернуло меня потрепать парня по волосам и чуть улыбнуться. Он сразу же перестал так дрожать, даже не смотря на то, что я почти скомандовал ему в этот момент отойти и не мешаться.- Значит, все-таки променял нас на этого доебывающего психа, - зря я публично проявил, чью сторону поддерживаю. Это же как красная тряпка для быка.- Не называй его так, - мой ответ был наиболее холоден. Так холоден, как только возможно. Тот самый «доебывающий псих» заскулил где-то на заднем плане. Среди кучи заинтересованных лиц было несколько выделяющихся. Меня сверлили янтарные глаза Кайла – он явно что-то рьяно соображал и собирался что-то делать. Твик что-то решить не мог, но явно судорожно пытался это сделать. Баттерс был напуган происходящим. И только одна рожа была воистину довольной. Жирная, конечно, рожица.- Ты не с нами теперь, Крейг. Ты как предатель сбежал. И зря ты нас обманул с попыткой суицида. Зря ударил меня за невротика. Зря, Крейг, - Токен закатал рукава. Значит, до него все же дошло, что я не стал бы пытаться себя убить.- У невротика есть имя, - вроде бы он мне просто развлечение, но почему-то я готов защищать его лишь потому, что сейчас он в моем распоряжении.- Да мне насрать на твою зверушку. Небось с ним же и развлекался все это время, - Твика перекосило – я это затылком видел. И то, что он покраснел – тоже. Интересно, когда это Токен научился проницательности? Или… ему кто-то подсказал, где я и с кем я? Черт. Я переглянулся с Кайлом. Он был удивлен и все более судорожно что-то решал для себя. А ведь не зря волновался, черт его дери!- Кто? – пожалуй, суровее тона быть просто не может. Да и такой вопрос весьма озадачил Токена, - Кто сказал тебе?- Как это – кто? Никто, все сами, - а тон не слишком-то уверенный. Врет там, где и не предполагал врать.- Я повторяю – кто?- Я бы вообще тебе просто начистил рожу, педрила, - брезгливо кинул Клайд. Все. Вся репутация растоптана в конец. Значит, Токен меня просто пожалел. Теперь мне предстоит делом доказать, что ориентация – еще не все, иначе вместо Баттерса теперь будут бить меня. Черт, еврей сейчас очень нужен, а он сидит. Какого хера сидит?!- Не говори так о нем! Я тебе рожу начищу! – как ни странно, но это Твик. И я приятно удивлен его вспышкам смелости. Угрожать четырем более крупным и сильным парням, когда у тебя самого сломано два ребра и основная рука. На грани с безумием. Я бы так никогда не поступил, - Вы все вообще идиоты! Нечего Крейгу было и раньше с вами водиться!- Ты вообще молчи. Скажи спасибо, что мы не с тебя начали, - ответил ему Токен.- А я не буду молчать! Я тебе гипсом харю раскрошу! – Твик сильно нахмурился, он все еще дрожал, но подошел почти вплотную к парням.- Заткнись, дурак, - холодно бросил я ему.- Вы, педики, только и умеете, что жопу подставлять. Й-й-й-е-йэ-если бы я знал, что вы там творите, я бы не стал Кайлу помогать! – это был уже Джимми. Ну да, он же принимал в этом какое-то участие. Но кто же им сдал-то…- Ладно, парни, хватит с ними трепаться. Клайд, на тебе самое ответственное, - я глянул на полноватого Донована. Он думал о чем-то таком, что было ему и очень приятно и очень противно.- Ты не сделаешь этого! – закричал Твик. Догадался что ли? А я вот нет. Я все же не так чувствую людей, как этот бедный мальчик, столько времени отсидевший у психиатра.- Блин, парни, это уже перебор, - встал Кайл и медленно, но уверенно подошел и встал передо мной. Наконец-то. Мне не хватало мозга еврея. Да и его кулаки тоже очень нужны. И это так в его стиле – поддерживать справедливость. А огненно-рыжие локоны спадали почти до плеч. Девчачья прическа и такой жесткий, сильный характер, - Первого, кого ебать нужно – это жиртреста! Он же главный педик!- Заткнись, жидовья морда! Сам-то как вылизанная принцесска выглядишь!- Ебало прикрой, жиртрест! Тебе слова не давали! И вообще, может, тебе напомнить, насколько ты пидорас, а? Тебе все перечислить или только за последний год?- Надо же, представитель низшей расы даже что-то может помнить! Я так рад за тебя, жид! Может, ты даже не такой тупой, как твоя мамаша!- Не смей поганить мою мать, вонючий нацист! Ты лучше вспомни, сколько раз ты в рот брал у кого попало! Начал с Баттерса, а закончил каким-то мальчиком по вызову! Видел я вас!- Все ты врешь, жиды всегда врут, и ты такой же!- Нифига!- Бля, да заткнитесь вы уже, - проныл Стэн, тяжело вздыхая. С ним были согласны все.- Он ведь ваш друг. Дружба дороже всего остального! – обратился Кайл и к Токену и парням.- Да срал он на нашу дружбу! К голубку своему ускакал, не сказал даже ничего!И в этот момент прозвенел звонок, учитель математики вошел в класс. Лучше не устраивать разборки при нем. У него не характер – зверь. Значит, моя физиономия будет цела еще какое-то время. А Твика нужно запереть в доме. Так, чтобы без ключа ну никак не пробраться внутрь. И я решил рискнуть. Дернулся, схватил невротика на руки и побежал в сторону дома. От математика потом влетит, зато он точно будет в безопасности.Конечно, бежать с Твиком тяжело, хоть он мелкий и худой. Сейчас важно отдалить его от этого конфликта, иначе его точно добьют. Вскоре я перешел на шаг. Светловолосый парень жался ко мне, словно промокший котенок, подобранный из грязного переулка. Конечно, куртки-то я не захватил. Чертовски холодно. И снег все усиливался, а рассвет лишь занимался.К моему удивлению я услышал оклик сзади. В распахнутом пальто к нам бежал Кайл, держа в руках пальто Твика и мою куртку.- В любое другое время я бы послал тебя с твоей заботой, еврей, - грубовато обратился я к парню с рыжим недоразумением на голове, однако как можно быстрее одел Твика. Мне-то хоть и холодно, но по большей части пофиг на свое состояние.- А еще вы с парнями всегда вставали на сторону Картмана. В другое время я бы и не лез с заботой, - накинув на себя куртку, я крепко обнял юного кофемана, чтобы он не мерз дальше.- К-кайл, ты же отличник! Если ты будешь прогуливать, с-скатишься на четверки! Это ведет к катастрофе!!! – Кайл глянул на Твика, как на психа.- Ты спятил, что ли? Какая, блин, школа! Ты в опасности, идиот! Да тебя по стенке размажут, если тебя не спрятать! – еврей злился, стал подгонять нас в сторону дома, - Ты что, не понял, что Токену и парням кто-то слил всю инфу? Даже не кто-то, а наш преступник! Ты разве не понял, что заказчик хочет втоптать вас обоих в грязь по самые плечи, так еще и искалечить через новую шайку Токена?- Н-нет, - немного стыдливо произнес Твик, явно с трудом ускоряясь. Я снова взял его на руки, так всем нам проще будет.- А ты думал, он что-то поймет? Расследованиями занимаются большие мальчики, - после этой моей усмешки Твика сильно затрясло, он уставился на меня глазами, полными ужаса и паники. Черт. Я же говорил похожие вещи, когда мы поспорили. А я когда-то задумался, откуда берутся фобии. Теперь понял. Я ведь хотел все исправить, и как слабак, не решился без особой причины сам в рот взять, - Извини, Твик, извини. Ты тоже уже взрослый.- Вы о чем? – Кайл не врубался, ведь в окно он залез явно позже. Невротику намного лучше от моего заверения не стало. Трудно, наверное, жить в мире кошмаров. Взглядом я просто умолял еврея не продолжать эту тему. Взглядом, потому что лицо-то у меня всегда одинаковое.- Сейчас запираем Твика, а дальше что? – перевел я тему на более важные вещи.- А потом обратно в школу, драться.- Господи! Господи! Это такой стресс! Одному дома, пока вас избивают и насилуют! ААА!!! – парень на моих руках зарыпался, постарался вырваться, периодически болезненно кряхтя. Черт, как его успокоить-то?!- Крейг, да ты его до ручки довел! – я опустил парня на землю и встряхнул. Твик замер и своими большими и весьма красивыми зелеными глазами уставился на меня, как на глаголющего истину. А под глазами у него, как и всегда, огромные синяки. Ведь последний раз он спал еще у меня дома. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что никого нет, я быстро поцеловал кофемана в губы, лишь слегка лизнув их языком. Что не слишком странно, Кайл как ни пытался отвести взгляд, так и не смог это сделать. Я понял это по легкому румянцу на его щеках, когда взял Твика за руку и чуть быстрее повел вперед.

Все втроем мы заперли в доме все окна, чуть ли не заколотили любые лазейки, через которые можно пролезть внутрь.- Твик, когда мы уйдем, запрешь входную дверь шваброй. Откроешь только мне или Кайлу. Понял?- Я не хочу оставаться тут один! Это такой стресс!!! – невротик схватился за голову, долбанув себя гипсом. Ни в коем случае выходить ему нельзя – его и правда просто покрошат в порошок. Я переглянулся с Кайлом. Нужно просто его тут закрыть.- Постой, нужно взять оружие на всякий случай, - остановил меня за плечо еврей. Оружие?- У меня нету.- А помнишь, в четвертом классе мы все купили оружие ниндзя? Когда еще Кенни Баттерсу глаз выбил, - такое фиг забудешь.- Ты про катану? Так это не катана, а дерьмо. Я ее давно выкинул.- Но когда мы переносили вещи, я видел, как ты ее положил в сумку, - Кайл с упреком сложил руки на груди и поднял бровь.- Это другая. Хорошая.- И ты умеешь с ней обращаться? - это звучало, как утверждение. А я немного стеснялся того, что одно время вместо того, чтобы играться в стрелялки, тренировался с холодным оружием.- На мясо порублю, а техник боя не знаю, - Кайл буквально пальцем указал мне идти за этой треклятой катаной. Это же стремно - по улице ходить с катаной.Я взял оружие в руки и вынул из… Вот сколько я рубил этой катаной воздух, а так и не в курсе, как называется эта хрень, в которую она втыкается. Впрочем, оно не важно. Оружие блестело на неярком свету из окна. Я помахал катаной в воздухе, стараясь ничего не разбить. Все-таки, умею я или нет, порубить на мясо ей все равно можно. Только как-то стремно убивать и калечить людей. Однако, это ведь на крайний случай, если уж совсем печально будет.

- Мне стремно ходить с катаной за плечами, - вновь заявил я Кайлу, когда мы направлялись обратно в школу.- Да забей ты на свой стрем. Пусть лучше они посчитают тебя психом, который готов снести им бошки чуть что, чем быть избитым компанией парней в такой весьма неприятной ситуации. Если ты сам будешь как Твик, разве ты сможешь уберечь его?- Мне вообще надоело это все. Не хочу отвечать за его жизнь. Он мне вообще наскучил, - Кайл вздохнул.- Такая жизнь в опасности ведь интереснее сидения дома, Крейг. Вот о чем ты будешь потом рассказывать своим детям? О том, как всю жизнь сидел дома, влюбился в парня, с которым учился и после свадьбы работал на скучной работе, все так же продолжая сидеть дома?- Это лучше, чем искать приключений для своей задницы, чем ты не перестаешь заниматься. И я не хочу детей, за ними же постоянно следить надо, - Твик ведь как ребенок, конечно, я сейчас совсем не хотел еще одного такого.- В старости ты еще пожалеешь, когда тебе нечего будет вспомнить о былом. Ты как дед Стэна захочешь поскорее сдохнуть.- Заткнись уже со своими моралями. Я не хочу даже думать надо всем этим. Я живу как хочу, я буду жить как живу, - я немного раздраженно глянул на Кайла, который упрямо рассматривал что-то на своем ноже. Неужели он и правда так свято верит в то, что быть безбашенным психом с больной от приключений жопой – это круто? – Лучше расскажи, как тебя мать за прогулы не пришибла еще.- А… Да меня Айк вытаскивает. Когда из школы звонят, умудряется быстрее мамы как-то разобраться с учителями, а если не успевает – как-то запудривает матери мозги. Но она все равно орет, - Кайл как-то разом погрустнел.- Я заметил, вы со Стэном сейчас не очень-то ладите. Что случилось? – расстроить еврея – самый простой способ заткнуть его ораторскую варежку. Сейчас он явно решал, что же ему делать. Видимо, метался между двумя вариантами: первый – все рассказать и попросить, чтобы пожалели, второй – рассказать и попросить помощи, либо совета. Кайл не девчонка, чтобы его жалеть. Но как бы там ни было – жалости иногда хочется всем, даже мне. И судя по этому расстроенному лицу ему вновь не повезло. Тут главное сдержаться и не утешить. А утешить даже хочется – Кайл довольно мило отводит взгляд и закусывает губу, переживая из-за друга.- В последнее время он сам не свой. Посылает меня постоянно, ехидничает, всячески старается задеть за живое. А стоит мне уйти куда-нибудь – жестко напивается. А когда все хорошо, стоит мне сказать что-нибудь ему неугодное – ругается. Судя по всему, Кенни все знает, ведь ему мы жалуемся на все свои проблемы, он ведь никогда не предаст, пожалеет, да еще и советом поможет. Но я ничего не смог из него выдавить – он слишком сильно держится за свои принципы. Айку Стэн тоже все рассказал, но и братишка молчит. Я не знаю, что мне делать, может, ты как-то вытащишь из этого алкаша правду? – вот какой поворот событий.- А ты не пробовал вытащить из него все, пока он пьян? – школа приближалась с каждым шагом. Я стал немного нервничать.- Он молчит. Он упорно молчит.- Напейся с ним, может, скажет что, - пьяные обычно лучше ладят друг с другом, чем с трезвыми.- Не стану я уподобляться ему, - чертовы принципы, откуда их у Кайла столько? Для достижения цели хороши любые методы. В этот момент мы проходили мимо каких-то магазинчиков. Они уже были украшены к Рождеству. Еврея это, конечно, вообще не интересовало. А мне стало как-то печально. Пожалуй, это Рождество станет для меня самым одиноким. Я люблю одиночество, но не настолько.

- Надо же, вернулся! – воскликнул Токен, стоило нам с Кайлом зайти в класс. Сейчас у нас была химия. Насрать на химию и нашу тупую химичку. На ее уроках всегда был погром, можно разобраться и тут, - А мы думали, ты сбежал! – я показал Блэку фак.- Мальчики, успокойтесь, не нужно ссориться, - предприняла заведомо неудачную попытку нас успокоить училка. Кайл похлопал меня по плечу и сел на свое место. Катана у меня за плечами и всем прекрасно видна. В классе меня отделают стулом, это точно. Здесь драться плохо. Разве что самому взять стул. Может, идея притвориться психом не так уж плоха?- Вперед, парни. Сделаем из этого педика кусок мяса, - я показал ему фак еще раз и, выпнув Баттерса с места, взял на вооружение его стул.- Ты чо, решил от нас стулом отбиваться? – туповато заметил Донован, разминая руки. Токен, кажется, в избиении участия принимать не собирался. Зато к оставшимся трем пацанам присоединились Стэн, Билл, Терренс и Фосси. Последние трое совсем тупы, но надавать кому-нибудь могут. И ненавидят педиков. Твою же мать. Не зря Кайл уговорил меня взять катану – всемером они превратят меня в котлету.- Стэн, ты-то куда лезешь! – Кайл схватил друга за руку и решил не дать ему участвовать во всем этом. Лучше бы у еврейчика получилось – Стэн как будто резко меня возненавидел. Может, это он и есть? Ну, заказчик?- Я из него всю эту голубую дрянь выбью!- Тогда лучше бей меня! Ну давай-давай, бей! Мы же не друзья больше! – Кайл был зол. И он держал руку рядом с припрятанным под одеждой ножом. Разъяренные пацаны решили пока посмотреть на небольшую стычку двух лучших друзей – время до конца химии еще предостаточно. Как я заметил, Баттерса кто-то уже заставил удерживать химичку в классе, чтобы все могли разобраться прямо сейчас.- Не могу, - сдавленно и уже не так зло ответил Стэн, - Жалко бить девчачью мордашку.Кайл зашипел от злости. У еврея не девчачья мордашка, совсем не девчачья – у него просто красивое лицо. Кайл хорошенько врезал своему бывшему лучшему другу. Картман заржал – ему особенно доставляла ссора его ненавистных друзей.- Ты не тронешь Крейга! – Кайл приподнял упавшего Стэна за грудки и хорошенько встряхнул. Рыжий даже не снял очки.- Значит, он уже и тебя оприходовал, да? – голос Марша словно бы сел, как будто эта тема самая неприятная для него. Как будто… Ну конечно. Как будто бы Стэн ревновал, но ничего не мог поделать.- Да задолбали вы! Я с четвертого класса отбиваюсь от славы гея, пора бы запомнить, что я не такой! – видимо, голубая слава и стала причиной реальной, пусть и латентной, голубизны Кайла.Конфликт становился все интереснее, но мне пора было менять стул на катану, потому что, черт его дери, стулом не вырубишь семерых – стульев-то еще придостаточно. Обнажив клинок, я занервничал. Ведь трое из нападающих – мои друзья. Я не хочу убивать. И тем более я не хочу убивать своих друзей.- Клайд, Кевин, да дайте вы уже по роже этому защитничку голубых, - оба парня парня сразу же рванулись на Кайла с кулаками. Еврей дернулся в сторону от них, готовый отразить любой удар. Время сейчас, казалось, тянулось невероятно медленно. Потому что я, мертвой хваткой сцепившись в оружие обеими руками, пробежал эти несколько шагов до Кевина, и, освободив правую руку, хорошенько заехал локтем ему по затылку, им же укладывая его на пол. Ногой я тут же наступил парню на лопатки, а к шее приставил катану, которую уже перехватил в правую руку.- Если хоть кто-нибудь дернется – я его прикончу! – пацаны, уже решившие, что такой мой ход – знак того, что пора отметелить нас с Кайлом, тут же застыли, как вкопанные.- Такер, ты спятил?! Да у тебя кишка тонка кого-то убивать! – заорал перепугавшийся Токен. В ответ на это я слегка прижал лезвие к шее замершего, сильно дрожащего Кевина, чуть приподнимая его вверх. Оно не достаточно хорошо заточено, чтобы от легкого нажатия прорезать кожу. Алая полоска спустилась на пол.- Не тонка. Мне насрать, кто умрет, - как можно спокойнее отозвался я, хоть я и нагло врал. Кто-то из троицы тупых быдл зашептал: «Кинемся в него стулом!», а второй ответил тем же шепотом: «У него же катана, она разрубит его нахуй!». Идиоты. Катана хрупче обычного бастарда. Стулом ее можно на части раздолбать. Эток клинок, конечно, лучше и дороже того, который у меня был изначально, все он все равно не слишком-то прочный.- Крейг Такер, что это вообще такое?! – в класс практически влетела директриса. Видимо, кто-то все-таки успел настучать об инциденте. Черт. Сейчас совсем не время сидеть в кабинете директора, а потом и в кабинете психолога. Я показал женщине фак, и, убрав катану за спину, подбежал к окну и выпрыгнул. Внизу – глубокий снег, этаж всего лишь второй. Но ссыкотно. Я никогда раньше не прыгал из окна.В снег совершенно не больно падать. Но все равно очень страшно. И страшно выгребаться из ямы – на заднем дворе никто никогда не гулял зимой, никто не разгребал там снег. Сугробы по пояс, как бы не по плечи. И моя куртка снова осталась в школе. Черт.На этот раз, извалявшись в снегу, я мерз куда сильнее. Я снова направился к Твику, на этот раз уже надеясь на запыхавшегося Кайла, который тащит мою куртку. Только вот Кайла не было. Снег, что растаял на мне, уже превратился в ледяную корку, на коже снежинки больше не таяли. А их было много. Солнце вставало медленно, словно нарочно не желая меня согревать. Я был весь бледный, клацал зубами, срываясь на бег. Скорее бы в тепло, скорее бы…

Когда я добежал до спасительного дома, я совершенно окоченел. Дверь заперта изнутри шваброй, как я и указал. Я со всей силы стал долбить по двери кулаками. Твик должен подойти как можно скорее, иначе я замерзну насмерть.Прошла, наверное, целая минута. Твик не отзывался. Вспомнив все матерные слова, что я знаю, я побежал во двор – залазить на дерево, одна из веток которого проходит совсем рядом с окном в его комнату. Я оглядел ствол – забраться можно, даже учитывая то, что по деревьям я лажу плохо. Но оно все в снегу. Я точно отморожу себе пальцы и отгрызу язык.Но нужно лезть. И я полез, чуть ли не воя от холода снега, за который приходится браться. Руки и ноги скользили, от кед, кажется, вообще ничего не осталось. Черные джинсы и синяя майка, кажется, стояли колом. Вокруг была уже метель. Кое-как я подполз по ветке к окну и пригляделся. Твик сидел за компом в наушниках и во что-то играл. Говнюк.Я подполз еще ближе. Снег задувало под майку на еще чуть теплую спину. Кулаком я ударил в окно. Хоть бы он услышал, хоть бы… В этот момент я заметил, что на столе рядом с левой рукой Твика, в которой сейчас и была мышка, лежит пистолет. Какого хера… Я ударил еще несколько раз. Парень сильно вздрогнул и уставился на меня. Просто уставился. Я заорал ему, чтобы он открыл окно. Шапку почти сдуло. Какая же плачевная ситуация. А меня колотило от холода.Неожиданно кто-то схватил меня сзади. Кто-то очень горячий. Этот добрый кто-то прижал меня к себе. Насколько стало теплее. Меня развернули так, что теперь я утыкался своему спасителю в плечо. Со спины меня накрыли моей курткой. А перед глазами огненно-рыжие волосы. Кайл. Пришел все-таки. Убью его потом.Твик открыл окно и мягко говоря ошарашено впустил нас с Кайлом. Точнее еврей буквально втащил окоченевшего меня. Я поздновато, но все же удивился, как это рыжее недоразумение устояло на ногах на шатающейся ветке? Поймав мой прифигевший взгляд, парень закрыл окно.- Я же с самого детства с этих деревьев не слажу. Кроме того я не замерз, как некоторые, - я дрожал сейчас сильнее Твика, который обнял меня, стараясь хоть как-то согреть. Стало хорошо. Кайл куда-то уперся, а через минуту вернулся с тазиком. В тазике была горячая вода.- Разувайся и суй сюда руки и ноги, - пальцы еще тяжеловато слушались, поэтому мои несчастные кеды и носки еврей стащил с меня сам. А горячая вода – просто кайф. Я даже закатил глаза.- Я тааааааак щаслив… - единственное, сидеть было не очень удобно. Зато тепло, ведь Твик все еще обнимал меня сзади.- Твик, я с ним посижу, сделай ему горячий чай.- Ты идиот, К-кайл. Здесь пьют только к-кофе… и пиво, - отлично, сейчас у меня еще и кофе будет. Твик отлично его готовит, только как он сделает это с одной рукой?- Раздевайся, - тихо сказал Кайл, стоило кофеману уйти, - Твоя одежда мокрая.Однако ж еврей раздел меня сам. Вот и не стыдно ему. Глянул на его щеки – стыдно. А мне все равно, что я тут теперь в одних трусах сижу и обнимаясь с парнем, который всю жизнь был в компашке противника, который, к тому же, сам снял рубашку, объяснив это тем, что кожа к коже теплее.Конечно, вернувшемуся Твику это не понравилось – это читалось в его глазах. Но он молча отдал мне кофе. Мне стало ну совсееееем хорошо. Вкусный напиток, не слишком крепкий, сладкий. Я откинул голову Кайлу на плечо и собирался уже уснуть – не выспался за ночь, как это всегда бывает перед школой, но Твик, скинув с себя рубашку, обнял меня спереди, явно сильнее дрожа. Я надеюсь, на части меня не порвут.- А не боишься? – тихо спросил я, уткнувшись носом в волосы перед собой. Как всегда – запах кофе. Кайл от меня отлип, стоило Твику поудобнее устроиться.- Б-боюсь, - сдавленно ответил парень.- Твик, ты главное не переживай, никуда твоего Крейга я не заберу. Я натурал, вы об этом не забывайте, - Кайл надел рубашку, а потом из кармана джинсов достал резинку… для волос? И собрал волосы в хвостик? Вот лол.- Еврей, платье по тебе скучает, - а хвостик совсем коротенький, такой, какой может быть только у Кайла. Нереально описать, как лежат эти непослушные волосы.- Заткнись, жиртрест, - явно думая не об этом ответил Кайл.- Я не Картман, - спокойно ответил я, отклеивая от себя Твика. Хватит уже нежностей, я лучше кофе допью.- Блин, извини, я задумался просто, - я выудил из своих вещей какую-то майку и какие-то штаны. В это время Кайл сверлил взглядом пистолет, все еще лежащий на столе. Да уж. Пора бы к делу.- Кого ты подозреваешь сейчас? – Кайл снова задумался.- Этот человек, безусловно, ненавидит тебя, Крейг. И он талантливый. Он прижал Токена, - Кайл взял пушку в руки, - Твик, вот зачем тебе это? Ты же ни в кого не попадешь, - парень, надев какую-то из моих маек вместо своей рубашки, замялся, явно осознавая всю правоту еврея, - Я заберу у тебя эту вещицу. Я-то стрелять умею в отличие от вас обоих.- Почему ты думаешь, что Токена прижали?- Он лояльный. Ему насрать, педик ты или нет. И он тянул время. Ему вовсе не хотелось, чтобы тебя били. Его парни восприняли ваш первый разговор, как прелюдию к избиению. Там она была все же нужна, вам было, что выяснять. Но после того, как я увидел, как Блэк до последнего не спускает парней на тебя, я понял, что ты для него все еще друг, - я призадумался. Обычно вожак кидается первым. Или подает какой-то знак к началу действия. Токен лишь сказал, что со мной пора разобраться.- Я подумал на Стэна, когда ты ему врезал. Он выглядел так, будто ревновал. Хороший повод не давать мне покоя.- Чего? Стэн? Ревновать меня к тебе? Да нууууу, не дури. Он же с Венди без конца обжимается, он не такой.- Я не о пидорстве говорю, а о дружеской ревности.- Я стал общаться с тобой только после того, как этот самый заказчик вплел в это дело меня. Не сходится по времени. Но… Если он в меня влюблен, это все объясняет… Черт… Господи… - Кайл осел на пол, схватившись за голову и уставившись в одну точку, - Так вот почему он депрессует… Не принимает себя и свои чувства, боится признаться мне… И… Тогда он действительно заказчик. Он, наверное, что-то понял, когда ты раздолбал телефон. Проследил… Сфоткал… Неужели он так думает поймать меня в ловушку? Господи… Такого не может быть. Стэн мой лучший друг с детства… И вот так…Я вздохнул. Периодически мир вокруг еврея рушится подобным образом, и он впадает в апатию. Твик вообще нас не слушал – сосредоточиться не мог. Я взял тот самый тазик, в котором отогревался, и вылил его содержимое на Кайла. Нужно было видеть его охреневшее лицо.- Какого хуя, Такер?! – мистер детектив вскочил и уже собирался заехать мне по каменной роже, когда до него дошло, что я просто привел его в чувство, - Хорошо. Хорошо. Все хорошо, - еврей выдохнул, достал из своей мокрой одежды красный перочинный ножик и протянул его мне.- На всякий случай держи его рядом. Катана – не лучшее оружие для быстрой самозащиты. Стэна мы будем ловить в его доме. В школу уже не пойдем, там мы ничего не выясним. И еще, блядский ублюдок, ты дашь мне сухую одежду.

Минут через 15, когда мы все втроем пили кофе и думали каждый о своем, на сотовый Твика пришло сообщение.- Это от папы. Крейг, он зачем-то просит тебя зайти к нему в кофейню, п-поговорить, что ли. – я приподнял левую бровь. Зачем ему срочно понадобилось говорить со мной?- Да твой отец лох, мне с ним говорить не о чем. Не пойду я никуда, - я поудобнее устроился на полу, поднимая глаза вверх. Здесь потолок интересней, чем у меня дома, это я уже давно заметил, но я еще не изучил его полностью.- Тогда, м-может, я схожу? Заодно занесу вам кофе повкусней, - Твик улыбнулся и пошел за своей курткой. Ну, пусть идет.- Ты готовишь его не хуже, чем в Харбаксе, - улыбнулся я. Парень остановился и еще несколько секунд с улыбкой смотрел на меня, а потом подошел и коснулся моих губ, дрожа. Лишь касание, а затем он наклонился ниже, к моей шее, поцеловав в нее, закусив кожу. Явно останется засос. А вообще он молодец. Смелеет.- Ну ладно, я п-пошел, - он чуть покраснел. Сейчас улыбались не только его губы, но и его глаза. Сейчас он не боялся, просто нервничал. На нем была моя белая футболка, которая висела бесформенным мешком на его мелком костлявом теле. Снизу на нем были довольно узкие синие джинсы с потертостями. Волосы чуть растрепанные, но все еще весьма симпатичные, кофейные по цвету и по запаху. Хороший мальчик, хоть и слишком зависимый.

Твик сейчас должен был как раз дойти до кофейни и уже говорить с отцом. Я лениво зевнул, собираясь поспать. В этот момент раздался взрыв. Весь дом прошибло взрывной волной. Меня чуть не оглушило. Все предметы вокруг задрожали. Я перевел взгляд на Кайла. Еврей не менее ошалело уставился на меня. Вместе мы нахрен кинули кружки с кофе куда попало и рванулись на первый этаж, а затем на улицу, как были – в майках и в тапках. Мое сердце бешено колотилось. Что-то подсказывало, что случилось что-то очень плохое.В воздух взметался огонь и клубы едкого дыма. И самое страшное было видеть эпицентр взрыва.

Ни кофейни Харбакс, ни юного Твика Твика больше не существовало.

ficbook.net

Снежный кофе — фанфик по фэндому «Южный парк»

День только начался, а я уже остался один в комнате. Делать совершенно нечего. В компе я вчера насиделся, пока Твик спал. Спать? Вчера я наспался, пока Твик спал. Лежать и смотреть в потолок? Я уже належался, когда проснулся утром, а Твик и не собирался. Ну, конечно, можно было позвонить Твику, чтобы он вернулся и еще посидел со мной, пока никого нет и можно делать все, что душе заблагорассудится. Это интересно, вчера и сегодня мне понравилось. Особенно сегодня. Но вся эта голубая радость не в моем стиле. Приятно, но в меру. Впрочем, пофиг же? Пофиг. Мне захотелось заняться чем-нибудь не тупо убивающим время. А нечем. Глянув на часы на руке, я решил, что лучше схожу в школу. Как раз на 6 и 7 уроки успею. Но сначала кофе. Блин. Подсел. Я уже попивал свой напиток. Нужно будет купить еще, а то кончится скоро, ведь еще и отец пьет. Внезапно мне в голову пришла идея. Нужно будет напугать Клайда и Токена, чтобы мне не пришлось пытаться завоевать себе девушку. После Твика это будет не только в тягость, но еще и, наверное, с неприязнью. В любом случае будет им уроком.

На улице все еще было морозно, но мне в моей теплой синей пуховой куртке не холодно. Солнце оставляло яркие отблески на свежем снегу. На небе ни облачка, снежинки прекратили падать. Сегодня я снова взял с собой термос с кофе. Попью на уроках. Внезапно я остановился. Я последний раз курил вчера сразу после школы, это значит, что я почти сутки к сигарете не притрагивался! Обычно я курю один или два раза в день. Но мне не хочется. Неужели кофе такая наркота?

В класс я вошел минут через 5 после начала географии. Отсутствующих уже отметили. На меня странновато покосился весь класс. Обычно я если и прогуливал, то весь день, а не так. Нечего коситься, подумал я и показал всем фак. Учительница открыла уже было рот, чтобы меня отчитать, но когда я и ей показал средний палец, решила, что это бесполезно. Она и раньше меня отчитывала, но мне-то пофиг. Я не шумлю на уроках, я их не срываю. Я просто ничего не делаю и часто тупо отказываюсь писать контрольные работы, выходить к доске и так далее. Всех посылаю.Я глянул на Клайда и Токена. 4 глаза каждый размером с тарелку. Конечно, большая часть учеников (из тех, что еще не свалили с уроков) не обратила внимание на сантиметровую красную полосу на моей шее. Конечно, натирать себе след веревкой – признак мазохиста, но зато парни будут знать, как принуждать людей. Будь они чуть умнее, они, конечно, поняли бы, что я действительно никогда не буду накладывать на себя руки, или, тем более, пытаться покончить с собой, как бы они не старались меня переучить.Я поймал понимающий взгляд ухмыляющегося Кайла. Он, как самый умный в нашем классе, сразу просек, зачем я оставил след. Никогда особо не общался с евреем, да и тем более наши с ним компании соперничают, но всегда уважал его как человека. Он сильно изменился с начальной школы. Как и Твик, Кайл поправил свои волосы – вместо былого афро у него были вьющиеся локоны, как и у того же Твика. Поэтому он теперь не носил шапку. А вот зрение у него испортилось – теперь он носит очки. Впрочем, ему идет, ведь стиль у него теперь довольно деловой – сейчас он сидел в рубашке и узких джинсах. Его теперь дразнили «профессором Брофловски». Впрочем, задохликом-ботаником он не был – высокий и крепкий, хоть и в силу своего происхождения довольно узкий в плечах. Вот верите или нет, но я очень рад, что никогда не дрался с ним, потому что и по силе и по росту мы примерно равны, хотя я чуть выше и являюсь самым высоким в классе, но он как в началке драться умел, так и не разучился, а я где-то в 6 классе начал усиленно тренироваться, чтобы в средней школе уметь постоять за себя. Плоды это дало хорошие, и я порву, наверное, любого ровесника, но не Кайла.Проходя к своему месту, я еле заметно кивнул еврею, а он кивнул мне в ответ. Как только я сел, учительница продолжила вести урок. Клайд и Токен уставились на меня со своих мест. Блэк вырвал листок из тетради и стал что-то на нем писать, а затем передал его мне. «блин чувак зачем же ты так?». Зачем? Проучить вас. Я начал писать ответ.«неправильные не должны жить»«ну мы ппц как не правы были прости нас ток не убивайся ок?»«ок»Хотя Токен спокойно, но немного нервно выдохнул, я думаю, что они оба еще какое-то время будут относиться ко мне как к дорогущему и хрупкому предмету. Зато никаких тебе девчонок.

Неожиданно из моего кармана на весь класс раздалась мелодия звонка. Я быстро достал свой сенсорник, чтобы скинуть. Твик звонит. Тем более не стоит отвечать, он-то не знает, что я в школе, скажет еще что-нибудь лишнее. Я уже перевел взгляд на доску и нажал на отбой, суя сотик в карман.- К-кре-ейг! – раздалось на весь класс. Я был в шоке. Как, ну вот как я умудрился нажать не туда?! А может вирусы какие, недавно закачивал туда много всякой херни. Еще и громкая связь сразу! Черт-черт-черт! Он же сейчас наговорит что-нибудь такое, что нам обоим потом из больницы не выходить, по интонации слышу! Так, нужно срочно скинуть! – А я… - времени мало, черт, а у меня руки дрожат, глаза бегают, - …я сн… - я, ни о чем уже не думая, со всей дури швырнул злосчастный аппарат прямо в доску. Полсекунды и телефона у меня нет – только осколки. Девчонки он сильного удара повскрикивали, как и учительница.- Такер, что ты творишь?! – в этот момент я понял, что у меня было весьма безумное выражение лица. У меня и сейчас оно такое. И я совсем бледный. Не ожидал я, что так испугаюсь. Нужно пойти к Твику, объясниться, а то разнервничается еще. Да, у него снова был дерганый голос. Но мне так даже больше нравится.- Я так и знал, что это Твик тебя до попытки суицида довел!!! – закричал Токен, - Не общайся с ним больше, мне еще нужен друг! – я посмотрел на него как на умалишенного. Или как умалишенный на Токена. Вот уж не ожидал, что так профейлюсь с имитированием попытки самоубийства. Все одноклассники уже какое-то время смотрели только на меня. Но после фразы Токена половина из них стала смотреть на меня как на конченого психа, а вторая половина – с жалостью. Пожалуй, иначе выглядели лишь Кайл и Картман. Еврей был удивлен моим необычным поведением, но понимал, что точно не психушка стоит за ним. Жиртрест же вовсю смеялся.- Хах, Твик стал девочкой, а Крейг психом! Так скоро я один тут нормальный останусь, ха-ха!- Закрой е… пасть! – крикнул на него удержавшийся от мата при учительнице Клайд.- Крейг, ты что, правда пытался повеситься? Ты главное не переживай, мы все тебя любим…Так. Первым делом принять невозмутимый вид. Отлично, уже сделано. Только вот я все равно бледный. С красной полосой на шее. Теперь – послать всех. Два фака в разные стороны. Послали. Теперь нужно забрать из остатков телефона симку и флэшку. Они мне еще, безусловно, пригодятся. Только вот телефон раздолбало по всему классу. Найдя корпус где-то под учительским столом с множеством трещин, я выковырял оттуда оба предмета и положив их в карман джинсов. И всем, в общем-то было пофиг, что я стоял подняв жопу прямо во время урока. Я ведь совершил неудачную попытку самоубийства! Меня же пожалеть надо! Теперь понимаю, зачем люди становятся эмо. Но это же насколько нужно быть тупыми, чтобы так поступать.Я забрал свою сумку и молча пошел на выход, сопроводив свое молчание очередным факом.- Крейг, господи, ты же не повторять попытку пошел?! – схватился за голову Токен, - Я тебя одного не пущу!- Я просто хочу домой, - кинул я ему напоследок, чтобы отстал. Ужасный день.

Я уже нажал на звонок дома Твиков. Через несколько секунд мне открыли дверь. На пороге стоял мистер Твик, отец Твика. Меня раздражало, что у него с миссис Твик не хватило фантазии на имя сыну.- Здавствуйте, Твик дома?- А, ты должно быть Крейг. Да, он дома. Проходи, - я зашел в дом и разулся, зашагивая в тапки, что выделил мне мистер Твик, - Кстати, мой мальчик вернулся домой таким спокойным! Я как не пытался успокоить его и заставить поспать больше 8 часов, никогда ничего не получалось. Что же ты с ним сделал? – будь я более возбудимым, я бы захотел врезать ему в рожу. Мало того, что с самого детства он сына поил кофе, которое детям вредно, так еще и не мог просто обнять его во сне.- Ничего, наверное, у меня дома просто хорошая атмосфера, - мистер Твик позвал своего сына. Со второго этажа послышался привычный вскрик, а потом с лестницы спустился сам Твик, чуть дрожа. Он улыбнулся мне, хотел уже спросить что-то, но закусил губу.- Сынок, ты снова дрожишь? Ты же пришел спокойным, - Твик пожал плечами. Ну, как пожал. Дернул пару раз, - Ох, ну, я думаю, тебе будет полезно пообщаться с Крейгом еще. Мальчики, кофе будете?Я глянул на Твика. Он кивнул, и я согласился с предложением его отца.Кофе, что нам налили, был крепче того, что я заваривал себе дома, и без молока. Твик, сидевший рядом со мной за столом, кажется, даже не пытался наслаждаться вкусом напитка, как я, а искоса посматривал на меня, но молчал, ведь его отец все еще был здесь.- Мистер Твик, я думаю, мы допьем в комнате Твика, - я взял кружку, а второй рукой потянул друга за рукав.- Идите, мальчики, общайтесь на здоровье.

Когда мы зашли к Твику в комнату, я все еще был в куртке, и, надо сказать, уже сильно спарился. Твик поставил наши чашки на стол, а сам вернулся ко мне, дрожащей рукой расстегивая молнию куртки. Воротник скрывал полосу на моей шее. Как только я остался без куртки, Твик, ясное дело все увидел.- Господи, Крейг, ты же не… Т-ты не мог! – я перехватил его руки, кинувшие на пол куртку, и положил их себе на плечи.- Я просто натер шею веревкой, чтобы Клайд и Токен испугались, - я обхватил парня за талию.- Т-то есть, все хорошо, да? – спросил Твик тише, носом утыкаясь мне в шею, а затем осторожно целуя полосу, чуть касаясь ее языком. Я довольно вздохнул, прижимая к себе хрупкое тело. Мне выдохнули в шею. Мне итак жарко, а он добавляет.- Прости, что скинул. Когда ты позвонил, я был в школе, хотел сразу отключить, но не туда нажал, и включилась громкая связь. Так что телефона у меня больше нет. Я оттуда ушел еще и потому, что все сочли меня удачливым суицидником. А по какому поводу ты звонил? – я подтолкнул его ближе к кровати.- Я хотел сказать, ч-что снова трясусь. Я рано обрадовался, что смогу исполнить свою мечту, - немного печально, тихо сказал Твик, а я повалил его на кровать. Парень рвано выдохнул, оказавшись прижатым. Я погладил его по волосам. Весь он всегда пахнет кофе. Замечательный запах. Хорошо же он исполняет свою мечту о жене.- Ничего страшного. Ничего не случается так быстро, - я легко чмокнул его в губы, а он уже готов был подставиться под более глубокий поцелуй. Нет, Твик, не так. Если я снова буду целовать его в постели, я его захочу. Твику не понравится так сразу, резко.- К-кре-ейг… - просит, более робко, чем ранее, но просит, изгибается.- Ты же мечтаешь о жене, верно? Даже не пытайся просить ласк, будто ты сам девка, - Твик немного удивленно глянул на меня.- Я д-думал, тебе все равно.- Это не так. Кроме того, ты просто сам хочешь подчиняться и ищешь отговорки, - эти слова я говорил уже серьезно, на тон выше, но так, чтобы меня не было слышно за пределами этой комнаты. Твик довольно сильно задрожал подо мной, видимо, он принял мои слова, как вызов. Он приподнялся, его губы быстро накрыли мои. Вот так уже лучше. И интереснее. Я перехватил инициативу, проскользнул языком в его рот, потянул его наверх, заставляя сесть. Неожиданно он отстранился, дергаясь, вскрикивая. Его теперь всегда так будет дергать?- Допьем кофе и прогуляемся, отморозим себе что-нибудь, - сказал я ему почти приказным тоном, более холодным. Твик нахмурился, как мог, но понял, что мне не нужна девушка в теле парня. Ему придется вести себя мужественнее и холоднее. А что же было вчера? Минутная слабость, не думаю, что больше. В конце концов, у меня никогда не было нормальных отношений, а Твик вчера был весьма мил.

Я шел в неизвестном направлении. Твик шел за мной. Солнце светило все так же ярко, вокруг все так же было весьма волшебно. И чертовски холодно. Особенно Твику, ведь его пальто грело куда хуже моей куртки.- Я не могу так больше! – закричал невротик, - Тишина давит на меня! – он вцепился в мою руку. Я вздохнул и приобнял его за плечи.- Успокойся, все хорошо, - я похлопал его по плечу, чуть поправил его шарфик. Не стоит задерживать касание, мы же на улице. Прохожих почти нет, но мало ли что?- Крейг! Господи, Крейг! – вот чего я не ожидал, так это увидеть резво бегущего в мою сторону Токена с обезумевшим взглядом. Твик вскрикнул и практически отпрыгнул от меня. Позади Токена бежал Клайд, уже порядком запыхавшийся, кстати.- Крейг, не убивайся, не надо! – проорал Клайд. Я глянул на обоих как на сумасшедших. Твик воспринял их слова слишком серьезно и доверчиво.- Ты соврал! ГАХ!!! Господи, какой стресс! Крейг, не смей! – теперь я один пялился на трех идиотов. Ну Твик-то куда?! А друзья тем временем подбежали к нам. Токен практически зарычал на Твика.- Ты! Это все ты виноват!- О, Господи! Какой стресс, какой стресс!!! Я этого не вынесу!- Хватит притворяться! Склоняешь тут Крейга к самоубийству!- Боже, Крейг, это правда?!Не, я тут единственный адекватный человек. По этой причине я, шокированный и бледный, стоял, выпучив глаза и не реагируя больше никакими частями лица.- Крейг, ты, главное, не волнуйся… Хочешь я куплю тебе что-нибудь дорогое? – вновь обратился ко мне Токен. Я ему не капризная доченька, чтобы пытаться задобрить меня подарками. Я показал Блэку фак, на фразу Твика промолчал. Поняв, что этой фразой сделал только хуже, Токен зарычал на Твика и замахнулся кулаком ему в челюсть. Я сразу же дернулся перехватить его руку, оттолкнуть. Твик ведь не сделал ничего, это лишь их с Клайдом выдумки… и мой фейл. Но я не успел его остановить. Твик громко вскрикнул, когда в него попали, и, в общем-то, как тряпичная кукла отлетел в снег. Пришло мое время рычать.Я набросился на друга. Сначала я хорошенько вмазал ему в глаз. Сейчас в этих глазах, собственно, был афиг. Токен никак не ожидал от меня этого. Я завел руку для второго удара, но Клайд перехватил ее сзади, за что мигом получил вторым локтем в живот, а потом пяткой в пах. Я снова свободен, и по этой радостной причине снова заехал все еще хренеющему Токену. И еще раз…- ХВАТИТ!!! – окрик чуть ли не рыдающего от нервов Твика заставил меня остановиться и обернуться. Мне стало стыдно за то, что я заставил его нервничать. Стыдно за то, что я оставил на Токене синяки, а Клайду чуть не отбил яйца.- Токен, больше никогда не бей Твика. И прости меня, - я вздохнул и отошел к сидящему в снегу невротику. Блэк разбил ему губу. Я нахмурился и подал ему руку. Твик сильно дрожал, непроизвольно жмурился левым глазом, дергался, трепал себя за пальто и шарф. Перепугался… за меня?- Сволочь, мои яйца… - Клайду я показал фак. Я взял поднявшегося Твика за рукав и потащил его в сторону кинотеатра. Посмотрим какой-нибудь спокойный фильм, ему и лучше станет. Токен поднялся, хотел меня остановить, но потом опустил голову, начав весьма печально обсуждать что-то с Клайдом.

Твик постепенно начинал дрожать еще сильнее, как он сказал – замерз. Я вздохнул, мне ведь нечем его согреть. Кстати кровь с губы он так и не стер.Невротик потянул меня за рукав в узкий проход за одно из зданий, а потом и вовсе перехватил мою ладонь, когда мы протиснулись в самое узкое место. В этот момент на улице вообще никого, кроме нас, не было. Догадываюсь я, чего хочет Твик.- Согрей меня, - я вздохнул и огляделся по сторонам. Ни за домом, ни перед ним никого не было.- Не надо обжиматься на улице, нас могут увидеть, - только вот некому сейчас было нас палить, поэтому я обнял парня, прислонил его спиной к стене и мягко, слизывая с его губ кровь, стал целовать. Не самый лучший поцелуй – с металлическим привкусом, кроме того, довольно холодный. Твик отвечал нервно, часто прерываясь для морозных вдохов, я же старался не тревожить его разбитую губу, но ранка все равно открылась, отчего привкус крови стал куда более явным. Неприятно, но все же лучше, чем пораниться чупачупсом и выкинуть его потом, потому что ну невозможно его есть вперемешку с кровью.На секунду мне показалось, что кто-то нас видит, но, оглянувшись, я не увидел никого.

Когда мы с Твиком вышли из кинотеатра, посмотрев какой-то довольно сопливый, но понравившийся Твику фильм, на улице уже стемнело. Еще до просмотра мы договорились, что я провожу своего спутника домой, а потом мы увидимся уже в школе. Если честно, на улице сильнее похолодало. Поэтому почти сразу после выхода из здания я стряхнул со светлой макушки снег и надел на нее свою синюю шапку. Конечно, такая шапка не очень идет к серому пальто, зато уши не отмерзнут.

Мы прошли несколько минут и сейчас вступили в наиболее безлюдную часть Саус Парка, а потому позволили себе взяться за руки. Все равно сейчас темно, никто и не увидит. Но спустя секунду случилось то, чего я ну никак не ожидал.Чья-то сильная рука зажала мне рот. Я сразу же схватился за нее, в испуге пытаясь отодрать от лица, забился, только вот меня схватили крепче и потащили куда-то за дома. Я глянул на Твика – его схватили двое весьма разозленных парней. Все трое точно старше нас, и, судя по рукам, крепко держащим меня, явно сильнее. Нас собираются убить? Избить? Ограбить? Похитить? Да вроде бы ничего такого мы… Стоп. Нет, только не говорите мне, ЧТО сейчас с нами сделают! Черт возьми, не хочу, чтобы вот так! Я задергался сильнее, попытался ударить, но все тщетно – держал меня словно профессионал уличных драк и… Ох, что же мне сейчас предстоит вытерпеть… Господи, я же слышал, как это больно. И что еще страшнее – унизительно. А что с Твиком будет? Да у него же приступ случится!Меня уткнули лицом в землю. Ох, сейчас он, наверное, стащит с меня штаны… Но нет. Мою голову грубо подняли за волосы.- А теперь смотри, как твой дружок получает по заслугам, - прошипел голос над моим ухом. Боже, бедный Твик… Я был полностью зафиксирован на холодном снегу, моя голова была все так же поднята, однако мой рот отпустили. Наверное, нужно было кричать о помощи, но что-то внутри уничтожило этот порыв, что-то, что именуется «стереотип». Закричу – буду слабаком, маменькиным сыночком.Я уже приготовился смотреть и слушать, как Твика будут брать насильно, но, вопреки моим худшим ожиданиям, его стали просто избивать. Один из парней держал его за подмышки локтями и зажимал руками рот, а второй со всей силы бил кулаками в живот и в лицо. Я снова попытался вырваться, потому что просто не мог смотреть, как Твик пытается вырваться, пытается кричать, как его тело содрогается от боли и сильнейшего нервного потрясения.- Будешь знать, как чужих девок уводить, дрянь! – злостно, стараясь не сорваться на крик, сказал один из парней. Стоп. Какие девки?- Какие девки?! Он никого не уводил, он с… - я хотел сказать, что Твик со мной, но промолчал, поняв, что от этого не только невротику не станет легче, но еще и мне дадут по репе.- А нам донесли другую информацию, не ври, - ответил парень, что держал меня. Примерно в этот же момент поц, держащий Твика, вытянул его руку, а второй со всей силы ударил по ней чуть выше запястья. Парень вскрикнул даже сквозь ладонь, а затем кулак снова попал в то же место. Послышался хруст.- Твик! – в этот момент мне снова заткнули рот.- Твик? Какой ты врун, даже другим именем своего Джимми называешь, - какого Джимми?! Теперь я был просто уверен, что все, что здесь происходит – ошибка этих трех безмозглых идиотов!- Ладно, все, с него хватит. Я надеюсь, ты усвоил урок, кусок дерьма! – снова, еле сдерживая злость, сказал парень, который сломал Твику руку. Двое отпустили невротика, который, собственно, забился по снегу в истерике. Спустя несколько секунд отпустили и меня. Я резко рванул к парню, наплевав на трех дебилов – все равно мне их не одолеть, что они только что доказали. Сейчас нужно помочь Твику, ведь ему не только очень больно, но еще и страшно. Он ведь пережил жуткий стресс, с его-то нервами просто нельзя винить его за этот безумный взгляд, за то, что когда он почувствовал мое приближение – шарахнулся, попытался встать и убежать, нельзя винить его за то, что поняв, что перед ним я, он как мог меня обнял и разревелся.Я глянул на его руку – перелом был открытый, ибо место травмы было явно в крови. Лицо Твика было расквашено чуть ли не профессионально, губы полностью разбиты, а также парень плевался кровью. Видимо, пока били в живот, что-то повредили. Черт! Я как можно скорее нашел в его пальто телефон и вызвал скорую помощь.- Тшш, Твик, все это закончилось, скоро приедет скорая помощь, тебе больше не будет больно… Ты только успокойся, - я обнял его как можно бережнее, стараясь не тревожить больные места. Впрочем, с этой задачей он отлично не справлялся и сам – рыдал, вскрикивал (а иногда и просто кричал), трясся всем телом.

Прошел час. Я сидел около палаты, в которую положили Твика. Рядом со мной сидели его родители. Неловкая ситуация получилась, конечно. Увел их сына, а привести обратно не смог. Я уже рассказал им, что случилось, и был весьма рад тому, что они не стали меня винить в травмах их мальчика, но все равно как-то мне неуютно.- Ну что, с Твиком все будет хорошо, это я обещаю, - сказал вышедший из палаты врач. Если врет – ему гарантирована путевка в Ад. «Крейг, мы все туда попадем!» - раздался в моей голове голос Кенни. Ну я даю, уже с ума схожу, - У него сломана правая рука, - как будто я не заметил, - …и два ребра. Также у большинства внутренних органов кровоподтеки, однако ничего угрожающего жизни нет. Думаю, он пролежит здесь неделю и сможет отправиться домой. Но есть одна весьма неприятная проблема… Это избиение стало для Твика сильным моральным потрясением. Учитывая то, что и ранее его состояние было не самым лучшим, то… Вероятность того, что он уже никогда не сможет жить, как обычный человек, возрастает до 70%. Сейчас нам пришлось отключить его, чтобы осмотреть и наложить гипс. У него тики почти не прекращались. Я не уверен, что его стоит накачивать успокоительными. Это может лишь отрицательно сказаться на его состоянии, однако, это уже не совсем по моей специальности, - я вздохнул и снял свою шапку. На ней было несколько капель крови Твика. Сволочи. Я как мог сильно сжал несчастный предмет одежды, - Через несколько часов мальчик очнется. Я думаю, что одному из вас нужно быть рядом, чтобы успокоить и поддержать его.- Мистер Твик, миссис Твик, а можно я останусь?- Крейг, нет. С ним останется его мать, так и должно быть, - я оскалился, пытаясь припомнить одну из фраз, что я однажды слышал от самого Твика. Ах, да…- Подростки увереннее чувствуют себя в обществе своих ровесников, а не своих родителей, - главное не стать профессором Такером, а то как-то уже я не похож на хулигана.- Все равно с ним должна остаться его мать.- Но, мистер Твик, это ведь слова вашего сына. Вы ведь хотите, чтобы он был спокоен. Вы за 15 лет не смогли полностью его успокоить, а я смог за одну ночь, - мужчина, кажется, все же задумался, а затем глянул на свою жену.- Ну… ладно. Только звони нам почаще, сообщай, как там наш мальчик, - я поднял левую бровь и достал из кармана симку и флэшку, - Тогда звони нам с его телефона.Вполне возможно, что мое безэмоциональное лицо и пустые интонации голоса убедили мистера Твика. В любом случае я уже сидел у кровати Твика и осторожно гладил его по волосам. Он выглядел так безмятежно, так спокойно. Только вот на его лицо вообще не хотелось смотреть. Нужно погасить свет, чтобы не видеть этого. Я усмехнулся. Вспомнил, как мы с ним в третьем классе довели друг друга до похожего состояния. Да уж, если сейчас повторить ту драку, то мы с Твиком оказались бы именно в таких положениях, как мы сейчас и есть – на мне разве что пара синяков от столкновения с землей, а на нем живого места нет.

Спустя пару часов, как и обещал врач, Твик постепенно начал приходить в себя. Я осторожно взял его за левую руку, стал поглаживать пальцы. Только бы он не сильно волновался.Минуты шли. Твик открывал глаза, взгляд из пустого постепенно становился более осмысленным. Сейчас он больше всего был похож на пьяного в говно. Разве что ему было далеко не весело. Невротик медленно, еле осмысливающе, провел взглядом по палате, остановившись на моем взволнованном лице. Он открыл рот, видимо, чтобы позвать меня по имени, но я не дал ему говорить своей ладонью, осторожно коснувшись разбитых губ. Все равно ничего не сможет внятно сказать.- Да, я здесь, я никуда не уйду, ты только не волнуйся… - я стал осторожно поглаживать его пальцами выше по руке, но он, кажется, еще ничего не чувствовал. Я почти уверен, что он не уснет. Придется не спать вместе с ним, а у меня даже нет кофе. Хотя, на первом этаже больницы вроде бы есть автомат с напитками, но я не оставлю Твика сейчас одного.

Утро встретило меня ноющим и затекшим телом. Ох, черт! Я все-таки уснул. Как я умудрился это сделать – неизвестно, но проснулся я лежащем на самом краю больничной койки, крепко держа где-то у сердца левую руку Твика. Сам Твик, видимо, всю ночь смотрел на меня. Я сонно улыбнулся ему и чмокнул его ладонь. Парень улыбнулся мне в ответ. Он дрожал, глаза выглядели напуганными, но все было не так уж плохо в целом.- Доброе утро, - не очень внятно произнес он из-за своих разбитых губ. Захотелось лизнуть их, что я, собственно, и сделал. А Твик молодец, не потянулся за поцелуем, знает же, что вскроет все ранки.- И тебе доброе утро. Не спал, да?- Н-нет. Мне было страшновато в темноте. Я теперь ее боюсь. Боюсь, что…- Не думай об этом. В следующий раз я не дам тебя в обиду.- Н-нет, Крейг, а если снова они… - я не дал ему договорить, лишь накрыл его губы своими, все же целуя, плюя на то, что поцелуй снова будет со вкусом крови. Им снова начинает овладевать паника, нельзя этого допускать.- А теперь нужно позвонить твоим родителям, они очень волнуются, - сказал я, закончив его целовать. Твик чуть сильнее задрожал при упоминании родителей, - Ты чего?- Я их т-так подвел…- Твик. Ты. Не-ви-но-ват. Понял?- Д-да.- Вот и отлично, - я коснулся его волос. Так. Не увлекаться, а звонить его предкам. Я глянул на свои часы. 11 утра. Да уж, долго я спал. Хотя нет, не так уж долго, уснул-то в глубокой ночи.Я уже набирал номер матери Твика, как внезапно дверь в палату открылась и вошел Кайл. А он-то что тут делает?- Привет, пацаны, - вежливо поздоровался Кайл и подошел ближе к койке, - Ох, Твик, что же с тобой сделали… Держи, это тебе, - еврей протянул невротику пакет, который до этого, собственно, держал в руках.- Что это? – пакет взял я, так как Твику было бы неудобно его брать.- Цикорий. Заменитель кофе. По вкусу такой же, как и обычный кофе, но вместо возбуждающего действия оказывает действие успокаивающее и общеукрепляющее. Твику было бы полезно и приятно, - Кайл поправил очки и добродушно улыбнулся. В пакете стояла трехлитровая банка заваренного цикория. Черт, а я тоже хочу.- Ладно, раз уж ты пришел, посиди с Твиком, а я выйду.- Куда?- Хотя бы в туалет, да и тебе бы не помешало отлить.- Пока ты спал, заходила медсестра, так что я с-сытый и… уже, - я осмотрел свою одежду, вдруг он этим его «уже» на меня попал? Нет, сухой.Сходив в ближайший туалет, я пошел на улицу. В конце концов я тоже нервничал, мне тоже нужно успокоиться. Вчера, когда Твика только привезли в больницу, я уже выкурил три сигареты. Думаю, еще одна сейчас не помешает. Поджег. Затянулся. Стоило едкому дыму ударить в легкие, все проблемы отошли на второй план.

- Кайл, так зачем ты пришел? – сказал я, вернувшись к хлещущему цикорий Твику. Кайл поддерживал его спину, пока тот пил. Я нахмурился. У Кайла мое лицо вызвало улыбку и даже легкий смех.- Мать Твика позвонила мне и попросила разобраться в странных обстоятельствах избиения ее сына. Кстати говоря, я уже позвонил ей и отчитался, что Твик в порядке, - Твик чуть не подавился своим напитком и задрожал сильнее.- Ч-чего?!- Да уж, необычное решение. Мне кажется, это дело нужно оставить полиции, если уж дело пошло на расследование. Или, детектив Брофловски, вы у нас новый Шерлок Холмс? – я подошел к Твику и очень бережно обнял его. У него теперь любое упоминание об этом насилии будет вызывать тики? Ну вот, вскрикивает, дергается, а затем сжимает зубы от боли. Бедняжка. А Кайл только ухмыляется.- Это даже мило, - я показал ему средний палец, ибо нефиг, - Если честно, я даже не знаю, что тут расследовать. Тут нужно только вычислить тех парней, которые решили заняться насилием, скорее всего, выпив. И все. Ну, я, конечно, могу найти их и помочь полиции их посадить, но смысл, когда они и сами справятся?- Я не все рассказал родителям Твика, - глаза еврея расширились.- Ах, вот оно как. Тогда рассказывай.- Они назвали Твика именем «Джимми», а также обвиняли его в том, что он увел девушку одного из этих идиотов. Они были просто уверены, что это он.- По пьяни, небось, спутали, - скептически отозвался Кайл, а Твик сильнее задрожал в моих руках.- Все трое были трезвым. По Твику били слишком точно, да и от того, что держал меня, перегаром не несло, - невротик снова вскрикнул, затрясся сильнее. Черт, как же его жалко. И ничего не сделаешь.- Ммм… Не думаю, что этого достаточно, чтобы подтвердить какое-то серьезное, продуманное преступление. Но, вполне возможно, Крейг, в тебя влюблена какая-то девчонка и таким образом она решила избавиться от Твика, но это, конечно, маловероятно. Впрочем, проверить такую версию тоже стоит.- Хватит, мне с-страшно… - я чуть крепче обнял Твика, но услышал болезненный вздох, - Ребра…- Потерпи, Твик, мы должны узнать, что же произошло, - я осторожно уложил парня обратно, снова погладив по волосам, по руке, осторожно коснулся пальцами скулы. Твик вздохнул, ему снова было больно.- Блин, Крейг, я не знал, что ты такой нежный, - хихикнул в кулак Кайл, за что снова получил средний палец под нос.- В следующий раз это будет кулак.- Да ладно тебе, я же не против, чтобы ты себя так вел. Просто это так по-пидорски, - на этот раз Кайлу достался серьезный злой взгляд, - Ладно, давай пойдем по другому пути. Знаете ли вы чьи-нибудь тайны? Я имею ввиду такие тайны, которые вам не доверяли, но вы все равно о них узнали.-Ммм... Думаю, нет, - ответил я за себя, - Твик?- Н-нет! Ааа… - ох, бедняжка, ответил слишком громко и застонал от боли. Мне оставалось только закусить губу и стараться не представлять себе, в каких ситуациях он еще мог издавать подобные звуки.- Ну ладно, а вам самим есть что скрывать? Что-то такое, за что могли бы побить? – я глянул на Твика, он легонько кивнул.- Ну да, мы с…Договорить мне не дали. Внезапно в палату ворвался мой разъяренный отец под крики медсестры: «Мистер Такер, вам нельзя туда!». Я понял, что мне сейчас за что-то достанется, потому встал с койки и хотел отойти от нее на пару шагов, чтобы в случае чего не упасть прямо на Твика, но отец грубо толкнул меня обратно. Ситуацию спас Кайл, поддержавший мою спину и не давший мне все-таки придавить несчастного невротика. Да уж, Твик совсем разнервничался от прихода моего папаши.Из кармана куртки отец достал какую-то фотографию и сунул мне под нос так, чтобы и я видел, и Твик. Я не сразу смог сфокусировать на фотке взгляд.- Ты мне не сын, - грубо и четко проговорил отец. На фотографии я целовал Твика.- Вот те на… - тихо сказал Кайл, перегнувшийся через Твика и тоже разглядевший фото. А я медленно и уверено подсунул под нос отца фак. Впрочем, какой же он мне теперь отец. Он теперь мне мистер Такер.- Не смей меня посылать, пидор! – отец размахнулся и въехал мне кулаком в челюсть. Я свалился с кровати на пол. Больно, но я лишь сплюнул кровь и не менее уверенно, не менее дерзко глянул на отца, - Чтобы завтра ни тебя, ни твоих вещей в моем доме не было! – а я снова показал ему фак. И снова получил в челюсть. В этот момент сзади моего отца схватил Кайл.- Мистер Такер, прекратите! – ему тут же помогла медсестра, стоявшая в неком шоке в дверях до этого. Мистер Такер пару раз дернул плечами и его все же отпустили.- И да, мразь, - обращался он уже к бледному, до жути перепуганному и дергающемуся Твику, - …твоим родителям я позвоню сейчас же!Скривившись, отец кинул на постель фотографию.

- Вот я же говорииииил, что не нууужно целоваться на улице, - начал петь свою песенку я, когда отец уже ушел, а Твику все-таки вкололи успокоительного. Он стал немного вялым, туго соображающим, но в целом адекватным.- Ага, говорить-то говорил, но все равно на поводу у Твика повелся, - и снова Кайлу фак, - Ну, что я хочу сказать. Теперь избиение Твика кажется частью плана по искоренению в вас обоих гомосексуальности, - продолжил Кайл, разглядывая фотку. Он что, фапает на нее что ли?- То есть ты все же считаешь, что это подстроил один человек?- Да, только план какой-то не продуманный. Отправлять невротика в больницу, когда он вряд ли сможет помешать сделать что-то более гадкое, а потом натравливать на пофигиста его отца. Это как-то не вяжется. Логичней было бы оба удара направить на тебя, Крейг, ведь в таком случае Твик бы с ума сошел от стресса. Кроме того, если придерживаться этой версии, заказчик хотел выпилить только одного, а второго заставлять смотреть. И опять-таки, зачем же направлять шайку на Твика и заставлять смотреть тебя? Это нелогично! – Кайл мерил шагами палату, судорожно размышляя над своей версией, - Крейг, а было ли что-то не так вчера?- Всмысле?- Может, вы выглядели иначе, вели себя как-то не так, как обычно? – я призадумался. Осознание упало на меня как кирпич с крыши.- Я надел на Твика свою шапку… Черт… Значит, он постра…- Ты проявил заботу, Крейг, не вини себя, - Твик как-то немного безучастно смотрел на нас с Кайлом, - Это многое объясняет. Значит, цель все-таки ты. Возможно даже, что Твик тут не при чем. Итак, из этого нам теперь ясно, что заказчик все-таки был. Он указал на парня в синей шапке, не описав его больше никак. Он указал место, потому что следил за вами и чуть ранее сделал фотографию вашего поцелуя. Он сказал, что ты и есть Джимми, который увел чью-то девушку. Такие дебилы, как эти трое, конечно же, ведутся на любой подобный развод, потому что им, в общем-то, все равно, кого бить. Также заказчик указал, что второй должен остаться невредимым. Что ж, нам нужно найти этих троих раньше полиции и допросить о заказчике. Думаю, информации мы знаем достаточно, чтобы они нам ответили.- Заигрался ты в Шерлока Холмса, Кайл. Мне все это не нравится.- Я не скажу, что я мастер дедукции, но даже если вы попросите меня прекратить свое расследование, я скажу вам кое-что. Вы палитесь. То, что вы встречаетесь, я понял спустя минуту после того, как вошел в эту палату. У вас обоих были красные губы, но если у Твика это можно было бы объяснить нервным покусыванием и раздражением ранок, то у тебя объяснить это нечем. Кроме того, на твоих губах было немного крови, хотя ни одной ранки не было. То, что это приметил я, вам повезло. Я не имею ничего против вас и геев в целом, но вы ведь нарветесь еще. Если хотите сидеть сухими в радужной воде, проявляйте себя только в заведомо безопасных местах, - а мне и возразить ему нечего.- Ладно, давай решать, где мне теперь жить.- Да без проблем, можешь пожить у меня, только кровать у меня одна, если ты понимаешь, о чем я.- Спальный мешок. Так что не вопрос.- А как же я? – подал голос Твик, не очень внимательно нас слушавший.- Я буду приходить, но чуть реже. Мне ведь придется устроиться на работу, чтобы не сидеть на шее у семьи Кайла.- А-а… - флегматично отозвался Твик, отворачиваясь и смотря в стену. Больше я не позволю колоть ему успокоительное.- Теперь давай разберемся, кто бы мог желать тебе зла.- Да много кто. Я же посылаю всех подряд, со старшеклассниками не в ладах.- Да уж, ты прав, выбор действительно большой. Ну, я еще поразмышляю над версией о влюбленной девушке, только нужно будет поискать влюбленных в Твика. Кроме этого нужно будет расспросить миссис Твик о том, почему она позвала меня. Это как-то подозрительно, что она позвала меня расследовать «странные обстоятельства», не зная, что они на самом деле странные. А еще по снимку я попробую определить модель фотоаппарата. Это поможет сузить круг подозреваемых.- Ей Богу, Кайл, чего ты насмотрелся?... – схватился за голову я. Мне было не весело чувствовать себя частью всего этого.- Это же элементарно, доктор Такер!- Еще раз так скажешь – прибью… - показал я ему фак. В дверях появился бледный мистер Твик. Он крутил пальцы где-то у своего желудка. Я нахмурился и уже готов был начать угрожать или даже ударить, если он начнет подавлять Твика.- Сынок? – довольно робко позвал мужчина.- Папа? Привет…- Его накачали успокоительным. Он вряд ли сейчас скажет что-нибудь, - спокойно ответил Кайл.- Почему вы позволили это сделать?- Мой отец, - указал я на свою разбитую губу, - И то, что ваш сын мой парень – правда. Смысл теперь скрывать.- О Боже… Это такой шок для меня…- Если вы не примете Твика таким, какой он есть – я устрою вам веселую жизнь, обещаю.- Ох, Крейг, что ты. Я не рад, конечно, но он ведь мой сын, я люблю его, я буду уважать его мнение… Твой отец сказал, что выгнал тебя из дома. Если хочешь, можешь пожить у нас. Ведь Твик был бы рад, Если бы вы… чаще виделись, да? – мужчина неуверенно посмотрел на своего сына. Твик был безразличен к словам и в основном не слушал, но ему явно будет приятно осознавать, что его папа вовсе не против.- Чувак, это твой золотой билет. Вы и вместе будете, и палиться негде, - Кайлу эта идея пришлась очень даже по душе.- По рукам, мистер Твик.- Можешь взять ключи Твика. Сейчас дома никого нет. Расположишься в его комнате. А я на работу, а то кофейня без присмотра, пока я здесь… - мистер Твик развернулся и пошел на выход, - Господи, что я творю?...

Сегодня погодка была чуть теплее, чем вчера, но небо было затянуто облаками, а снег валил более обильно. Мы с Кайлом шли к моему дому. По идее отец должен проигнорировать наше появление, ведь мне и правда нужно забрать вещи. Мы уже почти подошли к дому. Ох, как мне не хотелось туда заходить. По этой причине я мялся у порога, но Кайл начал шариться у меня в кармане брюк в поисках ключей. Не лучшее занятие! Интересно, это он тупит или просто провоцирует меня?Достав ключи, Кайл совершенно по-хозяйски открыл дверь и все так же по-хозяйски зашел внутрь. Мне оставалось только пойти следом, словно я гость. Отца и матери, естественно, не было дома, зато сестрица уже вернулась из школы. Услышав, что кто-то пришел, она спустилась из своей комнаты.- О, а вот и братик-пидор со своим любовничком! – значит, фотку Руби не видела, а лишь слышала ругательства отца. Значит, она хотя бы не наедет на Твика, если случайно встретит его. Впрочем, данный факт не спас ее от фака в лицо.- Нет, я ему не любовник, я его друг, - немного сердито ответил Кайл. А, ну да, я забыл, что он вспыльчивый, хоть и борется с этим.- Ага, как же! Давайте, пидорасики, целуйтесь, а я посмотрю! – ну что ж, еще один фак ей. На этот раз я получил его же в ответ. Кайл тихонько зарычал.- Я не гей!- Да-а! С пидорасами дружат только пидорасы!- Я не гей!!! Почему на меня вечно валится все пидорство?! – вот оно, джерсийское терпение. А еще и детектив, блин.- Заткнись, сучка. Еще слово и получишь, - Кайла нужно спасать от истерики.- Пидоры!Я нахмурился и залепил сестре пощечину. Она взялась за свою щеку, сдвинула брови, и по-детски обиженно убежала в свою комнату.- Я бы никогда не ударил Айка, - Кайл выглядел потрясенно.- А мне плевать на семью, - еврей нахмурился.- А Твик?- Не будь таким романтиком, Кайл. Какая любовь?Кайл словно болезненно сощурился.- Так почему ты с ним?- Симпатичный. Любит парней. Нужно что-то еще?- Ну, не нужно… - произнес парень уже на тон тише.

Зайдя в свою комнату, я стал собирать вещи. Нужно взять все? Черт, а тащить-то много, даже несмотря на помощь друга. Хм, хорошо, одежда, снова одежда… Черт, а комп брать? Или у нас с Твиком теперь будет один на двоих? Ну, пусть будет один на двоих, узнаю, что у него там есть… Интересно, а гей-порно есть? Впрочем, кто же нынче его качает? Онлайн-просмотр священен.Я остановился, уставившись на фотку Страйпи. Кайл одобрительно улыбнулся. Неужели он думал, что у меня нет ничего любимого, родного? Страйпи умерла два года назад. Я был в тот день так расстроен… Я любил ее, очень любил, хоть и не распространялся об этом. Ее смерть стала для меня настоящей трагедией… Хорошо хоть не ревел, как девка. После этого я решил не заводить больше домашних животных. Слишком мало они живут, а когда умирают так тяжело на сердце. В любом случае, ее фотография, ныне стоящая в рамке на комоде, очень ценна для меня. Я бережно взял ее и положил в сумку. В этот момент Кайл обнял меня со спины, прижал к своей груди. Носом он уткнулся мне в ухо. Чертов еврей, я же с Твиком. Вроде. Я пихнул парня локтем в бок и показал ему фак. Вот же чертов романтик.- Что, любишь ее сильнее, чем Твика?- Я же сказал про Твика. Конечно сильнее, - Кайл усмехнулся, сжав меня напоследок и отпустив. Я нахмурился. Интересно, насколько растяжимо понятие натурала?- А Твик не приревнует?- Он и не узнает. Да и я ведь могу полюбить его, - Кайл улыбнулся и похлопал меня по плечу.

Через некоторое время мы с Кайлом уже шли к дому Твика. Мороз сгущался, сумки сильно оттягивали руки к асфальту. Я теребил ключи от дома невротика. Конечно, не самая приятная ситуация сложилась – жить в доме своего почти любовника, учитывая, что ваши предки о вас знают, но это все же лучше, чем ютиться у Кайла и посягать на его зад во сне, а потом смущенно оправдываться и терпеть неловкости.Я открыл дверь твикового дома. Там никого не было, как и обещал мистер Твик. И отлично. Мы с Кайлом затащили сумки на второй этаж в комнату парня. Стены были окрашены в желтый. В целом в комнате было довольно пусто – комод с одеждой, шкаф, кровать, стол с компом. Никаких лишних предметов, декора. Я уже думал раньше о том, что в такой комнате легко быть невротиком – действительно нервирующая атмосфера. Что же, теперь у меня есть возможность изменить эту комнату.

ficbook.net

Снежный кофе — фанфик по фэндому «Южный парк»

Каждый из нас постоянно задумывается о чем-то: девушки, репутация, деньги, власть, семья, работа… Начиная с раннего детства и кончая глубокой старостью, все мы имеем наиболее важные вещи в своей жизни. Но, становясь старше, я начал терять их, становясь все безразличнее к тому, что происходит вокруг меня. Кажется, кроме собственной гордыни и животного страха за свою жопу у меня не осталось ничего. Однако мои друзья не отвернулись от меня, даже наоборот – считают меня особо мудрым, ведь я «всегда даю правильный ответ и никогда не сомневаюсь». На самом же деле я просто без эмоций оцениваю ситуацию. И никогда не бросаю слов на ветер. Это же так просто. Никогда не мог понять, что в этом видят такого волшебного. И не пытался. А жизнь сера, скучна. Как я и люблю.

Я лежал на своей кровати и смотрел в потолок. Он белый, совершенно никакой. Это так завораживает. Вокруг было шумно, но я не слышал. Я слышал лишь тишину, нет, не звенящую, а действительно пустую, завораживающую. Я не спал, но и не был «здесь».- Эй, Крейг! Кре-ейг! – вместо потолка мои глаза увидели что-то темно-коричневое. Нет, таких вещей не бывает в природе, у меня бред. Я зажмурился и проморгался. Оказалось, что это всего лишь рука Токена. Я уже и забыл, что они с Клайдом у меня сегодня в гостях, - Надо же, очнулся! А то мы уже стали думать, что ты умер. Лежишь тут весь бледный, серыми глазищами потолок сверлишь… а мы девушек обсуждаем, - я с каменным лицом смотрел на Токена и ждал продолжения. Они с Клайдом переглянулись.- Ну... – начал тянуть Клайд, - Мы же девушек обсуждаем. Разве ты не хочешь с нами?- Зачем? – мой взгляд стал более усталым.- Как это – «зачем?»?! Тебе что, девушки не нравятся? – ответил мне Токен, приподняв бровь. Я все так же смотрел на него, думая о девушках и решая, что ответить на их вопрос, - Ты же раньше болтал с нами о них, говорил, кто шлюшка, а кто целочка, почему же теперь отказываешься? – теперь я думал и над вторым вопросом.- Раньше вы спрашивали что-то конкретное, - я снова откинулся на подушку, подложив руки под голову и сверля глазами потолок. Я каждый развод мог по памяти воспроизвести.- То есть, девушки тебе все-таки нравятся? – задал свой вопрос Клайд, который тупо не допер, в отличие от успокоившегося Токена. Кстати, откуда он уже взял шоколадку?- Нет, - твердо ответил я. Да, я уже решил, что в них нет ничего привлекательного. Только визжат, ругаются, плачут. Противные голоса. Непривлекательные лица. Я перевел взгляд на друзей. Клайд, кажется, подавился шоколадкой, а Токен побледнел, как мог. Собственно, он, как обладатель свободного рта, продолжил.- Ты чо, педик что ли?! – я не ожидал этого вопроса. На моем лице отобразилось столько эмоций, что друзья пооткрывали рты. Кажется, Клайд выплюнул шоколад на пол. Им обоим я показал средний палец.- Нет. Мне просто не нравятся девушки, - я вздохнул, высказывая тем самым то, как друзья меня достали этим вопросом. Но для них допрос только начался.- Это как? – Клайд в этот момент потянулся к тому куску шоколадки, который упал на пол. А я бы не стал с пола подбирать, как собачка.- Это когда вообще никого не хочется. Асексуальность… Черт, Крейг, я не верю, что ты такой! Я же помню, что ты увлекался девочками в началке, а сейчас что? – неужели для них это такой шок, даже для Токена?- А раньше я думал, что крутость очень важна. А сейчас я знаю, что все эти атрибуты крутого парня – брехня. Свое место нужно доказывать делом, - я прикрыл глаза, вдыхая спертый воздух комнаты, - Открой окно, - обратился я к ним почти приказным тоном, после чего Клайд открыл его полностью. Холодный, свежий, морозный воздух ворвался почти сразу. Я слышал завывания ветра. Уверен, что шторы вовсю развевались. Все это приносило мне какое-то спокойствие. - Лучше бы ты был педиком, чем думал так, честное слово, - продолжил Токен, за что получил фак в лицо.- Нет уж, не люблю педиков!- Ты еще скажи, что черных не любишь!- Заткнитесь. Вы мне мешаете слушать тишину, - на меня снова уставились два удивленных взгляда. Я никогда не говорил так раньше.- Ну и кому же ты будешь вставлять? – Токен сложил руки на груди.- Зачем?- Клайд, мы его теряем! Крейг, неужели ты всю жизнь будешь дрочить?- Зачем?- Токен, давай ему девушку заведем, а то он уже дедом, у которого не встает, становится, - я прикрыл глаза и немного раздраженно вздохнул. Вот пристали, черти.- Да, ему это очень нужно. Ну так что, согласен? Мы тебе поможем завести девушку и ты поймешь, что эта жизнь не такая скучная! – Токен улыбался, он был уверен в своей правоте на 9000 процентов.- Да, - устало сказал я, - Только отвалите с этой темой. Глаза обоих загорелись. Теперь они мной довольны. А мне пофиг.Клайд и Токен переглянулись и стали думать, о чем-то шепча, видимо, чтобы не раздражать меня. В общем-то, мне все равно. Я снова присмотрелся к потолку, снова слушал вой ветра за окном. Я не знаю, сколько прошло времени, но мне было так хорошо, так спокойно. В этот момент, разглядывая потолок, я был счастлив. И даже не заметил, как начал дрожать и покрываться мурашками. Становилось холодно.- Крейг, может, уже закрыть окно? Мы уже вообще-то в куртках сидим, а ты в той же майке. Крейг! Ты же ледяной, дрожишь весь! – Токен уже стоял надо мной, как мамочка, но, поняв, что это совершенно бесполезно по моему почти белому среднему пальцу, он молча отошел куда-то. Послышалась возня, а затем меня накрыли теплым одеялом. Легкая тяжесть сверху (одеяло было старое, непонятно из чего сделанное), она сейчас приносила удовольствие. Я повернулся набок с полным намерением уснуть. Мне было хорошо.

Что-то давило на меня сверху. Точнее, не что-то, а кто-то. Это была неопределенная черная фигура, больше похожая на призрак. Глаза лишь светились красным. Это существо, кажется, по фигуре больше походящее на парня, вдавливало меня в кровать. Сначала руками, а потом грудью. Становилось тяжело дышать. И мне это нравилось. Я повернул голову набок, вдыхая чаще, глубже, с трудом. Но тьму, нависшую надо мной, оттолкнуть не мог. Просто не хотел. Стало так жарко. Рукой я коснулся его где-то под рукой, где у людей ребра. Сначала рука наткнулась на еще более сильный жар, что окутал меня самого, а потом, проникая внутрь, во все существо тьмы, я наткнулся словно на лед.- Мы одно целое, Крейг. Не отвергай меня, - его голос был глубоким, низким, хрипящим. Я не мог не поддаться. Выдохнув что-то невнятное в сторону, я принял его, я принял тьму в себя. И сейчас мы были единым целым: я посмотрел на свою руку и увидел, как на концах пальцев появилось что-то черное, что-то не из этого мира. Я стал чувствовать его желания, они стали и моими. Нет, тьма не управлял мной теперь. Он давал мне то, о чем я мог только мечтать – то, что так неправильно. Теперь я чувствовал, что могу поддаваться, а могу и управлять.- Не плюй на меня, Крейг. Ты никуда от меня не денешься, - сводящий с ума голос звучал откуда-то из моей груди, оттуда, где сейчас трепыхалось сердце…

Я резко открыл глаза. Я тяжело дышал, мне было очень жарко. Образ тьмы не уходил из глаз. Приподнявшись на кровати, я понял, что одеяло намотано вокруг меня. То одеяло, что было подо мной, больше напоминало комок. Стоп. Два одеяла? Ах, ну да, я же лежал на своем обычном, а Токен потом накрыл меня моим запасным, которое, наверное, старше меня. Да… а простыня в узел. Обычно я сплю очень тихо, не шевелясь. Что же такое?! А потом я почувствовал, что я напряжен, там, в штанах. Кое-как распутав дрожащими руками путы вокруг себя, я оглядел все, что ниже пояса. И правда. Давно такого не было. Несколько секунд я пропялился себе в промежность, но потом все же вспомнил, что делают в таких случаях. Ощущение руки на члене уже стало позабытым. Я откинул голову на подушку и задышал тяжелее. Воображение подкидывало лишь одну единственную, очень размытую картинку. Подчинение, позор, что-то запретное. Я не мог мыслить конкретно… Просьбы дарить больше грешного удовольствия. Ах, о чем же я думаю?...

Удовлетворившись, я сел на кровати и положил ладонь себе на лоб. Надо разобраться во всем. Что же мне такое странное и пошлое снилось? Пофиг. На что же я отдрочил? Пофиг. Ну вот и разобрались, а теперь можно привести в порядок постель и понять о том, что же происходило в мире физическом, пока я спал. Окно все так же было открыто нараспашку, морозный воздух заполнял всю комнату. Это нехорошо, я же сейчас такой горячий, что простужусь. Не хочу болеть. Покончив со своей мини-миссией, я вернулся к кровати. На мне была моя домашняя одежда и моя шапка, правда, она сейчас была больше похожа на непонятную синюю массу, которая держится на соплях. Поправив ее, я стал приводить свое столь любимое спальное ложе в порядок. В этот момент я вспомнил, что пару раз признавался кровати в любви, и усмехнулся.Сев на второе одеяло, которое я решил не убирать, я посмотрел на свои черные наручные часы. Времени было полшестого утра, но в комнате горела лампа дневного света, кстати говоря, очень хорошая, раз я не заметил подмены! Стоп. Я же уснул, когда у меня в гостях были друзья. Выходит, что я продрых часов 12. А они молодцы, что ушли.Я вышел из комнаты и прошел в ванную. Нужно принять душ, а то я весь мокрый и в… А то мама потом спросит: «А что это белое на твоих штанах?». Да уж, значит, мне придется еще и стирать. Ну и ладно. Раздевшись, я встал под душ и включил горячую воду. Было так приятно и томно, вплоть до того, что кружилась голова. Тело было расслаблено, шум воды нагонял сонливость. Лучше включить холодную воду, а то не хотелось бы мне снова уснуть. Я уже и не знаю, когда проснусь. Холодная вода неприятно и резко коснулась кожи. Какое-то время я постоял под ней, но совсем недолго. Вытеревшись полотенцем, я надел теплый банный халат. И мне стало совсем хорошо.Я спустился вниз, на кухню, довольно улыбаясь и потягиваясь. И решил сам себе приготовить завтрак, попить кофе, сделать уроки. Нет, уроки я делать не буду, пошли они.Простейшее яичница прямо со сковороды – лучший завтрак в мире. Горячий и именно такой, как ты хочешь. Особенно вкусно с прохладным кофе с молоком. Не знаю почему, но сегодня я добавил в него корицу. Как-то сегодня мне особенно хорошо. С чего бы это? Впрочем, пофиг же.Я даже свершил еще одну геройскую вещь. Не поругался утром с мамой из-за того, что я опять что-то не сделал. Просто в этот раз я сделал все. Ну, кроме уроков. Но она была так шокирована моим ранним подъемом, что не заметила.

Все время до школы я сидел на кухне и поглощал пищу и кофе. Термос с кофе я даже взял с собой. Уж больно вкусно мне было сегодня. Ну, я же не стану, как Твик? А воздух вокруг был таким морозным. Вокруг только светает. Середина декабря, тут иначе и не бывает. Очень-очень холодные, почти ледяные снежинки медленно падали на густой, хрустящий под ногами снег. Все вокруг было как-то волшебно. Я остановился у фонаря и стал смотреть, как он освещает и заставляет светиться голубым сиянием мелкие крупинки льда. Ради таких моментов стоит терпеть весь тот холод, что окружает зимой. И ради того, что горячий кофе вкусней.Зайдя в класс, я сделал то, что, наверное, не делал никогда.- Всем привет, - поприветствовал я, улыбаясь. Шум в классе сразу стих. Теперь он исходил лишь от того, что за его пределами. Одноклассники лишь переглядывались.- Господи! Господи! Мир сошел с ума! – схватился за голову, естественно, Твик. А что такого-то?- Крейг, ты точно здоров? Тебя там не продуло, пока ты спал? – это был Токен. Тишина вокруг стала раздражающей.- Да идите вы, - показал я всем фак и снова превратил лицо в камень. Все облегченно вздохнули и продолжили общаться. А я даже обрадовался тому, что вернулся в свое привычное состояние.- Ну, раз это была шутка, то… короче, мы решили, что ты будешь завоевывать Ребекку. У нее как раз сейчас нет парня, - сказал Клайд, доставая бутерброд, когда я сел на свое место. Я показал ему средний палец. Никого я завоевывать не буду, надо оно мне.- Крейг, ты же вчера согласился, что мы тебе поможем завести девушку! – черт, Токен прав. А я уже и забыл об этом. Слово мужика – закон. Сказал – сделал. Ладно, попытаемся.- И что же мне делать? – вздохнув, спросил я, смиряясь с неизбежным.- Ну, ты подойди к ней, поздоровайся, скажи, что хочешь поговорить наедине… Сделай ей пару комплиментов, улыбнись, за руку ее возьми там… Ну еще что-нибудь. А потом предложи ей встретиться после уроков, - Токен, видимо, припоминал весь свой опыт.- Ну… хорошо. А итоговая цель какая?- Затащить ее в постель! – тихо воскликнул Клайд, пожевывая бутер.- Да у вас самих-то не было ничего, зачем меня заставлять? – я шлепнул себя ладонью по лбу. Парни переглянулись, а затем потупились.- Тогда хотя бы поцелуй взасос.- Я могу и просто так подойти и поцеловать ее, надо мне для этого распинаться, - я сложил руки на парту и уронил на них голову.- Ну, это же не то. Нужно, чтобы она отвечала, и вы целовались долго…- А я не хочу.- Ты обещал.- Чтоб вам черт задницы надрал… - я представил, как какой-то демон шлепает пухлую попу Клайда и усмехнулся. Хорошее зрелище было бы, - Хотя я и сам могу вас, как маленьких, отшлепать, - сказал я уже чуть тише. Я бы даже, наверное, с удовольствием их наказал! Друзья переглянулись.- Тебе точно нужна девушка! – сказали они хором.- Лучше бы вы отстали, - я показал им средний палец. Однако я все же выполню то, на что сам подписался, - Я начну завтра.

Началась большая перемена. Почти все сразу же ринулись в столовку, чтобы избежать очередей. Я же остался в классе. Есть как-то не хотелось, да и у меня был еще с собой кофе. Нужно только дождаться, пока уйдет Твик, а то он отнимет сразу же. Однако он, легонько вскрикнув, не спеша собирал учебники. Также в классе остались Ред, недовольная Венди и явно обрадованная Бебе. А также Кенни, которому, видимо, сегодня просто не на что было обедать. Остальные уже выбежали.Девочки стали более активно шушукаться и хихикать.- Да ну! Я не верю вам! – воскликнула уже громче Венди.- Ну, можно же проверить! – хихикнула Бебе, - Кенни, иди сюда. Твик, мог бы ты пока не выходить?- К-конечно! Гах! А что? – Кенни тем временем подошел к девочкам. Бебе что-то шептала ему на ухо. Парень недовольно хмурился, но когда девушка закончила, он кивнул, и в его карман положили десять баксов. Значит, сейчас будет что-то интересное.Кенни подошел к Твику, резко схватил его и прижал спиной к себе, разворачивая себя и его лицами к девочкам. Твик вскрикнул, его грязно-зеленые, но светлые глаза, расширились от ужаса. Я лишь удивленно поднял брови. Кенни вздохнул Твику куда-то в шею, ведь оба были невысокими. Твик задрожал. А еще сильнее он задрожал, когда рука Кенни стала поглаживать его по груди и по животу. Было видно, как невротик стиснул зубы. А девочки уперлись глазами ему в пах, и уже через пару секунд захихикали, потому что Твику его джинсы стали явно тесноваты. Однако мне стало очень жаль его. Ведь из-за его нервных проблем его тело очень быстро и очень резко реагировало на внешние раздражители. Да и сам он как-то говорил, что у него встает на все подряд.- Дам еще десятку, если ты ему подрочишь! – воскликнула Бебе, Ребекка поддержала ее, а Венди осталась стоять молча. Кенни уже собирался расстегивать отчаянно рвущемуся и кричащему «Нет!» Твику ширинку, но это уже перебор. Я встал со своего места, подошел к ним и просто перехватил руки Кенни, больно сжав. А затем, когда парень отпустил невротика, поняв мой «тонкий» намек, его руки оказались выкрученными за спиной. Кенни отчаянно сопротивлялся, но он, мелкий, худой и с еще высоким голосом от постоянных голодовок, не мог ничего сделать мне, высокому и сильному, хоть и довольно худому. Но не настолько худому, как эти двое, у которых ребра торчат. Конечно, нервные заболевания негативно сказываются на физическом здоровье. Кенни сжал зубы, но стойко терпел. Я знал, он чувствовал, как выворачиваются его суставы. А он даже не согнулся. Такое чувство, что он уже много раз терпел и куда более сильную боль. Да где же он мог? Ну что ж, это не проблема, потому что в следующую секунду я впечатал его лицом в пол. Нечего лезть к Твику, даже за деньги. Девчонки заворожено смотрели на «драку». Неужели им настолько по барабану, чем развлекаться? В один момент Кенни подо мной расслабился и вскрикнул. Я сразу же отпустил его. Потому что такое поведение мигом засчитывается за проигрыш.Твик сидел на полу, сжавшись в клубок, он сильно трясся, кажется, даже всхлипывал.- А теперь валите отсюда все. Девки, я вас за пол жалеть не стану, - после этого все три сразу же вышли со словами: «Да больно надо оставаться тут с педиками». За что получили фак. Кенни вышел сразу за ними, разминая больные руки. Хотя внимание одноклассников больше привлекут синяки на его запястьях и половые признаки на лице.- Твик, они уже ушли, успокойся, - я коснулся его плеча, но парень лишь дернулся. Теперь я услышал более отчетливый всхлип, - Кофе хочешь?Это подействовало на Твика как… даже не знаю, как что. Хотя нет, знаю, но не хочу в это верить. Как наркотик на наркомана. Он поднял на меня уже не трясущуюся голову, зрачки расширились. Постепенно он встал, неуклюже, стесняясь своего состояния, а я постарался не обращать внимание, но глаза притягивались к слегка дрожащему мальчику, но все же я смог невозмутимо протянуть ему термос. Невротик пил большими глотками, никак не мог отовраться.- В-вкусный. С молоком и корицей. М-мне нравится.- Я никого не пущу в класс. Можешь не идти до туалета, - Твик покраснел, а я лишь забрал у него термос и пошел к двери.- Только н-не смотри.- Больно надо.- Я же знаю, К-крейг, - я приподнял бровь, смотря ему в глаза и стараясь не опускать их ниже. Не знаю, о чем сейчас думал невротик, но явно что-то решал. И просто отвернулся, не дожидаясь, пока я отойду к двери, и запустив руку в штаны. А я подглядывал, прикрываясь шапкой. Только вот не долго пришлось – секунд через 30 Твик ахнул, видимо, кончив. Очень уж быстро. Впрочем, я почувствовал, как по щекам прошел румянец. Значит, я соврал. Все-таки надо мне смотреть. Значит, я все-таки педик? А, даже если и так, то, мне, в общем-то, все равно. Я-то от этого не меняюсь. А парень сейчас хороший. Все еще чуть дрожит, волосы на затылке прилипли к шее. В конце концов, влажная рука. А о чем он думал? Впрочем, пофиг.Я порылся в своей сумке, найдя, наконец, какие-то салфетки, и протянул их Твику. Хотя мог бы и сам. Пока невротик дергано вытирался, я смотрел на его лицо.- К-крейг, хватит. Я же знаю, что ты гей, - Твик сказал это со знанием дела, но через страх. Я приподнял брови в удивлении. А затем нахмурился и сжал кулаки. Нечего говорить мне такие вещи. Я уже представлял, как вколачиваю его в парту… Э, но в голову лезло немного другое вколачивание. Ну, да, я же педик. Нужно привыкать к этой мысли. Да и в конце концов, на правду обижаются только неполноценные и закомплексованные. Поэтому я опустил кулаки и расслабился, - Не смотри на меня… так.Парень сжался, зажмурился. Однако, поняв, что я не собираюсь его бить, расслабился и выдохнул, застегивая ширинку. А трусов-то там нет, это точно, хотя я не пялился совсем откровенно. Гномики? Впрочем, пофиг.- Когда я совсем не могу сосредоточиться на уроке… ГАХ!... я присматриваюсь к одноклассникам… Вижу же, кто н-на кого какие взгляды кидает. Только вы с К-картманом не смотрите на девочек. Ты почти на всех мальчиков поглядываешь, а он…- …только на Кайла. Я знаю, что он педик, Твик. А третий – ты.- Р-рыбак рыбака видит издалека. Но я би, - Твик, немного смущаясь, заправил прядь своих светлых, словно кофейных волос, за ухо. Еще год назад он как-то из торчащих во все стороны превратил их в аккуратно лежащие волнистые пряди, - Д-даже не так… Меня влечет ко всему, ты же знаешь почему, да?- Да, не волнуйся. Я никому не скажу. Кстати, как думаешь, Картман знает?- Наверное, нет. У него в голове только…- …его еврей. А если знает?- Не выдаст. Наверное, ему будет это невыгодно, в-ведь ты сможешь его прижать, правда? – Твик задрожал сильнее, - М-мне страшно, что сейчас все начнут твердить, что я гей, побьют ведь. Такой стресс! Такой стресс!- Не переживай. Со мной Клайд и Токен. Думаю, я смогу уговорить Кайла, а он Стэна. Кенни можно дать денег. С такой компанией любая драка в выигрыше. Сегодня я открыл в тебе много нового, честно. Я не обращал внимание на то, что ты красивый. Вообще-то я немного в шоке от себя. Теперь все встало на свои места. Теперь понимаю, почему так давно забил на девочек. Почему нравилось присутствие рядом друзей. Наверное, плохо, что я такой пофигист. Что мне было пофиг на мои самые глубокие желания. Но вот сейчас мне пофиг на то, что я оказался голубым. Это ведь все еще я. И своим сегодняшним поведением ты помог мне это понять. Теперь я не дам тебя в обиду, - Твик мило улыбался, чуть краснел. У него на лице было написано, что ему очень приятно слышать о себе такие слова. И что я, такой молчаливый, раскошелился на такой длинный монолог.Прозвенел звонок. Это словно вытащило меня из разговора с Твиком, который за каких-то 25 минут стал мне так же близок, как близки Токен и Клайд. Я не думал, что жизнь столь стремительна, столь жива. Как же сильно все изменилось, когда я принял тьму в себе. Не зря мне приснился тот сон. Тьма тоже бывает доброй. Нужно лишь присмотреться.

ficbook.net

Снежный кофе — фанфик по фэндому «Южный парк»

Иллюстрация к промежутку между 6 и 7 главами: http://fc01.deviantart.net/fs70/f/2012/264/1/f/snow_coffee_by_antharesmk-d5ffx6k.png Автор является автором, да

Трудно сказать, облегчением стало утро или же нет. Безусловно, мы хорошо посидели с Кайлом, но всю ночь он был довольно отрешенным. И неудивительно. Конечно, я не знаю, что такого конкретно жуткого выдумал для него Картман, но бедному еврею точно достанется в задницу. И, возможно, не один раз. Жаль, что первым стану не я – он вряд ли пересилит гордость и не позволит мне его завалить.Сейчас мы продрогшие и сильно уставшие возвращались домой. Мои глаза закрывались – я люблю поспать. Что касается Кайла – он просто измучен. По нему сейчас видно, что от моральных переживаний и физической усталости он вогнан чуть ли не в депрессию. Но старается не ударить в грязь лицом.- Кайл, я тебя привлекаю? – довольно тихо задал я вопрос, на который уже знал ответ. Конечно, я его привлекаю, иначе еврей бы не полез. Только вот он может отрицать это для самого себя. А ему же еще от Картмана терпеть…- А? – голос такой же замученный и еле слышный, - Не сейчас, хорошо? – я кивнул, не задавая больше никаких вопросов. Какой же я, наверное, бестактный. Скорее всего, еврей готовится к разговору с матерью. Но нет. Это будет не разговор. Только сплошной ор, а у меня даже нет наушников, чтобы не слышать всего этого. С другой стороны, кидать рыжего в такой момент как-то… не очень. В конце концов, всю ночь он пил это вино, наверное, стараясь не думать о том, что же натворил. Хорошо, что у меня не бывает подобных проблем, ведь я забываю вещи очень легко и быстро.

- Кайл! Где ты был?! – парень потупил взгляд, а потом и вовсе завел руки за спину. Хорошо хоть, что по нему не было видно, что почти всю бутылку выпил именно он, а я в это время приобнимал его, плечом принимая его голову.- Мам, мы просто решили погулять. Прости меня, пожалуйста, - после этой фразы последовало еще много совершенно бессмысленных слов Шейлы примерно о том, что я порчу ее сына – а я ведь порчу – и о том, что он совсем отбился от рук. Несмотря ни на что, Кайл был и остается одним из самых примерных подростков. Ну, Баттерс по примерности побьет любого. Хотя педиковатый блондин все-таки курит. Ага, непонятно кому назло и каждый раз заходясь кашлем.- Миссис Брофловски, можно мы пойдем спать? – постарался вклиниться я в череду бессмысленных ругательств и обвинений.- Да, мам, ну пожалуйста… Ты же знаешь, что я тебя люблю, - тут меня посетила мысль, что нужно было пробираться через окно. Но ладно я, могу еще послушать и постоять в дверях – иногда не сплю ночами для поднятия собственной самооценки, да и со мной не произошло ничего плохого. Но это явно не о разбитом еврее.- Шейла, дорогая, да пусти ты их уже, - вмешался подошедший мистер Брофловски. После пары препирательств взрослых мы все же смогли пройти внутрь.Собственно, Кайл сразу же ушел в свою комнату спать. А я… А что я? Я поднялся в кладовку, к своему спальному мешку. Там жестко, холодно и неуютно. Но лучше, чем ничего. Думаю, с евреем нужно будет поговорить о случившемся. Ведь я все же беспокоюсь за его психическое здоровье.

- Крейг? – я приоткрыл глаза и увидел… стоящего в дверях кладовки Кайла в очках. Еврей выглядел уже не таким уставшим, но все еще разбитым.- В чем дело? – я зевнул. Конечно, спится на полу плохо. Но… Кайл явно должен был проспать больше меня. Рыжий закрыл за собой дверь, после чего мы остались почти в кромешной тьме – окон-то нет.- Ну… Мне очень неуютно спать, - я приподнял бровь.- Мне полежать с тобой? – я удивился, что сказал это на полном серьезе.- Нет. Просто стоит закрыть глаза – и начинают мерещиться кошмары. Мне кажется, что еще чуть-чуть и…- Про что кошмары-то? Про Картмана и тебя в платье? – я сел и схватился за голову – кружится и болит, сука. Ну, не удивительно – сейчас наверняка уже далеко за полдень. А еще все ноет после очередной ночки на жестком полу. Точнее, дня.- Не совсем… - голос еврея стал чуть тише. - Я там не в платье, а в наручниках и с бананом в заднице.- Банан невозможно засунуть в задницу, идиот, - интересно, я всегда спросонья такой злой?- Блин, Крейг, мне страшно! И не в банане дело, а в том, что подобное может ведь и произойти на самом деле!- Ну не произойдет – банан в задницу не пролезет, как ты его не толкай! Почти сразу в кашу превратится! – я нахмурился и сложил руки на груди.- Крейг! – Кайл открыл рот, поражаясь моим мыслям.- Ладно. Что ты от меня-то хочешь?- Помоги мне.- Ну и как я тебе помогу? Пойду убью Картмана, а потом покончу с собой? - рыжий, кажется, вскипел.- Ну хоть что-нибудь сделай! Ты же тоже виноват в том, что я теперь могу проиграть спор!- Я виноват? Каким хуем я виноват? Не я целоваться полез! – зарычав, парень начал метаться по кладовке, пытаясь хоть чем-то меня приткнуть.- Но ты в этом участвовал!- Блять, Кайл, что за хуйню ты несешь?! – еврей осел на пол и схватился за голову. Он молчал. Что же я делаю. Ему ведь и без того хреново, - Ну… я тебя привлекаю? – да, здесь, в кладовке, было темно, но я все равно увидел сверкнувшие от злости глаза.- Тебя волнует только это? – его голос, кажется, стал только печальнее. Я встал со своего места и подошел к Кайлу, сел рядом и стал поглаживать по волосам. Господи, моя башка. Трещит, сволочь.- А тебя волнует только твоя задница?- Это сейчас важнее наших отношений! – я вздохнул, чуть глубже зарываясь пальцами в волосы. Сейчас они были не такими мягкими, как обычно – более тяжелые, чуть жирные. Ну, ничего, он же чистюля, как отойдет от проблем – помоет.- Просто ответь. Это же не трудно, - с волос Кайла я переместил руку на его плечо, чуть погладил, - В любом случае мы вряд ли сейчас сделаем что-то против жиртреста. Да что там! Даже не узнаем, заснял ли он нас. А в отношениях разобраться не только можно, но и нужно.- Ты, возможно, прав, - еврей вздохнул и скинул мою руку с себя, - В таком случае я скажу, что ты меня ни капли не привлекаешь. И то, что произошло ночью – ошибка.- Ошибка? Ты по ошибке меня поцеловал?- Что-то щелкнуло в голове, вот и поцеловал!- А потом по ошибке всю ночь просидел со мной в обнимку?- Я не хотел тебя расстраивать на Рождество! – я чуть отодвинулся от парня, буквально уставившись на него. Он мне кого-то напомнил сейчас. Не слишком близкого, но хорошо знакомого.- Ты говоришь сейчас, как Стэн, - заключил я совсем тихо. В темноте плохо было видно еврейское лицо, я не мог разобрать эмоций, - Ты сейчас врешь самому себе ради каких-то принципов, причем не из желания быть правильным, а из чистого бычарства.Кайл встал, нашарил рукой выключатель и… да будет свет. Привыкнув к яркому свету желтой лампы, я разглядел полное эмоций лицо еврея. На нем были отголоски и боли, и страха, и… выглядел он жалко. Но, определенно, при этом был еще и в ярости.- То есть ты считаешь, что я перенял от Стэна самое плохое? – парень сжал свои ладони в кулаки, а я пригляделся к его глазам под очками – они опухшие, с большими темными кругами. А волосы не только грязные, но еще и растрепанные.- Не самое – хуже всего в нем самовлюбленность, а ты людей любишь, я знаю…- Значит, так, да? Вру себе? А знаешь, чем я лучше Стэна? Я тебе скажу, что я действительно вру себе. Хотя что я распинаюсь! – Кайл махнул рукой и опустился ко мне на колени, притягивая мое лицо, целуя в губы. Еврей-сюрприз.Рыжий завалил меня на пол, продолжая целовать грубо, даже страстно, со злостью. Я отвечал, как мог, пока мне кусали губы. А потом настало время бояться – Кайл свел мои руки над головой и сжал запястья, а второй рукой потянулся к резинке моих домашних штанов (в которые я успел переодеться перед тем, как лечь спать). Твою же мать!- Что ты делаешь?! – возмутился я как можно более тихо, чтобы не привлечь лишнего внимания. Сердце забилось. В таком состоянии он может только…- Насилую тебя, разве не видишь? – я уставился на своего друга во все глаза. Сознание отказывалось принимать тот факт, что Кайл на такое решился. А штаны-то уже спущены, чужие пальцы касаются трусов… Твою же мать! Он же спятил!- Кайл, ты же не хочешь этого…- Я же вру себе, или ты забыл? – взгляд – бешеный, правда, в нем мелькало и отчаяние. Зато он остановился.- Ты же потом пожалеешь о содеянном…- Ну и что? Я же как Стэн! Порежу себе вены в ванной! – Кайл горько, истерически засмеялся. Он точно из ума выжил. И мне его жалко. Меня, собственно, уже никто не держал, но все равно было как-то страшно. Я присел, обнял еврея, погладил его по спине.- Успокойся, - нужно срочно придумать, как его успокоить, иначе либо мы подеремся, либо он подерет мою задницу. Вот что нужно ему сказать? Что любят романтики?.. Черт. Им же надо… - Ну… я же… люблю тебя.Кайл просто замер, резко прекратив бешено смеяться. Я крепче прижал его к себе, чуть покачивая. Парень вздохнул, а я решил, что ему точно не хватает запаха кофе. Еврей обнял меня в ответ.- Ты же врешь сейчас, чтобы меня успокоить. Ненавидишь ведь на самом деле все эти сопли с «люблю-не люблю».- Ну… вообще-то да, - ну а смысл мне врать снова?- Ну… значит, все-таки тебе не плевать на мои страхи… - я взял лицо Кайла в ладони и заглянул в его глаза. Уставшие, замученные, - Господи, что я хотел сделать…А потом – поцелуй. Нежный, долгий. На этот раз на полу оказался Кайл. И никаких жестокостей и принуждений – это сейчас никому не нужно. Я скользнул языком в податливый рот, стал чуть ласкать, а потом еврей начал отвечать, приобнял меня за плечи. Хорошо… Вот сейчас – хорошо.

- Пацаны, вы здесь? – я мигом оторвался от губ Кайла. Мы лежали уже на моем… спальном месте – там все равно мягче, чем совсем на полу. Свет был выключен по просьбе еврея. Дверь же открыл Айк. И увидел меня, а подо мной – своего старшего брата.- О, Боже… Крейг, к тебе тут девочки пришли… Мне их выгнать?- Айк, я просто… Ну… Я знаю, это все ужасно, но… - речь рыжего была быстрой, сбивчивой, тихой. Он толкнул меня руками в грудь, после чего я сразу с него слез – ну некомфортно ему при брате пидорствовать. Мол, пример плохой подает. Только вот Айк давно уже решил, с кем ему спать. Одним видом гомосятины его не переучишь, но у еврея же эти его чертовы идеалы.- Да все в порядке, Кайл. Крейг?- Я сейчас выйду, - буркнул я. Теперь новый вопрос – что от меня нужно бабам?

«Ааа! Нет! НЕТ!!! Что угодно, но не бананы! Пожалуйста! Что угодно, ТОЛЬКО НЕ БАНАНЫ!11!1! НЕЕЕЕЕТ!11!1» - сны Брофловски.

Я подскочил на кровати, словно ошпаренный. Опять этот сон. Бананы… там… И этот мерзкий картмановский смех. Мне до сих пор мерзко от того, что я целовался с Крейгом. На душе – мерзко, но уже глупо отрицать, что мне это не нравится. Собственно, после того, как нас спалил Айк, я сразу же ушел спать, оставив Крейга разбираться с девчонками. И зачем он им понадобился? Хотя… Девки же тащятся от геев – по себе знаю. Нет, я не это имею ввиду! Я не гей! Просто меня же все таковым считают. Ну, Такер же всех девок прогнал, верно?- К-кайл? Может, хватит смотреть в одну точку? – нет… не прогнал. Я надел очки и осторожно перевел взгляд на парня, который стоял совсем рядом. И у меня отвисла челюсть. Измалеванный косметикой, Крейг с ужасом за собственную внешность смотрел на меня. Вместо нормальной одежды на нем были какие-то неясные обтягивающие штанишки, а сверху что-то вроде туники. Со стразами. Причем все бабское и явно маленькое, кое-как налезшее. И шарфик. И нет шапки. ШАПКИ НЕТ. РЕБЯТА, НЕТ ШАПКИ!!! Как Крейгу теперь жить?- Где шапка? – теперь Такер уставился на меня, как на психа, периодически открывая и закрывая рот.- Я… я размалеван, как последняя шлюха, а тебя больше интересует, куда я дел шапку...? – девки его точно пытали. - Может, тазик с водой и одежду мне принесешь?- А пришел-то ты как?- В простыне прибежал и влез в окно, - прибежал в простыне… С другой стороны, это лучше, чем показывать всем столь пидорский наряд. Я прикусил губу и подошел к Крейгу, обнял.- Как так получилось хоть? – парень положил голову мне на плечо, а я сомкнул руки на его талии. Что же ты делаешь, Кайл? Такера послать надо, а ты обнимаешь. А еще жалуешься потом, что тебя зовут пидорасом.- Пока я пребывал в ахуе, они меня куда-то потащили и решили, что превратить меня в ЭТО – весело… Они… не давали мне ничего сказать… Это был кошмар… Мне даже… - Крейг приподнял челку. О, какой кошмар! Ему выщипали брови! – И ноги тоже… Брр...Я чуть крепче его обнял. Тазик подождет. И тут вдруг…- Крейг, это что? – совсем рядом с нами стояла… небольшая розовая лошадь. Парнокопытная розовая лошадь. ПАРНОКОПЫТНАЯ РОЗОВАЯ ЛОШАДЬ!!!- Какая… хорошенькая. Откуда ты тут взялась, милашка? – вот так, меня променяли на… ПАРНОКОПЫТНУЮ РОЗОВУЮ ЛОШАДЬ. Нет, это уже ни в какие ворота – Крейг в девчачьих шмотках и при макияже тискает в моей комнате парнокопытную розовую лошадь… с желтой гривой? Мир точно спятил. Но нет – это не все. Такер начал сюсюкать и чуть ли не слюни пускать. У меня задергалось веко. Может, мне кажется? Протерев глаза, я увидел уже иную картину – Крейг в бабских шмотках тискал Крейга обыкновенного. Я же вроде не курю.- Это... что за хуйня?... – меня просто свело нервным тиком. Почему-то у меня такое впечатление, что скоро у Крейгов все будет вообще весело и задорно. Потому что…- Не нужно было есть бананы попой во сне, - ответили пацаны хором. Да – бананы… они как отрава. Но как сон связан с реальностью? Почему то, чего, в общем-то, и не было, отражается на моей реальной жизни? Что за хрень?!Я осел на пол и стал наблюдать. Странное зрелище, конечно – два абсолютно одинаковых Такера радостно обнимаются, треплют друг друга за щечки, цел... Что?! Какого хрена они целуются?! Что я курил…? Такого просто не может быть.- Вы! Да как… - неожиданно у меня закрылся рот. Я никак не мог разомкнуть губ. А потом… не смог вдохнуть – нос как будто зажали. Наступила паника. Нет… Нет-нет-нет! Что это вообще такое?! Я не хочу умирать! Дайте мне воздуха! Дайте мне вдохнуть!Перед глазами все начало меркнуть. Я зажмурился, приготовился умереть от удушья, а потом резко распахнул глаза, в последней попытке выжить. И…- О, проснулся, - совершенно спокойно заключил Крейг и отпустил мои рот и нос. Я резко вдохнул столь желанный воздух. Так. Стоп.- А где розовая лошадь? – Такер уставился на меня, как на психа, в придачу еще и покрутив пальцем у виска.- Розовые лошади обитают в царстве Морфея, а ты вроде как оттуда уже ушел.- Ааа, - столь ясно протянул я. Значит, это был сон. Фух, - А что там с девками?- С девками? Они решили затащить меня в свой бабский клуб, но я их послал, а когда шел обратно в кладовку после уборки, услышал, как ты тут вопишь о том, что тебя нельзя ебать бананами. Ну я и решил с тобой посидеть. Ты сначала перестал крутиться, а потом задрыгался по кровати как псих, я тебя стал будить, но просыпаться ты не хотел. Вот и придушил тебя чуток, чтобы уж наверняка проснулся, - я что, разговариваю во сне? А когда мне мокрые сны снятся, я что, тоже что-нибудь воплю? А мама слышала? Если слышала и молчит – это хорошо. А если не слышала, но услышит… Меня же убьют. Крейг приобнял меня, уткнулся носом в щеку, - Может, тебе уже хватит спать?- Не уверен. Я все еще очень уставший. С такими-то кошмарами это и не удивительно, - я вздохнул, чуть напрягаясь. От своего пидорства мне стыдно. И почему-то я уже не уверен, что смогу все это забыть, как обычный сон.- Попроси Айка сказку на ночь тебе прочесть, может, поможет.- Ага, чтобы мне приснилось, что я Золушка, отправляюсь на бал, но по дороге меня ловит Картман и насилует? – скажет же сейчас, что Золушку никто не насиловал…- Золушка не была рыжей еврейкой, тебе просто не может такое присниться. Или ты так мечтаешь о прекрасном принце? – я толкнул парня плечом. Нефиг. Ни о каких принцах я не мечтаю. - А, может, тебе приснится, что ты прекрасный еврейский принц и на балу ты встретил своего Золушка?- А парня-то почему? – ситуация стновится более напрягающей – я не хочу быть педрилой.- Ну, я тут у тебя вроде как Золушком подрабатываю, не забыл? – я усмехнулся. А ведь и правда, хоть и прискорбно.- Не, ты не Золушк. Золушк должен быть типичным укэ.- Кем? – Такер положился мне на колени, взял мою руку, стал поглаживать пальцы.- Ну, пассивом, - тише ответил я, отмечая, что у меня не только нет неприязни, но и мне даже нравятся легкие прикосновения. И ладно еще, если бы я пару часов назад с ним не сосался, но так…- А я на пассива не тяну?- Ну, ты не типичный. Не смущаешься, не жмешься, как девка…- Жаться? Как девка? Ты хоть одну такую видел? Сейчас все вагину готовы подставить первому встречному, - ну, в чем-то он прав. Стоп.- А ты что, снизу хочешь, что ли? – Крейг выпучил глаза, а я слегка поправил пальцем его короткую челку.- Ну, не то чтобы хочу, но не против, - оу. И это мне говорит Такер, который совершенно уверенно добивался меня, и, в общем-то, добился? Этой фразой он окончательно победил. Потому что это меняет всё дело, - Если хочешь, я могу просто поспать с тобой.- Но ты сам-то спать не хочешь.- Больше спокойствия я люблю только кровати. Даже если не усну – с удовольствием поваляюсь, - я зевнул и завалился обратно на подушку. Крейг принял это за согласие и подполз ко мне, устраиваясь у меня на плече. Кайл, нельзя так. Нельзя. Пидорство – это плохо, п’нятненько? Все, что было – одна большая ошибка. Потому что этим я испорчу себе жизнь! Не хочу позорить семью, стоя в свадебном платье! Хотя, Крейг же сам сказал, что… Нет! Нет! И еще раз нет! – Прекрати уже сопротивляться своим желаниям. Я же чувствую, что ты хочешь меня обнять.- Все равно это неправильно. Так не должно быть. Я испорчу себе жизнь, если окончательно поддамся, - Такер поднял голову и весьма скептически на меня посмотрел. И чмокнул в губы.- Испортишь, если не поддашься. Спи давай, - и я его обнял. Может, он прав, и мне не стоит даже пытаться лишать себя чего-то… важного?

Я проснулся и потянулся. И что-то ограничивало мои действия. Приоткрыв один глаз, я увидел Крейга. А, ну да, засыпали-то мы вместе. И я ведь выспался! Ну, конечно, мне снился сон про какой-то пляж и клыкастых мальчиков, которых потом разогнали пони, но это не так страшно, как бананы в жопе. А вообще-то не стоило мне смотреть My Little Pony: FiM. Хотя, я же не знал, что разноцветные лошадки начнут мне сниться в кошмарах. По идее, не запугивать маленьких девочек создавался сериал. Но зато запугали вполне взрослого парня, сволочи.- Доброе утро, - шепотом поприветствовал я Такера, который завозился на мне спустя пару минут.- Утро? Какое, блять, утро? Мой организм говорит мне, что сейчас ночь, - недовольно проворчал Крейг, а потом вытащил откуда-то из-под меня левую руку и упорно стал разглядывать часы. Конечно, сейчас темно, но вряд ли бы мы проспали до рассвета. Я думал, сейчас часов 6 утра, - Чувак, бля, полночь! Спать давай.- Полночь? Но я выспался.- Мы же легли днем, вот и выспался. А теперь давай опять спать, - Крейг зевнул и переполз на мой правый бок, - Кстати, у тебя очень классная кровать.- Вполне себе обычная, - я чуть нахмурился.- А ты поспи на полу хотя бы дня три - поймешь, какая она божественная. Я был бы тааааааак щаслив, если бы мог спать на ней каждый день, - я вздохнул, поглаживая парня по волосам – трудно было удержаться от легких ласк, я ведь так привык дружески касаться Стэна… А дружески ли сейчас? - А еще… я был бы ещееее щасливее, если бы ты мне спину размял, а то, сука, ноет.- Ну разве это такая проблема? – я усмехнулся. Вроде он еще молодой, а спина уже… спина-а! Хах.- Правда? – Такер довольно резко приподнялся и скинул с себя футболку. Я вылез из-под него и уложил парня на живот под себя. Я погладил его по спине, изучая. Провел пальцами по позвоночнику, по ребрам. Никогда целенаправленно не трогал вот так спины представителей мужского полу. Собственно, докатился. Но надо отметить, что вот так вот просто трогать Крейга мне все же… нравится.- Кайл? Я, конечно, не против, но… ты вроде собирался делать мне массаж, а от твоих действий меня клонит не в ту сторону… - собственно, Такер прав – я его сейчас просто лапаю, и это очень-очень плохо! Поэтому я перевел ладони на его плечи и чуть сжал, начал медленно разминать, потягивать на себя… И что делает Крейг? То ли воет, то ли стонет своим низким, сейчас тихим голосом. Не развратно, а просто довольно.- Какого фига, чувак? – однако я продолжил его разминать, спустившись на лопатки, довольно сильно надавливая под них. А этому педриле нравится. Стоит нажать посильнее – так и постанывает с сомкнутыми губами. А что будет, если его выебать? Это же будет ария разврата. Но никого и никуда все же отделывать не надо. Даже нельзя. Вот же ж блин. Мне срочно нужна девушка. И более плотные шторы.- Ооо, круто. Посильнее, ммф… Пожалуйста. О, даааа… - я покраснел. Ну… ну это слишком уже!- Такие вещи будешь говорить тому, кто будет тебя ебать! – Крейг открыл глаза и покосился на меня.- Ну так я и говорю, - я шлепнул себя ладонью по лицу.- Не стану я этого делать, - сдавленным голосом отозвался я.- Буду пророком и скажу – станешь. Или сам задницу подставишь, - я нахмурился и ущипнул парня за спину, - Ай!- Я не педик, - на эту фразу Такер просто-напросто рассмеялся. Да я уже и сам особо не верю в сказанные мною слова. Натуралы не будут делать и половины того, что я уже сделал с Крейгом и вместе с ним.- Давай сойдемся на мнении, что ты бисексуал. Идет? – я уставился на спину под собой, чтобы проверить, а потом представил среднего размера грудь, обтянутую мокрой майкой… И обе картинки мне нравились, правда та, что с грудью – чуть больше. Все же девушки! Или это от того, что она была более откровенной и сексуальной? Главное не вдаваться в фантазии. Такер прав, он чертовски сильно прав, и утверждать себя натуралом уже просто-напросто глупо.- Идет…- Ну, тогда давай, скажи это, - еще и сказать? Просто позор.- Я… я бисексуал.- Легче? – прислушался к себе.- Легче, - наглая ложь.

Спину Крейгу я все-таки доразминал и… он уснул. Вот так взял и уснул. Но мне-то спать не хочется – за один день успел убить свой режим полностью. Решил, что пойду съем что-нибудь. Поужинав какими-то быстрыми бутербродами, я отправился обратно в комнату, как-то коротать ночь. Насчет бутербродов – готовить-то я умею, но сейчас банально лень.А в комнате меня ждал сюрприз – Такер уже проснулся и в темноте сидел за моим компом, а на мониторе были… О нет. Пони! Крейг сидел в наушниках и не заметил, что я вошел. Я присмотрелся к его лицу, освещенному монитором – он явно думает, что я что-то курю, раз у меня на компе есть мультик для маленьких девочек.Я незаметно подошел к парню сзади и пробелом поставил мульт на паузу. Такер подскочил на стуле – я его до смерти перепугал. Стянув с парня наушники, я глубоко вдохнул и приготовился объяснять, почему я смотрю подобные вещи, но меня опередили.- Я хотел глянуть чо-нибудь в инете, но у тебя там цензор, поэтому решил посмотреть, что на компе есть, а тут… Поняши. Ты точно не куришь? А то мне уже хочется попробовать.- Да не курю я ничего! Просто в этом мультике много добра и позитива, красивая анимация и грамотно прописанные персонажи, почему бы его не смотреть? – Крейг приложил палец к губе и наигранно задумчиво протянул неясный звук.- Ну… может, потому, что это мультик для маленьких девочек?- Именно поэтому никто и не знает, что я его смотрю. Кстати не только я – по всему миру предостаточно парней, которые это смотрят.- Короче, я тебя понял – я никому не расскажу. А ещё жрать хочу, - я закатил глаза.- Нехрен было засыпать – вместе бы поели бутербродов.- От этой новости есть меньше не хочется, - я громко вздохнул и потянул Крейга на кухню. Вот черт. Все-таки придется что-то готовить, хоть и страшная неохота.

Яичница на ночной завтрак? А почему бы и нет? Крейга я заставил резать колбасу, а сам занимался яйцами. Только опошлять не надо.- Сыр еще потри, - Такер вздохнул. Готовили мы при свете ламп над плитой.- Бабское это дело. Я думал, мы бутеров пожрем и все.- Бабское? Отнюдь. Женщина на кухне – это стереотип. Лично я думаю, что мужчина также должен уметь готовить, - я с совершенно умным видом уже заливал яйца в сковородку, - Я тебя научу и более интересным вещам, нежели яичница.- Надо оно мне?- Ну, пригодится еще, - я закинул колбасу, пока Такер еще натирал сыр.- Это бабское дело. Мужики вообще готовить не должны.- А как же повара в ресторанах? А как же то, что мясо традиционно должен готовить мужчина? Нет ничего плохого в том, чтобы парень мог прокормить себя не одними бутербродами и вафлями! – (аналог пельменей, что ли?) Крейг чуть раздраженно вздохнул, но лица не изменил. Как и всегда.

- Что же нам делать? – ближе к утру задал я всех интересующий вопрос.- Может, попытаться выяснить, снял ли нас Картман? – логично. Но как? Этот вопрос читался в моих глазах, - Ввалиться к нему домой с бензопилой?- Не, не поможет. И ты сам знаешь, почему, - мы с Крейгом сейчас сидели у меня в комнате и пили кофе. Такер развалился с кружкой на кровати, а я сидел на стуле, закинув ноги на стол. За ночь я успел вымыться и подсадить Крейга на поней. Он, собственно, пообещал меня за это… нет, не убить, а трахнуть. В отличие от убийства, эта угроза вполне реальна и не менее страшна. Насколько я знаю, это больно и жутко унизительно. И мне, скорее всего, придется пережить это. И лучше бы это был Крейг…- Пойти к нему на кофе?- Ты совсем того? Он точно что-то заподозрит.- Ему же хуже. Если он ничего не снял, то он просто с ума сходить начнет, если узнает, что просрал свой шанс на победу, - я пересел к Такеру на кровать. Солнце еще и не думало всходить – было реально рано, все спали. Парень положил ладонь мне на колено, а я накрыл ее своими пальцами. Как же все это пидорски, но мне действительно уже проще. Ну нравятся мальчики и фиг с ним – это ведь нормально. Ну, конечно, оно не нормально, но лучше, например, зоофилии. Или еще не фиг?...- А если все же фотка есть, он будет издеваться…- Если она есть, думаю, твоей заднице не стоит оставаться столь же невинной… - я нахмурился и подсунул Крейгу под нос фак. Оу, это же его жест. Я уже и жесты за ним повторяю. Впрочем, Такера это не особенно расстроило. Он даже не показал мне неприличный жест в ответ, а просто… лизнул мой палец. Весьма красноречивое действие.- Какого фига?! – а мой палец захватили в рот, начали посасывать. Гребаный извращенец, - Во-первых, прекрати слюнявить мой палец, а во-вторых, я никому не отдам на растерзание свою задницу.- Но Картман тебя заставит, - я обтер освобожденный палец о футболку друга. Слюни – не слишком-то приятно. Но моча, конечно, хуже. Я б никогда в рот не взял, потому что оттуда ссут, а Крейг просто конченый извращуга, раз не против.- Пока мы не узнаем, есть ли фотография, я ничего не стану предпринимать! – Такер сел и обнял меня, а потом завалил обе наши тушки обратно на кровать. Что б его… Парень провел пальцем по моим губам, а потом взял за подбородок и притянул к себе, целуя. Слегка проведя языком по подставленному рту, я отстранился. Не хочется сейчас, - Ты будешь домогаться меня до последнего?- Ну да. Я ведь тоже упертый, но по-своему. Не как ты, вечно прущий напролом, а медленно и постепеееенно, терпелиииво, готов добиваться необходимого, - я пихнул Крейга в сторону и улегся рядом. Хотелось бы посмотреть на рассвет.- А что тебе нужно-то? Только секс? Или романтические отношения? – на меня глянули, как на идиота.- Я и романтические отношения? Ты спятил. Я хочу крепкую мужскую дружбу.- Значит, если я тебя поимею, ты успокоишься?- Крепкая мужская дружба в моем понимании не гомосекс на пару раз, а близкие отношения двух парней без всех этих розовых соплей.- Типа по-взрослому мыслишь? И вообще, мне кажется, что близкие отношения – это любовь. А тут любовью и не пахнет. Вот с девушкой – да…- Чувак, с девушкой будут только розовые сопли, потому что этим тупым пиздам только они и нужны. А розовые сопли – это не любовь.- Между прочим, есть много приличных, умных девушек, которые могут стать не только любимой, но и верным другом! – Крейг глянул на меня весьма скептически.- В 15 лет таких одна на миллион. И вообще, ты мне кто? Друг. Близкий? Близкий. При этом я прекрасно знаю, что ты уже на все согласен, просто случай тебя окончательно совратить еще не представился. Я же жениться на тебе не собираюсь, да и никто никого не заставляет любить. Мы же не девчонки, чтобы сердечки на бумажках рисовать и передавать друг другу. Я вообще не уверен в существовании любви, раз уж на то пошло. А если ее нет, то все эти признания в любви – розовые сопли. В таком случае крепкая мужская дружба имеет исключительно плюсы. Во-первых, можно принимать любую роль, во-вторых, любовник будет тебе верным другом и товарищем, причем даже боле верным, нежели просто друг, в-третьих, раз нет любви – нет и ревности, а из этого следует, что половая жизнь может быть разнообразной, но пара вроде как все равно остается, да еще и можно при всем этом спокойно делиться своим опытом на стороне. Одни плюсы! – я открыл рот, переводя взгляд с одного серого глаза на другой. И как этот человек может учиться на тройки? Троечник просто не может выстраивать такие длинные и сложные логические цепочки, которые к тому же отстранены от стандартного мнения о гомосексуализме. В конце концов, это даже не задолбавшие всех «живу как хочу» и «на вкус и цвет товарища нет». Такер действительно перечислил плюсы! Только вот все равно 95% людей - идиоты, следовательно, и 95% геев – идиоты.- Откуда ты всего этого понабрался?- Ну надо же мне чем-то себя занимать, когда вместо телевизора я смотрю потолок, – я усмехнулся. Может, в долгом сне тоже есть свои плюсы.- Но… Крейг… А как же отношение общества?- Срал я на него. Да и общество становится более терпимым, - ага, как же. Терпимым – его избить за пидорство хотели! Впрочем, там ведь Картман руку приложил…- Ну… а романтика? Это ведь скучно – жить без проблем, без сюрпризов, без теплых слов…- Смотри соплями меня не закапай. Ты мужик или как? Вся эта хня нам не нужна от природы. Исключительно физическое удовлетворение и верный товарищ рядом, - я ухмыльнулся. Такер сам себе подложил вилы.- А кто тут считает, что котики – это мило? Кто Страйпи расцеловывал?- Это совсем не то! – Крейг постарался показать агрессию, но у него в глазах был стыд. Да и на щеках тоже. Видимо, дело в том, что просто котики – норма, а когда любовь к ним привинчена к соплям – уже нет.- То, как раз то… - я еще раз ухмыльнулся. Теперь уже мне хочется его поцеловать. Все. Это конец. Если я осознанно допускаю такие желания – точно конец, - Не беспокойся, то, что ты тоже немного соплив, вовсе не отменяет правильности твоей речи, - Крейг немного удивленно глянул на меня, постепенно его взгляд стал похож на взгляд верного пса.- Ну… да. Котики – всё-таки по-девчачьи. И они – моя слабость, - я улыбнулся и коснулся его губ своими, чуть целуя, сразу же получая ответ. Лишь легкое касание языками и я уже отстранился. Вот теперь конец окончателен. Тафталогист я, блин. - Да ладно, не парься. Ну уйдешь от меня к девке и ничего страшного. Пошли лучше ебать мозг Картману. У меня идейка есть одна…

- Вы?! Какого хуя ВЫ делаете у меня дома в 7 часов утра?! – дверь открыл заспанный Картман в халате. У него были растрепаны волосы, да и в целом он был помят. Странно, что это не его мамочка. Хотя… Скорее всего, она еще спит с очередным мужиком.- Да иди ты, жиртрест! Захотели и пришли! – нет, эту фразу сказал не я, а Крейг. Причем еле-еле, с трудом выдавливая из себя наигранную злость. Ему было весело. Видимо, я поднимаю ему настроение.- Мы на кофе, - с трудом сдерживая раздражение ответил я Картману и показал ему фак. Спросонья жирный нихрена не понял и еще какое-то время стоял и одуплял. Такеру это показалось особенно забавным, он даже улыбнулся. А его глаза давно смеялись.- Похуист, в жиды, что ли, записался? А ты, жидяра, в похуисты?- Я тебе не жид! И Кайла не трогай! – Крейг сжал руки в кулаки и нахмурился. Видать, он еле сдерживается, чтобы не послать. Так, а мне нужно наоборот – каждую минуту показывать факи кому попало. А вот что действительно поражает – Картман нас впустил. Мы разделись и прошли на кухню. Что еще более удивительно – он и правда налил нам кофе. И даже не насыпал мне туда сахар.- Ну и чего вы приперлись? Гомосятничать вместе надоело, со мной втроем захотели? – я уже наслаждался вкусным напитком и старался поменьше думать о том, что именно мы должны из Картмана выбить.- Мы не голубые! И тем более не встречаемся! – да уж, Такеру тяжело это дается. А я напрягся, все же показал жирному средний палец.- Ага, конечно, как будто я не видел… - я глянул на Крейга, а он на меня. Значит, фотка все-таки есть. Моя жизнь… Кажется, еще чуток, и она прервется. Может, шанс на хороший исход еще остался? – И вообще, нахуя приперлись?- Это не твое дело, жиртрест! – уже не слишком эмоционально возразил Такер. Картман выглядел так, будто проговорился. Возможно, он и в самом деле сказал правду. Жирдяю это выгодно. Выгода… Что значит выгода, когда на кону чьи-то жизни?...- Кофе попить, - мой голос был пустым. Нет-нет-нет. Почему я начинаю представлять, как меня насилуют? Это страшно. Это жутко. Я никогда не пойму насильников.- Чо, страшно, жидяра? А я могу быть нежным, ты ведь так любишь, когда… - видать, жирный нашел выход из ситуации и решил пойти в атаку. - Заткнись, дай нам допить кофе и мы молча уйдем, - слова Крейга были грубыми, громкими и очень холодными. Он готов сделать что-то ради меня?- Свое защищаешь, голубок? Только вот еврей принадлежит мне. А когда ему нужна была помощь, ты был в жопу пьян и блевал на пол, - "защищает свое"? Такер залпом выпил весь свой кофе и за руку потянул меня к выходу. По крайней мере, мы узнали то, что хотели. Увы, вероятность того, что жирный блефует, крайне мала. Что очень-очень плохо не только для моей задницы, но и для моей гордости. И психического здоровья.

- Знаешь, Крейг, я думаю, ты должен помириться со своими родителями, - сейчас я оказался довольно безэмоциональным. Одно дело бояться того, что скорая расправа возможна, и совсем другое – понимать, что ты уже просрал, но при этом вроде как цепляться за призрачную надежду.- Помириться? Батя выгнал меня. Мне там больше нет места, - я глянул на снег, мелкими хлопьями спадающий с утреннего неба, завешенного облаками. Холодно.- Стоит попробовать. Это отвратительно – жить отдельно от своей семьи, - мне было легче переживать свои проблемы, когда можно было всунуть свой нос в чужие.- Они мне не нужны. И я им не нужен.- Но у тебя должна быть семья! – Такер чуть скосил взгляд в мою сторону. Я бы не увидел этого, если бы был в очках.- Если хочешь… - голос парня стал чуть тише, он вздохнул, - …можешь быть моей семьей. Тот дом, откуда меня выгнали – сплошные ссоры и ненависть. Ты уже видел, как я ударил Руби. Ты видел, как отец ударил меня. Но синяки на мне после драк дома ты не видел.- Драки…? Дома? Драки? Тебя бьют родители? – Крейг удивленно на меня глянул.- Нет, конечно. Мы с ними деремся. Не слишком часто, но регулярно, - как же так можно? Это же его семья… его дом. Это…- Почему ты раньше не говорил?- Я не девчонка, чтобы ныть, - Такер смотрел ровно вперед. Я прикусил губу и коснулся его руки пальцами. Вряд ли ему так все равно, как он хочет показать. Но безразличие он показывает так искусно, что невозможно отличить фальшь от правды. Я потянул друга в сторону его дома. Крейг все же поддался, пусть и с тяжким вздохом.

- Оу… Братик-пидор все-таки явился со своим дружком! – я опустил глаза. Наверное, не нужно было вынуждать Крейга идти сюда.- Заткнись, блядь малолетняя. Не к тебе пришел, - Такер просто отпихнул свою младшую сестру с дороги и прошел в дом. Я следовал за ним и по привычке уже начал снимать пальто, но жестом Крейг попросил меня этого не делать.- У тебя были не такие печальные глаза, когда мы забирали твои вещи, - сказал я другу шепотом, все еще не поднимая взгляда.- Я успел привыкнуть к покою и заботе. От хорошего тяжело отказываться, - так же шепотом ответил мне парень. Забота? Покой? Это у меня-то дома с моей крикливой матерью. Такер, вздохнув, провел меня на кухню. У плиты стояла его мать. Я натянул вежливую улыбку и поздоровался.- Крейг? Зачем ты пришел? Отец выгнал тебя. Ты должен слушаться отца. Ты же его лю-юбишь, - в голосе женщины, которая даже не ответила на мое приветствие, слышались ненависть и ехидство.- Я с матерью часто и сильно ругаюсь, но до рукоприкладства дошло только один раз, - прошептал Такер мне на самое ухо, - У меня тогда нервы сдали и… да, нервы и у меня иногда сдают.- Знаешь, сынок, мне ну просто очень жаль, что твой парень сдох, - я возмутился. Радоваться чьей-то смерти?! Господи, да это не семья! Точно... не семья. Как и говорил Крейг. И ему действительно лучше тут не жить. Тем более, после того, как все узнали, что он гей.- Не говорите так о Твике! Он был хорошим человеком! – Такер посмотрел на меня и вздохнул, а затем придвинулся так, что плечом касался моего плеча.- Он был педиком. И этим все сказано, - я перевел взгляд на лестницу, с которой спускался сам Такер старший. Крейг сразу же встал передо мной, словно закрывая грудью. Как будто отец для него – источник опасности. - И вы, педрилы, убирайтесь из моего дома, пока обоих не пришиб.- Черт возьми! – возмутился я. - Почему вы все настолько холодно относитесь друг к другу?! Вы – семья! Мистер Такер, вы просто обязаны принять сына домой! Он же ваш сын! – я вышел из-за спины друга, который понурил голову. - То, что ему нравятся мальчики, еще не отменяет вашего родства!- Лучше уходите, пока я добрый, - мистер Такер закатал рукава. - Ничего общего с этим педрилой я не имею, - все еще пребывая в шоке, я просто слинял, утаскивая Крейга за собой. Теперь точно его сюда не отпущу. Не позволю случиться ничему подобному. Такер не заслужил такой семьи. С другой стороны, если бы не существование этой семьи, не было бы и Такера.

Весь день прошел за кофе и разговорами обо мне и о Крейге. Ну и за уборкой. Нас ведь обоих наказали за то, что я повелся на поводу у этого хулигана и свалил в Хануку из дома. Такер не очень охотно, но все же рассказал о своей семье. Например о том, как они с отцом иногда дерутся по утрам, когда у Крейга включается мод полнейшего хамла и когда ему проще убычарствовать свое мнение, нежели спокойно послать. Еще я был рад тому, что пофигист не предпринимал больше попыток касаться меня. Но вот чему я не был рад, так это тому, что попытки начал предпренимать я. Мне страшно. Страшно, что я перестану обращать внимание на девушек. Как же страшно…

Сейчас явно глубокая ночь. Собственно, я резко подскочил на кровати от того, что мне приснился «веселый» сон. Не кошмар, но… о его содержании не слишком заметно говорило приподнятое в области паха одеяло. Сейчас был случай, когда я проснулся осознанно с мыслью, что «пора это заканчивать». И я на все 100 уверен, кто мне снился. Крейг. Я прижал колени к груди и с ужасом смотрел пустыми глазами перед собой. Господи, мне уже мальчики снятся.Я выдохнул и собрался мысленно решить простое уравнение по химии. Только вот в голове все элементы разлетелись кто куда, а сложить даже 2 и 2 стало проблемой. Ммм, черт, придется рукой. Дрожащими пальцами я схватил со стола свои очки, надел их и как можно быстрее направился в ванную. Я просто не могу делать это на своей кровати.Еле я успел дойти до двери в столь нужное сейчас место, я услышал чьи-то шаги. Проскользнув в ванную, я почувствовал, как здесь жарко, душно, томно… Кто-то явно был тут совсем недавно и пользовался душем.- Кайл? – услышал я шепот за дверью. Крейг. Член напрягся чуть сильнее, а к щекам прилила кровь. В-вашу ж мать… Я услышал, как Такер хмыкнул и пошел туда, куда и собирался, видимо, решив, что ему показалось. Разум требовал остаться на месте и просто кончить себе в руку, но тело мыслило иначе – объект страсти так близко. Да какой объект страсти! Просто Крейг, мой друг! А-ах… Черт его дери… Хотя… лучше я. Господи… Я ударил себя ладонью по лицу, чуть не вбив в свой череп очки. Плюнув уже просто на все, я осторожно открыл дверь и пошел на звук. Крейг был на лестнице и спускался вниз. На кухню?Вокруг было темно, абсолютно темно. Все спят, кроме нас с Такером. Парень открыл холодильник и засунулся туда полностью, выставив напоказ свой зад. Я присусил губу и подошел ближе. Крейг услышал меня и обернулся, все так же не вытаскивая передней части из холодильника. Моя рука легла ему на поясницу, а потом спустилась ниже, на ягодицу. Я перевел взгляд на его сверкающие в тусклом свете из холодильника глаза. Он удивлен. Конечно, как же ему еще реагировать? Левой рукой я сжал вторую половинку, чувствуя, что от этого действия хочется более развратных вещей. Ох, Крейг, если ты меня сейчас пошлешь, я не буду злиться… Не удержавшись, я прижался эрекцией к столь близкой филейной части рядом. Лицо горело от стыда и ощущения неправильности ситуации, но, как ни странно, член лишь сильнее напрягался и от этой мысли и от легкого трения. Держаться, только держаться, не накидываться…- Кайл… - Крейг сказал мое имя почти одними губами, совсем тихо, низко, даже пошло, а задом чуть подался на мой член, потираясь. Я поймал губами глоток воздуха. Еще не возникало у меня подобных ситуаций…Такер резко вылез из холодильника и обхватил меня за талию, сразу прижимаясь ко мне всем телом, касаясь губами. Выдохнув, парень резко снял с меня очки, но все же аккуратно положил их на холодильник. Теперь я видел лицо перед собой распрывчато, тем более, свет из холодильника был столь слабым…Мы жадно поедали губы друг друга, борясь за власть. Это так странно – чувствовать чью-то силу и доказывать, что сам ты сильнее, достойнее… Остатками разума я понимал, что этого никогда не будет с девушкой. Теперь бедром я чувствовал стояк своего друга. Сердце, отбирающее рваный ритм, с трудом вырываемые друг у друга глотки воздуха… Пора это заканчивать, иначе мне придется спонтанно принимать, а я не хочу провести свой первый раз снизу.Я резко завел пальцы Крейгу под его домашние штаны и сжал чуть напряженные ягодицы. Прикосновение к горячей, чуть влажной коже вызывало еще большее желание обладать. Развернув парня к себе спиной, я уложил его грудью на стол, бедрами вжимаясь в него сзади, тихо простонав от еще большего давления и трения. Чуть дрожащими руками я рывком стащил штаны с его задницы, уже не чувствуя сопротивления – свою роль Такер принял, и это так неестественно… чувствовать чужое ненормальное подчинение, готовность отдаться. Сердце забилось громче, дыхание стало еще тяжелее. Я хотел уже спустить штаны с себя и, резко войдя, отыметь покорное тело, как вспомнил, что все сейчас спят, а Крейг не сможет удержать голоса… да и ему будет больно… Я попытался вернуть разум и логику, и это частично мне удалось – я решил найти в холодильнике смазку. Там должно быть хотя бы сливочное масло… Мне под руку попался майонез, а под другую – салями. Колбаса…- К-колбасой…? – наверное, глаза Крейга были удивленными сейчас, но стоило ему открыть рот, как я запихнул салями ему в рот. Послышалось мычание, но потом Такер понял – он должен молчать. Я дрожащими пальцами открутил крышечку у пакета с майонезом и выдавил содержимое на подставленный зад. Его же нужно растянуть… совать пальцы… туда… Грязно и мерзко, но насиловать всухую – хуже. Крейг вытащил колбасу изо рта и тихо, сексуально прошептал, - Возьми так… Не готовя…Как жаль, что я не мог рассмотреть его лица. Как жаль, что я надел очки, а не линзы. Крейг прогнулся в пояснице, более удобно расставив ноги и вновь взяв импровизированный кляп в рот. Даже так, в темноте и полуразмытое, это зрелище было замечательным. Раздалось негромкое недовольное мычание – я медлю, а он уже хочет, чтобы его взяли… До свиданья, мозги, до свиданья, девственность… Ах, я же обещал отдать тебя девушке… Смазав майонезом член, я все же толкнулся внутрь, закусывая губу. Мне тоже хотелось стонать – он узкий, чертовски узкий, чертовски горячий, и он мычал сквозь кляп, дрожал, судорожно сжимался. Ему больно, ему очень больно. Я стал придерживать его за бедра – у него подкосились ноги, как только я втолкнулся до конца. Слишком узко, даже мне болезненно, но… я вошел, не разодрав его, как будто он уже был подготовлен… А-ах… Крейг еще сильнее сжался вокруг моей плоти, а я начал медленно двигаться – он еще слишком узкий, да я и сам еле держусь на ногах. Второй толчок принес больше наслаждения, которое импульсами уходило в живот. Я прокусил себе губу – слишком сладко. В ответ на мое тяжелое возбужденное дыхание Такер лишь сильнее задрожал, снова мыча, но уже более удовлетворенно, пошло. Он смог расслабиться, принимая меня чуть глубже, подаваясь навстречу. Я сразу же сорвался на более резкий и быстрый темп, желая удовлетворить свою потребность. Крейг в один момент сильно напрягся, издавая протяжный сладостный звук, сжимаясь. Сейчас ему явно дохрена хорошо… Простата? Похрен…Я толкался в податливое тело все сильнее, вцепившись пальцами в ягодицы, оставляя на них синяки. Крейг постоянно мычал, бесстыдно подмахивая мне, позволяя мне входить все глубже и глубже. Так неправильно… Так до сладости неестественно… что хочется еще и еще… Быстрее, резче, глубже. Сейчас это одни мысли на двоих. Я уже еле сдерживал стоны, зная, что нельзя срываться. Я уже чувствовал приближение долгожданного оргазма, член внутри так сильно пульсировал, удовольствие зашкаливало. Да, сейчас, уже почти… Крейг с особенно громким стоном сжался вокруг меня, кончая даже без рук. Через пару толчков пика достиг и я, сливая Такеру прямо туда, в глубину тела, с силой сжимая горло, лишь бы не пропустить ни единого звука.Стоило мне выйти и удовлетворенно осесть на пол, как Крейг сразу же сполз со стола. Я старался отдышаться и не думать о содеянном грехе, но даже без очков мне был виден оголенный зад с начинающими проступать синяками и вытекающей из отверстия спермой. И это казалось еще более неправильным, чем то, что происходило до этого. А потом я услышал звук, который уже заучил – звук того, как кого-то рвет. Я мигом побледнел, а Крейгу было, кажется, вообще все равно. Видимо, он собирался уснуть прямо здесь, на полу, в луже спермы и майонеза. Но мое сердце пропустило удар. Если это мама или папа – мне конец. Нам конец.Но обернувшись, я увидел куда более мелкую фигуру, чем мои родители. Значит, Айк. И его только что вырвало на пол от увиденного. Через силу я встал и натянул штаны, чуть пошатываясь, после чего отправился к холодильнику за очками. И теперь видел уже четкую картинку лежащего на полу Крейга, которого я только что отымел. Стыд захлестнул меня полностью – мое семя еще не полностью вытекло. Но со стыдом сейчас боролось чувство собственности. Произошедшее сейчас доказывало, кому Крейг принадлежит. Черт, насколько же это животный инстинкт – непреодолимое желание полностью владеть самкой.- Айк? – шепотом позвал я свернувшегося в клубок брата. Стало еще стыднее за то, что он видел, - Прости меня, пожалуйста…- Я... Это ты меня прости, я не имею ничего против ваших отношений, но я не думал, что увижу… такое… - Айка снова вывернуло, на этот раз какой-то полуводой-полуслизью. Я подошел к Крейгу и потормошил его тушку, которая собиралась спать. Очевидно, он уже совсем привык спать на жестком. Открыв глаза, парень стянул с себя шапку и достал изо рта салями, весьма скептически ее оглядывая. Весь его подбородок был в слюне, а сам импровизированный кляп был еще и покусан, что не удивительно. Такер встал, натянул на измазанный зад штаны и открыл рот, желая что-то сказать, но не издал ни звука. Покосившись на Айка, он открыл рот снова, даже руку приподнял, но вновь ничего не произнес. И ушел наверх.- Айк… это… иди спать, я тут все приберу… - я включил свет и, привыкнув, оценил масштаб разрушений – несильно заляпанный слюной и мокрый от пота стол, сперма на полу и на моих штанах, а также пакетик с майонезом. Где крышечка – хз. Но захотелось есть, поэтому я плюнул на все и залил в себя этот майонез. Что же я натворил… Взять и переспать с Такером… И тут до моего носа дошел запах рвоты. Меня самого чуть не вывернуло, а Айк был уже тут как тут – с тряпкой, прибирая за собой. Как все неловко вышло – мой младший братик видел мой же первый раз, эх… А я видел Крейга с Твиком в их первый и последний раз, хоть это был и не полноценный секс. А я сам… Господи.

Уставший, голодный и убитый собственными действиями, я пошел обратно в комнату. Однако, открыв дверь, я увидел не долгожданную кровать, которая позволит мне забыть обо всем до утра, а… Крейга. У меня сам собой открылся рот.Вместо того, чтобы мучиться мыслями о том, что я его отымел, вместо того, чтобы хотя бы пойти в ванную и смыть с себя следы моей бурной деятельности, этот гад лежал на МОЕЙ кровати и толкал уже использованную ранее салями себе в задницу, тяжело дыша и свободной рукой поглаживая себя по груди, задевая соски, явно растягивая удовольствие. Он был полностью обнажен, одежда валялась на полу, а горячее тело освещала тусклая настольная лампа. Гребаный извращенец, я же не железный! И в паху снова желанно заныло. Ох, черт… Этот гад еще поплатится за то, что портит мое постельное белье…- А у тебя разве не болит? – тихо поинтересовался я, подойдя ближе и отняв у «ребенка» его «игрушку». Сердце снова забилось чаще, дыхание стало более тяжелым. Крейг томно глянул на меня, толкнувшись на посторонний предмет, освободившейся рукой касаясь своего члена. Колбаса была гораздо длинне моей плоти, но тоньше, поэтому я с силой толкнул ее внутрь, слишком глубоко, даже глубже, чем следовало бы… Такер захрипел и выгнулся. Сдерживаясь, чтобы не вставить ему еще разок, да посильнее, я прильнул к сжатым губам, касаясь их языком, чуть вылизывая, свободной рукой уже поглаживая его по груди. Крейг так и не разжал губ – салями была слишком глубоко, он дрожал, сильно сжимаясь, стоило мне чуть двинуть внутри него колбасой. Плюнув на это дело, я вытащил салями и положил ее на тумбочку. Бедный предмет был в остатках моей спермы. От этого вида мне стало еще жарче. Какое же это извращенство… Такер лишь облегченно выдохнул, а я стал целовать его шею, чуть покусывая кожу. Сейчас он был таким открытым и беззащитным, что во мне начали бороться два желания – быть с ним очень грубым и очень нежным. Но я его уже взял грубо, теперь нужно нежнее… И я спутился поцелуями по коже ниже, к груди, там, обведя сосок языком, чуть его прикусил. Разгоряченная грудь подо мной часто вздымалась. Я чуть погладил Крейга по животу, надавил на напряженный пресс и замер. Н-нет, я не хочу трогать его член, это уж слишком. Такер, вздохнув, поднял свое лицо и потянулся ко мне губами. Сладкий, желанный поцелуй.- Да сними ты уже очки, - проведя пальцами по пупку Такера, я стащил очки и потянулся за линзами. Руки дрожали, но я очень хотел видеть его лицо, его глаза, а не расплывчатый силуэт. Крейг обнял меня со спины, а потом, так же, как и я всего пару секунд назад, коснулся моего живота. Но он смелее – оттягивает штаны, переводит руку на лобок, касается волос и ниже… Я закусил губу, желанно толкаясь в руку, которой Такер сразу стал меня поглаживать, вызывая у меня легкую дрожь.- Ч-черт, дай мне надеть линзы… - прошептал я. Крейг все же отпустил мой истекающий смазкой орган, зато стянул штаны уже до колен, и задрал майку, руками оглаживая грудь и живот. Как же я был счастлив тому, что расправился с проклятыми линзами! Я рывком стянул с себя всю одежду и повалил друга обратно на кровать, вжался в него всем телом, за что меня обхватили ногами, - К-как ты хочешь?- Ка-айл… - совсем тихий стон, а я весь задрожал. Мои губы касались шеи, области за ухом, а Такер запустил пальцы в мои волосы, обнимал за плечи, гладил по голой горячей спине… - Д-да вставь мне уже-е…Я чуть сильнее развел его ноги и наставил член на уже смазанный и растянутый вход. Крейг снова сладко, но чрезвычайно тихо простонал, а я, уже сходящий ото всего этого с ума, резко толкнулся внутрь, сразу задевая простату и проникая до конца. Парень подо мной сильно напрягся, выгнулся, закусил губу, а я не стал ждать, сразу начиная глубоко и сильно толкаться, поглядывая на лицо друга. По подбородку течет слюна, губы сладко закушены, глаза зажмурены, веки подрагивают. Ему чертовски хорошо. И мне тоже. Такер сразу же начал подаваться мне навстречу, практически насаживаясь на мой член, судорожно сжимаясь, доставляя нам обоим еще больше удовольствия.Горячо, глубоко, сладко… И эти чертовски пошлые шлепки тел друг о друга…- Про… проклятые евреи… Н-ненавижу вас… - Крейг стал сжиматься сильнее, сильнее выгибаться, своим горячим телом окончательно сводя меня с ума… Кончит же сейчас… Но уже шепчет про евреев. Я накрыл влажные горячие губы своими, целуя, водя внутри податливого рта языком… Я сейчас тоже кончу, а Крейг… сжался и уже излился, мыча слова ненависти в мой рот. Пара толчков и я изливаюсь внутрь со сдавленным стоном.Несколько секунд я приходил в себя. Дважды для дебюта – многовато. Но нужно прибраться. Обязательно. Убрать колбасу, сложить одежду. А душ – завтра. На него уже нет сил. Такер так и остался лежать обнаженным, тяжело дыша. И он, черт его, за салями потянулся! И в рот ее! И жрет! А она же в сперме и в… Фээ…Я глянул парню между ног. Снова вытекающее семя. Но уже ниипет. Я из последних сил слез с кровати и запинал одежду под кровать. А-а-ай, авось и не заметят! Найдя одеяло, я выключил лампу и со стоном блаженства завалился на кровать, накрывая нас с Крейгом одеялом. Такер сам обнял меня, упорно пожирая колбасу. Ну и пусть жрет, не мне же таким дерьмом давиться. Я уткнулся парню носом в ухо, чмокнул там же. До чего же этот гад меня довел.

Как же не хотелось просыпаться! Сон был чрезвычайно сладким, желанным, а кровать казалась особенно теплой и уютной. И мне снилось что-то невероятно хорошее. Я плотнее сжал в объятьях подушку, издавая довольный звук. Однако внутренние часы подсказывали, что пора открывать глаза. И первое, что я увидел – я вижу. У меня восстановилось зрение?! Это же… стоп. Линзы не снял. Черт! Второе, что я увидел – половина колбасы. Что она тут делает? А потом всё вспомнил. И как она здесь оказалась, и как она была в кое-каком другом месте. Однако следов нечистот на ней не было. Странно.Я перевел взгляд на комнату. Крейг стоял на коленях, держась за поясницу, и чем-то лениво занимался. Уже одетый, в шапке набекрень. Стало стыдно. Очень-очень стыдно.- Крейг…? – тихо позвал я, сминая простынь в руке. Парень обернулся и, чуть покраснев, улыбнулся. Ага, а я сейчас, наверное, совсем как рак.- Доброе утро. Точнее день, - я приподнялся на постели и запустил пальцы в волосы. Ох, что же я наделал.- И тебе… А ты… ну, живой? – Такер сел на пятки и пару секунд похлопал глазами.- Ну, как видишь. Поясница только болит, задница ноет, и в боку колет постоянно. В остальном цел, - я закусил губу. У меня-то ничего не болит. Я заметил на шее своего друга… да какой он мне после всего друг – любовник разве что. Так вот, на шее своего люб… тяжело даже подумать… любовника пластырь.- А это зачем, - ткнул я пальцем.- Это? Я засос заклеил, чтобы мамашка твоя не спалила.- А почему ты… А как… Ну… - Крейг вздохнул и с миной страдания устроился на полу поудобнее.- Чтобы ты не задавал неловких вопросов, я расскажу все от начала до конца, - Такер немного покраснел, еще раз вздохнув, - Короче, где-то ночью я... - парень смутился, - …приспичило мне удовлетворить себя… ну ты понел… - Крейг совсем замялся.- Короче, ты мне ничего не скажешь, - а у меня внутри нарастала паника.- Да, наверное, - опустил голову Такер, - Ты колбасу съедай, если что… Эту половину мы не использовали.- Окей… А чо ты сейчас делаешь? – я немного поерзал на кровати.- Твоя мамка приходила, пнула меня прибираться в твоей комнате, - я прикусил губу. В душе все больше возрастала ненависть к самому себе.- Крейг… Ты ведь… сам себя подготовил? – совсем тихо спросил я. Это все отвратительно, однако любопытство оказалось сильнее совести.- Типа того… - насколько же неловкая ситуация вышла, - Кстати, еще я очень возмущен тем, что ты… слил мне в задницу. Дважды.- Ну… меня же вылечили от СПИДа, - тихо сказал я, все-таки кусая эту чертову салями.- Помимо СПИДа дохрена болезней, а через анал они передаются куда активнее, чем традиционным путем.- Просвящен? – поднял бровь я.- Интернет с компа Твика. Ах да… У меня к тебе есть еще один разговор, - я немного напрягся, - Ты бы лучше не смотрел мультики для девочек, - У Крейга был осуждающий взгляд, но одновременно в нем читалось и беспокойство. Я закатил глаза.- Блин, чувак, мы же обсуждали все про пони! И ты со мной остался согласен! Да что там, тебе тоже понравилось! – парень опустил взгляд.- Эм… да я не про поней. Я про вот это, - с пола Крейг взял какой-то диск. Стоило парню повернуть его обложкой к моему лицу, как я побледнел. Это был яой. Как Крейг его нашел?!- Этот диск ведь был в ящике за шкафом и под замком! КАК ты его достал?! КАК ты его вообще обнаружил?! – я схватился за волосы, чуть ли не вырывая их, почти подскакивая на кровати.- Утренняя вредность. Увидел что-то за шкафом, вот и приспичило добраться. А замок… Извини, я его тупо выломал, - я приоткрыл рот, а потом чуть облизнул губы – пересохли, сволочи, а еще прокушены кое-где. Тем не менее, нужно было ОЧЕНЬ стараться, чтобы достать диски, которые спрятаны от мамы в том ящике, - Знаешь, Кайл… Я глянул этот диск и уже начал думать, что с ума сойду. Это же полный бред с идиотским порно, в котором лишь пара циклических анимаций! – Такер подошел ко мне и сел рядом, приобняв за плечо. - Я переживаю за твое психическое здоровье, если честно.- Да не смотрел я эти диски, - Крейг сейчас, наверное, был чуть смущен тем фактом, что ему не насрать на меня. А мне стало не по себе. Спросонья тот факт, что я этим ночным сексом разрушил себе жизнь, как-то отошел на второй план, пускай и было противно. Только чужие губы уже коснулись моих, обе руки сомкнулись на талии, притягивая к себе.- А еще у тебя там предостаточно порно… И гей-порно тоже есть, я видел… Я не думал, что паинька Кайл владеет такой развратной коллекцией.Губы стали целовать настойчивее, где-то внутри засело желание ответить, но осознание того, что я совсем опидорасился с этим Крейгом, било, пожалуй, ниже пояса. Причём буквально. Но я же его отымел… Черт. Не могу его вот так вот бросить. А потому я стал отвечать на поцелуй, позволяя Такеру играть с моим языком. Мне было приятно, но в то же время и мерзко. Мерзко от самого себя.- И все же, еврей, откуда у тебя пидорасия? Ты же вроде как весь из себя натурал… Ну, был им… - я отвернулся к стене и вздохнул. Придется же рассказать.- Помнишь то время, когда я не отрицал славу педика? Так вот, я же это делал, чтобы к девкам быть поближе… вот они и надавали мне всякого яоя и прочего прона. Кое-что приходилось даже смотреть с ними, так что более-менее в теме я секу, - Крейг прилег на кровать.- Только вот девки все равно не стали облеплять тебя толпами, - я чуть отодвинулся от парня, ведь на мне еще не было одежды. Что печально и… я вообще-то стесняюсь, особенно после произошедшего.- Ну да… В этом ты прав, - Такер провел пальцами по моему запястью.- Какой же ты неудачник, еврей, какой же ты неудачник…

Долгое время я был в весьма подавленном настроении. Крейг как мог пытался мне помочь, хоть и не хотел показывать своей заботы. Но его забота выражалась в мимолетных прикосновениях, которые, по плану, должны были поддерживать меня, но на практике делали лишь хуже.- Хм, мальчики, вы что, вчера съели ВСЮ колбасу? Она же целая была! – сказала мама, заглядывая в холодильник. Я покраснел до кончиков ушей, да и Айк, сидящий рядом, тоже. А Такер… Такер заржал, уронив голову на сложенные на столе руки.- Ахах, ну… типа да. Голодные были, втроем прижучили… Хахаха! – маму не слишком впечатлил этот ответ, на ее лице читалось, что она что-то подозревает. Видимо, когда она совсем рано утром зашла ко мне в комнату, Крейг как-то обеспечил нам беспалевность, но мне стало все равно страшно.- Хм… Кайл, можно тебя на минуточку? – сердце упало в пятки. Я неуверенно кивнул, будучи уже бледным, как труп. Если еще и мама узнает о том, что я натворил, моей жизни наступит конец, хоть Стэну уподобляйся!С матерью я отошел от стола. Крейг явно был обеспокоен, хоть и всячески это скрывал. Я сглотнул.- Сынок, я думаю, что тебе не стоит общаться с Крейгом, - всего лишь это? И никаких намеков на то, что я с ним переспал? Дважды… - Он чересчур некультурен, он испортит тебя! Мне кажется, что ему нужно уйти из нашего дома. Сначала я решила, что он станет отличной заменой Стэна, но теперь понимаю, что он - никчемный человек! – я вздохнул. Моя жизнь уже испорчена Такером, но глупо говорить, что Стэн лучше. Просто глупо.- Мам… можно он останется до тех пор, пока не найдет себе новое жилье? – я умоляюще взглянул на маму. Хоть этот говнюк и испортил мне жизнь, он все равно сейчас единственный, кто пойдет со мной до конца. А один я не справлюсь.- Кайл. Ты ВООБЩЕ не должен с ним общаться. Тебя НЕ должна волновать его судьба. Чтобы сегодня вечером его здесь НЕ было, - я повесил нос.Мать должна была уйти по делам на весь день, отец уже на работе. Мы оставались дома втроем, и, в общем-то, конкретно мы с Крейгом могли творить все, что душе вздумается – все равно Айк уже видел, хоть мне за это и ужасно стыдно.

- Кайл, ну что не так? Я же не пропаду один на улице в 30-градусный мороз! – я сидел на кровати, уставившись в стену. И как ему объяснить, что мне вообще-то не плевать на то, что мы переспали? К тому же почему-то отошедшие лишь благодаря Такеру мысли о Картмане и его победе вновь приходили в голову, усугубляя и без того нехилые страдания. Картман – сука. Полнейшая жирная сволочь. Хочу быть нормальным. Думаю, это сразу же решит все проблемы. Наверное…- Слушай, чувак… Давай… Давай убьем всех натуралов? – Крейг уставился на меня, как на психа. Ну как он не понимает, что в этом единственный выход?! Если перебить их, то геи станут нормальными! Это будет общепризнанная норма и я стану частью этой нормы, наконец-то стану! О да. Я воодушевлен. Я чертовски воодушевлен! Я даже подскочил с кровати, поднимая кулак в воздух. За холодное оружие и в бой! Резать всех! Сколько там натуралов в мире? 95% вроде. О, как раз еще и всех идиотов прикончим!- Кайл, ты чего? Не надо никого убивать, - я уже кинулся к оружию, но Такер обнял меня со спины. Вроде как нежно, но только "вроде как". Он меня схватил. Я лениво ткнул его локтем, стараясь показывать все свое недовольство. Убивать натуралов хорошо. Правда?! – Кайл. По тебе плачет психушка. Успокойся.- Никто по мне не плачет, я абсолютно уверен в этом! Я убью их! Убью их всех! И нам будет житься спокойно! – я почти вырвался, но Крейг резко скрутил мои руки за спиной.- Геноцид не только не решит твоих проблем, но и сделает лишь хуже! Давай, что ли, у жирного фотку найдем и украдем, может быть, тебя и пронесет! – я дернулся из захвата, но быстро сдался. В принципе, если не будет фотки – никто и не узнает о том, что я выебал Такера. И тогда... Тогда я буду самым настоящим натуралом, приличным таким…- Тогда вперед! Воруй, убивай, паси гусей! – но в душе глубоко засели отчаянье и ужас.- Еврей. Ты точно из Джерси. Ты точно больной.

Я смотрел в окно комнаты Картмана. У этого жирного с детства так ничего и не поменялось. Где-то чуть ниже в ветках копошился Крейг, периодически шипя: «Моя поясница!». Сейчас главное – избавиться ото всех следов. Это и только это может спасти ситуацию! Я не хочу еще и с жирным трахаться… еще и снизу… Брр…- Пошевеливайся давай, а то кто на стреме будет стоять, а?! – достав из кармана куртки мой любимый лом красного цвета, я стал ковыряться уголком этого чудного приспособления в замке окна. Еще чуть-чуть и оно поддастся... Так… Да! Есть! Все-таки хорошо, что руки у меня не из жопы растут. Открыв вход в дом, я пролез внутрь. Отчаянно кряхтя, Крейг тоже соизволил забраться.- Еврей, это последний раз, когда я лезу на дерево! – я усмехнулся. Конечно, деревце у дома Твиков попроще будет. Печально, что в 15 лет парень не может даже на ветку толком забраться. Но лучше не отвлекаться от дела, ведь лучше интересной работы занятия нет.Такер слегка приоткрыл дверь и стал всматриваться в коридор, а я решил сначала перерыть все шкафы и тумбочки, стараясь не навести бардака – Картман как вернется, сразу просечет, кто где был и что искал. Так… в этой тумбочке ничего нет, может быть, здесь? Спустя пару слоев одежды я увидел стопку фотографий. И... все именно с тем, что нам нужно. Моя душа упала в пятки. Не одна фотка? Целая стопка?! Вполне возможно, что остальные фотографии запрятаны по всей комнате. Черт. Только не это.- Крейг… Это… - парень обернулся, а я продемонстрировал ему найденное. На них было ясно запечатлено, как я, наклонившись, целую Крейга. Пусть и было темно, всё равно видно, что это именно я и именно Крейг. И как эта сука так умудрилась…?- Попробуй найти их все. Иначе тебе просто пиздец, - я сглотнул и кивнул. Только вот фоток оказалось чуть больше, чем я мог предположить – почти в каждом предмете мебели было по одной-две штуки. Я посмотрел и под кроватью, и за шкафом. Похоже, они повсюду! - Поторапливайся. Чует моя бедная жопа, что скоро эта лавочка закроется.Я выдохнул, стараясь успокоиться. Обшарив всю комнату и убедив себя в том, что больше ничего наверняка не осталось, я врубил комп, сразу же вставляя диск с генератором паролей. Если даже я взял все фотки, на компе точно что-то есть. Пароль к пользователю был выяснен очень быстро (как предсказуемо – дата рождения), и я уже перелистывал дохрена папок в поисках той самой злополучной фотографии. Но найти нужного никак не мог.- Шухер! – я вылупился перед собой, сердце забилось как бешеное. Нужно снести все нахрен – это единственный выход. Парой щелчков мыши я запустил полное форматирование системы, которое невозможно отменить даже под дулом ружья. Даже если он из сети комп выдерет – все равно ни хрена не останется.А дальше – пулей в окно вместе с компроматом. Крейга, правда, пришлось практически вытаскивать на себе – вцепился мертвой хваткой. Ну совсем чувак не умеет прыгать по узким веткам на одной ноге.

- Итак. Что мы имеем? – убитым голосом спросил я у Такера, когда мы вернулись домой.- Тебе пиздец, а мне жить на улице, - Крейг тоже не выглядел особо веселым, что, в принципе, и не удивительно.- И как нам всего этого избежать? – задал я практически риторический вопрос.- Уехать из страны? – приподнял бровь пофигист.- Н-да… Так я и знал… Никак, - я уставился в потолок и стал думать. Только вот помогут ли мне тяжкие думы?

- Крейг, знаешь… Пусть лучше первым будешь ты, - довольно тихо сказал я, отвернувшись к стенке. Это полнейший позор. Но еще больший позор – позволить жиртресту насладиться моей анальной девственностью. Такер, кажется, сначала не понял, но потом осторожно коснулся моего плеча, поглаживая. Ужасно, конечно, но мне это нравится.- Я ведь правильно тебя понял? – чужое горячее дыхание обожгло ухо. Мне совершенно не хотелось снова заниматься сексом, только вот Крейг оказался прав, еще какое-то время назад сказав, что если меня достаточно растянуть, то будет легче. Значит, чем чаще мне в ближайшее время снизу, тем лучше? Это отвратительно. Отвратительна сама эта ситуация. И зачем я только решил расследовать дело Твика Твика и Крейга Такера…?- А это очень больно? – Такер лег рядом со мной и обнял со спины. Неужели я добровольно на все это подписался?- Ну, нормально, - парень лизнул мою шею и шумно втянул носом воздух, - Я бы тебе посоветовал две вещи: промыться и выпереть Айка из дома.- Про Айка… да, выпру, но клизму я себе ставить не собираюсь! – Крейг сел, погладил меня по волосам.- Ну… как хочешь, чувак, брезгливый тут не я, - я нахмурился и повернулся к Такеру лицом.- Почему ты в последнее время так часто прав?- Может, потому, что я не ебу себе мозг какими-то принципами? – вхдохнув, я подумал, что он снова прав. Но какой же будет жизнь, если у человека не будет хоть каких-нибудь принципов, идеалов? А Крейг? Разве у него есть какие-то идеалы?

И вот я, через отвращение отмывшийся от всего, от чего только можно отмыться, в одном полотенце добровольно иду к Крейгу. И в этот раз я уже не смогу спокойненько отправить его подрочить.Айка я выпроводил еще перед тем, как ушел в ванную, так что мы с Такером могли спокойно шуметь. Ох, вот же черт.- Кайл? Ну… Иди сюда, - Крейг все равно говорил тихо. А я что? Мне остается лишь со вздохом подчиниться. Моя кожа была еще чуть влажной, а волосы и подавно мокрыми. И это привлекло внимание Такера больше всего. Парень обнял меня, вжался губами в грудь, попробовал мою кожу на вкус. Чувствую, при свете дня я этого не вынесу, - Ммм… Черт. Ты весь кофейный, - именно так оно и было, в общем-то. Видимо, не зря тогда еще Крейг купил гель для душа с запахом кофе.- Может, лучше зашторим окно, а? Мне стремно будет чувствовать себя снизу, а если я буду еще и видеть это… - губами и языком Такер спустился до пупка, и я почувствовал, что мне с каждой секундой все больше наплевать на свет. И дело не в том, что пофигист был таким уж сногсшибательным любовником – не лучше меня, у каждого из нас примерно одинаковое количество опыта. И сейчас этот парень раскорячился на моей кровати, целуя в живот меня, стоящего все у той же кровати.- Садись давай, - Крейг сам встал с кровати. Сесть? Ну ладно. Парень, как ни странно, тоже сел. Только почему-то на пол. И тут до меня дошло, чем этот извращенец, собственно, собирается заниматься!- Эй! Ты чего! Спятил, что ли?! Это же… грязно! Это же, в конце концов, блин, член! – я никогда не относился к минетам хорошо, и тут уже не в поле дело. Чего один Кенни стоит, который после этого дела умер! Стоп. Кенни же живой, что за фигню я думаю? Значит, все не так плохо?- А ты глаза закрой, - выдохнув, я все же послушался Такера. Он стянул полотенце с моих бедер, пальцами провел по еще не вставшему члену, собственно говоря, исправляя этот недостаток. Все сразу отошло на какой-то там план. Черт, пусть же гладит быстрее, мелкий извращенец… А потом – влажное прикосновение языком. Крейг, наверное, попробовал на вкус, провел влажную дорожку от самого основания до кончика. И вот проклятье – хочется видеть, как он это делает. Ну что же я за мазохист? Стыдно ведь будет, - А мне нравится, что у тебя обрезанный…- И не стыдно, а? – я все же открыл глаза, и теперь уже видел, как красный язык чуть ласкает небольшой шрам от этого самого обрезания. Член затвердел сильнее. Вот начиталлся же где-то этот говнюк.- Стыдно, - признавшись, Такер обхватил губами головку и стал посасывать. Наши взгляды пересеклись, и стало уж совсем невтерпеж. Я положил ладонь Крейгу на затылок, чуть надавил, принуждая его к более активным действиям. И ведь заглотил же… В чужом, судорожно сжимающемся, горле было узко и жарко, Такер как мог старался расслабиться, но это явно давалось ему с трудом. Я прикусил губу, когда к узости горла прибавился ласкающий язык. Рука на затылке Крейга словно без моего ведома схватила в кулак волосы, жестко задавая желанный темп. Да-а… Чуть быстрее… И чуть глубже…Неожиданно парень просто отодрал мою руку от своего затылка и выпустил влажный орган изо рта под мой разочарованный вздох.- Совсем решил волос меня лишить, - тихо возмутился Такер. В его штанах я увидел явный стояк. Ему что, понравилось это? Ох, черт. Сегодня ведь снизу я. Я со страхом глянул парню в глаза, и что же увидел? Он тоже волнуется. Собственно, неудивительно. Дальше мой взгляд упёрся в подбородок парня, который был измазан в слюне. О-ох…- Ладно… Давай поскорее покончим с этим… - зря я это сказал. Зря! Потому что почти сразу оказался вжатым в постель, а сверху Крейг, желанно целующий куда-то в шею. А потом – ниже. На грудь, на соски, уже чуть покусывая, но не оставляя следов. Мне оставалось лишь шумно выдыхать, я ведь знаю, чем все кончится… И это нервирует. Я еще не готов к такому морально.Отлепвшись от меня, Такер быстро разделся, а затем взял с тумбочки какой-то флакончик и какую-то пачечку. Лубрикант и презервативы? А хардкор с майонезом веселее. Только вот, я думаю, смазка предназначенная для смазывания, а не для еды, функционирует лучше. Может, моей попе будет легче? От подобных размышлений в твердости я слегка потерял. Ага, фиг потеряешь с этим Крейгом, когда он, смотря мне в глаза, начинает поглаживать, а свободной рукой уже лезет к лубриканту. А-ах, черт.Парень, уже раздвинув мои ноги, смазанным, а оттого и холодным пальцем коснулся входа. Мне стало плохо, а пальчик осторожно скользнул внутрь. Расслабившись, я удержался от желания послать все это куда подальше. От трения о внутренности чуть болезненно, но я быстро привык. На втором пальце растяжение слишком явно ощутимо, хоть это и не больно еще. Трение стало чуть интенсивней, это раздражает, хочется прекратить. Только вот Такер завёл пальцы лишь глубже, чуть ласкает внутри и… А-ах… Закусив руку, я лишь шумно выдохнул, чуть сдерживаясь. Почему простата – такое слабое место? Пальцы чуть раздвинулись внутри, а затем их стало три. Трение резко перестало ощущаться как дискомфорт, а растяжение у входа и заполненность почувствовались более явно. Даже чуть больно. Крейг, резко вогнав пальцы до конца, снова ударился о простату, а мне уже труднее сдерживать голос, из горла вылетает какой-то невнятный звук. Только движения внутри стали более быстрыми, а мне уже захотелось их ускорить, и насаживаюсь я уже невольно.- Ну ты понел… - сказал Такер, выведя пальцы. Да, я понел. Потому что «понел» – только прон. Только ебля. Сглотнув, я притянул парня за плечи чуть ближе к себе, за что получил поцелуй, глубокий, почти нежный. В качестве подставы мои ноги развели шире, а внутрь довольно резко толкнули член.Вскрикнув, я сжался, что было сил, пытаясь хоть как-то избавиться от резкой раздирающей боли внутри. Крейг простонал мне почти в ухо. Мне тоже было классно ночью, когда ему больно. Нет смысла возмущаться.Такер начал двигаться внутри меня, и уже через пару толчков боль сменилась удовольствием – с каждым движением вглубь я стонал, а тело дрожало от волн удовольствия. Чуть хлюпающий звук соития и мои стоны – полное извращенство, жесткое, желанное.- По… А-ах! Пожа-алуйста! – почему с каждым толчком хочется лишь больше, лишь глубже? Почему я готов умолять о таких низких и пошлых вещах? Почему… - А-а-а… Кре-ейг!Слишком низко, слишком сладко… Вообще слишком. Удовольствие не может быть слишком сильным, но… Не знаю, чего хочется больше – более жестокого продолжения или вообше все это прекратить. Все внутри сводит, внутри так растягивает… Горячо.Мои стоны становятся более громкими и частыми, темп растет… У меня над ухом уже слышны тяжкие вздохи, иногда стоны. Он заходил слишком глубоко, почти раздирая изнутри – это болезненно, даже больно, но хочется больнее… Я… такой грязный извращенец…Со стоном парень надо мной кончил, а я лишь неудовлетворенно завыл. Вместо члена внутри меня теперь ласкали рукой спереди. И стало совсем хорошо. Так хорошо, что я сорвался на крик, бурно кончая в подставленную руку.Настало время мысли «Что же я наделал»…

- Что же я наделал… Зачем я тебе позволил, а? – запричитал я, свернувшись клубком и сверля взглядом стенку. Теперь я покрыт позором – меня отымели в задницу. А я ведь только рад был!- Не еби себе мозг. Не поможет, - Такер положил мне ладонь на плечо, а меня затрясло. Собственно, ладонь сразу исчезла, только вот легче нифига не стало.- Как ты не понимаешь?! Моя жизнь разрушена! – я резко подскочил, сразу же хватаясь за поясницу – она ныла полностью, а вот анус почти не болит, хоть и чувствуется, что там было то, чего там быть не должно.- Эй-эй, успокойся. Сам же знаешь – отдавать первый раз Картману еще хуже.- Знаю! Но все равно жизнь разрушена, - я повесил нос, снова заходясь дрожью.- То бишь тебе просто нужно время, чтобы принять себя и свои действия? – я вздохнул. В принципе, вряд ли есть на свете такие вещи, которые ломают жизнь совсем уж целиком.- Да, наверное… Однако все равно я чувствую себя сейчас чрезвычайно погано, - Крейг вздохнул и снова предпринял попытку погладить меня по плечу, на этот раз более успешную. Поглаживание переросло в объятье, и я уже уткнулся лбом ему в грудь – мне нужна поддержка, а, как ни крути, ближе этого говнюка у меня сейчас просто никого нет.- Прости, чувак, но мне нужно собираться.- Что, уже? – я чуть приподнял голову.- К сожалению, уже почти вечер. Скоро твоя мамашка вернется, - я почти зарычал. Почему я такой неудачник?- Я бы убил ее, честное слово… - Такер приподнял мой подбородок и коснулся моих губ поцелуем, потом легкие ласки языком… - Не-не, хорош. Иди собирайся, а я приведу себя в порядок.- Как скажешь, еврей, как скажешь…

И вот Крейг стоит в полным рюкзаком еды и теплой одежды около входной двери, а я лишь вздыхаю понимая, что на каникулах мы вряд ли пересечемся, потому что Такер – это Такер, а мне и вовсе не до того будет. Еще много вещей нужно обдумать, много чего нужно принять… Слишком много потрясений и страхов, слишком мало времени. Почему я, как, например, тот же Крейг, не способен все принимать так легко?- Ну что… Я пошел… - парень все никак не решался открыть дверь. А мне не слишком-то хотелось его торопить. Но вот дверная ручка повернулась, выпуская в метель слегка помятого бездомного Крейга Такера в неизвестность и суровую реальность. - Адьос, амиго.- И тебе не хворать, - я вздохнул, уже предчувствуя, насколько одному будет страшнее. Дверь захлопнулась. Эх, а ведь даже кофе на дорожку не попили. Как жаль, как жаль…

«И где же моя такая привычная, такая спокойная жизнь?» - Такер.

Теперь я проживаю у Баттерса, потому что больше негде. В общем-то, прошло уже достаточно времени – завтра в школу.- Крейг, а почему ты не сделал домашнее задание на каникулы? – я раздраженно вздохнул. Этот придурок задает такие вопросы постоянно.- Потому что не хочу, - я плотнее прижался спиной к стене и снова затянулся. Стотч не может даже запретить мне прокуривать его комнату. Мало того! Он сам мне эти сигареты и приносит. В этом его плюс. Но как же на мозги капает…- Если бы я не сделал домашку, меня бы родители наказали! – белобрысый снова жмется, теребит собственные пальцы. Нет, с такой пародией на парня жить в одной комнате точно невозможно.- А моим предкам на меня насрать. Сколько раз тебе это еще повторить? – Баттерс практически сжался в комок.- Н-нисколько, извини, я не хотел тебе надоедать ну ты же знаешь… - я схватился за голову. Еще чуть-чуть нытья и я точно потушу сигарету о его лоб.- Заткнись! – я решил, что на полу мне сидеть надоело, и переместился на кровать к этому идиоту. Девчонк практически заскулил, боясь, что я сделаю ему что-нибудь плохое, - О-ох… Ладно, я больше не буду на тебя кричать, я же твой лучший друг, - через силу я улыбнулся. Да, за крышу над головой приходится платить статусом лучшего друга.- Я рад, что ты не сердишься! – Баттерс сжал меня в дружеских объятьях, а я лег на спину, закинув руки за голову. Только вот этот пидорас нифига меня не отпустил, а продолжил теперь уже лежать на мне, обнимая. Что-то это наводит меня на левые мысли… потому что каждую ночь он от меня не отлипает. В общем-то, с ним даже теплее. И хочется… спа-аать…

Неожиданно раздался звонок телефона. Я подскочил как ошпаренный – звонят-то мне редко, а телефоном я пользуюсь… да, это тот самый старый аппарат Твика. И мелодия… да какая мелодия? Пиликанье. Эх, все-таки мне привычней пользоваться тем, чем захочется, а не тем, чем придется. Я посмотрел на дисплей – входящий от еврея. Сглотнув, принял вызов.- Кайл?... – завтра день, когда рыжий будет в полном рабстве у Картмана, если что-нибудь не предпримет. А он по-прежнему не предпринял. Скорее всего, жирный хочет что-то особенное ему устроить и потому обязательно придет до наступления… срока.- Привет, чувак… - голос еврея уже звучал убито, отчего мне стало лишь тревожней. Кстати, только сейчас я заметил, что на мне все еще висит Баттерс. Вот же ж пидорас.- И как там с Картманом? – Стотч придвинулся ближе к телефону в моей руке, чтобы лучше слышать. И, сука, почти в шею дышит. Не будь это Баттерс, я уж решил бы, что он нарочно так делает.- Эм… Крейг, ты лучше приходи, с глазу на глаз все и обсудим, хорошо? – я вздохнул, а белобрысый вообще уткнулся в меня носом.- Окей. Скоро буду, - и я нажал на отбой.- Крейг, а можно мне пойти с тобой? – тихо спросил Баттерс, все же отлипнув.- Мне похуй, иди, если хочешь, - пидорас довольно улыбнулся и кинулся к своим шмоткам, видимо, переодеваться, - Эм… Надел куртку с ботинками и пошел, понял?- Но там же холодно! – обернулась пародия на парня, удивленно хлопая своими голубыми глазами.- Пошли уже, - я довольно грубо схватил его за шкварник и потянул вниз. Это чудо все-таки когда-нибудь убьет меня когда-нибудь своей беспросветной тупостью. Как там в аниме говорят? Типичный укэ? Мне было бы жалко всех яойщиц, если бы они сами не были столь же беспросветно тупы.Я-то нацепил свои куртку и кеды быстро, а вот Баттерс начал копаться. Я, конечно, отличаюсь терпением, но не после недели – или сколько я там у Стотчей живу? – упорного ебания мозга. Уж лучше и, несомненно, намного приятней, недельное упорное ебание задницы. Хотя я еще не уверен – вдруг от бедных кишок останется кровавая дыра? Впрочем, от мозга уже осталась лишь эта кровавая дыра.- Баттерс, сынок! Куда ты собрался? – заявила Линда-слоупок, по совместительству «заботливая» мамаша, - Ты же под домашним арестом!- Что, сно-ова? Но, мам! За что на этот раз? – заныл юный Стотч, строя лицо страдальца. Убейте меня кто-нибудь, а? Где же адекватный еврей? Обожаю евреев!- За то, что куда-то собрался без нашего с отцом ведома! Марш в свою комнату! – женщина уперла одну руку в бок, а второй показала на лестницу. Белобрысый, печально вздохнув, медленно поплелся куда сказали, даже не снимая кроссовок. Ну уж нет, я его потащу с собой, чтобы потом его наказали на еще больший срок!

- Крейг! Ну зачем ты меня утащил?! Меня же накажут еще сильнее! Может, еще и отец что-нибудь посерьезней придумает! Ну чего ты молчишь, Крейг? Кре-ейг! – я раздраженно выдохнул. Похер. Сам подписался.- Заткни. Свое. Ебало, - довольно резко и грубо сказал я, после чего Баттерс сразу замолчал. Но мне, видимо, мало, поэтому я продолжил абсолютно ровным тоном, - Ты же знаешь, что я с тобой сделаю. Нет? Тогда я скажу – я тебя изнасилую, зарежу, сожгу твой труп, высыплю прах в кофе, выпью, а через пару часов солью твои переработанные останки в канализацию.Надо было видеть, как вытянулось и побледнело лицо этого парня… эээ… этой пародии на парня. И без того невысокий блондинчик сгорбился, опустил голову, решив, похоже, поиграть в реквизит. Вот такое его поведение мне, безусловно, нравится. Но, видать, он непонятливый, потому что уже через несколько минут довольно неспешной ходьбы по приличному, но такому привычному морозу, он снова заныл.- Крейг, у меня руки замерзли! – я вздохнул.- Засунь их в карманы, - теперь мне придется сдерживаться от желания побить его нахрен. Ну изнасиловать тоже можно… А вот резать не стоит, мне хочется жить спокойно. Хотя, если я хочу жить спокойно, то должен его зарезать. И сжечь улики. Блин, ну вот что я за маньяк?- У меня нет карманов!- Засунь в штаны, - а что, интересно будет посмотреть, как он идет с руками в штанах.- Я знаю! Ты хочешь надо мной посмеяться, поэтому так и говоришь! Ты, наверное, как и Эрик, только притворяешься моим другом! Только посылаешь меня всю неделю да затыкаешь! – я закатил глаза.- Господи, на, - я кинул Стотчу свои перчатки, которые у меня внезапно были. Но сейчас они без надобности, у меня ведь карманы есть, - Забирай мои перчатки. Они мне самому нужны, но я твой друг и готов пожертвовать собой.Наверное, речь получилась слишком уж сухой и неправдоподобной, потому что мелкий вздохнул и уставился на свои ноги, хоть и принял перчатки. Наверное, типичный педик из типичного яоя сейчас пожалел бы мальчонку и все было бы хорошо, да ещё и с жестким порно, но я не типичный педик из типичного яоя. Мне срать на бабские обиды.- Я всего лишь хочу дружить с тобой, - еще чуть-чуть и ОНО начнет пускать слезки.- Если хочешь со мной подружиться, грузи мне мозг чем-то умным, а не нытьем.Благо, чудо замолчало, и оставшийся путь до дома Кайла мы проделали молча. Ветра почти не было, снег падал мелкими крупинками, зато было жопово холодно. Ну ничо, мы, жители Саус Парка, давно привыкли. Но, пожалуй, была одна вещь поинтереснее адской погоды и холода. Неожиданно из-за дома выбежала кошка, которая по неизвестной причине подошла почти вплотную к Баттерсу. Хоть ободраная и продрогшая, но все же милашка. Стотч улыбнулся и взял кошку на руки.- Замерзла, бедненькая, - запричитал баб. Я прикусил губу. Во-первых, я и сам хотел потискать кошечку – давно этим не занимался, а во-вторых, кошечка и белобрысое бабоватое чудо вместе смотрелись очень мило. Ну почему котики всегда добавляют объекту милашности?- Отдай, - довольно тихо сказал я своему сожителю.- Ты хочешь ее покалечить, да? Все пацаны, кроме меня, жестоко обращаются с животными! – блондинчик прижал рыжую кошку к себе, в ответ на его действия бездомная мяукнула. Няк.- Да потому что ты не пацан, вот и не бьешь их. Отдай, - я нахмурился и протянул к кошке руки. Баттерс лишь отодвинулся.- Не отдам!- Нет, ты отдашь, иначе вместо кошки я буду издеваться над тобой! Я, может, еще и зоофил и хочу ее трахнуть, - глаза Баттерса вылезли на лоб, но кошку он прижал лишь ближе к себе. Плюнув на уговоры и угрозы, я просто решил вырвать пушистую из его рук. Что и не удивительно, не особенно-то Стотч пытался ее удержать, так что кошка оказалась почти полностью в моих руках – задние лапы, правда, все же остались во власти педика.Естественно, я сразу улыбнулся и прижал зверька к себе, умиленно вздыхая. Ути моя хорошая… Баттерсу порвало шаблон.- Эээ… пацаны, что вы делаете? – спросил откуда-то сбоку голос Кайла. Точнее, все же сам Кайл – мы ведь встретили рыжее чудо совсем рядом с его домом. Блин. Еврей сам по себе такое ещё рыжее чудо… но все же я про кошкуА вообще-то, классную картину увидел рыжий – я стою, умиленно тиская киску, а Баттерс держит ее задние лапы и смотрит на меня как на умалишенного. Хорошо хоть мы ее не перетягиваем, словно живой канат. Кошка – это замечательно. Но, пожалуй, Кайл лучше, поэтому я быстро отдал кошку Стотчу и подошел к еврею, протягивая ему руку.- Мы тискаем кошечку за ее замечательный рыжий окрас, - парень пожал мою ладонь. У него-то рука горячая – только из дома вышел, без куртки даже.- У тебя пальцы холодные, - я бы назвал его кэпом, только вот рыжий стал согревать мою руку дыханием. Нужно быть слепцом, чтобы не увидеть намека.- Ну… если честно, я тоже успел соскучиться, - Кайл поднял на меня свой взгляд и улыбнулся. Как же приятна адекваность.- Ладно, проходите, нечего мерзнуть, - уже в доме нас пропустили на кухню и налили кофе. Правда, только мне. А зачем кофе Баттерсу? Его роль в данную минуту – правильно отыграть реквезит. Блин, кофе у Кайла дома очень вкусный… вкуснее было только у Твиков… наверное.- Короче, Крейг, у меня охрененно плохие новости, - уже с этих слов я напрягся, - Все-таки мы стырили не все фотки. Картман совсем недавно пришел и продемонстрировал мне этот факт. Сегодня, ровно в полночь, он собирается на правах хозяина забрать меня… видимо, на пытку. Насколько я понял, надо мной будут издеваться всю ночь, потом унижать в школе, а после школы вплоть до полуночи издеваться снова. Уж не знаю, что он придумал, но это будут явно худшие сутки в моей жизни, если за ближайшие 8 часов мы не придумаем что-то невъебенное, - я вздохнул и опустил взгляд в кружку. Бедный еврей.- О, Боже, Кайл, это… это почему так? – вставил свою лепту Баттерс.- Я думаю, ты узнаешь об этом завтра в школе. Мне не хотелось бы рассказывать все снова, - рыжий вздохнул и сел на стул рядом со мной.- У меня идей нет, разве что свалить из страны, - я взял Кайла за руку, пытаясь хотя бы показать, что мне не совсем пофиг. Да и вообще, как-то не хочется делиться евреем с жирным… Ведь не пройдет без анала и не я один об этом догадываюсь.- Эх, Крейг, если бы всё было так просто... Картман из-под земли меня выроет со своими судами, ты же знаешь. Нужно что-то такое, что заставит его самого разорвать договор, - мои пальцы сжали. Эх, еврей-неудачник.- Тода тебе придется либо умереть, либо терпеть.- Уж спасибо, я хочу жить! Но, видимо, как только эта мразь меня отпустит, я сам буду молить о смерти… - рыжий навалился на мое плечо, а я незамедлительно его обнял. Трудно представить, что он сейчас испытывает. Это гораздо, гораздо хуже, чем все остальное, хуже, чем всё, что Картман делал с ним ранее!- Кайл, ты же знаешь, что Эрик хороший! – Баттерса пришибли два чрезвычайно скептических взгляда. Если бы мы были фейспалмерами, наши лица превратились бы в блины, - Ну ладно, молчу…- Черт, как же мне не хочется всего этого… - парень практически прижался ко мне, словно ища защиты, поддержки. Хотя, почему «словно»?- Не тебе одному, - пожалуй, еще с минуту мы с Кайлом просидели вот так вот в обнимку. Все это время Стотч увлеченно нас разглядывал, и, судя по его лицу, которое разглядывал я, он решил, что мы стали просто очень близкими друзьями и он за нас рад. Вот дебил. И все же, насколько мне не хочется отпускать еврея в смысле переносном, а не прямом. Нехер жирному на мое посягать!- Ладно, пацаны, вы идите, а я как-нибудь морально подготовлюсь. Хотя, физически тоже не помешало бы, - вторую часть фразы Кайл сказал уж очень уныло. Не до конца смирился с произошедшим, что ли?- Ну, как скажешь, - я встал из-за стола и вздохнул. Баттерс и Кайл тоже встали. Повисла неловкая тишина. Особенно сильно это было видно по Стотчу, а вот еврей… внезапно повернул мое лицо к себе и поцеловал. Как в последний раз. Я сразу же ответил, положив руки рыжему на плечи, а потом ладонями касаясь мягких волос. Эх, Кайл, как же надеюсь, что Картман не сломает тебя окончательно.- Эм… парни? Мне кажется, или вы, ну… ну совсем друзья? – ой муда-а-а-ак…

Я лежал на спине и смотрел в потолок. За окном была уже ночь. Сердце громко билось в груди, ведь сейчас Кайла уже наверняка ебал этот жирный. И, скорее всего, жестко. Картинки в голове были одна хуже другой… А вдруг эта дрянь его покалечит? Я же точно не усну.- Крейг? Волнуешься за Кайла, да? – спросил лежащий рядом Баттерс. Что, тоже не спит? А я и не заметил. Я показал белобрысому фак, тяжело вздыхая, - Не думаю, что Эрик сделает ему что-то плохое… Хотя… Он хоть и хороший, но все-таки любит издеваться… Хотя, думаю, сначала он не сделает Кайлу ничего плохого… Просто унизит его в школе, а пытать будет уже потом. Ну, по крайней мере, мне так кажется…- С чего ты это взял? – я повернул голову к пародии на парня, всматриваясь в это неосвещенное лицо, полное неуверенности.- Эрик ведь и надо мной часто издевался. Начинает опускать морально, а затем уж и физически… вроде бы, - Баттерс в конец замялся и стал теребить общее одеяло.- Эх, а из тебя был бы толк, будь ты слегка поувереннее, - я снова уставился в потолок. Казалось, кровавые картины возникали на нем, словно их рисовал там художник-призрак. Все-таки еврей мой! – Только вот твои слова мне не помогли.Стотч поворочался несколько секунд, а потом прильнул ко мне, обнимая. Ну что же за привычка у него такая?- Если хочешь, я могу не спать с тобой, - я закатил глаза.- Лучше бы ты реально ушел от меня спать. Твое бодрствование мне никак не поможет, - педик вздохнул, однако прижался ко мне лишь сильнее.- Но тебе ведь, наоборот, должно быть приятно, что я тебя касаюсь! – я снова посмотрел на своего сожителя.- С какого хуя?- Ну… ты же гей, - Стотч мигом растерял всю свою уверенность. Какой же он идиот.- В этом-то и дело! Я гей, а ты баба! Я тебя даже за парня не принимаю, - блондинчик печально выдохнул, однако не рук не разжал, - Ты снова ничего не понял? Не понял, что я НЕ хочу лежать с тобой в обнимку?- Просто ты теплый. И удобнее подушки. Обнимать людей – это вообще приятно. Как ты не можешь этого понять? – я старался уделить все свое внимание потолку. Тут он плохой какой-то… Трещинки неинтересные.- "Как"? Я, в отличие от некоторых, умею подтирать сопельки, - Баттерс теснее прижался ко мне. В принципе, одному, наверное, было бы хуже.- Я все равно буду спать у тебя на плече, - на полном серьезе заявил Стотч, устраиваясь поудобнее. Вот настырный-то. Впрочем, это лучше его обычной мягкотелости. Все-таки… одобряю, потому потрепал его по волосам. Бедный Баттерс. У него снова шаблон порвался.Утром вместе со Стотчем я шел на остановку. Под моими глазами были темные круги – я так и не уснул. Белобрысый же отрубился спустя часик, а потом за это извинялся. Идиот.Снег валил довольно обильно, небо было затянуто темными тучами. Рассвет только-только занимался. Если честно, мне по времени не выгодно было идти на эту остановку, но я выдвинулся раньше нарочно, чтобы поскорее увидеть моральное и физическое состояние Кайла. И, черт возьми, я его увидел.С уложенными волосами, с макияжем, в женской курточке, в юбке, в капроновых колготках, и, в качестве детали, заверщающей образ – на высоких каблуках. Я даже остановился. А потом глянул на пустое лицо еврея. Господи.Рядом с этой «девушкой» стоял довольный Картман. Настолько довольный, что это довольство выпирало из-под его жира. Когда я подошел ближе, то увидел косящегося в сторону Кайла Кенни, который дипломатично молчал. И правильно делал, рыжему сейчас и без него дерьмово.- О-о-о! Надо же! Пришел наш пидорас! Что, небось не нравится новый прикид моей принцессы? Да-да, тебе же нужна мужественность! И, думаю, главное – большой член в задницу, верно? – сколько же самодовольства было в этих глазах. Я показал жирному фак, хотя на самом деле нужно было дать ему в морду. Просто я был слишком шокирован, чтобы что-то предпринять. Я перевел взгляд на лицо Кайла. Накрашенные яркой помадой губы чуть дрожали. То ли от холода, то ли от страха, то ли от отчаянья, а то ли от ненависти. Может, и от всего сразу. Его глаза сейчас располагались чуть выше моих, получается, я смотрел на него как-то снизу, наверное, так же, как обычно он сам смотрит на меня. Я протянул к его лицу руку, и лишь тогда еврей обратил на меня внимание.- Я рад тебя видеть, Крейг, - я коснулся пальцами скулы, но сразу после этого мои пальцы словно обожгло, а Кайл отскочил от меня. Какого хрена Картман хлестнул меня… маленькой плетью?- Ты охуенел что ли?! – вскрикнул я немного с опозданием. Картман стал ещё довольнее обычного, мелкие глазенки совсем заплыли жирком, - Какого хуя ты, блять, переодел Кайла в… ЭТО?!- Ты про мою еврейскую принцессу? – жиртрест обошел несколько раз бедного еврея, а я начал вскипать. Именно эта сволочь довела Кайла до столь жуткой апатии. Кайла-то! – Ну что, моя послушная принцесса, скажи же, что ты меня лю-юбишь! – рыжий медленно и устало перевел взгляд на Картмана, а потом лишь кивнул. Я моргнул несколько раз, прежде чем до меня дошел смысл его жеста. Это же как его за ночь изломали. А на теле не видно и следов насилия.- Картман… Не зря я тебя с начальной школы ненавижу. ЧТО ТЫ С НИМ СОТВОРИЛ?! – Баттерс и Кенни, до этого вообще стоявшие статуями, как-то оживились. Конечно. Я ведь чрезвычайно уравновешенный. У меня затряслись руки. Кайл на мое состояние не отреагировал вообще, - Я тебя сейчас…- Убьешь? Ха-ха! Ты ведь и сам знаешь, что нельзя, - жиртрест подошел совсем близко, слишком близко, а потом стал слащаво шептать мне на ухо. Насколько же он мерзок! - Я ведь уже поигрался с ним. И, как видишь, мы безумно счастливы! Ты, должно быть, так долго мечтал о его попке, а вырвал лишь один поцелуй по-пьяни! А я получил. Все и сразу. Бедный жиденок был девственником, а что теперь? Может, мне сделать из него искусную шлюшку, а? Может, тогда он даст тебе за пару баксов.Я смотрел прямо на Кайла. Да уж. «Поигрались» с ним.. Жирный – сволочь. Такая сволочь, что я ненавижу его сильнее, чем люблю поспать. Мне даже нечего было ответить Картману. Потому что внезапно я осознал – по истечении этих суток еврей покончит с собой. А что еще хуже, он может сделать это даже раньше. Уж не знаю, сколько раз его выебала эта жирная блядская скотина, но он явно хватил через край. Морально.Ситуацию спас школьный автобус, который подошел так вовремя.- О! Какая радость! Школьный автобус уже здесь, значит, я смогу рассказать всем о прелестях моей принцессы! – наигранно-радостная речь Картмана говорила лишь о том, что дальше и без того измученного Кайла ждет полный пиздец, - Ну что ж, Такер, я разрешаю тебе погулять с моей красавицей до главного представления!Это ж полный пиздец. Нет, серьезно. Просто, блять, пиздец, как охуенно. Я подошел к рыжему, который, кажется, вообще отключился от этого мира.- Пойдем, автобус уже пришел, - взгляд еврей медленно перевел на меня, а потом чуть удивленно поднял брови.- А… да… пойдем… - опустив голову, он так и остался стоять. Вздохнув, я взял его за запястье и повел. Сзади меня устало перебирала ногами какая-то кукла.И все же, что я делаю? Веду бедняжку Кайла на верную смерть? После школы от его человеческой сущности точно ничего не останется.- Кайл? Кайл! Здесь, вообще-то ступеньки, - он что, совсем потерял способность передвигаться в пространстве? Когда на меня посмотрели пустыми глазами, я, вздохнув, просто взвалил «принцессу» на плечо и внес в автобус. Нет. Не в автобус. Его нужно забрать. Хренли я такой я и все равно веду на смерть оскверненного еврея?Находящиеся в автобусе ученики сразу же стали перешептываться. Понятия «Брофловски» и «юбка», видимо, не сочетались у них в голове. Не у них одних. Я усадил парня у окна, сам сел рядом, взял его руку в свою. На лице у него было все так же пусто. Хах. А всегда аккуратные ногти теперь кое-где обломаны и… накрашены красным лаком. Какое уродство.- Так что, Кайл теперь педрила что ли? – громко спросил Донован. 95% присутствующих начали ржать, а еврея прошибла дрожь. Я плюнул на все и на всех и обнял его, прижал к своей груди. Кажется, это положительно подействовало на рыжего, хоть перешептывания за спиной лишь усилились. Кайл обнял меня в ответ и прижался чуть теснее.- Лучше быть педиком с тобой, чем натуралом с Картманом… И…все же… Я не жалею ни о чем. Мы все сделали правильно. От начала до конца. Хотя… я хочу, чтобы все было, как раньше. Хочу, чтобы и Твик, и Стэн были живы, даже хочу, чтобы жиртрест снова подкалывал меня… - я немного удивился, что Кайл вообще ещё не потерял способность говорить. Он начал тихо изливать душу, говоря все слова куда-то мне в грудь, чуть размазывая свой макияж. А еще я был удивлен, что он не жалеет ни о чем, что мы сделали. Хотя… Я… я тоже не жалею. Если бы мы снова вынуждены были пережить события недавних дней, мы бы поступили точно так же, как уже поступили. Потому что были правы для самих себя в каждом движении и каждом слове. Как печально, что все может так легко разрушиться сейчас, как разрушилось с Твиком.

В школе я постоянно водил Кайла за запястье, потому что он просто не понимал, куда идет. Со всех сторон слышались смешки, в нас тыкали пальцем. Мне-то все равно, но вот еврей с каждой минутой становился все мрачнее. Он старался замкнуться в себе, он с трудом разбирал слова, сказанные ему, однако общий смысл всего сказанного в его адрес рыжий улавливал, хоть и не хотел. Брофловски теперь – главное посмещище школы. Однако, видимо, это не предел. У Картмана еще много идей, их, словно ищейка, чует моя жопа. Несколько раз я уже подумывал о том, что какие-нибудь совсем конченые придурки просто изобьют Кайла, а тот им и слова не скажет, но почему-то эти придурки хоть и поглядывали на нас косо, все же оставались в стороне. Видимо, еще не забыли, как мы с рыжим избили каждого алчного парня, попавшегося на умелую задумку жиртреста. Только вот мне все равно было страшно – еврей не будет даже пытаться отбиться, а я вряд ли справлюсь один. К сожалению, хоть у таких придурков, как Билл, Терренс и Фосси, наличие серого вещества в черепушке вообще под вопросом, они все же чувствуют страх и отчаянье, периодически возникающие у людей. А этого у нас с Кайлом было сейчас предостаточно.Немного успокаивало меня то, что за нами следил Токен. Хоть ему и нельзя выступать ни за меня, ни за еврея, в случае реальной угрозы он, в чем я уверен, обязательно придет на помощь с остальными парнями. Ни Клайд, ни Джимми, ни Кевин не захотят дряться за каких-то двух педиков, но они не смогут пойти против решения Блэка. Наверное.

Прозвенел звонок на урок химии. Это уже 4 урок, до которого удалось дожить. Как раз на большой перемене я сходил в школьную библиотеку, которая у нас внезапно есть, и взял там некоторые книги по медицине, которые там так же внезапно имеются. Уверен, они мне еще пригодятся.Поскольку это все-таки химия, весь класс сразу же начал беситься, а я открыл первую книжку. Ага, травматология. Что ж, неизвестно, что еще Картман сделает с Кайлом и как придется его вытаскивать с того света… Хотя, надеюсь, все же не придется. Читая, я краем глаза следил за рыжим. Вроде на него пока что все забили. По крайней мере, бить не будут.- Прощу минуточку внимания! – деловым, противнейшим голосом заявил Картман, выйдя к доске. Я приподнял глаза от книги, которая с первых страниц оказалось чертовски скучной, ведь я не люблю читать по определению. Наверное, я вообще ни одной книги до конца не осилил за всю жизнь, но сейчас эта же самая жизнь требует от меня чтения, - У меня к вам всем важное объявление! – удивительно, но все реально замолчали, только стали чуть шептаться о том, что же скажет жиртрест. А я уже знаю, о чем он нам расскажет… - Наверное, все вы уже успели разглядеть новый прикид жида – зеленое платьице! – ага, на нем не юбка тогда была, а платье, просто женская куртка скрывала верхнюю часть, - Да и каблучки ему, думаю, чертовски идут! Как вы все уже, наверное, догадались, именно благодаря мне он выглядит так зашибенно.- Что, спор опять просрал? – спросила Бебе. Сучка она все же.- Да, Бебе, ты абсолютно права. А знаете ли вы, дорогие мои, на что был спор? Нет? Тогда вы сейчас узнаете! – Картман быстро подготовил класс к показу слайд-шоу. Ох, не кончится это хорошо… - Видите ли, на протяжении двух недель наша Кайли не должна была пидорствовать, однако… - на развернутом белом экране вылезла… та самая фотография. Темная, здездная ночь, Старков пруд и… мы с Кайлом. По Классу пронесся вой удивления. Все-таки никто не думал, что еврей переоделся в девку по собственной воле.- Нихуя себе! Мутят все-таки! – заявил Клайд, и все были с ним согласны. А вот Кайл… Он опустил голову на сложенные на парте руки, его спина чуть дрожала.- Да-да, Клайд, но это еще не все! Наш с жидом спор состоял не только из переодевания. Видите ли, поскольку Кайли продула и в полной жопе, ей пришлось… - Картман выдержал драматическую паузу, во время которой все замолчали, - …ради меня лишиться анальной девственности.Как и ожидалось, долгое «оу» имело место быть. А следом за ним – блеяние класса, напоминавшее смех. Лицо жиртреста выражало полную удостветворенность собой. Он просто упивался своим достижением. Спустя несколько секунд Кайл поднял голову и немного истерично засмеялся.- Что, жиртрест, ты серьезно думаешь, что был первым? – вот это уже реально плохо. На лице Картмана отразилось недоумение, - Неужели ты и правда думал, что я позволю ТЕБЕ лишить меня девственности? Думал, я гордый и никому не позволю?- Но… Проклятый жид, ты просто не мог лишить меня такого удовольствия! Ты все это время сидел дома, да и общался только с этим… – Картман сделал паузу, глотая воздух. Свинячьи глазки отражали процесс мыслительной деятельности. Потом до него, похоже, всё-таки дошло. – Такер?! Такер!!! Да как ты посмел выебать МОЕГО еврея?! – это уже реально очень плохо. Очень-очень плохо. Класс с восторгом наблюдает за происходящей совсем рядом Санта-Барбарой, Картман взбешен так, что покраснели кончики его ушей, а Кайл… он сидит и улыбается. Сидит и улыбается, признаваясь в том, в чем бы не признался НИКОГДА.- Знаешь ли, жиртрест, это его право. И мое тоже. А мне очень приятно видеть твой фейл, «господин». Знаешь, как это радует мою изнасилованную тобой душу? – еврей встал и, спотыкаясь из-за каблуков, пошел к Картману. Я просто сидел в ахуе. Как он так внезапно так пришел в себя? И эта вполне довольная улыбка. А потом… Я неожиданно вспомнил Твика и его слова о самоубийцах. «К-когда человек уже решился на суицид, у него наступает обманчиво-радостное состояние! П-поэтому я всегда стараюсь поддерживать людей и после того, как они вышли из депрессии! Ну почему вы не понимаете?! Ну за что мне такой стресс?!». Я ужаснулся. Неужели он уже решил уйти из жизни? Нет… Не хочу терять еще одного. Самое жуткое – мои мысли подтвердили последующие его слова, - Крейг, а ты хорошим чуваком был, жаль, что не увидимся больше.Жиртрест нахмурился, а потом резко распахнул глаза и сжал руки Кайла за его спиной. Он понял то же, что понял и я.- Что ты творишь, жиртрест?! Ты больше не прикоснёшься ко мне, долбаная скотина! – жирный не учел того, что даже в платье и на каблуках Кайл намного сильнее его. Даже через платье у него проглядывают мышцы. Картман попытался хлестнуть парня своей плеточкой, но удар по и без того злому парню лишь усиливает злость. Несколько точных тычков - и жиртрест на полу, а Кайл ищет способ самоубиться. Черт возьми, скотина права. Нужно спасти еврея. Поэтому я, хоть и немного запоздало, но вскочил со своего места, и заменил валяющегося рядом Картмана. Кайл вырывался сильно, отчаянно, - Почему вы не можете дать мне просто умереть?! Что, сдохнуть – тоже запрет?!В этот момент все остальные тоже поняли, что еврею нужна помощь, причем срочная, однако никто ничего не сделал. Бездушные, слабые твари. Даже химичка сидит и тупо глазеет на картину, которая разворачивается у нее на уроке.- Картман, отпусти ты его с этим спором, если хочешь, чтобы было над кем издеваться потом! – заорал я жиртресту, однако тот, встав с пола, лишь сложил руки на груди.- А если всё-таки он покончит с собой, а я так и не успею наиграться? Нет уж, лучше пусть он сдохнет после должной обработки! – жирная дрянь засмеялась, - Я забираю его. Ка-айли? Поиграем ведь еще, да?- Ни за что, жиртрест! Дайте мне уйти с честью! – я зарычал, крепче обхватив еврея. В этот момент Картман подошел ко мне и прошептал на самое ухо.- Ровно в полночь, Такер, ты заберешь его и позаботишься о том, чтобы он был жив. Иначе… у тебя не будет не только еврея, но и собственной жизни.И все же жирдяй забрал рыжего «поиграться». А мне стало еще страшнее. Что же теперь будет с таким некогда сильным и гордым Кайлом?

Как и сказал Картман, я к полуночи ждал Кайла у его дома. За этот день я перечитал много различной литературы по медицине, стараясь не уснуть. Материалы про психов и суицидников я читал с не меньшим усердием, чем всё остальное. Как-то нехорошо мне после такого количества часов бодрствования и ужасающего количества страниц описания различных психических и психологических заболеваний. Сейчас бы ужастик посмотреть, но только настоящий, а не то обилие крови для дебилов. Впрочем, и без всяких страшилок было жутко – неизвестно, каким явится (и явится ли вообще) из этого дома пыток несчастный еврей.Через несколько минут из двери появился Картман, Кайла он вел за руку. Я сразу же выбрался из того сугроба, в котором сидел. Темнота и лютый холод зимней ночи – сущий пустяк по сравнению с чуть запёкшейся кровью на щеке еврея.- Забирай эту шлюху и катись отсюда, - негромко сказал мне Картман. Я сразу же обнял еврея, одетого во всю ту же женскую курточку. Кажется, макияж на нем давно размазался, а волосы точно растрепались в конец.- Он не шлюха, - я крепко прижимал рыжего к себе. Его лицо и глаза снова были пустыми, а действий парень не предпринимал никаких. Вот черт! - Как я говорил, я не жалею о том, что тебя терпеть не могу.- А мне насрать. Вали.И я свалил, показав фак, увлекая за собой начинающего дрожать от холода Кайла. Спустя пару минут я просто взял его на руки и понес к его дому. Надеюсь, я все-таки справлюсь с деревом и втащу парня в окно. Надеюсь, Айк мне поможет.

Мороз, звезды, луна, мелкий снежок. До невозможности красиво и… опасно. Я-то спокойно переживу ночь, а вот Кайл может и не пережить, если не доставить его в тепло. Из динамика гребаного мобильника доносились гудки. Я молился о том, чтобы Айк поскорее взял трубку. Нельзя ведь вести рыжего через парадный вход.- Але? Кто это? – раздался сонный голос мальчика. Вот же паинька - только полночь, а он уже в кроватке.- Это Крейг. Скорее вали в комнату Кайла и открывай окно нараспашку. И вообще, помоги мне его затащить!- Что… Кайл? Где ты его нашел? Почему его не было?! – сразу же оживился канадец.- Потом. А сейчас быстро делай, что я сказал.Наверху распахнулось окно, и я, тяжко вздохнув, начал пытаться любыми способами затащить Кайла наверх. Айк, несмотря на мороз, все же в тапочках вылез и старался как-то помогать мне, хотя от его слабых детских рук было не так уж и много толку. Ветка за веткой, шажок за шажком, но мы подняли оттраханный полутруп в комнату. Как только еврей оказался на кровати, в его глазах отразился весь ужас этого мира.- Крейг… Что с ним произошло? Он ведь просто ушел ночевать к Картману и… не вернулся, - я нахмурился и показал Айку фак. Сейчас куда важнее осмотреть Кайла. Я включил в комнате свет и стал снимать с него одежду, предварительно заткнув какой-то тряпкой рот – тревожить и без того взволнованных родителей сейчас не стоит. Несчастный еврей действительно решил, что я собираюсь его иметь, а потому, как только остался обнаженным, стал брыкаться сильнее, сдвигать колени.- Успокойся, чувак… Я не собираюсь тебя насиловать. Я хочу, чтобы ты был жив, здоров и счастлив, - так же неожиданно, как и начал, Кайл прекратил всякое сопротивление. И заплакал. Я осторожно стер с глаз слезы и вынул кляп, - Эй... Не… Точнее… Поплачь, сейчас стоит.- Крейг… Почему мне нельзя просто умереть? Почему я должен жить, когда вокруг все так дерьмово?! – я провел пальцами по обнаженному телу – засосы, укусы, кое-где порезы и кровоподтеки. На щеке, которая была явно намеренно порезана ножом, уж точно останется шрам. А на правой ключице мелкими буквами вырезана эта самая фамилия. Картман. Я рыкнул и припал к метке губами, затем начиная довольно сильно кусать – нехрен этой написюльке здесь оставаться. Лучше пусть у рыжего будет неаккуратный шрам, чем метка, - Что ты творишь?! Тоже хочешь сделать мне больно, воспользоваться?! – Кайл резко оттолкнул меня, прижался к стене и обхватил себя руками, - Я вас ненавижу… Вас всех!Айк с трудом догонял, что произошло. Конкретно его осенило, когда еврей повернулся так, что стали видны жесточайшие кровоподтеки на его ягодицах. В этот же момент в комнату вошла миссив Брофловски. Мы с мелким приняли вид полнейшего ахуя от страха то ли за себя, то ли за еврея. В любом случае, палево же. Кайл принял вид полнейшего ахуя, потому что спалился и еще глубже утонул в луже причин для суицида. Шейла приняла вид полнейшего ахуя, так как увидела сынулю-паиньку в образе оттраханной по самые гланды шлюхи, а рядом подозрительного и невесть откуда взявшегося Крейга Такера, отброса из соседнего района. Весело? Вот и мне весело, в какой пиздец все скатилось.- К-кайл… Ты… Что… Да… - замялась полная фигура в дверях.- Что? И ты тоже, да? Я ненавижу и тебя! Ты тоже будешь уговаривать меня жить, хотя я просто должен уйти с честью! Ты жирная еврейская сука и вообще блядь! И вы, имбицилы малолетние, не лучше! – я попытался осторожно взять Кайла за руку, решив мягко намекнуть ему, что я не малолетний имбицил, и что даже такая оттраханная шлюха может быть кому-то нужна… Ну он ведь не по собственной воле. Однако мою руку нервно оттолкнули, еврей чуть ли не скалился, смотря на меня, - Когда мне уже дадут сдохнуть?! Да хоть как скотине! Не хочу жить с таким клеймом!- Кайл… что ты несешь? Сынок, ты что, хочешь покончить с собой? – женщина подошла чуть ближе. Благо, особо рыжему некуда было вжиматься от нас троих.- А ты что, только поняла, тупая сука?! – веки парня дергались, тело сотрясала чуть ли не судорога. Ему срочно нужен покой! Сколько он не спал? Дохрена. Наверное, даже больше, чем я. Смерть может быть и внезапной – от нервного и физического перенапряга, например. Это жутко опасно.- Кайл, успокойся, дорогой. Это все из-за Крейга, да? Этот паршивец во всем виноват, я уже уверена! – туша Шейлы направилась ко мне, но ситуацию спас сам еврей.- Хах! Да! Он виноват в том, что не оставил меня подыхать на улице! Как мне было хорошо, когда я думал, что смогу спокойно распрощаться с этим миром! А из-за таких блядей, как вы все, - парень ткнул в каждого из нас пальцем, почти заходясь истерическим хохотом, - Я вынужден терпеть этот сраный мир! Из-за тебя, Такер, я вынужден был еще дохуя часов терпеть жиртреста, а еще ты меня спас! Ненавижу!Кайл схватился за волосы, стал пытаться вырвать их. Кажется, даже если я очень захочу, я не смогу оставить в живых бедного парня, у которого было такое перспективное будущее. Не смогу не только потому, что его психика разрушена полностью, но еще и потому, что это просто чрезвычайно жестоко – оставлять оболочку человека на этом свете. Я уже почти готов сдаться и дать рыжему еврею, который много улыбался и готов был прийти на помощь любому… нож в руки.Пока я упорно размышлял о судьбе моего последнего друга, Айк успел что-то наговорить их с Кайлом матери и… она внезапно ушла. Кажется, у пацана дар убеждения. Может, он и брата своего убедит?- Айк? – тихо позвал я, опускаясь на колени рядом с кроватью.- Чего? – внезапно рыжий привлёк внимание, отчаянно зарыдав. Эта истерика похуже тех, что закатывают тупые пизды. Но тут хотя бы есть причина.- Я, наверное, лягу с ним спать. Если ты покараулишь его до того момента, когда я проснусь, я буду тебе очень благодарен. И еще… Принеси успокоительного, - я скинул одежду и забрался на кровать, против воли самого Кайла его обнимая и прижимая к себе. Хоть парень и был упорен в сопротивлении, он все же сдался. К этому же времени пришел Айк с какими-то таблетками. Черт его знает, что это за дрянь, но еврею нужно что-нибудь дернуть. Я силой разжал ему челюсти, а канадец вложил туда таблетки и дал запить водой. Конечно, половина содержимого стакана оказалась на простыне, но ничего. Зато скоро рыжий совсем успокоится и уснет.Постепенно поза, которую мы приняли на кровати, стала более расслабленной – я лег на спину, а еврей, уже получивший дозу непонятно чего в кровь, положил голову мне на плечо. Он уснул почти сразу после того, как лекарство подействовало – изтерзанное тело требовало отдыха. Лечение подождёт до завтра. Тем более, я не думаю, что Картман стремился серьёзно изувечить беднягу. Что-то мне подсказывало, что еврей ему еще нужен.- Я надеюсь, ты еще не умер, - тихо сказал я, прежде чем тоже отключиться. Надеюсь, я не проснусь один.

Проснулся я, кажется, от того, что что-то щекотало мне нос. Открыв глаза, я понял, что это волосы. Рыжие такие, только не мягкие и приятные, как обычно, а в остатках лака. Радовало только то, что Кайл здесь, живой, теплый, дышит. И спит. Пока он спит, все хорошо и можно разгрузить собственный мозг, потому что, когда это милое создание проснется – будет тяжко.Обернувшись, я увидел очень уставшего, но упорно сидящего у кровати Айка. Убедившись в том, что я не сплю, он чуть ли не вприпрыжку убежал. Наверное, спать. А у меня, наверное, есть еще несколько часов, чтобы поваляться в обнимку с другом. Возможно, уже завтра это будет неосуществимо.

Парень в моих объятьях завозился, а потом и вовсе повернулся ко мне лицом. Ох, эти янтарные глаза. Сейчас в них отражалось спокойствие, которое всегда есть после сна, если эти самые сны не были кирпичными или мокрыми. Зато чувствуется, что это человек, а не пустышка, желающая только себя погубить. Только вот когда это рыжее чудо, по ошибке природы наделенное таким мизерным показателем удачи, проснется окончательно – чудо мигом станет пустышкой.Все случилось именно так, как я и думал. Вместе с осмысленностью во взгляде Кайла появлялось отчаянье. И очень много чего еще.- А мне снилось, что я уже умер… Как жаль, что это не так, - печально заявил еврей, отводя глаза, улыбаясь аки псих, - Ты… я тебя ненавижу, Такер, но, может, мое мнение изменится, если ты дашь мне мой нож.- Не начинай, пожалуйста… Ты нужен всем своим родным и близким, произошедшее не изменит этого, - я приготовился держать парня изо всех сил, но пока он еще в относительном адеквате, нужно попробовать отговорить его. Нужно же?- Ах, значит, нужен я вам? Сраные эгоисты! Может, я не хочу мучиться ради вас всех! – Кайл запыхтел. Его нужно остудить, ну, или таблетками накачать, потому что он сейчас сорвется. Однако дальше рыжий стал говорить тише, хоть и с по-прежнему истеричными интонациями, - Знаешь, что он делал со мной, Крейг? Знаешь? До утра этот ублюдок просто ебал меня, просто заставлял всячески его ублажать, а уже после школы привязал к стене и всовывал в меня все, что попадется под руку, периодически ударяя меня и постоянно покрывая матом и ненавистью. Теперь я вообще не верю, что в мире есть что-то хорошее, - парень сел на кровати и сжал зубы. А я приоткрыл рот. Потому что челюсть отвисла. Не каждый выдержит такие издевательства, а это ведь даже не полностью сделанное описание. Только краткое упоминание. И у него сейчас все болит еще сильнее, чем вчера, но еврей терпит. А вы всяким героям памятники ставите, - Тебе не кажется логичным то, что я хочу умереть? Нет? И именно поэтому ты – бездушная тварь.- Но… - я осторожно погладил еврея по бедру, ведь фактически я еще обнимал его, - Пока есть те, кому еще хуже, есть, ради чего жить.- Хах! Ради того, чтобы до конца моих дней меня звали педиком? Чтобы до конца моих дней Картман ехидно расписывал в красках то, что он со мной делал? Чтобы до конца своих дней я в каждом сне видел, как в меня всовывают какую-то вазу, а я ору, потому что это ниебически больно? И все ради того, чтобы группка человечков с состраданием смотрела на то, что от меня осталось? Ха… Ха-ха-ха! – комната наполнилась истерическим хохотом, а мне стало как-то не по себе. Как будто бы я резко оказался в пустом коридоре без дверей и окон. Как будто мне не на что опереться. Как будто я один. Совсем один. Я крепче обнял еврея, наверняка причинив ему боль, а потом поцеловал в бок, чуть выше, ближе к груди, - Оу, Крейг, если хочешь меня выебать – еби. Мне уже насрать. Ха-ха!- Я просто надеюсь, что ты станешь тем, кем был, - я встал и стал одеваться. Сейчас Кайл с собой не покончит, но психику его разорвали на кусочки. И к этому остатку человека у меня зародилась сильная, жгучая ненависть. Потому что раньше это было человеком, причем таким, которому хочется доверять. А теперь... Рыжий сидел и все так же истерично смеялся. Одевшись, я стал натягивать на почти безвольное тело одежду, собственную, чтобы легче было, она ведь больше размером.В итоге я вывел шатающегося еврея из комнаты и выглядел он даже больше шлюхой, чем вчера. Только вот вчера он не был готов подставить задницу кому угодно, а сегодня уже готов. И, пожалуй, первое место назначения – ванная. Я вопнул рыжего в душевую кабинку и включил ледяную воду. Из его уст стали вырываться маты и слова ненависти.- Терпи, еврей, коли уж ты из ума выжил, - минута тянулась долго, да. Зато парень осел на пол и принял вообще безразличный ко всему вид. Тогда я скинул с себя одежду, да и с него промокшую снял, включил теплую воду и зашел сам. Нужно осмотреть его получше.Царапины, порезы, яркие синяки, засосы, укусы… И так по всему телу. В принципе, ничего особо нового или угрожающего жизни нет. Вздохнув, я поставил его практически раком. Задницу нужно осмотреть, потому что скорее всего она сильно подрана. С очередным вздохом я выполз из душа и, скептически оглядев несколько баночек, нашел какой-то зищавляющий(специально не стала править, лол) крем. Наверное, Шейлы. Но это не так важно, важнее хоть чем-то обеспечить скорейшее выздоровление еврейской заднице.Я думал, что я его смажу. Просто пальцами. Но хер мне… в смысле, хер мне действительно не дал ПРОСТО смазать рыжего, настойчиво встав. Он считал, что смазанный палец так охрененно скользит внутри… Поиметь еврея в такой ситуации не только подло, но еще и опасно – можно снести ему психику в конец и тогда он уж точно… умрет.Я отвернулся и стал поглаживать себя, стараясь не думать о том, что у меня совсем рядом такая охрененная, такая пошлая и блядская растраханная задница. Совсем близко… И что он тоже обнажен. Одновременно с этим сладкие картинки того, как я вставляю ему, заполняли голову настолько, что я уже почти поверил в то, что так оно и есть.С тихим стоном я кончил себе в руку и стыдливо повернулся. Еврей смотрел на меня так, будто псих тут я, а не он.- Почему ты не вытрахал меня? Я же шлюшка… - это были уже совсем иные, жалкие интонации его голоса. Такое чувство, будто рыжему внезапно порвало внезапно создавшийся шаблон. Может, если почаще их рвать, он придет в себя?- А ты хотел? – я сполоснул руки, а потом погладил психа по плечу. Он дернулся, забился в угол, сжался, задрожал. И в качестве дополнения эти янтарные глаза, словно невинные, выпученные в испуге. Сейчас Кайл выглядит, как Твик. И почему-то мне кажется, что это не есть хорошо.- Нет! – я более настойчиво коснулся сошедшего с ума друга, чуть печально оценив то, как же он сильно напоминал Твика. Я запустил пальцы в мокрые волосы – нужно отмыть их от лака, а то не кошерно. Кажется, Кайл чуть расслабился, вроде бы даже стал проявлять хоть какую-то пародию на рассудок – парень коснулся моих пальцев. Но отрицать то, что психику ему ебнуло непоправимо, просто глупо. Даже если еврей и будет относительно нормальным, то с сильными заносами.- Ладно. Пошли, - я вытянул парня из душа, вытер, расчесал ему волосы, как смог. Мне-то расчесывать почти нечего, но, вроде как, если волосы хотя бы до середины шеи, чесать их нужно и лучше часто, чем редко. Кажется, у рыжего сейчас наступил полнейший пофигизм – в моих руках снова игрушка, которой хочется пользоваться. Я, наверное, тоже с ума схожу, а общались мы с психо-Кайлом совсем немного.

Завтрак в кругу семьи – это очень хорошо. Только вот «хорошо» превращается в «плохо», если твой папаша малоинициативный, мамаша – жирная еврейская сука, вместо брата в кругу семьи вообще какой-то не совсем левый, но педик, а сам ты оттраханный шлюх-псих. Именно поэтому на совместном завтраке все сидели с кирпичами на лицах и никто не ел. У предков не лезла в горло еда от вида сынули в таком состоянии, сам сынуля просто не понимал, что хочет есть, а я где-то у себя в жопе нашел вежливость и как можно более тихо бурчал животом. Нет, это точно надо прекращать. Я отрезал небольшой кусочек от яичницы, с трудом справлясь со столовыми приборами, потому что почти не приходилось нормально ими пользоваться, и ткнул еду в губы еврею. Как-то я не ожидал, что вместо того, чтобы съесть, парень ебнется со стула и у него начнутся какие-то конвульсии. Несколько секунд все мы трое попялились на затравленное поведение Кайла, а потом дошло ведь, что в последнее время в губы ему тыкали немного не яичницей. А мне он так и не отсосал, сука.- Кайл. Это яичница, - я повертел вилкой перед глазами парня. После нескольких секунд раздумий в них отразилось хоть какое-то понимание, и первый кусочек еды мне удалось в него впихнуть. Подняв его обратно на стул, я стал его кормить, однако мой желудок бунтовал – сам хочу жрать. Так и вышло – вилочка еврею, вилочка мне.- Крейг, так все же что с ним… произошло? - тихо спросил Джеральд, тоже пробуя яичницу на вкус.- Ну… Э… Картман и насилие сексуального характера, - помягче выразился я, однако это все-таки было подтверждением самых худших опасений бедных родителей.- То есть его… изнасиловали? – двое бледных взрослых и снова дрожащий рыжий. Это. Конечно, жестоко.- Кайл, угомонись и ешь, все хорошо, - я еще пару раз потыкал яичницей парню в губы и тот все же принял пищу. Это уже хорошо, что хоть как-то слушается, - По поводу его… ммм… «приключений» - не совсем насильственно. Кайл просрал тупой спор и на сутки отдался в рабство Картману. Так что официально жиртрест не делал ничего плохого.Оба сидели со все еще никакими лицами, а потом Шейла внезапно прильнула к мужу и практически заплакала ему в рубашку, причитая о том, что случилось с их сыночком. И так продолжалось весь завтрак, к концу которого еврею стало совсем похуй. Ну, хотя бы он пока что конкретно не психовал. Видимо, на такие всплески агрессии уходит много сил и организму невыгодно.- Крейг, Кайл должен отправиться в психбольницу на лечение, - я поднял взгляд на расстроенную мать. - Так что я даю тебе два часа, чтобы попрощаться, а потом мы его увозим. Я благодарна тебе за то, что ты его вытащил.Я опустил взгляд обратно в тарелку. Спорить не о чем – они родители, им и решать. Только вот он не псих, который чудиков видит, а человек с убитой психикой. Психику нужно восстанавливать, и, как мне кажется, действия родных и близких тут гораздо важнее действий медиков и различных препаратов. Если Кайл отправится в психушку – он окончательно сойдет с ума и станет одним из постоянных обывателей таких вот местечек. Лишь одним из множества психов, один из множества родившихся такими или такими ставших. Что равносильно смерти.

Мелкие снежинки одна за другой падали на землю, все утолщая и без того нехилый слой снега. В свете застеленного тучами солнца он почти не сверкал. Само небо было очень тяжелым, вообще был темный день, и не только внешне. Холодно и одиноко.Я курил, не спеша ведя еврея за руку в сторону Старкова пруда. Все равно до того, как его похоронят родители, осталось лишь полтора часа. Конечно, хорошо сидеть в четырех стенах, но только не с психом. Я чувствовал, что потеря еще одного друга (если Твика можно было назвать другом) скажется на мне явно не позитивно. Не уверен, что это будет драма, но след останется глубокий. Это как шрам – ты почти никогда не вспоминаешь про него, но он есть и его видят окружающие.Мне совершенно нет смысла запоминать внешний вид Кайла – ведь я смогу приходить к нему в больницу, если захочется повидать эту оболочку человека. Зато вот сделать с ним все, что угодно, у меня выйдет в последний раз. Кто знает, вдруг я даже смогу с ним поговорить. В данное время суток на Старковом пруду вряд ли кто-то ошивается, там тихо и есть на что посмотреть.Я обернулся и глянул на рыжего. Растрепанный и с красными глазами он плелся за мной, смотря вникуда. Я чуть крепче сжал его запястье и вздохнул. Это вроде и Кайл, а вроде и не Кайл. Последние два дня я хватался за призрак адекватного парня. Даже если предположить, что наши жопорукие психотерапевты вернут его в этот мир, скорее всего, это будет уже другой человек, больше похожий на Твика, а не тот сильный и уверенный парень, коим он когда-то был. Черт, да тут даже не с кем прощаться.

Внезапно за спиной раздался громкий звук выстрела. Я дернулся, резко оборачиваясь. Никого нет. Еврей так же, как и я, был взвинчен, разглядывал кусты и здания. Я удивился, когда он сжал своей холодной влажной ладонью мою.- Ну нахуй, бежим! – моя шкура мне еще дорога, я дернул Кайла куда-то вперед, мигом срываясь на бег. За спиной раздался еще один выстрел, теперь чуть левее. Сердце забилось в совершенно бешеном ритме, а внутренний моторчик выдал максимальную скорость. Спасти себя. Спасти себя. Так просто и так жутко одновременно, когда понимаешь, что можешь просрать собственную жаркую тушонку.Кайл бежал чуть ли не быстрее меня, а выстрелы продолжали громыхать сзади. Когда я обернулся – увидел на асфальте совсем рядом с нами череду осколков отбитого бетона. Все-таки стреляют по нам. Когда мы будем в безопасности, я обязательно назову этого снайпера лохом, но сейчас, сука, страшно!Одна из пуль чуть ли не насквозь просверлила мне ногу. Кайл резко дернул меня куда-то вниз, после чего мы вдвоем хорошенько ебнулись в канализацию через люк. Стало очень больно, мокро и вонюче. Я стукнулся плечом о какой-то угол и зашипел, когда понял, что мне хреново. Еврей в пальто лежал совсем рядом во все той же луже зловония. Тут не настолько жарко, чтобы позволять себе мокнуть. Да еще и в куртках. В принципе, можно было и насмерть расшибиться. Высоко всё-таки. Странно, что рыжий с его удачей живой и даже может стоять на ногах по колено в воде. Неожиданно люк над нами закрылся.- Блять, - выразил я все, что только можно, этим словом. Теперь я в темной канализации вместе с психом, и, кажется, не знаю, как отсюда выбраться. Еврей зашуршал одеждой, и… да будет свет. Хорошо, что есть мобильники. Конечно, это с трудом можно назвать светом, ведь он очень слабый и ненадолго, но, черт возьми, лучше, чем в кромешной тьме.Рядом в нами была решетка. Значит, путь к выходу только один? Вот черт. Что-то мне это не нравится.- Да мы же попали в ловушку как два уебана! – я уставился на лицо Кайла, освещенное синим. Напоминает его обычное мышление… То есть… Он вернулся? Однако канализация наполнилась громким истерическим, ненормальным смехом, который тут же разрушил все надежды на лучшее. - Хах! Какого хрена я бросился убегать от пуль с тобой, Такер-факер? Гребаный инстинкт самосохранения! Как я сглупил! Нужно было подставиться и сдохнуть в луже крови!- Заткнись и хотя бы меня спаси, - я тяжко вздохнул. Вот бы он хотя бы разок адекватно отреагировал. Если его мозг в таком состоянии подвел, то, черт возьми, я могу и сдохнуть здесь. А жид и рад будет, если мы оба не выживем.- Хах! Ненавижу эту жизнь! Ненавижу это место! Всё равно поймают! Хотя нам нет смысла тут сидеть, пошли, может, захочешь выебать меня по дороге. Вам всем только это от меня и надо, - рыжий почти побежал по воде, видимо, чисто из злости, или, может, преследуя цель потеряться. И как это чудо может бегать? Я же по себе знаю, что поясница после секса снизу болит довольно сильно, а его так жестко имели… И все равно эта шлюха моя.

Этот единый темный, жутко воняющий коридор канализации, казалось, не закончится никогда. Нам встретилось лишь одно ответвление, и то – там тоже стояла решетка. А ведь решетки не должны стоять в канализациях… вроде. Я шел позади Кайла, который снова впал в пофигизм и, скорее всего, просто не догадывался, что можно, оказывается остановиться. Я точно сойду с евреем с ума.Впереди я увидел свет. От огня, кажется. Это… немного странно. Значит, рыжий точно был прав – нас уже поджидают. Но какой же псих будет загонять двух парней в канализацию выстрелами? В общем-то, с тем же успехом я могу спросить: «А какой же псих станет взрывать целую кофейню, чтобы поразвлечься?». Видимо, ответ один и тот же. Картман. Только вот зачем ему снова бедный еврей?- Вот мы и встретились снова, Ка-айли! – при виде жирной рожи, да еще и с пистолетом, Кайл выпрямился и выпучил глаза, его затрясло. Я нервно сглотнул. Сейчас точно что-то будет. И вряд ли все выберутся отсюда живыми.- Я… я ненавижу тебя, жиртрест! – вполне осмысленным, но дрожащим голосом прокричал рыжий. Помимо Картмана перед нами стоял еще и… Баттерс. Кстати, тоже вооруженный. Какого хрена тут делает белобрысый – вроде и ясно, а вроде и нет. Ему уж точно не нужно убивать психику еврея, но жирного он почему-то слушается, - Ненавижу не только за то, что ты со мной сделал, но и за то, что тебе ни капельки не стыдно!- О, да! О, да, жидяра пархатый, мне не стыдно, потому что ваша нация должна страдать! И в частности – ты, моя еврейская принцесса! – Картман заржал, наверняка, чрезвычайно сильно гордясь собственной сволочной натурой. Как только его отпустило, свинячьи глазки сощурились, а губы выдали отвратную ухмылку, - Потому что я ненавижу тебя за все твои качества.Кайл упал на колени, его ноги почти полностью оказались в отбросах, он дрожал сильнее, чуть ли не рыдал. Я подошел ближе, погладил его по плечу. Мое присутствие Картман игнорировал. А что я могу сделать против жирного сейчас? У меня даже нет оружия, а у него пушка.- Эрик, мне кажется, что это неправильно… - начал мямлить Баттерс, потирая кулачки. Отстой.- Заткнись, педик! – по-поросячьи шугнул Картман Стотча. Это было бы смешно, если бы я так сильно не боялся положить тут голову. А вообще, мало ли что взбредет в голову этому ублюдку? Может быть, меня будут, как и Кайла… О, Господи.- Жиртрест… Я… - я плюхнулся в «воду» рядом с евреем и обнял его. Кажется, рыжему было плевать на мои попытки помочь, - Я ненавижу тебя так сильно, как тебе и не снилось. Ты разрушил мою жизнь, мразь! – еврей резко вскочил, оставив меня сидеть в дерьме в одиночестве. На его лице читались решимость, гнев, даже ярость. И это было так похоже на настоящего Кайла, - Ты насиловал меня, издевался надо мной, не давал отдыху, не жалел! Ты конченый человек, ты знаешь об этом? – Кайл подошел ближе к жиртресту, чуть ли не ткнул в него пальцем, а я встал, приготовившись помочь ему, если что, - Ты никогда не будешь счастлив, слышишь?! НИКОГДА!!! Ни один человек не захочет разделить с ТОБОЙ свою судьбу! И когда ты будешь старым жирным пидорасом, ты еще подумаешь о том, что мог бы просто измениться, чтобы доставлять окружающим не только боль, но и радость!Враги стояли близко друг к другу. Казалось, между ними пробегает разряд. А Кайл… совсем как настоящий. Бойкий, давящий на совесть. Я был бы тааак щаслив, если бы он остался таким. Таким, как и был.- Что ж, неплохо, жид, неплохо. А ты силен, знаешь ли! Я думал, в рухлядь превратишься или проституткой станешь. Но… ах, как это мило! Наша малышка Кайли все такая же бойкая девочка! – жирный стал всячески убого пародировать эту самую «девочку». Еврей зарычал и хорошенько въехал жиртресту по роже, отчего этот кусок теста упал в отбросы, вскрикнув, - А вот это ты зря-я…Жиртрест направил дуло своего пистолета на меня и… я заорал под звук выстрела, мигом хватаясь за плечо, которое резко охватило огнем сильнейшей боли. Я упал на колени в эту жижу, стараясь отвлечься, хоть как-то, потому что, блядь, больно! Я глянул на рану, точнее, на покалеченную руку. Кровь постепенно пропитывала куртку, а еще я чувствовал, как горячая жидкость стекает по телу. Бедное мое левое плечо… второй раз… и это уж явно мое первое пулевое ранение!Я глянул на трех парней. Баттерс выпучил глаза и схватился за собственные губы, что-то невнятно причитая, а Кайла снова начало трясти. Или это у меня перед глазами от боли плывет? Ха… ха-ха. Кажется, еврея хорошенько вставило от громкого звука совсем рядом.- А теперь, Кайли, давай разберемся, почему ты здесь! Это отличная тема для разговора, не так ли, жидяра? – рыжий отшатнулся от Картмана, попятился назад, ближе к скрючившемуся в жиже мне, - Видишь ли, исходя из нашего прошлого договора, я не мог поиграться тобой так, как мне хотелось бы, к сожалению. Это ведь так печально, да, принцесса? – жирный не спускал издевательского выражения со своего лица, он начал приближаться к Кайлу, однако тот, видимо, пребывая в зашуганном состоянии, лишь пятился, - Именно поэтому в обмен на жизнь твоего дружка, я предлагаю подписать тебе новый договор. Ты снова будешь моей зверушкой, но на этот раз я буду заботиться о тебе, холить и лелеять тебя… до конца твоих дней! Это ведь так мило, не правда ли?Значит, я сдохну. Меня просто пристрелят. И не будет больше Крейга Такера. Совсем… Вообще… Навсегда. Потому что еврей никогда не подпишет такого, даже если окончательно сойдет с ума.- Эрик, нам лучше отпустить их! А то полиция… И… вообще… - Баттерс что-то мямлил, но мне было уже все равно. Я сейчас умру. Кайл развернулся и побежал прочь от Картмана. Да. Пусть бежит. Но… он схватил меня за руку и упорно потянул за собой. Его действия отдались болью в плече, но я все же встал и побежал за ним. Кровь во время бега шла гораздо обильнее, было ЕЩЁ больнее. Аа… Но нужно вытерпеть, чтобы не сдохнуть… Или просто вытерпеть. В любом случае – выходы перекрыты, скорее всего, именно для этого Картман привлёк Баттерса.- Давай, Кайл, беги! Все равно не убежишь, говнючий жидяра!

Темная канализация, света нет вообще, и я бегу с Кайлом неизвестно куда и неизвестно зачем. Кажется, я даже слышу биение его сердца. Или это мое так колотится? Нет, у меня нет сил от кровопотери, мое сердце не может так биться… Или может? В любом случае я еле-еле шевелюсь, тяжело дышу. И я не знаю, в каком состоянии еврей.Остановились мы так же резко, как и начали бежать. Кажется, именно здесь мы и вошли в канализацию. Тончнее, упали. Я оперся спиной о стену, постепенно съезжая по ней вниз. Холодно, страшно. Но ничего, я почти смирился с неизбежной смертью. Это, наверное, как смотреть в потолок, только бесконечно.- Прости меня, Крейг, - тихо, почти равнодушно сказал Кайл спустя пару минут, - Я не хочу жить, но не желаю тебе смерти… И мне сейчас кажется, что все даже можно разрулить… Лишь бы уебать жиртреста! Но… прости меня. Я не хотел, чтобы все закончилось так, - я во все глаза уставился на парня, но все равно ничего не смог разглядеть. Это мог сказать только самый настоящий, не униженный дохрена раз Брофловски. Его точно можно вернуть. Только нужно постараться. И не отдать в психушку… но… все равно умрем же.- Да ладно… Сдохнем и сдохнем, невелика потеря, - я снова откинул голову на стену, вздыхая. Жизнь… Смерть… Может, разницы и правда нет? Может, это просто как вечный сон без сновидений, или же есть загробная жизнь? Перерождение? Рай? Ад? Да похуй. Природа говорит – нужно жить. И лучше ее слушаться.- «Невелика»?! – кажется, еврей встал, - Каждая жизнь стоит того, чтобы бороться за нее! У меня хотя бы есть причины, чтобы сдохнуть, а ты будешь тупой пиздой, если смиришься! Да что я, блядь, вообще несу?! Я ненавижу себя! Ненавижу этот мир! Ненавижу ВСЕ!!! – я почти вжался в стену. Кайл практически рычал всякий бессвязный бред. Канализация начала словно… вибрировать. А потом и вовсе задрожала. С потолка что-то явно посыпалось. Землетрясение? Ай, похер! Все равно сдохли бы. А так еще и Картмана прихватим.- Кайл… прощай, чувак. Ты был мне дорог, - сказал я так, чтобы еврей слышал. Хах, вот и сказочке конец, как говорится.- А? – внезапно сменил настроение рыжий. Самое веселое, что в этот же миг вся тряска прекратилась. Это… Это троллинг такой, да? – Это… сейчас трясло… из-за меня?- Такого не бывает, - Кайл выглядел ошеломленным, но довольно вменяемым.- Я вообще-то помню, что умел от злости либо силой мысли разрушать предметы… Это после того, как с крыши ебнулся. Но не всю же канализацию я могу трясти! Крейг! Мне страшно! – еврей резко бросился ко мне, обнял меня, вжался в меня, а я застонал от того, что он жал на рану, - И… почему-то мне захотелось выбраться. Я, наверное, попробую открыть люк. Это ведь… гениально!Канализация снова заполнилась смехом, истеричным, бешеным, но не таким отчаянным, как раньше. Парень, отсмеявшись, бросился к лестнице, ведущей прямо наверх. Судя по звукам, когда он добрался до самого люка, то начал просто пытаться его вытолкать. Послышались рычание и брань. А потом канализацию затрясло снова. Черт. Все равно страшно.- Ну почему не получается?! – завопил Кайл.- Может, потому, что люк закрыт? Это бесполезно, еврей! – в этот же момент послышался какой-то не слишком понятный звук. Мои глаза залил резкий свет, я зажмурился, ничего не понимая. А потом, стоило чуток привыкнуть, я понял – рыжий нахрен снес этот люк. Это же… каким психом надо быть, а?Это значит, что я теперь могу жить? Спасение – это так легко? Но… это все же невероятное облегчение! Свет! Пусть и в конце туннеля. А, может, это и правда я умер?Я встал, начал, превознемогая боль в плече, подниматься вверх по скользкой хлипкой лестнице прямо к отверстию в потолке. Больно, как же больно. Зато под пальцами уже снег.Кое-как выбравшись и окончательно привыкнув к яркому свету, я увидел, как Кайл сидит в снегу и ржет, как душевнобольной. Впрочем, почему «как»? Он и есть душевнобольной. Зато мы оба живы. И пора валить, и лучше всего – сразу с заявлением в суд. Иначе ничем хорошим это не кончится. Или, может, есть шанс? Может, шанс есть всегда?- Кайл, ты как? – тихо поинтересовался я, подползая ближе. Еврей промолчал. Ну ничего, справимся. После всего того, что произошло, уверен - справимся.

Неделю спустя.

- Крейг? – я повернул голову в сторону Кайла и лишь вдохнул запах отлично сваренного кофе с молоком. Мы с евреем сидели в небольшом парке при психушке. Я все-таки недооценил врачей, поскольку рыжему стало лучше. По крайней мере, истерик больше не было, хотя это еще не тот результат, которого хотелось бы ожидать. В любом случае, я рад. Справедливость не совсем восстановлена, зато я в безопасности. Однако спокойной жизни у меня теперь, наверное, еще долго не будет. А последняя неделя была вообще сущим пиздецом. Ну, тут нужно по порядку.Конечно, самым первым местом, где мне выебали мозг, была больница. Ребята не могли выяснить, что не так с моим плечом, а потом мне и вовсе вынимали пулю и зашивали рану. Хорошо, что под наркозом, а то они могут.Далее – судебные разбирательства. Подавать заявление, когда один из пострадавших – псих… это пиздец еще тот хотя бы потому, что Кайл вообще не понимал, на что нужно жаловаться. Однако, в конце всех этих лютых разбирательств, Картману дали срок на 3 года. Всего на три! За покушение на убийство и шантаж. Еще три убийства не учли… Однако, теперь жиртрест живет в колонии для несовершеннолетних.И последним пиздец-событием стало то, что ВНЕЗАПНО к моим предкам пришла какая-то коммиссия, что ли. Я не знал, что такие вообще есть, честное слово. Узнав, что дома я не живу, они быстренько решили запилить меня в какую-то мутную семейку, хотя я вообще-то не понимаю, зачем мне туда. Помощь пришла так же внезапно, как и сама коммиссия - мамаша Кайла в качестве благодарности за помощь ее сыну усыновила меня. Так что судя по бумагам, я хоть и Такер, но все равно этому рыжему чуду… брат. И это, надо сказать, немного… необычно. Сначала переспать, а потом ВНЕЗАПНО стать родней. И инцест, и нет его. Но насчет проживания всё не так гладко – меня все равно погнали к чертям. Живу у того же Стотча и давлю ему на совесть за канализацию. В итоге живу в шоколаде – мне все приносят, все уносят. Единственное, что я делаю сам – хожу в гости к Кайлу, которого-таки сдали в психушку. Но, как я уже сказал, он идет на поправку.- Чего? – тихо отозвался я, отхлебывая немного кофе. А еврею кофе нельзя – может крышу снести. Жаль.- Я хотел сказать, что не жалею ни о чем, - я призадумался.- Ты мне говорил это раньше. Я тоже ни о чем не жалею. Мы все сделали правильно, так, как и должны были, - Кайл теперь дрожал, как Твик, но, в отличие от покойного невротика, он еще и страдал жуткими перепадами настроения, хоть в целом и оставался в адеквате. Это уже не тот еврей, что был неделю назад – прогресс колоссален.- Верно, но… Я больше не хочу, чтобы все было так, как раньше, - парень прикрыл глаза, а я осторожно смахнул свободной рукой с ресниц снежинки. Рыжий дернулся, но все-таки смог взять себя в руки. Он старается.- Что ты имеешь в виду? – я провел пальцами по еврейской щеке, точно по будущему шраму. Ранка еще не до конца затянулась.- Ну, я не хочу, чтобы все вставало на привычные места. Наверное потому, что все уже не будет так, как раньше. Стэн умер, да и я изменился… Просто нет смысла этого желать. Это принесет лишь боль от лишних воспоминаний. – Кайл поднял лицо к небу, вздохнул. Наверное, он прав.- Ну да. Если вернуть мою тихую и спокойную жизнь, будет уже не то. Будем смотреть только вперед, потому что это наше будущее, и, каким бы оно ни было, мы должны жить для него? – наши взгляды пересеклись.- Да, примерно это я и хотел сказать, - я усмехнулся и глянул в свою чашку кофе, стал наблюдать, как снежинки падают туда. Они даже не тают – кофе у меня холодный. И получается вроде как… Снежный кофе.

ficbook.net

Снежный кофе — фанфик по фэндому «Южный парк»

Сегодня у меня что-то словно оборвалось внутри, когда я осознал причину странного поведения Стэна. Вряд ли мы теперь помиримся. Но мое горе меркнет рядом с пустыми глазами Крейга, уставившимися на горящие останки кофейни. Только что Твика не стало. Он просто не мог выжить там. Теперь это место напоминало маленький кусочек Ада. Разбитые мечты и жизни. - Не уберег… - глухо отозвался Крейг. Вместо пожарных этот кошмар тушила метель. Миллионы снежинок витали в разгоряченном воздухе, тая, превращаясь в слезы по семейству Твиков. Такер пальцами коснулся метки на шее, потирая ее, почти наверняка думая о том, что тот, кто оставил ее еще несколько минут назад, просто не может сейчас быть разорванным на кусочки. - Прости меня… Я так ушел в свои проблемы, что… Крейг, прости, я не хотел… - несмотря на снег и ветер, нам не было холодно. Было страшно. Страшно, что то, что этот человек сотворил с Твиком, он может сотворить и с нами. Я обнял Крейга, положил ладонь ему на затылок, склонил его голову к своему плечу. Мои мокрые волосы, кажется, начали покрываться льдом. Парень стоял молча, не двигаясь. Я прижал его чуть ближе, ведь мороз не отменял никто, но никто не отменял и ледяное поведение Такера. Как будто бы вокруг вообще ничего нет. А сейчас он выглядел так, как будто ничего не существует в принципе. Мне стало больно. Больно, потому что Твик был и моим другом тоже, когда Кенни куда-то пропал. И он был отличным парнем, хоть и боялся всего. Твик… Я всхлипнул, вжавшись носом в шею Крейгу. Его руки опустились на мои плечи, крепко обнимая. Так было теплее на душе. Теплее просто от того, что кто-то есть рядом. - Охуенный подарок на Рождество… - все так же глухо и тихо сказал Такер, вжимаясь носом в мою шею. Метель все усиливалась и усиливалась. Хлопья снега залетали в отныне ничейный дом, заметая прихожую. Ветер кружил вокруг нас с Крейгом. Внутри, между двух прижатых друг к другу грудей, было так тепло, так больно, и так холодно, обжигающе холодно снаружи, там, где метель разносила смерть. - Охуенный подарок на Хануку… - сказал я и почувствовал, как по щекам потекли слезы. Соленые, они не застывали в лед, а продолжали бежать вниз, словно бы скорбь была живой. Я всхлипнул громче, я не мог смириться с тем, что я больше никогда не увижу этого дрожащего парня. Не увижу даже его труп. - Он мечтал счастливо жить с любимой женой и детьми, а я свел его в могилу. Он должен был жить, - я снова всхлипнул, чувствуя, что сейчас совсем разрыдаюсь. - Прости… П… Прости меня… - я почти завыл, заливая слезами холодное плечо. Голос мой звучал жалко. - Не плачь. Все ведь еще будет хорошо. Для тебя и для меня. Не для него, - я сильнее вжался в Крейга. Да... Для нас все будет хорошо. Будет ведь. Все забывается. Еще какое-то время я стоял, хныкая в плечо Такера, дрожа от холода, наблюдая за тем, как все утихает. А потом я увидел мелкую дрожащую фигуру, идущую к нам со стороны школы. Прищурившись, я понял, что это Кенни. Только он ходит в оранжевой парке, приносящей беды. - Пацаны? Я слышал взрыв… Что произошло? Кайл? – парень даже снял капюшон, чтобы перекричать ветер. Мы с Крейгом больше были похожи на сосульки. Пофигист хотел уже отлепиться от меня, но я сильнее прижал его к себе – если отклеимся, то совсем замерзнем. - Харбакс взлетел на воздух. Вместе с Твиком, - все же сказал парень. Лицо Кенни вытянулось, а затем он потянул нас с Такером вместе в открытую дверь дома Твиков. - Сочувствую. Но блин, вы же сами сдохнете на этом ебаном морозе! – Дверь захлопнулась, но в прихожей было полно снега и ни единого намека на тепло, поэтому Кенни умудрился невероятным образом затащить меня и Крейга на второй этаж в комнату Твика. Совершенно невероятным, ведь мы вдвоем окоченели, а Кенни мелкий и слабый. Закинув нас на кровать и укрыв одеялом, Кенни убежал вниз. Постепенно становилось теплее, но что-то я не спешил отлипать от Такера, хоть мы сейчас и соприкасались носами. По крайней мере мои глаза сейчас были сухими, правда, взгляд Крейга был все таким же пустым. Ему было все равно, кто перед ним и в каком состоянии. Кенни вернулся с тремя кружками наскоро сделанного, зато горячего, кофе. - Расклеивайтесь, пидоры, и быстро хуярить кофе, - я сжал майку Крейга и попытался оттянуть его от себя, но тот как-то не особо реагировал. - Твик умер вместо меня… Я должен был идти в Харбакс, не он… - я сжался, вздохнул. Не нужно сейчас нам обоим думать о нем. Вытянув Крейга в сидячее положение, я взял одну из кружек из рук Кенни. - Эта с сахаром, - Кенни покосился на Крейга, которому было явно насрать. Вздохнув, я приставил кружку к губам Такера. - Я кофе стал пить только после того, как сблизился с Твиком, - Кенни закатил глаза и всучил мне другую кружку, которая, видимо, без сахара. Мне же нельзя сладкое. - Кайл, дай бабла, я ему водки куплю, - я уставился на этого мелкого любителя сисек и дури. Не-не, чтобы и этот спился… Не позволю. - Не жадничай, еврей, - а голос у Крейга становится лишь тише и глуше. И правда. Почему он должен бухать на мои деньги? Однако денег я все же дал, продолжая сидеть в обнимку с Такером и пить кофе. Кенни отстойно его сделал, но в этом доме больше никаких горячих напитков нет. - Еврей, зачем ты со мной сидишь? – пожалуй, этот тихий вопрос, сказанный мне куда-то в шею, меня озадачил. - Просто сижу. Всем нужна поддержка в трудные моменты, даже тебе, мистер Ледышка. Я же знаю, что ты будешь скучать по Твику… - Не буду. Я же говорил, что не люблю его. Я говорил, что он мне надоел. - Тогда по какой причине ты так убиваешься? - По той же, по которой ты плакал и сейчас сидишь с красными пятнами на лице, - значит, все-таки остались. Позорище. Я сильнее прижал Крейга к себе. - Значит, ты расстроен и шокирован, - я глянул Такеру в серые глаза. И такое чувство, что он был не очень рад моим объятьям, но вместо того, чтобы оттолкнуть, он переложил руки с моих плеч на мою талию. - И не страшно? – я нахмурился. - Я не педик, убери руки. - Тогда не обжимайся, как педик, - сразу после этого мы расклеились, но Крейг не стал отсаживаться далеко. Слабое-слабое тепло его тела все же чувствовалось. А ведь парень прав. С чего бы мне с ним обниматься? Горе горем, но на то мы и пацаны, чтобы переживать его стойко. Я еще отхлебнул из кружки. Кофе немного остыл, но ничего, пить можно. Только вот зачем Кенни сделал его таким крепким? Без заменителя сахара довольно печально пить крепкий кофе без молока. Однажды я залил последний кофе, который ну оооочень хотел выпить, горьким молоком, а потом блевал. Только я могу быть настолько неудачливым, чтобы достать где-то горькое молоко и выпить его (реальный случай из жизни автора – горькое молоко существует). - Крейг, я даже не начал пить по дороге! – ворвался в комнату Кенни с двумя бутылками водяры. Я вздохнул. Алкаши. Воистину алкаши, ибо Такер буквально подскочил с места и вцепился в одну из бутылок. По-быстрому ее открыв, он приложился к горлышку. Кен округлил глаза, а затем стал искать в комнате закусь, которой там точно не было. Я встал и подсунул наглотавшемуся бедолаге, который жутко морщился, свой кофе. Ну все, пара глотков и кофе у меня нет. Крейг выдохнул. - Знаешь, еврей, я убью его. Кровь за кровь. - Ты хочешь убить Стэна? – мое лицо вытянулось. Я не переживу его смерть, каким бы он ни был. И я не верю, я просто не верю, что он мог бы желать смерти Крейгу или Твику. Это ведь Стэн, с которым я провел все детство. Это ведь Стэн, которому я, к сожалению, стал ближе, чем друг. Но он не мог. Мог только один человек. - …только один человек мог совершить такое. И это не Стэн, Крейг. Ты ведь знаешь о ком я говорю? – Такер покосился на меня. Кажется, он понимал. Этого человека нужно читать по глазам, а не по лицу, я скоро научусь. - Только один гад мог сделать это. Только одна жирная рожа. Только он мог свершить это как с моральной стороны вопроса, так и с практической, - продолжил свою речь я. - Разве ты не хочешь сам убить Картмана? – задал Крейг вполне резонный вопрос. - Лучше подумать, нахера ему было все это устраивать, - Кенни принял вид реквизита, как он всегда это делает. Наверное, он очень одинок, потому что на него все всегда забивают. - Ты знаешь жиртреста лучше меня, еврей. Сам и думай. А я просто его убью.

- Тааак… Катану ты уже взял? – я поправил на уже пьяненьком Крейге майку, подтянул ремень с катаной, - Молодец. Вот. Возьми еще это, - я сунул Такеру довольно крупный кухонный нож. Подумав, я сунул ему еще ножичек поменьше, на всякий случай. А если совсем припрут? Ну… - Найдешь тут где-нибудь шило?Пока Крейг отчаянно все перерывал в поисках шила, я стал начищать свой любимый огромный кухонный нож для мяса. Я всегда считал, что он мне чертовски идет. Кроме этого себе я взял еще и пистолет Твика. Эх, Твик, твоя смерть будет отмщена, я обещаю тебе.- Еврей… Ты псих, - слегка невнятно протянул Крейг, смотря, как я перезаряжаю огнестрел.- Я из Джерси, педик.

Метель уже закончилась, похоронив под слоем снега Харбакс и семью Твиков. Ни пожарных, ни скорой, ни полиции так и не появилось. А зачем? Всем ведь все равно. Да, Кенни позвонил и в скорую, и в полицию. Они просто не приехали – все равно ведь ничего не осталось. Да и это же Саус Парк. Здесь каждый день дохнет дохрена народу и всем насрать. Интересно, как население успевает восстанавливаться?Крейг, чуток пошатываясь, смотрел на прикрытые снегом куски здания, торчащие железяки… На этот раз мы были совсем близко. Мне уже не хотелось лить слезы, но взгляд Такера снова потерял всякий смысл. Вздохнув и сдвинув брови от жалости к этому парню, я снова обнял его, еще и чуть помогая ему поддерживать равновесие. Тяжелое горячее дыхание коснулось моей шеи. Крейг просто уронил на меня нос. Весь гнев, видимо, покинул бедолагу. Ну ничего, все еще будет.

- Пиф-паф! – все-таки я не удержал пьяного Крейга, и он ввалился в класс, показывая пистолетик. Собственно, через секунду он уже грохнулся на пол, утянув с собой и меня. И о чем я только думал, позволяя ему напиться до потери рассудка? Учительница английского в тихом ахуе уставилась на эту веселую картинку – я лежу на пьяном Такере, который лежит на холодном полу, мне на грудь и живот очень неприятно давит его катана. Неожиданно придавленный парень заходится диким хохотом, а потом начинает выть в пародии на плач, - Вы, бля, суки-и-и… Вы, бля, Твика убили-и-и… Я вас, бля, убью-у-у…Да. Этот педик, оказывается, когда напивается, теряет всю свою холодность, весь свой пофигизм. Он становится наполовину нытиком, наполовину укуренным.- Твика? Мы убили Твика? – обеспокоенно сказал Баттерс. Все в классе начали переглядываться, кроме Стэна и Картмана. Первый сделал свой коронный фейспалм, а второй нагло и весьма победно ухмыльнулся. Я уже хотел достать пистолет, но, епт, мой спутник начал свою песенку, скинув меня на пол.- Да, бля-а-а… Там так…! Пуфр!!! Ба-бах!!! И, блядь, его как нахуй на кишки, бля, нахуй, раскида-ало! А я его не спа-а-ас! А я сука, блядь! Я должен был сдохнуть, а он пить кофе! – после этого пошел просто невнятный вой. Со слезами или нет – непонятно. Но у всех ахуй. У всех. Даже у меня. Рука Стэна просто вплавилась в лицо, - Чо я рыдаю, бля?! Еврей, мы сюда пришли, блядь, устраивать пиздец из кишок и крови! – Крейг кое-как поднялся на ноги и обнажил катану, - Я тебя, блядь ебучая, уебу нахуй, бошку отрублю, блядь! – весь класс мигом упал под парты. Пьяный с оружием – это пиздец, от которого лучше держаться подальше.- Блядь, Кайл, о чем ты думал, когда позволил ему взять оружие?! – и правда. О чем я думал?! Стэн в этот раз просто на все сто прав.- Еврей? – немного удивленно сказал Крейг, заваливаясь назад, но удерживаясь на ногах, - А кого мы должны убить? А… Вспомнил! Стэ-эн! Ну я тя щас!- Стой, дебил, не Стэна же!!! – заорал я, пока моего бывшего лучшего друга не ранили, - Жиртреста же!- Чо правда?- Да, блядь, правда!- А. Ну тады все я-а-асно! - замахнувшись катаной, Такер пошел к месту жиртреста, жир которого выплывал из прикрытия парты. По дороге Крейг пару раз упал, ранил несколько парт, так как люди все-таки успевали вовремя отойти подальше. Жиртрест всплыл на поверхность, злорадно ухмыляясь снова, - С хуя ли не боишься?!- Все вон из класса! Живо! Стрелять буду! – заорал я, направляя пистолет на всех подряд. Собственно, все сразу и убежали. Кроме жиртреста, на которого не только Крейг направил катану, но и я пистолет. Все-таки его микромозги доперли, что его никто не отпустит.- Значит, вы решили убить ни в чем неповинного меня? Господи! За что же?! За то, что все жиды ущербны? – отвратительная жирная рожа показывала просто все свое актерское мастерство в этом сарказме. Крейг пошатнулся и грохнулся на пол. Было похоже, что он стал разгонять своей катаной мух. Я прицелился. Теперь лишь нажатие на курок отделяло меня от картмановских мозгов на теле воющего Такера.- Лучше раскайся перед смертью за Твика! – я почти зарычал, сердце пойманной птицей билось в груди. Я убивал раньше, но не таких ненавистных мне людей. Злорадство просто пронизывало меня насквозь, я готов был гортанно засмеяться в лицо этому ушлепку.- О нет, Каааааайл! Ты не можешь просто взять и убить меня. Видишь ли, - Картман встал и почти брезгливо отопнул тушу сдавшегося Крейга, которого, кажется, блевало. Я все еще держал жиртреста на мушке. У нас мало времени на разговоры, - Я знал, что ты, сраный еврей, подумаешь, что все беды вашей пидорской компашки устроил именно я. И я, проявляя свой исключительный арийский ум, сумел сделать так, что если ты меня убьешь, ты покончишь с собой.- Что за чушь?! – а интонации жиртреста были отвратительны, действительно отвратительны, он издевался. Он притягивал меня, я никак не мог нажать на курок. Я слушал, хоть и ненавидел себя за это, - Я никогда не покончу с собой!- Покончишь-покончишь… Когда еврейская сущность твоей семьи не даст вам отплатить должок за мою бесценную арийскую жизнь в размере 1 000 000 долларов.- ЧТО?!- Да-да, Кааааааайл! Всего лишь миллиончик… Но даже если ты и найдешь такие деньги, ты предпочтешь унести их с собой в могилу, чем отдать моей прекрасной мамочке… Потому что ты жид, Кааайл. Ты жид. Твоя жадность даже сильнее твоей гордости. Так что убери свой ствол, - Картман приподнял дуло пистолета, а затем пальцами коснулся моей скулы, чуть приподнимая голову. Сейчас этот жирный поддонок смотрел на меня снизу вверх, но явно не я рулил ситуацией. Миллион долларов США за его проклятую жизнь? Как? Ну что же. Он мне показал. Вполне себе легально подтвержденный документ. Я осмотрел печати, подписи… Все верно. Миллион за эту поганую жизнь.- Твоя мать грязная шлюха. Она переспала со всеми уебками в этой стране!- Не говори так о моей мамусеньке! Лучше бы последил за своей жирной еврейской сукой, - я зарычал. Я ничего не отдам этой бляди. Ни цента. Черт! Я действительно прощаюсь с жизнью, если убью Картмана! – Ну вот видишь? Ты все понял. Может быть, я даже назову тебя хорошим, послушным жиденком! А знаешь, что я могу еще сказать тебе, мой ненаглядный? У тебя на меня ничего нет! По каким бы судам ты ни шлялся, что бы ты ни искал, ты не сможешь меня засудить! И я буду гулять на свободе, каждый день, каждый гитлеровский день напоминая тебе о том, какой ты мерзкий вшивый жид, который вдобавок к сотням, нет! тысячам своих недостатков еще и полнейший неудачник, который даже не смог сберечь своих друзяшек-педиков!- Прикрой ебало, жиртрест! Пушка все еще у меня! – заорал я, что было сил и терпения. Цвет моей кожи слился с цветом моих волос. Я дрожал, рычал, сжимал зубы от ярости, ото всей ненависти, что испытывал к этому ублюдку. Потому что он был прав. Он обставил меня.- Ты не выстрелишь, Каааайл. И мы оба это знаем. Даже твой убухавшийся дружок-педик тебе не поможет! Смотри-ка! Кажется, он уснул! Какая прелесть! – Картман отвратительно строил глазки, прихлопывал в ладоши, упиваясь своим превосходством, - Но знаешь, жид, у меня для тебя есть и хорошая новость! Видишь ли, выигрывать так – это слишком просто. Поэтому я даю тебе твой последний шанс. Это будет двухнедельный спор. Если выигрываешь ты – я иду в полицию и признаюсь во всем том, чего не совершал. Если выигрываю я – на один день ты становишься моей девушкой, моей наложницей, моей рабыней.- ЧЕГО?! Неужели настолько замучался с недотрахом, что готов так рисковать ради меня в платье? – я усмехнулся. Но усмехнулся горько. Потому что это будет полнейшим позором для меня. Он найдет все лазейки, чтобы максимально изощренно унизить меня за один день. Он почти наверняка вытрахает меня только ради того, чтобы унизить. Я не отмоюсь от грязи до конца своих дней. И все же, есть ли у меня хоть один шанс на победу в споре? И почему он двухнедельный?- Девушки готовы ради моего высочества на все! Это от тебя, грязного еврея-дерьмоеда они держатся подальше! Но тебе уже не терпится узнать, на что же мы спорим, да, жидяра? – я стиснул зубы, чтобы не заехать по его наглой жирной роже, - Совсем невтерпеж, я смотрю! А все очень просто! За эти две недели я должен буду, - так еще и ОН будет что-то должен? - …сфотографировать, как ты целуешься с парнем!- Чего?!- Что слышала, шалава! Простой спор, не так ли? Тебе нужно будет просто воздерживаться от своих пидорских желаний в течение двух недель. Если фотографии не будет – ты выиграл. Но если я смогу заснять этот наипрекраснейший момент, то… Ты ведь уже представляешь, как над тобой издевается вся школа, да? Я ведь всем покажу. Я проведу тебя в платье по всему городу. В тебя будут тыкать пальцем… А потом я буду долго и извращенно трахать тебя, так извращенно, что ты даже не знаешь таких способов!- Ты не посмеешь трогать меня!!! – я завыл, зарычал, сжал кулаки, я трясся от ненависти, от злости… Какой же он уебок…- Ну-ну, Каааааайл! Еще как посмею, ведь ты не сможешь потом отмыть себя от позора! Это будет такая радость для меня! Кроме того, даже если я прямо сегодня сфотографирую, как ты с удовольствием сосешься с каким-то парнем, фотографию я предъявлю только по истечению срока в две недели. Так что у тебя будет время подумать над тем, успел я заснять слюнявые жидовские поцелуи или нет… - слащаво, мерзко ухмыляясь, Картман подошел ко мне совсем близко, провел пальцами по моей груди, а потом притянул мою голову ближе к себе. Мерзкий жирный уебок… - Мне нужна только твоя подпись, Кааааайл! – жиртрест сказал это мне почти в губы, от чего меня чуть не вырвало, а потом он подсунул мне документ с прописанными правилами и ручку. Я поправил очки и стал вчитываться. Да. Читать перед подписанием судьба меня научила. Проклятые шрамы на губах…- Я требую еще одного условия, - как можно суше сказал я, все прочитав.- Да-а? И какого же?- В процессе своих извращений ты не станешь меня калечить, - Картман забрал листок, поразмыслил немного, а потом, отвратительно подняв глаза и облизнувшись, стал дописывать что-то на лист.- Это умно, жид, умно. А я уже мечтал о том, как отрежу тебе конечности и буду наблюдать, как ты корчишься от боли, как того и заслуживаешь, грязный жид. Гитлера на тебя нет! – документ снова вернулся мне в руки. Я в любом случае выиграю этот спор, но все же такая мера предосторожности не помешает. А то я в случае проигрыша точно покончу с собой. Теперь можно ставить подпись… Господи, руки дрожат, как будто я и правда подписываю себе смертный приговор.

- Да идем уже, Крейг! У нас есть еще одно дельце, - с весьма отвратным настроением я тащил своего пьяного друга в сторону дома Маршей. Нужно было разобраться и с этим алкашом. Катану Крейга я кое-как у него забрал. Хорошо, что он хоть на ногах стоять может. Но ведь ничего не соображает.- Да я, бля… Ты в курсе, что Твик нахуй взорвался?!- Спасибо, кэп.- А кэп… это такой парень в матроске?! – округлил глаза Такер. Дожили. Хорошо, что до двери нужного дома мы уже дошли. Да, все ведь разошлись по домам после случая в классе. Кстати говоря, Картман тогда все уладил без меня, смотря на меня с таким лицом, будто делает мне одолжение всей жизни. Я нажал на звонок. Дверь мне открыла миссис Марш.- Привет, Ка… - ее взгляд упал на висящего на мне Такера, - Это что?- Крейг Такер. У него горе, друг умер… Но это не важно. Можно я поговорю со Стэном?- Я не пущу ЭТО в дом.- Тогда пусть Стэн сам выйдет. Позовите его, пожалуйста, - ну да, она-то не знает, что ее сынок еще более черно бухает. Она-то не знает, почему год назад спортсмен, лучший игрок в команде на все забил, отрастил жирок на пузике и депрессует дома. Собственно, вот и он. В своей шапке, в коричневой толстовке.- Чего надо? – чуть ли не с отвращением бросил Стэн, закрыв за собой входную дверь.- Я все знаю, - сказал я твердо. Лицо парня слегка изменилось, но затем он самодовольно нахмурился, - Я знаю, что ты в меня влюблен.На секунду на этом лице отразилось вселенское удивление, шок, дикий ужас. В следующую секунду все эти эмоции были вытолканы гневом.- Чего?! Ты чо, думаешь, что я педик, что ли?! Совсем уже опидорасился со своим дружком! Ненавижу тебя! Слышишь?! НЕНАВИЖУ!!! – значит, Такер был прав. Влюблен, причем по самые уши. Как ты мог, Стэн…? А даже если и мог, почему не попытался быть со мной? Почему целый год мучил меня истериками, депрессиями и пьянками? Если бы ты дал мне выбор, я бы предпочел сделать тебя счастливым, ведь ты мой лучший друг. Был им когда-то. Когда-то давно. Но сейчас… Унижаться? Стараться подстроиться под то, что от тебя осталось? Все это поведение – признак слабости. Полнейшей слабости.- Ты умер для меня, Стэн Марш, - сказал я тихо, расстроено. Только полнейший кретин может отрицать все до конца. Только полнейший кретин может отрицать все даже тогда, когда готовы выслушать и принять. И простить.Я развернулся, взвалил на плечо задремавшего Крейга, и поплелся в сторону дома Твиков. Нужно собрать вещи Такера и перенести их ко мне. Теперь у меня новый лучший друг. Лучший друг, который сразу скажет все в лицо.- Нет, Кайл! Подожди! Не уходи! – Стэн сделал пару шагов в мою сторону, потянулся рукой… Но остановился. Что же может происходить в этой глупой голове? – Ну тогда и вали отсюда нахуй, ебаный кусок собачьего дерьма!!!Да. Послать проще, чем поговорить и разобраться во всем. Проще оттолкнуть, чем сделать шаг вперед.

«Есть один тип людей – люди-которым-иногда-везет. Среди них есть два исключения – везучие жопы и полнейшие неудачники. Угораздило же меня влипнуть в историю с двумя такими» - Такер.

Это очень странно – просыпаться в постели с каким-то парнем, когда голова отваливается, все плывет перед глазами… А в следующую секунду еще и понимать, что тебе рыдают в плечо. Кое-как сфокусировав взгляд, я увидел что-то огненно-рыжее. Это может быть только еврей. Я переспал с ним, что ли? С фига он спит в моей кровати?Но нет. Эти мысли отошли на второй план, когда я почувствовал, как в душе что-то заскулило от ощущения подрагивающих плеч, от звука всхлипов, от соленой жидкости на моих обнаженных ключицах…- Еврей…? – всхлипы мигом начали душить, а голос у меня хриплый, совсем низкий… какой-то не мой, - Не стесняйся, поплачь… Но что случилось?Господи, как же все трещит в голове. Что вчера вообще было? А… Твик умер. Печаль. А потом? Потом мы с евреем пошли убивать Картмана, а я пил водку. Так много пил, что больше ничего и не помню.- С… Стэн… - между всхлипов тихо проговорил рыжий. Стэн? Кажется, вчера я разоблачил то, что он влюблен в это чудо, в чьи волосы я сейчас запустил руку. Хреновые с виду, зато какими мягкими оказались. А Твик? А что Твик? Вчера у меня был целый день, чтобы попрощаться с ним. Ну я вчера и пробухал весь день. Нет. Я не помнил, как бухал. Но раз я не помнил, значит, я бухал, - Он… он…Мы с евреем были под одеялом. Он явно прижимался ко мне голой, горячей кожей. Я погладил его по обнаженной спине, не торопя, успокаивая. Пусть выскажется. Главное, чтобы соплями не подавился. А то я помню, так однажды кто-то умер. Кто же это был? Вроде бы кто-то знакомый, а кто – не помню. Это еще было как раз перед тем, как Кенни снова куда-то пропал…- Он… в-вены порезал… - сказал рыжий, начиная лишь сильнее рыдать, дрожа. Чего? Вены порезал? Как какая-нибудь эмо-девка? Как тупоголовая пизда? И чего еврей ревет? Что… Нет… Получается, не спасли…? Бедный, бедный рыжий. Наверное, для него это намного, намного более сильный удар, чем для меня смерть Твика. Я уже пережил это. У меня никогда не было особо близких людей. Наверное, если бы появились, я бы их очень ценил. А каково их терять? Даже таких убогих, как этот Стэн.- Я понял. Молчи. Поплачь, это не стыдно сейчас.Наверное, после моей этой фразы прошел целый час беспросветного рыдания еврея. В какую же кашу превратились мои мозги от этих всхлипов… Хотелось придушить такого слабого сейчас рыжего парня своими руками. Однако, обнимать его, поглаживать то тонкой, но мощной спине, перебирать мягкие огненные волосы, нежно чмокать в лоб… Это доставляло. Я был таааааак щаслив, что сейчас мое тело при всем желании не могло должно среагировать на горячего парня в такой близости. Иначе бы я его точно довел до черт знает чего.

Завтрак в компании убитого скорбью друга, его жалостливого младшего брата, его ненавидящей меня, но молчащей об этом матери и, собственно, моего похмелья… Надо сказать, худшее утро моей жизни. Впрочем, наручные часы говорили о том, что уже давно день. Миссис Брофловски же говорила о том, что ее ненаглядный сыночек прорыдал по другу-алкашу все утро с того самого момента, как ей позвонила миссис Марш, рыдая в трубку о том, что ее ненаглядное тупое чадо залезло в ванну, порезало вены, да еще и написало имя Кайла своей кровью на стене. Героизм, бля. А еще все эти идиоты совсем не понимают, почему именно имя рыжего еврейчика. А, ну, конечно – поссорился на кануне с лучшим другом. Повод для самоубийства? Для этих дебилов – конечно, повод. А рыжий, в таком случае, просто мразь – до чего довел своего дружка. Однако, его тоже жалко – плакал ведь, да еще и сколько. Впрочем, еврея реально жалко. Что бы он там не наговорил Стэну, такого исхода он явно не хотел. Кажется, вчера я еще сначала хотел пойти его убить, ведь мы же на него думали, а не на Картмана. Так это чудо чуть не завопило о том, что не Марш это. Твою ж мать. Какой я сегодня злой. А еще меня пытаются накормить. Бедного рыжего – тоже. Ну и дура у него мать. А вот Айк, вроде бы, не такой дебил.- Мам, ну не надо их кормить! Им же плохо! У них кусок в горло не лезет! – а Шейла хмурится, настойчиво подсовывает какие-то вафли. Блин, меня же вырвет только от их вида… Сейчас бы пива…- Зачет тебе, мелкий, за то, что о брате печешься, - глухо и низко проговорил я через силу. Как бы там мне ни было пофиг, не похвалить мальца – зло.- Спасибо, Крейг. Как же о нем не заботиться? Он же мой любимый старший брат… - вздохнул Айк, грустно пожевывая вафли. Значит, и в него не лезет. А для Руби я не любимый старший брат. Я для нее «сраный педик». И мне на нее насрать.Я еще раз оглядел еврея. Он сидел во всем черном. Кстати говоря, во всем моем черном. Он-то сам черное почти не носит, и уж тем более у него нет черных футболок, курток и свободных штанов. Вообще-то траур в Саус Парке не принят. Точнее, он, конечно, принят, но никто никогда не скорбит об умерших так сильно, чтобы одеваться в черное.Футболка висела на рыжем – я крупнее. Но висела не так сильно и жестко, как на Твике. Еврей сложил руки на колени, повесил голову, взглядом сверля стол и тарелку с вафлей. Огненные пряди волос спутанными свисали в эту самую тарелку. От лица был виден только прямой еврейский нос и красные пятна в районе глаз. Я бы послал за сопли. Послал так, как частенько посылал за них Клайда. Но Клайд-то мог зареветь почти без причины, а рыжий всегда держался и пускал нюни только если уж совсем хреново. Значит, сейчас настолько совсем хреново… И, блин, да. Как я уже говорил, еврея мне хочется не послать, а пожалеть. Потому что он мне нравится. Впрочем, все эти чувства по поводу симпатичного личика, длинных пушистых волос, сильного тела, спрятанного под одеждой, никак не проявлялись на лице. Я только поглядывал на рыжего, любовался им. Как я заметил, я начал этим заниматься еще пока Твик был жив. А еще еврей куда сильнее невротика, с ним вообще проблем не будет. Стоит ему только отойти от смерти Стэна, и все будет хорошо.- Охуенный подарок на Хануку… - произнес парень, даже забив на то, какая у него мамаша. Придется его вытаскивать из скандала.- Что-что-что?! Кайл! Ты не должен говорить таких грязных слов! – жирная туша поднялась со стула.- Что-что-что? – хрипло начал я, - Он сказал – охуенный. Корень – хуй. Однокоренные: охуеть, похуй, нахуй… Мне продолжать? – Шейла смотрела на меня с гневом, с ненавистью. Сейчас будет скандал, меня в одной майке вышвырнут на улицу и тогда я пойду к Кенни. У него дома как в морозилке, все равно помру. Ох, моя голова сейчас взорвется от криков. Еврей даже поднял лицо и посмотрел на меня, как на героя. То ли как на нормального героя, то ли как на героя-самоубийцу. А потом положил ладонь мне на плечо. Отлично, я понял, как вытащить его из печали. Айк был в тихом ужасе.- Ч… Что?! ЧТО?!?! ДА КАК ТЫ СМЕЕШЬ, ПОГАНЕЦ МЕЛКИЙ, ТАК РАЗГОВАРИВАТЬ СО МНОЙ?! – я показал женщине фак и, подкачав маны в супер-скилл кирпичной рожи, спокойно закрыл уши ладонями. А то и правда, как арбуз треснет моя репа, - Кайл?! Кого ты привел в дом, а?! Мало того, что и этот алкаш, так еще и полнейший хам! А ты, Крейг Такер, выметайся отсюда, пока я тебя не прибила!!!Ну, это конечно. Меня выгоняют. Но следующее стало для меня сюрпризом. Еврей встал со своего место и решительно загородил меня от своей матери. На лице жирной еврейской суки отобразились все оттенки удивления и гнева.- Надоело.Вот так. Просто. Жестко. Грубо. Обычно рыжий не выступает против своей матери – либо не может из принципов, либо боится. Скорее всего, самоубийство Стэна сделает его куда сильнее, куда сдержаннее. Нужно просто время, чтобы раны зажили.- Либо он остается, либо я ухожу вместе с ним.- Кайл…? Да… Да что ты о себе возомнил?! Как ты смеешь идти наперекор мне?! – снова заорала эта туша.- Будет так, как Я сказал! – еврей сильно понизил голос, почти проорал эту фразу и до кучи еще и ударил кулаком по столу. Где-то сзади я растекся по стулу. Пфр… Ах… Ну это… Ну зашибись… Какоооой он крутой… Своей матери… Вот так… Ах…Миссис Брофловски тут же заткнулась, впав в полнейший шок. Рыжий, решив, что продолжать спор равносильно проигрышу, схватил меня за руку и потащил на второй этаж. Тяжеловато переплетая ноги, я пошел за ним.В комнату меня практически закинули. Я все-таки шмякнулся на пол, довольно неприятно ударившись ребрами об пол. Закрыв дверь, еврей почти прыгнул на кровать, сжался в комок. Поднявшись с пола и отряхнувшись, я подошел к нему, погладил по плечу. Парень больше не собирался плакать. Видимо, в принципе не собирался. В смысле, до конца жизни. Сейчас он метался между печалью и ненавистью ко всему живому. Пальцами я провел по его боку, задержавшись на талии, положив туда ладонь, поглаживая поясницу. Рыжий поднял на меня свой взгляд, а затем прикрыл глаза. Закусив губу, я снял с него очки.- Купи линзы. У тебя красивые глаза, - прошептал я еврею на ухо. Он сейчас доступный. Он сейчас не будет сопротивляться. Сердце застучало сильнее, голова заболела также сильнее. Его бы сейчас повернуть на живот, раздеть, погладить по светлой коже, раздвинуть ему ноги и… Ах, нет, не думать о таком. Я его сломаю, если сделаю это. Нужно успокоиться. А Твику не так сильно хотелось вдуть.- Мне никогда ничего подобного не говорили, - тихо сказал рыжий, прикрывая глаза, - Но я не хочу, чтобы говорили. Я не девушка, - на этих словах еврей сел.Его голос стал строже и чуть громче. А мне стало жарче. Потому что мне нравится его сила. Нравится его воля. Он не послушная игрушка. Он человек, он личность. Сильная личность.- Но линзы я все-таки куплю. Мне предстоят веселые две недели. Очки будут мешаться, - я приподнял левую бровь и глянул на еврея, явно не понимая, о чем он. Сидящий сейчас без очков, парень не просек моего взгляда. Я сел к нему на кровать, обнял со спины, сомкнув руки у него на животе. Хотя бы не отпихивается. Как же я раньше не замечал его еврейской крутизны? – Ты хоть что-нибудь из вчерашнего помнишь?- Неа, - рыжий вздохнул и положил ладони на мои пальцы. А у него ухоженные руки. Аккуратно подстриженные ногти, ни одного следа от ручки. Еще бы накрасил их лаком.- Вчера мы с тобой весь день были вместе. И я задолбался, если честно, таскать на себе твою пьяную тушу, - я вздохнул и промямлил невнятное извинение, - Вчера я… Сказал Стэну, что все знаю… Он сначала испугался, а потом послал меня. Я… Я сказал ему на это, что он умер для меня, и…Я крепче обнял еврея, перевел руки на его грудь, погладил. Парень откинул голову мне на плечо. Подставляет горло. Доверяет. Я осторожно коснулся губами кадыка.- Не смей целовать, - жестко так, властно. Кайф ваааааще.- Почему?- Я поспорил с Картманом, - так. А вот это плохо. Действительно, что там с ним?- Хренли ты вообще с ним спорить стал? Мы должны были его убить.- Нельзя. Он все провернул как-то так, что его убийца должен будет его семье миллион долларов, - рыжий поднял голову с моего плеча и чуть сполз, так, что я мог положить подбородок на его огненную макушку. Взяв губами прядь его волос, я чуть потянул на себя, а потом отпустил, действительно кладя подбородок на еврейскую голову, - У нас нет таких денег. Тут нужно по-тихому его убирать, но я уверен, что это не получится. Он… Он предложил мне спор. Простейший, - еврей издал полный самодовольства смешок, - Я уделаю его. Я уделаю его ради Стэна.- Еврей, неужели жизнь тебя еще не научила, что спорить с жиртрестом нельзя? Или ты забыл, как поспорил с ним о существовании лепреконов?- Не спорил я с ним об этом!- Тогда ты пережил клиническую смерть и в конце смотрел, как воображаемый ты сосешь яйца воображаемого Картмана, - рыжий зарычал.- А когда нам было по 11 лет, ты поспорил с ним, что 2х2=4, не удосужившись посмотреть материал по высшей математике. И что в итоге? Эротическая гейская фотосессия. Все тебя тогда рассмотрели. А потом целый месяц за тобой бегали всякие педофилы и…- Заткнись! – еврей развернулся ко мне лицом и схватил меня за ворот майки. А я кое-что вспомнил.- Я вспомнил… Точно. Я вспомнил, когда последний раз дрочил до недавнего времени. Как раз тогда. Стырил у Картмана распечатку твоей фотки и украдкой слил себе в руку в школьном туалете. А потом настолько наплевательски отнесся к тому, что вздрочнул на парня, что даже забыл об этом.Еврей уставился на меня с пустым лицом. А я, внезапно вспомнив, в какие вещи затолкал эту фотографию, стал рыться в сумках. Интересно, а как они здесь оказались? Я же у рыжего дома. Через несколько минут я достал фотографию. На ней парень стоял в одних стрингах, выпятив зад в камеру. Тогда у него были еще афро-кудряшки, и очки он не носил. Картман размулевал глаза и губы бедолаги так, что он стал похож на шлюху. А лицо… Озлобленное, но с натянутой пошлой улыбкой. Я показал фотку самому еврею. Он, надев очки и внимательно ее рассмотрев, приоткрыл рот и приподнял бровь.- Ты что… Мастурбировал на ЭТО? Это же… Я в стрингах, чувак…- Ну и что? – еще раз глянув на фотку, я рассмотрел область между ягодицами: прикрытый тканью анус, прижатая ею же мошонка. Все-таки у него классная поясница, да и булочки хорошие… Так… Не сейчас.- Чувак… Да ты извращенец… - голова трещит, сушняк, но… Емае, вот бы он еще разок так встал. Ну, для меня специально. Нет, реально, хорош, Крейг. У тебя нет недотраха, фигли ты. Хорошо, что в штанах свободно хоть.- Извини, я не знал, что я такой, - правда, в моем голосе не было слишком уж много извинения.- Ладно, твою мысль я понял. Я дебил, что снова связался с Картманом.- Кстати на что в этот раз спор?- Две недели я не должен целовать парней. Я же сказал – это пустяки!- Оу. А обычно целуешь?- Нет! А еще Картман по истечению двух недель должен предоставить мне доказательства, иначе я выигрываю, и он во всем признается полиции!- Он ведь придумает способ, чтобы заставить тебя проиграть. А что, если проиграешь ты? – рыжий злобно отвел взгляд. Значит, что-то еще более жуткое и гейское, - Он тебя трахнет?- …и не только, - сдавленно и весьма зло проговорил рыжий, скрестив руки на груди. Да он идиот, коли на такое согласился, - Крейг, да пойми ты, у нас ничего нет на эту сволочь. Он же убьет тебя. Чувак, ты мой последний друг! Я не могу потерять еще и тебя…- А как же Кенни? – получается, ему все равно, что дружбой у нас и не пахнет?- Кенни? А он разве не умер? – искренне удивился еврей. Видимо, именно из-за таких фразочек мы с Кеном периодически и тусовались. И словно в подтверждение моему мнению о том, что Кеннет жив-здоров, он постучался в окно. Кенни же. Не ищет легких путей и лучше всех в мире лазит по опасным местам. Причем, без страха расшибиться! Герой просто. Я, конечно, про героев-самоубийц. Ну какой из Кена настоящий герой?- Хай, пацаны! – стуча зубами, поприветствовал снова снявший капюшон нищеброд, когда я его впустил, - Я, собственно, по делу, - голос у мелкого парня был серьезным, - Я хотел передать вам обоим кое-что от Твика и Стэна.Лицо еврея вытянулось, он закусил губу, сжал кулаки. Ему ведь только что стало получше. Бессердечный Кенни.- Он умер. Он просто умер. Не будем говорить о нем, - голос – глухой, явно сдержанный.- Кайл, я понимаю, но я… Ну, типа с духами разговариваю.- Ты издеваешься? Я не верю во всю эту хуйню. Решил поиграть с моими чувствами? Весело?! – рыжий почти зашипел.- Забей, еврей. Пусть скажет, что хочет,- как ни странно, но еврей все-таки заткнулся, хоть и был крайне недоволен тем, что ему не дают забыть. И расстроен, снова и снова переживая свои беды.- Крейг, Твик хотел сказать тебе, что он тебя любит и был рад умереть вместо тебя, - я приподнял бровь. Реально, вот зачем все это вранье Кену? – Блин, чувак, да я реально с ним в Аду болтал! Я же как лучше хочу. Или ты думаешь, мне в кайф разносить ваши пидорские весточки?- Разговоры с мертвыми – это не смешно. Обратись в психушку!- А тебе, Кайл, Стэн хотел передать, что и правда тебя любит, но ты сука и полнейший козел, потому что не принял его чувства, поэтому бедолага и покончил с собой.- Кенни, я же сказал, что это не смешно! – голос рыжего стал высоким. Он сдерживался. Ему было больно слышать такое, - Лучше бы ты сдох вместо Стэна!- Лучше бы сдох? Тогда убей меня, мне не жалко.- Проваливай.- Совсем уже, блять, опидорасился со своим Такером.- Я натурал, сколько раз повторять?! – впрочем, еще раз повторять не пришлось, потому что Кенни сиганул из окна. Головой вниз. Еврей выглянул из окна, пораженно глядя на труп Кенни со свернутой шеей. Твою ж мать. Непонятно откуда взялись крысы, которые тут же начали растаскивать мертвого парня по кусочкам. Охренеть.- Кенни… Твою же мать, чувак… Зачем ты так? Я же… Я же просто… - я похлопал рыжего по плечу. Да уж. Тяжело ему – он и правда потерял всех друзей, кроме меня.- Забудь. Это же Кенни.- Верно. Просто Кенни, - еврей закрыл окно и сел на кровать. Теперь я снова могу его обнять, приласкать… И какой он после этого натурал?

Где-то через час в комнату зашла миссис Брофловски с весьма надменным видом. Благо, рыжего в тот момент я уже не тискал, как ребенок плюшевого мишку.- Крейг, я согласна с тем, чтобы ты здесь жил. Но у меня есть три условия, - я все свое внимание обратил на женщину, добивая очередную бутылку воды. Сушняк же! – Во-первых, ты спишь в кладовке. Во-вторых, я не даю Кайлу карманных денег, потому что тебя на что-то нужно кормить. В-третьих, ты будешь нашей уборщицей, пока живешь здесь.Я округлил глаза. А она не охренела? Кажется, охренела. Прав был Картман, спев еще давно про нее «жирная еврейская сука». Ох как прав… В общем-то, она тут же вышла из комнаты, оставив меня переваривать все вышесказанное самостоятельно. Ну, самостоятельно с евреем, на лице которого не отразилось ничего.- Неужели ты думал, что она позволит тебе обитать тут на халяву?- Я ведь твой бездомный друг, - рыжий поцокал языком.- Чувак, да пытаться сидеть на шее у моей матери это все равно, что отбирать конфетку у немецкого ребенка. Бесполезно.- Причем тут немецкий ребенок?- А так его родители потом на тебя еще в суд подадут, обвинят в том, что ты не дисциплинированный и так далее… Так и с моей мамой – проще смириться. Я, конечно, могу на нее еще раз наорать, но тогда нас обоих точно выпрут из дома, - конечно, рыжий был прав. Я теперь либо бездомный, либо уборщица. Дожили.- А тебе не жалко лишаться карманных денег?- Жалко, конечно. Я же коплю их. Зачем-то, - евреи такие евреи.- А как ты собираешься выигрывать спор с Картманом? – кажется, я устроил допрос. Допрос. Еврею. Твою же мать. Я становлюсь каким-то озабоченным расистом. Рыжий приподнял бровь, а затем ухмыльнулся.- Я просто собираюсь не целоваться с парнями. Я ведь уверен в своей победе! – я вздохнул и помотал головой.- Еврей, неужели ты думаешь, что жиртрест будет просто ждать, пока ты выиграешь спор? Он же обязательно подошлет тебе какого-нибудь педика в бабских шмотках, подкупит Кенни, чтобы он тебя поцеловал насильно… А, стоп. Кенни же умер. Ну, тебе же лучше.- Ты хочешь сказать, что мне вообще никого нельзя целовать, потому что это может оказаться парень?- Да. А еще я уверен, что на тебя в общественных местах будут кидаться парни с целью исцеловать.- Как-то я не подумал об этих вариантах. А что, если я не успею увернуться или дать по роже? – по одному моему взгляду еврей все понял. Капец ему.- Не волнуйся, я буду ходить вместе с тобой и помогать, - рыжий широко улыбнулся мне и коснулся моего плеча.- Ты надежней, чем я думал. Ты надежней, чем Стэн. Я уверен, что ты поможешь мне оклематься от его суицида, - я тоже слегка приподнял уголки губ. Хороший еврей.

Как жалко, что школу никто не отменял. Конечно, мы с евреем прогуляли один день, но это у меня свободный график посещения сего заведения, а не у него. А теперь я вроде как его телохранитель… Точнее губохранитель.Странно, конечно, было видеть привычную компанию на остановке со мной вместо Стэна. Однажды я стоял так вместо Кенни, когда тот куда-то пропал. Почему-то потом все забыли, куда это он так надолго. Однако Стэн в этой компании был всегда. Оглядев всю эту картину, рыжий опустил глаза. Линзы на нем уже были – еще вчера мы с ним сходили к окулисту. Тогда же я хорошенько побил двух парней, которые пытались пристать к несчастному еврею.Что необычно – знак о том, что здесь остановка, был переломан в двух местах, так что на снегу валялся кусок трубы и верхняя часть с самим знаком, Кенни и Картман поменялись местами, а еще все молчали. Что-то мне подсказывало, что Кена подкупила жирная сволочь, поэтому я дернул парня рядом с собой за рукав моей собственной черной куртки. Как раз вовремя – нищеброд уже тянулся к губам неудачника.- Тронешь его – покрошу тебя в порошок, - я загородил еврея собой. Вряд ли у него самого хватит бессовестности, чтобы врезать Кенни.- Оу, как это мило! За жида уже заступается его любовничек! Быстро же ты оклемался от смерти своего бывшего, Креееейг! – хорошо, что мне насрать на Картмана. А вот рыжему не насрать, он уже вцепился в мои плечи и больно их сжал, сдерживаясь, чтобы не броситься на наглую жирную рожу.- Бля, Крейг, да я просто поцелую твоего ненаглядного, херли ты в него так вцепился? – Кеннет поднял со снега трубу и взял ее в обе руки. Видимо, хорошо ему приплатили, раз вызывает меня на бой с оружием.- Ты просто не знаешь, зачем вся эта хуйня Картману, и почему я помогаю еврею, - я обнажил катану. Ага, теперь я без нее никуда. А то мало ли что?- Я и знать не хочу, потому что я, блять, тусуюсь с тремя педиками. У вас никаких интриг, помимо голубых, и не бывает! А здесь мне нужны деньги. Я хочу нормально провести Рождество, - ага, сегодня уже 23 декабря. Только вот Кенни и вправду решил выступать с трубой против катаны. Не-не, это я решил выступать с катаной против трубы. Эта проклятая сабля раскрошится к чертям собачьим. Ссыкотно. Тем более, это же Кенни – силы-то немного, зато этакого героизма и безбашенности хватает. А еще он привык к боли, так что ранение никогда его не дезориентирует. Боец из него классный, когда есть чем драться. Как вот сейчас. У него куда более хорошая реакция, чем у меня, он смелее, чем я, он опытнее, чем я. У меня только один вариант – убить его по-быстрому – я точно не выдержу такой битвы.- С фига ли с тремя?! Я не гей, сколько раз повторять?! – еврей таки вышел из-за моей спины. Омерзительным в этой ситуации было то, что Картману весь этот срач доставлял вплоть до стояка – я же не слепой, хоть и пялиться ТУДА жиртресту даже противно.- Ага, не гей, так и поверил! Однако же позволяешь Крейгу заступаться за тебя, как за красну девицу! – лицо рыжего приняло ледяное выражение. Такое ледяное, когда раскалено так, что вместо пламени ощущается холодок. Высшая степень гнева. Кажется, не одному Картману сейчас потребуется сортир.- Ах так. Крейг, иди нахуй, - меня сильно толкнули в плечо, а я тряпичной куклой повалился на снег. Пофиг, еврей крут, когда злой. Я бы сказал, что это глупо – нарываться вот так, но рыжий как-то особенно смотрится, когда его задолбали в конец. Что касается жиртреста – он оживился, а бугорок у него в штанах слегка увеличился. Но ведь, сука, держит себя в руках, хоть ему и адово доставляет, что все это говно он подстроил… Надо же так любить себя и хотеть еврея… А, кстати, зачем ему рыжий-то? Этот гад ведь ни к кому теплыми чувствами проникнуться не может. Неужели, ему так нужно сломать этого гордого и сильного парня? В таком случае, мне действительно есть, что защищать.Еврей вытащил из недр куртки свой любимый внушительный нож, ярко сверкнувший в свете только встающего солнца. Он любит свое оружие, он готов начищать его до блеска, пока никто не видит. Потому что это мания… она пахнет психозом, вылетом мозгов в далекое путешествие… А вот сейчас к этому добавляется еще и жажда крови. Кенни поудобнее перехватил трубу и приготовился к опасной схватке – джерсиец суров в бою, резок и точен. И он намного сильнее.- А знаешь, Крейг, представление было бы куда круче, если бы умер ты, а не Твик, - прошептал засмотревшемуся мне на самое ухо Картман, который даже не поленился ради этого встать на колени, - Ты только представь, как бы сейчас дрожал твой дружок, как бы переживал за Кайла… Ты холодный, ты слишком холодный и безэмоциональный, на тебя скучно смотреть. Зато, может, ты еще сможешь продемонстрировать мне несколько драк… - я молча показал жирному фак, смотря, как двое парней тихо ненавидят друг друга, но никто не может первым покончить с остатками былой дружбы, - Я хочу видеть, как ты хочешь тонких поганых губ этого жида, хочу видеть, как ты борешься с желанием расцеловать его всего. Спор – отличное развлечение, особенно когда не знаешь, выиграешь ли, - у жиртреста отвратительный, издевательски-сладкий, приторный голос сейчас. Именно такой, какой хочется ненавидеть вместе с рыжим. И что совсем омерзительно – все мы сейчас для него и вправду как актеры, дающие импровизированное представление по очень короткому, но емкому сюжету.Кенни дернулся вперед, со всех сил замахиваясь трубой на еврея, последний в свою очередь тоже дернулся вперед, с металлическим лязгом отклоняя ножом оружие противника, а затем накрепко перехватывая его рукой. Внезапно оба замерли, сверля глаза друг друга, а потом разошлись в стороны. Чо, все? Но нет. Рыжий скинул куртку прямо мне на лицо, оставшись лишь в джинсах и черной майке. На противоположной стороне Кеннет скинул свою парку. Еще раз переглянувшись, бывшие друзья скинули и майки. Я, в общем-то, никогда не видел Кенни голым. Да никто из пацанов его таким не видел – он никогда не ходит ни на физру, ни в другие места, где нужно раздеваться. И теперь я понимаю почему – вместо нормального тела у него кости, обтянутые бледной, почти белой, совершенно лишенной шрамов кожей. У него можно запросто пересчитать все ребра, все позвонки. На руки больно смотреть – плечи острые, сильно выпирающие, а дальше… все сужается, расширяясь только к локтю. Я задался вопросом – как он вообще может держать эту железяку в руках? Она же тяжелая! С ней может управиться только достаточно упитанный парень, а не эта ходячая смерть. Моей попе, которая, собственно, валялась в снегу, стало как-то холоднее.Другое дело – смотреть на еврея. Он хоть и озадачен видом Кенни топлесс, но все же, сука, красивый. Под светлой кожей у него были мышцы. Много их. У него мускулатура явно более развита, чем у меня, хотя я, возможно, в рукопашке мог бы взять за счет веса. А еще у рыжего абсолютно плоский живот. И даже ни грамма жирка, который у меня, признаюсь, наличествует в небольшом количестве в виде не слишком уж заметной складки. Потому что я ленивая жопа и не стесняюсь этого.Еврей сжал свое ненаглядное оружие в руке, Кенни, выдохнув, перехватил палку. И они снова кинулись друг на друга. Нищеброд сразу же перешел в атаку – знает же, что в трубе его последняя надежда. Удары сыпались на рыжего один за другим – то в ноги, то в голову, то в торс, но он отчаянно уклонялся, иногда с тем же лязгом отклоняя палку клинком. А потом просто перехватил оружие, но Кен собирался драться всеми способами, потому быстро пнул еврея в живот. Парень отступил, отпустил трубу, за что сразу же получил ею по боку. Кеннет хотел долбануть рыжего по голове, но джерсиец, выстояв предыдущий удар благодаря мускулам, резко пырнул противника в незащищенный живот своей мясорубкой. Все. Game over, пацаны.- О, Господи… Я убил Кенни! – еврей вытащил нож из живота несчастного худого парня, который мигом посинел. Кровь вязкой лужей растекалась по снегу. Кен схватился рукой за рану, оседая на колени, смотря на рыжего, как на злого повелителя.- Ага, еврей, ты свооооолочь, - протянул в ответ я. Жиртрест, кажется, спустил себе в штаны даже без руки, так был рад видеть, как мучится в предсмертной агонии бедный Кенни. Собственно, Кен уже растянулся на снегу, превращаясь в одну большую кровавую лужу. Кажется, у него еще и кишки вывалились.- Педик, а почему ты перестал называть меня по имени? – рыжий совершенно спокойно обмыл нож о снег, а затем, снегом же, стер с себя то, что попало на него. Охрененное зрелище, когда этот парень таким образом… это… делает. Еще чуток и мне стало бы тесно, поэтому я перевел свой взгляд на труп совсем рядом. Крысы. Откуда? Впрочем, все равно отрезвляет.- Не знаю, после смерти Твика как-то перехотелось, - ответил я, подавая еврею майку и куртку. А он еще тяжело дышит, он горячий, от него всего идет пар… Не-не, труп Кенни сейчас явно интереснее. Не хочу, не хочу стояк перед школой! Я же не Картман – не умею кончать на все подряд в любое время. Уверен, жиртрест и на поедание дерьма кончает. А вообще-то я не знал, что могу вот так кого-то хотеть. Не думал, что я такой извращенец.- Перехотелось? – раздраженно бросил рыжий, - Называй меня по имени! – я сжался. Это уже издевательство. Такие слова нужно говорить явно не во время ожидания автобуса в школу. Ну, убивать друзей во время ожидания автобуса в школу тоже нежелательно. Жиртрест прыснул от смеха, видимо, восприняв все так же, как и я. Не, если я сейчас назову еврея по имени, это уж точно будет пошло. Так. Где труп? Твою мать, крысы уже растащили. Зато лужица с частью кишок все еще на месте. Смотреть только на это…- Хах, а меня по имени назвать не хочешь? – ехидно сказал Картман, о чем, собственно, тут же пожалел – он еле увернулся от кинутого ры… Кайлом ножа, - Спятил что ли?! – а визжит как девка.- Я не в настроении, не заметил? – впрочем, еврей все же изначально метнул не в ту сторону, но жирный пересрался. Хорошо, что моя черная куртка просторная, уж тем более она просторная на Кайле. А то я бы не сдержался. Брофловски поднял свое оружие.- Тебе нельзя убивать меня! Или ты хочешь платить мне, мерзкий жидяра? – жиртрест из состояния «я ссу» перешел в состояние «вы все говно». Как всегда, а Кайл зарычал.- Пойдем,… Кайл, - хорошо, что автобус уже подошел.

Это было странно – сидеть рядом с обычно позитивным Брофловски в автобусе и любоваться его наполовину печальной, наполовину злой гримасой. И странно не слышать периодических вскриков Твика. И занудства Марша. Их обоих всем будет не хватать, хоть никто и не заикнется. И я буду в их числе. Хотя… Кайл заикнется. И затрахает этим всех остальных, он ведь такой правильный… и вспорол Кенни живот своей мясорубкой. Это в нем определенно клеевая черта – этакий рыцарь за справедливость, но при этом, сука, не серенады девушкам поет, а делом доказывает. Хотя, серенады тоже периодически поет, но на гитаре играет лучше. Нужно будет попросить его сыграть какую-нибудь из моих любимых песен.Вздохнув, еврей откинул голову на спинку сидения, а потом часто заморгал. Я, убедившись, что никто сейчас не смотрит на нас, положил ладонь на коленку сидящего рядом парня. Конечно, Картман сразу это просек. Я даже его не брал в расчет – все равно этот гад все всегда знает. Откуда-то. Странно, но кричать о том, что я пристаю к Кайлу, а тот никак не реагирует, жирный не стал.- Линзы? – тихо спросил я.- Ага. Не привык еще, - я снова посмотрел по сторонам, а потом чуть наклонился к уху еврея.- Хочу секса с тобой, - я, обильно покраснев от сказанного, уже приготовился отвечать на злые вопросы, ну или просто послать парня на крайний случай. Все равно я у него живу. Блин. Второй раз попал же.- Ага, я тоже.- Я поним… Стоп. Что? – собственно, сказал я гораздо громче. Несколько человек удивленно уставились на меня. Ну да, мастер кирпичного лица тоже иногда впадает в ахуй. Но, бля! Не Кайл ли твердил, что он натурал?- Поздравляю, это была шутка. А теперь съебись подальше, - и вот так, совершенно неожиданно и из ниоткуда, в мою челюсть полетел кулак. Собственно, приложило хорошо. Было больно, губа разбита. А у Картмана довольное лицо. Заставил же он нас всех пересраться, передраться, переубивать друг друга.Я молча пересел на место, на котором раньше сидел Твик. В общем-то, сел один – с Твиком чаще всего сидел я. Печальненько. Радует только то, что нынешнему водителю автобуса глубоко насрать на наши междоусобицы.- Крейг? Иди обратно, - нда. Я буду слишком добрым, если сразу же вернусь, я буду слишком упертым, если останусь. Как же эти стереотипы усложняют жизнь. Наплевать на чужое мнение.- Больше не бей меня. Чего назад-то позвал? – вернулся я на свое место и в качестве мести за вновь разбитую губу снова положил руку на коленку Кайлу, на этот раз уже не оглядываясь – пусть смотрят. Ибо надоело ублажать общество – я хочу ублажать себя.- Тяжело сидеть тут одному, без Стэна. Ты похож на него немного, - еврей слегка коснулся пальцами моей руки. Если у него часто будут такие перепады настроения – я не выдержу. У меня, конечно, сильная психика, но голос у рыжего высокий и громкий. Этим он явно в мать. А если представить, как он стонет этим своим голосом на весь дом… Нет, лучше не представлять, а чуть позже услышать.- Интересно, чем это я похож на эту спившуюся бабу с омерзительным характером?- Таким же цветом волос, наличием шапки и омерзительным характером, - еврей нахмурился – не рад, ведь он один из тех, кто будет кричать, что о мертвых либо хорошо, либо ничего. Но второй раз Кайл не прогонит.

Физкультура – поганый урок. Отчасти из-за того, что мне тупо лень переодеваться. А в этот раз одной из причин моего отношения к этому уроку стало то, что весь день мы с Кайлом мутузили кого попало. Потому что этот проклятый жиртрест половину школы уговорил пристать к еврею. Хорошо, что они не все разом кидались, а по одному, максимум - по трое. У нас с евреем сбиты все кулаки, да и подустали мы уже.И в принципе, даже не страшно, что сейчас я переодеваюсь в компании всех парней своего класса и еще пацанов из 10, которые вообще возвращаются из душа с полотенцами на бедрах… Я-то умею глубоко уходить в себя и не обращать внимание на реальность, но… За противным рыжим евреем же надо следить. А следить хочется совсем не за его здоровьем, а… Поэтому сдерживаться приходится.- Слушай, Крейг, шел бы ты переодеваться к девчонкам! – злобным голосом сказал Клайд. Остальные из компашки Токена, да и не из его компании, молчали, но через силу. Я показал Доновану фак.- Что, так нравится? Устоять не можешь? – съехидничал за меня Кайл. Видимо, его вся эта ситуация затрахала даже больше, чем меня. Он злой весь день, даже морали не читает.- А, Крейг, ты же теперь Кайла ебешь, да? Или он тебя? – эта фраза принадлежала Токену, но она была произнесена скорее с любопытством, чем с усмешкой, однако еврей взбесился, сжал кулаки, зарычал, - А то вы так заступаетесь друг за друга…- Гей и натурал вполне могут быть друзьями. Не живи стереотипами, - все же ответил я Блэку, но от фака не удержался.- Скоро будешь говорить совсем как твой ненаглядный жид, - я обернулся на Токена и показал ему фак еще раз, а после фака – кулак. Такими темпами я привыкну давать в рожу за любое слово, а раньше это делали мои парни по моему сигналу – особенно сильному факу. Различали же.- Заткнись, Блэк, иначе я тебя уебу, - я буду щаслив, если Кайл еще раз покажет, на что способен в драке. Ну, а если Токену не хватит, я могу еще и выебать. Я же добрый.- Ой, да ладно тебе, Кайл. Все и так давно знают, что ты педик, - это взаимоисключающие параграфы. Если знают, что педик, фигли только на меня собак спускают? Нет, конечно, над ним подшучивают, но уважение к рыжему романтику всегда было, есть и будет. А уважение ко мне испарилось – за руку уже никто не здоровается. Впрочем, насрать, - Кстати… У меня к тебе есть разговор. Отойдем?Не смотря ни на что, Кайл все же задавил в себе ярость и пошел с Токеном. Спустя две минуты мы с Клайдом еле оттащили рыжего джерсийца от уже хорошо отделанного Блэка. Парень яростно вырывался, надавал мне и Доновану по ребрам, он брыкался, брызгал слюной… Господи, как же этому зрелищу был рад Картман.

- Что он сделать-то пытался? – спросил я у еврея, когда мы уже шли домой после урока физкультуры, который окончательно выжал из нас обоих все силы.- Он тоже. Тоже пытался поцеловать, но не успел, - Кайл печально выдохнул, - Я не выдержу так еще 12 дней.- Да ладно, у нас же завтра последний день занятий, а там Рождество и каникулы. Как раз после окончания спора снова школа, так что можно просто просидеть все это время дома.- Я не могу СТОЛЬКО сидеть дома! – еврей схватился за свои невероятные рыжие локоны, сжимая их в кулаки.- Ты же сам влип в этот спор, - Кайл снова вздохнул, пытаясь закутаться в куртку. Все-таки одежда с чужого плеча – не лучшее решение. Куртка была, скорее всего, слишком просторной, кроме того я помню, что именно эта вещь не такая уж и теплая, зато самая черная.- Да в курсе, что сам! Но мне от этого не легче!- Если хочешь, можем выпить пива. У тебя же мать сегодня по каким-то делам ушла, - я зевнул, а потом снял свою куртку, - Поменяемся. Больно смотреть на то, как ты мерзнешь, - Кайл только кивнул и все же принял куртку, хоть она и была синей.- Я ж не пью.- Никто не собирается делать из тебя алкаша, - я достал последнюю сигарету и закурил.- Как бы Стэн с его астмой сейчас ругался…Бедный, бедный еврей.

- Бля, Кайл, расслабься ты уже! Не спалит нас твоя мамаша! – я поставил все 4 бутылки пива на кухонный стол. Еврей сидел на стуле, сгорбившись, нахмурившись, озираясь по сторонам.- Да не могу я! Мне же потом так влетит за то, что я пил! – я открыл одну бутылку и со знанием дела сунул ее в руки Кайлу. Выпьет – перестанет. Я встал сзади от рыжего, положил руки ему на плечи, начал массировать. Никогда таким не занимался, но вроде должно помочь. И правда – помогло. Кайл расслабился, глотнул пива, а потом протянул мне бутылку.- Слушай, а ты не думаешь, что Картман причастен и к смерти Стэна? – я хлебнул пивка. Парень удивленно обернулся на меня.- Я даже думать об этом не хочу. Но… ему вроде бы это не выгодно. Стэна можно было бы использовать, чтобы выиграть спор. Да и вообще… - еврей сжался, - С живым Стэном ситуации доставляла бы ему больше лулзов.- Готовься к тому, что завтра тебе нужно будет его отпустить, - ага, завтра похороны. И Марша, и Твика. После них я пообещал себе, что забуду невротика. Нельзя держаться за прошлое. Нельзя думать об умерших людях, скучать по ним. Пусть я и не любил Твика, все равно он был частью нашего класса, частью моей компании. Ну вот, и я погрустнел.

- Что бы съесть? – задался мировым вопросом Кайл и полез в холодильник. Вылез из святого места парень уже вместе с… сыром? – О, у нас еще осталось!Я полез по столу к еврею. Он немного покосился на меня, мол, по столам животом елозить не есть гуд. Но меня очень интересовал сыр. Я пригляделся – в нем что-то синее.- Заплесневел? – рыжий кивнул, - И чо, блядь, ты его жрать что ли будешь?- Так он же специально такой! – Кайл достал ложку и ею взял кусочек сыра. Так он что, вязкий? Как… плавленый, только плесневелый? – Давааай… Ааааам!Меня еще и с ложечки будут кормить? Круто. Впрочем, еврей же выпил. Неизвестно, как их организмы реагируют на алкоголь! Я нюхнул содержимое подсунутой мне ложки. О… О, Боже… Мои грязные носки пахнут приятнее! Я демонстративно замотал головой и зажал нос.- Ешь давай! Это вкусно, - ложку настойчиво уткнули мне в губы. Я был бы куда более щаслив, если бы мне кое-что другое столь же настойчиво уткнули в губы… Впрочем, если Кайл сказал вкусно – надо есть. Я открыл рот и собрал сыр с ложки. И скривился. Фу! Гадость-то какая! И язык от этой плесени сводит… И… Аааа! Фээ! Я замотал головой и проглотил эту фигню через силу. Твою же мать! Меня сейчас вывернет… - Ну чо ты кривишься? Вкусно же! Смотри!Кайл слизал немного этого вонючего, наверняка протухшего сыра. И ему и правда было вкусно. А я встал со стола и стал запивать кофе эту гадость. Хорошо, что я могу хозяйничать на этой кухне. И теперь где-нибудь тут всегда есть уже готовый к употреблению кофе. Эх, Твикушка…- Кстати, я вот тебе не сказал, чо я ищооо купил! – ага, часть покупок я сделал один. В принципе, две из них я раскрою чуть позже. А сейчас… - Зырь! Бананы!Лицо Кайла наполнилось… ненавистью. Нет. НЕНАВИСТЬЮ. Я все хотел проверить, насколько же сильно он не любит эти фрукты. А банан – это фрукт? Ай, похуй. Я вскрыл один банан и взял его в рот. Еврейское лицо, которое итак было красноватым от пива, стало… ну… совсем красным. От злости. И от ужаса.- КАК ты можешь ЭТО есть?! – ну ничего, Кайл. У бананов есть и другое, тоже приятное свойство, которое тебе не понравится. Я не стал откусывать желтый съедобный предмет, я аккуратней обхватил его губами и стал водить им у себя во рту взад-вперед. Теперь на лице рыжего появился еще и интерес, - Зачем ты, блядь, его еще и сосешь?- Ну, тебе ведь интересно на это смотреть, - сказал я, вынув банан изо рта. Кайл взвесил все «за» и «против» такого моего довода и коротко кивнул. Я же высунул язык и стал играть им с… фруктом. Остановимся на варианте, что это все-таки фрукт. Я покраснел, подумав о том, что сейчас скажу рыжему, - А знаешь… Я ведь не только с бананом так могу…- Спасибо, я не настолько тупой, чтобы не понять, что моя задница интересует тебя больше… э… моей дружбы, во!Неожиданно со второго этажа раздался стон. А потом еще один… И еще… Это явно была девушка. Я покосился на Кайла, который был явно смущен всей этой ситуацией.- Это, блядь, чо? – еврей потупил взгляд и закусил губу.- Ну… наверное, Айк с его новой подружкой… Я думал, он гуляет, - я усмехнулся. Айк, значит? А ничего, что ему 11 лет?- Так чо, твой мелкий, что ли, раньше тебя лишился девственности? – рыжий вспыхнул.- Я ее еще не лишился!- Ну так а я о чем?- А… точно, - Кайл сильнее покраснел, опустив взгляд. Не самый радужный факт – знать о жизни меньше своего младшего брата. Да и девушка не переставала стонать. Тонкие тут стены, надо будет учесть…- Ну, если совсем позор накроет, обращайся, - снова покраснел я. Девушка-то ладно, пусть себе воет на весь дом, меня это не ебет. Когда мы с Токеном и Клайдом смотрели у Блэка дома порно, я засыпал, так что привык уже слушать и не смущаться. Кстати странно, что они на меня внимания не обращали. Хотя, чо странного-то – дрочили себе по-тихому и небось думали, что я уже все. А предлагать себя еврею – очень даже ебет.- Не буду я с парнями!- Ой, да ла-адно, признайся уже, что тебе это интересно! – кажется, Кайл снова взвешивал все «за» и «против».- Ну, любопытно. Я когда напрактикуюсь с девушками, может, и с мальчиками попробую, - тихо, краснея до кончиков ушей, признался еврей, сливаясь цветом кожи с цветом волос. Красиво.Через несколько минут стоны со второго этажа стихли, и я утащил Кайла посмотреть, что там. Нет, я, конечно, понимал, что я увижу, но мне очень хотелось… Поспорить, что ли, поругаться. Ну, не на рыжего же орать!- Ах во-от вы что тут твори-ите! – заорал я, резко открыв дверь в комнату Айка. Собственно, сам Айк и его девчонка обнаженные лежали на кровати, но это не ебало – она девка, а он еще мелкий. Собственно, девка, судя по внешнему виду, была нашей с Кайлом ровесницей.- ААА!!! Айк, кто это?! Любимый! Господи! – заверещало существо женского полу. Айк прикрыл их с девкой одеялом и в полнейшем ахуе уставился на победоносного меня и Кайла, который прятался где-то у меня за спиной и через плечо поглядывал на всю эту прекрасную картину.- Ох, как меня бесит ваш ви-изг!- Айк! Это же не твой брат! Кто этот парень?! Он хочет навредить нам?!- Я тут, бля, живу! И зовут меня ми-истер Та-акер! Обращайся ко мне вежливо, сучка! – я вошел в комнату и, пропустив Кайла, захлопнул дверь. Еврей молчал. И правильно, я буду бессмысленно ругаться. А он же любит так, чтобы со смыслом.- Крейг! Прояви к Лили уважение! – но голос у Айка еще высокий, да и говорит он тихо – в нем нет такой бойкости, как в Кайле. Против моего немного пьяного баса он вообще не попрет.- Какое, блять, уважение?! Она же баба! У них нет прав!- Блин, ты в каком веке вообще живешь?! У женщин давно есть права!- Я живу в 19 веке! И не дерзи старшему!- Ты же родился в конце 20 века, ты не можешь жить в 19!- Да мне похуй! А вот зна-аешь… - вот сейчас начнется. Я им все по поводу баб выскажу!, - …за что я ненавижу этих отбросов общества с вымя… с вымянеми?! За то, что они все дуры и курицы! Все! Без исключения!- Прекрати! Это не так! Я вообще Лили люблю, она у меня самая умная и красивая! – обиженно возразил Айк.- Умная? Ну, Лили… ээ… Кайл, спроси у нее что-нибудь умное!- Я не придумаю ничего! – возразил Кайл, все еще смущаясь ситуации, - Ну, давай простенькое! В какой стране родился Колумб?- Это слишком легко! Это еще в 7 классе изучают! Это даже я знаю, - а ведь я троечник, совсем не слушаю на уроках. Впрочем, девка только глазами хлопала, - Ну во-от! Такая дура! Небось на всех уроках только и делает, что переписывается с подружкой о парнях! Бесит!- Ну и что? Я ее все равно люблю! – заявил Айк, но ему было явно стыдно. Он-то ответ знал.- Любишь? Ага-ага, так я и поверил! Через силу выдавливаешь из себя все эти сюсю-пусю, деньги на нее тратишь, цветочки покупаешь, а все ради того, чтобы затащить ее в постель! А когда мужик и баба женятся, то это вообще в доме одни скандалы, баба вечно всем недовольна, хотя мужик всегда прав! – вот так я закончил свою речь о гетеросексуальных отношениях. Собственно, я в них никогда не видел ничего хорошего – мои предки либо ругались, либо игнорировали друг друга. Когда я был младше, я чаще поддерживал маму, так как она больше обо мне заботилась, а потом стал придерживаться отца – он прав же, он же мужик. В это время глаза у Лили округлились.- Чего-о?! Значит, ты тоже только и хочешь, что трахаться, да?! – завопил этот мерзкий бабский голос, - Ты меня совсем не любишь, ты только притворяешься! – она закрыла лицо руками и типа начала плакать. Не верю! – Сволочь, мерзавец, прощай, я тебя больше не люблю!Эта сучка быстро похватала свои вещи и выбежала из комнаты, чтобы одеться и уйти.- Знаешь, Крейг… Ты сволочь, конечно, от того, что ее прогнал, но… самое обидное – ты ведь прав. Мне от нее только трах нужен. И она меня задолбала, - я расплылся в улыбке аля Чеширский кот.- Я всегда пиздец как прав! А еще она завтра тебе позвонит и снова начнет сюсюкаться.- Верно... – печально заключил Айк, - Хоть проституток снимай.- Вот видишь, Кайл, как злы бабы? Ты все еще хочешь девушку? – еврей выглядел весьма злобно. Причина его неловкости исчезла, а кроме этого он еще и догадался, что же я хочу посоветовать его младшему братику.- Зря ты все это устроил.- Зато я оказался прав.- Да, блядь, прав… Сука…

У Кайла в комнате классный потолок. Я бы так и смотрел на него часами. А еще кровать слегка покачивается… Ну совсем чуток. Собственно, еврея я вытолкал принимать душ, потому что… хотел замочить его в кофе. Но лезть грязным в кофейную ванну – не лучшее решение.- И не надоело тебе пялиться в потолок? – Кайл вернулся в комнату в одном полотенце. Распаренное сильное тело, прилипшие к шее мокрые волосы… капли с которых стекали по ключицам, потом ниже, по груди, по прессу, прячась где-то во влажном полотенце. Я сглотнул. Я еще совеем чуть-чуть под действием пива, а еврей уже трезв и… еще более сексуален. Мое достоинство весь день норовило заявить о себе. В этот раз его голос я уже задавить не смог. Кайл кинул взгляд на выпуклость в моих штанах, а затем заглянул в глаза и поднял бровь, - Девчонки по мне так же тащатся?Я ничего не смог ему ответить. Пару раз открыл рот, но он как-то закрывался. На Кайла сейчас нельзя кидаться, а хочется. А еще больше хочется, чтобы он подошел сам…- Либо ты убегаешь делать свои дела в ванную, либо я снимаю полотенце и тебе становится совсем плохо, - я молча сорвался с места и убежал в ванную, как мне и сказали. Заперевшись, я сполз по двери. И понял – еврей не отступит. В смысле, задницы его мне не видать и это точно. Слишком гордый, слишком сильный и слишком настойчивый. Тем более, я уже понял, что уступить готов – мне не принципиальна позиция. А еще я люблю тискать котиков и прусь с морских свинок…А в ванной жарко, влажно, томно. Я шумно выдохнул и стал по-быстрому стаскивать с себя одежду. А потом – под горячий душ. Ффф, я еще и терпеть могу. Уже весь мокрый я прислонился грудью к кафельной стенке. Нет, я не псих, просто мне все равно как, а ведь придется же… Лучше не думать. Ладонь я положил себе на задницу и чуть сжал, а потом пальцами скользнул между ягодиц, касаясь заветного места. Смазать, протолкнуть, задеть простату на передней стенке. Все, как я читал в нэте с компа Твика. Чуть дрожащей рукой я схватил тот самый гель для душа с запахом кофе, которым заставил мыться Кайла… И как он мочалкой делал мыльне разводы с дурманящим запахом по своей сильной спине… Выдавив немного больше геля, чем нужно, я снова завел руку за спину, обведя кольцо мышц пальцем. Одним ведь не будет больно? Надавив, я понял, что все же болезненно. А я внутри… Такой тугой, гладкий, горячий… Я рвано выдохнул. Это странное, новое ощущение дискомфорта, рваного проникновения внутрь, сильно сжимающегося ануса… Приятней, слаще, сильнее, чем я мог думать… Нужно протолкнуть второй и чуть поглубже, чтобы… А-ах… Я протиснул средний палец глубже, почти полностью затолкал, и задел бугорок. Ммм, это сильнее и необычнее… Колени подкосились, тело пронзило сладкой дрожью. Боже, я же посылаю всех этим пальцем, а теперь сам себя им же ебу… Мфф… Я совсем сполз по стенке, уже выставляя задницу, снова задевая точку внутри, на этот раз уже представляя, как вместо струй воды спину ласкают чужие горячие руки, а внутри движется проклятый еврейский палец… Одного быстро стало мало, я, чуть вытащив его, добавил второй, осторожно заталкивая оба, чуть двигая у входа, а потом снова вгоняя до простаты, дрожа от удовольствий, что от отверстия улетали в живот, заставляя сжиматься. Тяжелое дыхание и голос держать труднее, я уже закусил губу, прикрыл глаза… Пульсирующая по венам кровь сильно чувствовалась в висках, а я уже представлял высокий шепот в ухо, горячий живот на своей пояснице, представлял, как вбивается чужая плоть… Но моя собственная тоже жаждала внимания, пульсировала, истекала смазкой. Правой рукой я обхватил свой член и стал ласкать его в одном ритме с толчками пальчиков внутри, словно наяву ощущая, как этот проклятый еврей делает это своим членом и рукой надрачивая мне… Проклятый еврей… А-ах… Ненавижу евреев… Ненавижу… евреев…-Ненавижу евреев!!! – перед глазами все поплыло, зато стало хо-ро-шо. Как взрыв удовольствий. Пальцы легко выскользнули, несколько секунд я пытался привести дыхание в порядок. Даже после того хренового отсоса ласкать себя пальцами в задницу – классно. В в ванной уже совсем душно, слишком томно… Тут и уснуть не долго.

Кое-как помывшись, я, на зло Кайлу, вышел тоже в одном полотенце – даже без шапки. Кофейная ванна для рыжего подождет – я хочу поспать. Отчасти от того, что трогать себя сзади – плохо, и я все еще не уверен, зачем же это сделал. Но меня ждал сюрприз – прямо за дверью стоял уже переодевшийся в мое черное Кайл. Его волосы все еще были мокрыми. Парень удивленно, но немного со смехом смотрел на меня.- Что ты там орал про евреев? – я тут же показал этому еврею фак. На левой руке. И почти сразу смущенно убрал руку за спину. А потом дошло, что что-то не так и глянул на запястье – я искупался в своих наручных часах. А еще в стекле… дырка? Лолшто? КАК я смог проделать в часах ДЫРКУ?! Ну, естественно, они больше не шли (такое бывает – внезапная дырка в циферблате часов).- Что же ты там такое делал? Ты же вроде спускать убегал, а проторчал полчаса в ванной. А если честно – ну как ты умудрился пробить в часах дырку?- Я не знаю, - Кайл прошел в ванную, осмотрел все вокруг.- Ты дрочишь левой рукой? – ему что, интересно? – Просто я не знаю, что еще ты такого мог делать, чтобы нанести наручным часам такую травму. С другой стороны, от дроча дырки не появляются нигде, - появляться-то не появляются, зато увеличиваться вполне могут.- Ну, я спустил и помылся… прямо в них.- Я не думал, что ты моешься после таких вещей. Молодец! Я думал, я один такой. Это ведь… Довольно грязно. Ну ладно, последний вопрос – почему ты орал, что ненавидишь евреев? – Кайл ухмыльнулся.- Да просто так…- Просто так это может орать только Картман. Или у тебя ненависть отображается в похоти?- Скорее похоть в ненависти. Это типа… временно, - я еще раз показал несчастный левый средний палец Кайлу и пошел спать в его постель. Там приятно пахнет, да и я разморен после хорошего оргазма и душа, хоть и разнервничался перед евреем.

- Просыпайся давай, извращенец, - кто-то активно гладил меня по волосам, чуть перебирая их. Собственно, это мог быть только Кайл, да и голос его. Лучше притвориться спящим, чтобы еще погладил, - Не притворяйся, не спишь же, блядь ты такая.- Я не блядь.- Я же говорю – не спишь, - я поднял свой взгляд на рыжего – уже высохшие волосы, красивыми, но непослушными прядями свисающие почти до плеч, снова были собраны в низкий хвостик, - Пока ты спал, я посмотрел, что с твоими часами, потер пальцами детали. Эта кварцевая дрянь… они снова пошли.- Чо, серьезно? – я даже сел и выпучил глаза. Кайл подсунул мне под нос несчастные часы. Под стеклом на циферблате была вода, а они, блять, шли! Я немного истерично засмеялся – так часы себя вести не должны. Еврей улыбался вместе со мной, - Что еще более весело – я не смог перевести их на текущее время. Как я к ним ни подступался – ничего не могу сделать.- Как будто я знаю, что можно сделать с кварцевыми часами.- Ну… Я и механику вряд ли бы починил, только электронику… Думаю, Стэн бы справился… но… - я положил ладонь на плечо Кайла. Парень ссутулился, хотя обычно держал спину прямо. Завтрашние похороны никто не отменял. Я осторожно обнял его, уложил рыжую голову к себе на плечо. Кайл лишь расслабился, доверяясь мне.- А тебя разве не бесит, что я к тебе откровенно пристаю?- Немного раздражает, когда перебарщиваешь с пошлостью. Просто… Ты же остался моим последним другом. Если я прогоню и тебя – останусь совсем один. А если я останусь совсем один… я могу уничтожить человечество. А еще ты не ноешь и не просишь. Ты предлагаешь. Так что, по сути, в твоих действиях нет ничего такого жуткого. А еще, если тебе сказать, чтобы ты отвалил – ты отвалишь.- А еще тебе любопытны гомосексуальные отношения.- Это не так! – мигом взвился и отскочил от меня Кайл, - Если я не отпихиваю тебя каждый раз, это еще не значит, что я педик!- А я хочу кота, - лицо еврея вытянулось, он глянул на меня, как на последнего психа, по которому плачет психушка. Ну, Кайлу ли не знать, что в психушку иногда забирают и вполне нормальных?- Чего? Я думал, что… Какие коты?!- Ну, хочу завести кота. Домашнего. Пушистого такого, и чтобы мягкий, как банный коврик, - рыжий приоткрыл рот от удивления. Я глянул на его губы. Кажется, он недавно их облизывал. Я сжал кулак где-то под одеялом. Ого. Меня еще и одеялом прикрыли, пока я спал. Впрочем… Картман. Какая же он сука. Я бы сейчас забил на все и поцеловал Кайла, но… Твою же мать… Нельзя. Нельзя его целовать еще почти целых две недели.- Э… Ну… Зачем тебе кот?- Они милые.- Эм… Обычно так говорят девчонки и… конченые педики. Но ты определенно не относишься ни к тем, ни к другим.- А мне насрать. Они милые, - Кайл похлопал меня по плечу, все еще смотря на меня, как на сумасшедшего.- Ладно, закрыли тему, - значит, моя победа. Еврей кинул тему своей ориентации, которая явно была для него болезненной, стоило мне сказать что-то неуместное. Ну, а котики и правда милые.

С самого рассвета день стал тяжелым, ощутимо тяжелым. Словно бы что-то давило сверху. Сегодня земле предавали 4 тела – всю семью Твиков и Стэна Марша. Я сидел рядом с Кайлом, держа его за запястье. Ему было очень тяжело. Небо было затянуто тяжелыми тучами, еле видимый снег ровно валил с небес. От каждого выдоха шел пар, который почти растворялся в общем белом фоне. Из всего этого белого и безмятежного царства вечного холода так ярко выделялись люди, облаченные во все темное. Четыре гроба, священник… Но ярче всех выделялся Кайл с его огненно-рыжими волосами, даже несмотря на то, что они словно бы потухли в минуты прощания с лучшим другом. Периодически еврей всхлипывал, тогда я потирал его руку над перчаткой, словно бы говоря, что я не оставлю его.В моих мыслях, кроме растроганного и такого мрачного Кайла, был Твик. Белобрысый парень с волнистыми, растрепанными волосами, зелеными глазами с вечно напуганным, взволнованным взглядом… И погибший по моей вине. Вместо меня. И… из-за Картмана. Из-за его глупой прихоти. Из-за того, что ему понадобился Кайл. Из нашего класса на похороны не пришел только он – явно глумился где-то неподалеку.А Твик старался улыбаться мне, хоть это у него и не всегда получалось. Он готов был отдаться мне, хоть и боялся. Я разбил его и его мечту о долгой и счастливой жизни в семье, потому что мне было любопытно. Любопытно, какого это – встречаться с кем-то. А я ему начал нравиться. Я стал для него важным. Это больно и печально.Над кладбищем, в народе называемым кладбищем имени Кеннета Маккормика, потому что здесь был похоронен какой-то Кеннет Маккормик больше ста раз, но никто его не знает, прошелся сильный порыв ветра. Снег заметал все вокруг, словно бы намекая – забудьте. Эти мертвые – прошлое. Но у меня осталось кое-что для прощания. Та самая фотография, на которой я целуюсь с Твиком.Волосы Кайла растрепались на сильном ветру, на влажных ресницах примерзли снежинки. Он совсем окоченеет в своем костюме. Впрочем, настало время кидать цветы к погруженному в мерзлую землю гробу Твика Твика. На похоронах присутствовали какие-то его дальние родственники, и я пошел к могиле сразу за ними. А вместо цветов в руках фотография и зажигалка. И стоя над разрытой ямой, смотря на гроб, иногда поднимая взгляд на надгробие, я поджег фото. Поджег сверху, смотря на лицо паренька, столь некстати запечатленное там, стараясь запомнить его. Запомнить таким, каким он готов был быть для меня.А порыв ветра стих сразу же, словно не желая гасить этот огонь. Больше у меня нет ни одной фотографии с Твиком. Он – лишь прошлое, теперь он – лишь образ где-то в моей памяти. И так будет всегда.

- Завтра Ханука, а мне так грустно после похорон, - тихо сказал Кайл, попивая кофе на кровати в своей комнате. Я сидел рядом, тоже вливая в себя горьковатый напиток.- Мне тоже грустно. Но у меня не будет Рождества.- Ну да… Токен не пригласил только нас с тобой. Прости, мне очень жаль, что я ничего не могу сделать для тебя в этот праздник и тебе придется со мной сидеть в эту Хануку… Считаешь, что этот праздник скучный, да?- Я не знаю. Я ничего не знаю об иудаизме. Это просто не мой праздник, - Кайл вздохнул.- Ханука – это не так плохо, но в сравнении с Рождеством, конечно, меркнет. Жаль, что мои друзья никогда не хотели веселиться на этот праздник со мной. Я никогда не думал, что вероисповедание так важно для праздника. А после того, как мистер Хэнки перестал приходить…- Не парься. Встретишь Рождество со мной? – я приобнял парня за плечи.- Как? Нас же моя мама заставит сидеть дома и праздновать Хануку… И никуда от нее не денешься, это же моя мама.- А мы сбежим. Кинем телефоны и уйдем гулять на весь день и всю ночь.- И это мне говорит Крейг Такер, вечный домосед и жоповый ленивец? Удивляешь, чувак, - Кайл улыбнулся, - А вообще-то ты прав. Слиняем и все. Что-то я совсем раскис и растерял свой боевой дух с этими похоронами.- Я просто не хочу терять волшебство рождественской ночи.- Да нет никакого волшебства…- Ну, в прямом смысле, конечно, нет. Но люди ведь сами создают его своим поведением и отношением.- Слушай, а почему ты не отличник? – я нахмурился.- Причем тут учеба?- Ну, с такими мозгами, как у тебя, ты вполне бы мог учиться наравне со мной.- Да кому оно надо – слушать этих учителей и стараться на занятиях. Все равно в Саус Парке на любую работу берут кого попало. А ты вот кем бы хотел быть?- Думаю, судьей. Или еще кем-нибудь, связанным со справедливостью, - еврей зевнул и положил голову ко мне на колени, отставляя кружку с кофе прочь. Я сразу же запустил пальцы в его волосы.- Как благородно, сэр-рыцарь Кайл Отважный. А я хочу быть ветеринаром.- Потому что ты хочешь кота?- Ну, и поэтому тоже. А вообще-то я просто не хочу, чтобы у людей умирали их любимцы. Я же помню, как страдал из-за Страйпи.- Это тоже благородно, сэр-лекарь Крейг Милосердный.- Нифига, ты гонишь! – Кайл усмехнулся.- Не настоящий ты хулиган, чувак, не настоящий.

Как и договорились, мы с Кайлом ушли «погулять» без каких-либо средств коммуникации часа в 4 дня. Только сегодня город по-настоящему засверкал в рождественских огнях – так уж принято в Саус Парке – все в последний день. Еврей просто шел рядом со мной и радовался тому, что может совершенно спокойно отметить этот праздник в компании католика, от которого не услышит тычков в его веру. Мне просто насрать на веру. Насрать на Бога. Я вообще не думаю, что он существует, и это не мешает мне отмечать Рождество.- Кайл, знаешь… Прости, конечно, но мне нечего подарить тебе на Рождество. У меня просто нет денег на подарок.- Ничего страшного. Главное, что ты проведешь со мной время, - сейчас мы оба были в одежде потеплее и в шарфах – ночью будет очень-очень холодно, а на улице придется торчать весьма продолжительное время. Кайл даже забил на свой траур и надел на мою черную майку свой свитер и пальто. Но все равно остался без шапки. Шапкофобия развилась, что ли? Но чего я точно больше не сделаю – я не надену ни на кого свою шапку.- Ну, окей. Куда пойдем-то? – я разглядывал яркие огни на вывесках магазинов и на деревьях. На площади наверняка украсили больщущую ель, которой наверняка очень гордится мэр.- Может, зайдем, поздравим Кенни? – Кенни? Того самого Кенни, которого Кайл побил за продажность? Впрочем, он же такой худой… Насколько я помню, он подрабатывает на каких-то черновых работах, а еще он шлюха. Правда, в последнее время девушки его не берут почти что. Ну да, понятно – почему. Увидел его без парки – понял. Зато какие-то мужики его частенько снимают. Отсосать, например. А еще он пользуется популярностью у извращенцев – Кен позволяет как угодно над собой издеваться. От кого-то я слышал, что сколько Кенни не еби – задница у него все равно узкая, как у девственника. И на нем нет шрамов. Удивительный человек. Другое дело, что с такой работы у него должны быть деньги на еду, а он все равно тощий.- С пустыми руками что ли?- Неа, тортик ему купим, - я усмехнулся.- Тортик? Давай лучше кусок мяса, - Кайл, чуть поразмыслив, кивнул. В конце концов, у еврейской семьи достаточно бабла, чтобы оплачивать подобные подарки. Конечно, миссис Брофловски лишила рыжего карманных денег из-за меня, но он смог умыкнуть достаточно, чтобы хорошо повеселиться на Рождество. Кайл даже забил на то, что за этим последует скандал. Впрочем, за любым его самовольным действием следует скандал. Но все это будет завтра утром – сегодня мы веселимся.

Кенни мы встретили около его дома. Он провожал куда-то свою младшую сестренку Карэн. Собственно, если посмотреть на них обоих – и не скажешь, что брат и сестра. Ободранный, грязный, замученный и чрезвычайно худой Кенни и вполне себе упитанная и ухоженная Карэн. Даже хорошо одетая. Сразу ясно, куда у него уходят все деньги.- Кенни! – окликнул парня Кайл. Нищий нахмурился, но все же кивнул в знак приветствия, - Это… с Рождеством тебя!Еврей натянул как можно более широкую улыбку и подошел к Кену с куском хорошо прожаренного мяса. У Кеннета глаза загорелись одним единственным желанием – схватить и сожрать. А рыжего приперла жадность, но он честно отдал подарок.- Привет, Кайл! – лучезарно улыбнулась эта девочка. Наверное, самая счастливая девочка на всем свете. С таким-то старшим братом.- Привет, Карэн. Прости, что у меня нет подарка и для тебя, - Кайл, как и полагается джентльмену, чмокнул Карэн в руку. И я понял, что Кенни готов терпеть от еврея что угодно только за то, что он лучше всех относится к его младшей сестре.- Ничего страшного. Крейг, а почему ты не здороваешься? Или ты хочешь поступать в театральное, чтобы играть реквизит? – я оглядел девочку холодным взглядом. Наверняка же из нее вырастет такая же шлюха, как и сам Кенни. С другой стороны, парень делает все, чтобы не разделить с ней эту судьбу. И говорит Карэн культурно, и ведет себя тоже. И одета не в нынешние шлюшные шмотки, а в платьице, сапожки, зимнее пальто, аккуратную шапочку. Это совсем не то, что нынче носят девушки. Она, конечно, маленькая еще, но ведь их предки совсем спились – не кормят даже, только орут, ругаются, посуду бьют и страдают прочей алкашской хуйней. Это значит, что Кенни все сам. Совсем все. Хотя он, по идее, не должен знать вообще ничего об этикете.- Извини. Привет, - Кенни уже начал потихоньку поедать свой подарок. Так, чтобы Карэн не видела, какой он некультурный.- Вот так-то лучше! Жаль, что я не могу поболтать с тобой подольше, – у девочки было явно хорошее настроение. Кажется, Кен куда-то ее собрался отправить на зимние каникулы, - Ну, пока мальчики… Кенни! Что же ты делаешь? Неприлично есть на глазах своих друзей! Впрочем, мне пора бежать, пока, братишка, - Карэн чмокнула Кеннета в щеку и убежала.- Скажите спасибо Карэн, а то я бы вас сразу прибил, - злобно сказал Кенни, стоило его сестре скрыться из виду. Кайл вздохнул.- Прости за ту драку…- Да не нужны мне твои пидорские извинения!- Ты вообще тогда сбежал, как последний трус! – Кенни как-то печально, даже отчаянно улыбнулся.- Да, конечно, я схуярил с драки. Ага, я всегда слиниваю, как только становится опасно.- Давай не будем ссориться. Сегодня же Рождество.- А ты еврей. Ты не празднуешь Рождество. Но за кусок мяса спасибо, - Кайл расстроился. Я взял его за руку и повел в сторону дома Токена. Вроде бы вечеринка начиналась в 10 вечера, а сейчас только часов 5. Ну, я же не знаю теперь точное время. Однако мне было интересно посмотреть за приготовлениями к ней. И, возможно, напроситься туда.- Крейг, я не хочу к Токену. Там меня тоже назовут евреем и выпнут.- Да там сейчас только сам Токен. Если ты прав и его действительно прижали, мы сейчас как раз еще и поговорить сможем, - Кайл нахмурился и остановился.- Я не хочу даже думать сейчас о том, чтобы найти компромат на Картмана. У нас вообще-то праздник, несмотря на все несчастья, - как-то сейчас не хватает волшебства, о котором я говорил. Потому что нет компании, нет веселья. Есть только мы с Кайлом и холодная, неприветливая зима. Солнце постепенно склоняется к закату.- Но к Токену мы все равно идем. Пусть он составит нам компанию.- И это после того, как я его побил?- Я думаю, что он знал, на что шел, когда пытался тебя поцеловать.

- Привет, - дверь мне по неизвестной причине открыл сам Токен. В фартуке, - Мы тут с Кайлом зашли… просто так.- Э… - Токен огляделся по сторонам, - Проходите скорее, - Кайл покосился на меня.- С хера ли ты опять прав? – приподняв часть моей шапки, шепотом сказал он мне на ухо, как только закрылась входная дверь.- Разве ты еще не понял, что мне везет? – так же на ушко ответил я Кайлу, почти касаясь его кожи губами.- Так, нас, вроде, никто не слышит, поэтому… Короче… Крейг, прости меня! Я не имею ничего против твоей ориентации. И ты, Кайл, тоже прости, что полез целоваться… я… у меня выбора не было, - еврей вздохнул, понимая, что разговор о деле все же состоится.- Тебя Картман прижал, верно? – рыжий снял шарф, а я рукой смахнул с его макушки снег. Что Твик, что Кайл. Ну в шапке же теплее!- Как ты узнал?- Во-первых, ты лояльный, потому что черных в Саус Парке мало. Во-вторых, ты натурал. Разве что-то не ясно? – Токен потупил взгляд. Он чувствовал себя виноватым, - Ты лучше расскажи, как жиртрест тебя припер и как можно припереть самого жиртреста.- Он нашел на меня компромат… Точнее, как и в случае с тобой, Крейг, он… ну… сфоткал меня и…- Тебя и кого? Или что? – подал голос я, так же, как и Кайл, снимая шарф. Блэк, видимо, не возражал, что мы тут потусуемся. А в этом особнячке всегда было довольно тепло.- Блин, чувак, это же компромат! Зачем мне палить самого себя?- Может, затем, что я детектив, а это мой помощник ветеринар Такер? – я сунул Кайлу под нос средний палец. Еврей добро улыбнулся и натянул мне на глаза шапку. Никто не должен знать, кем я хочу стать. В 15 лет подобное желание вряд ли воспримется верно.- Ну… На той фотке я, как и ты, Крейг, целуюсь с парнем. Я просто попробовал тогда, но Картман оказался в нужном месте в нужное время…- О, Боже… Я не думал, что в мире столько пидорасов… - Кайл схватился за голову, сжал волосы в руке.- Да не педик я. Я же сказал – я только попробовал. И мне не понравилось, потому что мне нравятся девушки. Это было слюняво и противно. Блин, Кайл, ты ведь сам гей, чего к натуралам-то вяжешься? – еврей мигом вспыхнул и уже хотел начать орать на весь особняк о том, что он правильный.- Эй, тихо! Сегодня Рождество, пацаны. Не будем ссориться. Кайл, а ведь здесь тебя не погнали за то, что ты еврей и отмечаешь со мной этот христианский праздник, - я покосился на Токена. Кажется, он понял, что сегодня рыжего за веру гнать нельзя – еврей его поебет, а я выебу.- Ну да, ты прав. Кстати, с наступающим тебя, Токен.- Ага, с наступающим.- И вас, пацаны.- Токен, мы у тебя потусуемся до вечеринки? А то на улице делать ну совсем нечего, - Блэк приглащающе махнул рукой. Сняв верхнюю одежду и надев тапочки, мы с рыжим прошли за Токеном на кухню, которая была завалена чертовски вкусной едой. Ага, едой, хотя по большей части все же закуска.- Все это я заказал для гостей, но сейчас я делаю то, чего в ресторанах нету, ну а еще сервирую столы. Конечно, кто-то мог бы сделать это за меня, но мне все равно нечем заняться.- А чего же такого нет в ресторанах? – поинтересовался Кайл.- Дерьмовой выпивки, например. Ну не поить же мне толпу народа дорогим вином?- Я бы вообще никого не стал поить…- Кайл, ты еврей, - вставил я свое слово. Какой же он жадный.- А ты евреев ненавидишь, ага, - по неизвестной причине рыжего очень веселило то, что я вообще что-то закричал, кончая. Ну да, взрослые мальчики молчат, когда дрочат, но, бля, после анала было хорошо! Да и во время тоже… Вот если бы я сейчас был хоть чуток пьян, я бы обязательно рассказал все, что думаю о евреях, но на трезвую голову не охота ругаться.- Очень смешно.- Крейг, ты же вроде хорошо относился к евреям… - вставил свое Токен.- Мне насрать на расу, на национальность, на веру.- Это же сколько срать надо! – этим двоим весело. А мне… блин, мне насрать!

Следующий час мы с Кайлом помогали Токену заканчивать смешивать выпивку и сервировать столы. Собственно, договорились не пить, а Блэк обещал дать бутылку хорошего вина с собой. Мы бы остались, но здесь будет Картман, и у Токена просто нет выбора. Сейчас вся работа была сделана, и мы втроем сидели на кухне, слушали дабстеп и пили кофе, непринужденно общаясь. Точнее, Кайл и Токен непринужденно общались, а я молчал, лишь изредка отвечая им, если задавали вопросы. В этот момент мне показалось, что все стало, как раньше – спокойно и скучно. Так, как я и люблю… И это ощущение продлилось ровно до того момента, как Кайл, немного погрустнев, коснулся пальцами моей ладони и сказал:- Крейг, ты все равно мой самый лучший и близкий друг сейчас, - мы с Токеном удивленно уставились на рыжего еврея, - Я понимаю, что тебе тяжело общаться в компанни, состоящей более, чем из двух человек, и я не считаю это таким уж плохим.Я постарался вспомнить все, начиная с начальной школы. Я всегда был лидером своей компании, состоящей всегда из 4 человек – меня уважали за то, что я говорю мало и по делу, а также за то, что я никого не боюсь бессловно послать. Когда дело доходило до посиделок и приколов, я молчал. Я всегда молчал. Молчал просто потому, что нечего, да и незачем сказать. Начиная с последних событий, я говорю крайне много. Мне есть что сказать, что возразить, чем пошутить. Может быть, мне было спокойно и скучно просто потому, что всегда в душе я оставался одиноким и настолько привык к этому, что полюбил это? И как всегда, тяжелое я запрятал так глубоко, что забыл.- Крейг, я же сказал, что все нормально, я не кину тебя ради непринужденного общения… - а я и не знаю, быть признательным Кайлу или послать его к ебеням, - Крейг? Все хорошо? У тебя такой пустой взгляд…Еще раз пораскинув мозгами, я принял очень важное решение – мне пофиг. Еврей расслабился, увидев во мне прежнюю невозмутимость. Я решил, что самое лучшее решение – наслаждаться прикосновением теплых пальцев Кайла. В качестве бонуса парень чуть погладил ими мою руку, а потом и вовсе положил на нее свою ладонь. Только вот мой довольный каф длился недолго – кто-то позвонил в дверь. Кайл тут же подошел к окну – отсюда было хорошо видно парадный вход.- Кажется, это Клайд и какая-то старая овчарка, - сделал вывод еврей, - Там темно уже, да и в линзах плохо видно.- А, фух. Я уж думал, это Картман. А это всего лишь Клайд с Рексом. Пойду открою, - только вот я не ждал теплого приема.- Кайл, собираемся. Клайд сейчас будет в ярости. Надеюсь, он не спустит Рекса на нас. Пес хоть и старый, покусает больно, - рыжий кивнул и взял бутылку вина, которую и обещал Токен.Из прихожей послышалась возня, смех, стук когтей об пол. А потом я встретился взглядом с подошедшим Донованом.- Какого хуя этот пидор тут делает?! – я показал Клайду фак.- Клайд, угомонись, все в порядке, - Токен положил руку другу на плечо. Резкости Блэку не хватает, чтобы быть лидером. Его решения может оспорить любой, мои – почти никто. Кайл – жуткое исключение. Он мне палки во все колеса вставить может. Ну, ничего, я ему тоже.- Какое в «порядке»?! Ты зачем притащил сюда педика и бешеного еврея?! Они же наши главные враги!- Донован, булочку хочешь? – Клайд уставился прямо на меня, поднимая то одну бровь, то другую, и молча. Я же взял со стола булочку с яблоками (на столе у Блэков всегда было, что пожевать) и протянул этому тормозу. У него есть мышцы, но и жирка хватает. В итоге в драке он хороший противник, один из лучших. Конечно, после джерсийца и меня. Но чего у него нет – мозгов.- Хочу.- Вот и скушай, - взял и ест. Таких как он нужно усмирять резко и тем, что данный индивид любит. Внезапная булочка на всплеск гнева – отличное решение. Кайл остался очень удивлен моей выходкой. Его злость не усмирить едой. Зато котиками можно, а он и забыл. Впрочем, действительно взбешенного джерсийца вообще невозможно угомонить, - Кстати, счастливого Рождества тебе. Мы пойдем. Пока, Токен, пока, Клайд.- Ага, пока, пацаны, - довольно тихо сказал Кайл. Я хлопнул обоих парней по плечам и пошел одеваться. Уже выходя в волшебную темноту освещенной улицы, я услышал голос Донована: «А что вообще произошло?».

Мы с Кайлом весьма продолжительное время просто гуляли по улицам, любовались мелкими светлыми снежинками, что так красиво сияли в свете фонарей и рождественских огней. Желтый свет из окон будто был переполнен уютом. Периодически рыжий подходил к окнам вплотную и махал детям рукой, широко улыбаясь. Сейчас люди слишком отдалились друг от друга. Намерения Кайла только дети и понимали. Вино мы решили не пить до полуночи.- Крейг, уже 11. Куда пойдем встречать? – я немного задумался.- Пошли на Старков пруд. Там сейчас должно быть невъебенно красиво.- А не думаешь, что бревно уже заняла какая-нибудь влюбленная парочка?- У нас на двоих 4 кулака, катана и нож для мяса. Кого угодно мигом сдует.- Эт верно. Прогонять влюбленных – плохо, конечно, но нам нужнее.

Как и говорил Кайл, всеми любимое бревно было занято каким-то прыщавым студентом и его не слишком-то красивой девчонкой. Они довольно неприятно и слюняво сосались.- Счастливого Рожества, - мирно и с улыбкой сказал еврей, доставая из пальто большой нож. У него был вид конченого психа и маньяка. Эти двое вытаращились на зловещую улыбку и мигом убежали, опасаясь за свои душонки. Зато бревно наше.Усевшись совсем близко к Кайлу, я стал смотреть вперед. По неизвестной причине сам пруд не был покрыт льдом. Вода чуть сверкала в свете гирлянды, что висела на деревце совсем рядом с бревном. Украшенная ель, находившаяся чуть дальше, кажется, сверкала сама – из-под снега на лапистых ветках мерцали гирлянды, звезда на вершине отливала серебряным оттенком звезд.Да… Небо было просто невероятным. Луны видно не было, зато тысячи звезд блистали на иссиня-черном ночном небе. Небо завораживало, притягивало взгляд, оно словно поглощало все вокруг. Тусклые на таком расстоянии городские огни они не мешали любоваться тихой ночью и сиянием звезд. Крепкий мороз лишь усиливал и без того яркое свечение.- Ты свернешь себе шею, - тихо сказал Кайл где-то рядом с ухом. И правда. От долгого любования она затекла, - Ты что, никогда не видел безоблачную ночь отсюда?- Нет. Сегодня я впервые вижу столько звезд сразу.- Знаешь, это даже, наверное, к лучшему. Волшебней, не так ли? – я кивнул. От лица парня в такой темноте были видны только очертания, а глаза сверкали, словно сами были звездами.- Ты заразил меня романтизмом…- Разве это плохо?- Не знаю, - честно ответил я, выдохнув. Сейчас пар был виден особенно хорошо – такой белый на фоне черного неба.- Жаль, что с нами нет Стэна. Ему бы понравилось, - еврей опустил голову.- Не надо жалеть. Теперь ты у меня вместо Твика, а я у тебя вместо Стэна. Так и должно быть. Старое уходит, а его заменяет новое. Вот скажи – ты бы мог подумать две недели назад, что твоим лучшим другом станет грубый хулиган Крейг Такер? – Кайл отрицательно помотал головой, а я коснулся его волос. Голова чуть прижалась к моей ладони. Так мы просидели пару минут, чуть ласкаясь, любуясь ледяной красотой вокруг.- А почему ты не отвергаешь мои ласки? – тихо спросил я, почти шепотом, когда Кайл уложил голову ко мне на колени. Прежде чем ответить, он немного подумал, смотря на сияющую гладь пруда.- Мне иногда не хватает людских прикосновений. Но ты же сам знаешь, до чего с этим желанием докатился Баттерс. Я хочу, чтобы меня касались… А тебе я доверяю. Доверяю даже сильнее, чем раньше доверял Стэну. Потому что ты не будешь шутить потом, если что-то получится нелепо, неловко, - Кайл поглаживал рукой мое колено.- Как, например? – я снова зарылся пальцами в его волосы, теперь уже второй рукой поглаживая узкие плечи.- Пидорски, Крейг, пидорски. Случается же, сам знаешь.- Но я же, получается, только рад таким вещам.- Ага. Поэтому и доверяю, - я улыбнулся, чуть касаяь пальцами лица, прямого носа, - Эти слова не значили, что мне нравится твой своеобразный флирт.Кайл глянул на свои наручные часы, а затем поднес их к моим глазам. Почти полночь. Еще чуть-чуть и начнется фейерверк, кто-то умудрится подорвать чей-то дом, кто-то по пьяни заколет на улице человека, но всем будет все равно. Потому что Рождество. Потому что праздник. Потому что не время грустить об умерших – время радоваться своей жизни. Еврей поднялся с моих колен и встал с бревна, еще более увлеченно разглядывая пруд и отдаленные огни нашего маленького горного городка.- Три минуты осталось… - это даже странно, что ему так интересно считать минуты до полуночи. Наверное, стоит жить в России, чтобы не париться и отмечать Новый год, как основной праздник. Говорят, у русских это проходит куда более буйно, чем у нас. Впрочем, что у русских да не буйно? Они же водку, как воду пьют.(следующий момент основан на реальных событиях, иными словами – такие конфузы случаются)Кайл развернулся и глянул на меня. Кажется, глаза его были чуть прикрыты. А потом… Потом он подошел и наклонился к моему лицу, встречая мои губы в поцелуе, чуть проталкивая язык в мой рот, снова и снова причмокивая, пытаясь найти достойный ответ. А я замер, словно заледенел. Я никак не ожидал такого от Кайла, а потому я лишь чуть двинул губами в ответ, закрывая глаза.А потом он отстранился, удивленно и немного психованно уставившись на мое лицо. Сейчас руками он упирался в бревно по обе стороны от моих бедер, но уже в следующую секунду убрал их, выпрямляясь. В этот же миг прямо за его головой вспыхнули яркие огни фейерверка, сопровождаемые тихим взрывом, больше похожим на хлопок. «Счастливого Рождества, Кайл» - почему-то я так и не сказал эту фразу. Он тоже молчал, а потом и вовсе стал расхаживать взад-вперед у самой кромки воды.- Вина? – предложил я. Кивком головы согласился рыжий романтик. И мы выпили – сначала он, потом я.- А знаешь… - протянул Кайл, постояв еще немного, а потом улыбнувшись, - Счастливого Рождества, - парень протянул мне из своего кармана… часы? Я усмехнулся. Как раз из-за его… обаяния я ведь и разбил свои. Присмотревшись, понял – механика. И никакого кварца.- Спасибо. И тебе счастливого Рождества, - Кайл сел рядом со мной. На этот раз совсем близко, еще и приобняв меня за талию. Конченый романтик. Только он так может. Просидели мы так несколько минут, любуясь яркими вспышками на фоне ледяных сияющих звезд. А потом я как-то вспомнил…- Только такой неудачник, как ты, мог просрать простейший спор по воле собственного романтизма, - Кайл замер. Можно сказать, обмер. А потом мееедленно, словно в слоумоушне, схватился за голову и опустил локти на колени.- Твою же мать… Мне пиздец… Мне ебаный пиздец… Блять… К хуям все, Картман блядь, все из-за него, пиздец… - я открыл бутылку с вином и приложил к приоткрытым еврейским губам. В общем-то, парень сразу начал пить, не обращая внимания ни на что. В такие моменты нужна водка, но вино лучше, чем ничего. Я притянул Кайла к себе за плечи, уложил его на свои колени. Голову он все так и не отпускал. Кажется, для него рухнул мир, - Может… Скорее всего, Картман не был здесь и ничего не успеть заснять…- Ты не переживай. Сегодня у нас есть еще целая ночь, и я хочу провести ее в компании живого человека. Это не конец света. Картман, скорее всего, сейчас на вечеринке у Токена. Кайл, честно – не еби свой мозг. Сделанного не воротишь.- Просто… Мне страшно представить, что со мной сделают, если снимок все же был. Да целый день можно опозорить и унизить меня так… Тем более, с его-то больной фантазией… Но… Но он не мог. Просто не мог быть здесь и сделать это фото. Правда?- Абсолютно верно. Не парься, - только вот я не был уверен, что при их противоположных значениях удачи все не сложилось именно таким, самым кошмарным для Кайла образом.

ficbook.net

Снежный кофе — фанфик по фэндому «Южный парк»

Разложив вещи, мы с Крейгом пошли к Твику. Крейг переживал из-за него. Собственно, не зря переживал, ведь это же Твик. Мне, конечно, сейчас больше хотелось расследовать дело, а не наблюдать пидорские нежности. Хотя, лучше это, а не школа, из которой я, собственно, сегодня утром свалил по уважительной причине. Ну, типа уважительной – спасибо матери Твика. Как же зол был Картман, хах! И как у него от злости его мелкие карие глазки не утонули в жире? Твик лежал в постели, дрожа, озираясь по сторонам, уже явно отойдя от успокоительного. Увидев Крейга, он глянул на него с такой надеждой, что я даже улыбнулся. Все-таки хорошо, что этот несчастный парень нашел себе столь надежную опору. - Вот я и вернулся, как и обещал, - Твик мягко улыбнулся и хотел что-то сказать, но его губы успели накрыть нежным поцелуем. Вот и не стыдно заставлять меня лицезреть все это? Ну ладно, постою на шухере, хотя… Какая уже разница? Предки знают, а на остальных им наверняка плевать. А ведь у обоих разбиты губы, это же не особо в кайф с такими целоваться. Мне было неловко стоять за ними и лицезреть все это как будто меня нет, поэтому я подошел поближе и стал вглядываться более пристально. Нагло, да. И все равно неловко. Это ведь их личная жизнь, а вроде как вторгаюсь, да еще они оба парни… Я слегка покраснел и прикусил нижнюю губу. В этот же момент Твик открыл глаза и заметил меня, сразу же уткнув здоровую руку Крейгу в грудь в попытках его отпихнуть. Однако ребра парня дали о себе знать, он застонал в чужие губы. Крейг, видимо, воспринял это по-своему, потому что сразу отпрянул, чуть покраснев, немного удивленно глядя на Твика. Емае, ситуация становится для меня все более неловкой. - Мальчики, я все же мешаю вам, так что давайте не при мне, хорошо? – Крейг глянул на меня и удивленность исчезла с его лица. Допер, потому аккуратно погладил лежащего практически под ним парня по ребрам. Я же глянул на подергивающиеся веки Твика, который прикрыл глаза. Я вздохнул. В этот же момент невротик распахнул глаза так, что они стали на пол-лица, особенно это было видно благодаря вечным темным кругам под глазами. Выглядел он так, будто его что-то внезапно осенило. Мне оставалось лишь нахмуриться.

Сейчас я один шел на работу к мистеру Такеру. Крейг остался в больнице с Твиком. И так даже лучше, ведь ему бы сейчас вообще не видаться с отцом. На месте преступления я уже был до визита в больницу к Твику, но следов уже не было – их скрыла ночная метель. Сейчас пытаться догадаться, кто бы мог прислать фотографию отцу Крейга просто бессмысленно. Вариантов слишком много, поэтому я решил допросить его. Ну, конечно, я в курсе, что меня пошлют, но попытка – не пытка.

Начался обильный снегопад. Сейчас было около 3 часов дня, почти все взрослые уже вернулись с обеденных перерывов обратно на работу, а подростки уже успели разойтись по своим тусам. Зато детишки бегали по улицам, лепили снеговиков, играли в снежки. Я остановился и умиленно глянул на компанию из четырех мальчиков. Они валялись в снегу, играя. Один слишком сильно толкнул другого, они начали ругаться матом, а потом и вовсе избивать друг друга. Эх, детство. И я когда-то был таким. Жаль, прошлое не вернешь.Я кое-как заставил себя оторвать взгляд от детей. Шел я уже с минуту. И услышал, как два совершенно бухих голоса распевают какую-то алкашную песню (на манер русской «Ой, мороз, мороз…»). Я повернулся на звук и увидел два до боли знакомых лица. Стэн и Кенни. Я сжал кулаки. Они снова напились. Куртка Стэна была распахнута, свисала с одного плеча. Шапка съехала набок, волосы были грязные, измазанные в чем-то, торчали в разные стороны. Ширинка и пуговица джинсов были расстегнуты, резинка трусов частично разорвана. На щеке парня была ссадина, на голове немного крови, все грязное, измазанное в земле и снегу. Где-то даже дерьмо. Шел он, собственно. С Кенни в обнимку. Сам Кенни выглядел не лучше, разве что был слегка трезвее. Парка расстегнута, под ней порядком обветренная грудь, все подрано, свисает с тела. Голова, как и у Стэна, разбита. Фингал под глазом. Как бы они не отморозили себе чего-нибудь. Как бы им не оторвали где-нибудь яйца. Стэн с тех пор как начал бухать обзавелся целой уймой шрамов, и, конечно, он не помнил, откуда они берутся. С тем же успехом он забывал и то, что после каждой пьянки я приводил его к себе домой и обрабатывал очередные травмы, слушал пьяное нытье о его жизненных проблемах, держал его, когда ему щипало перекисью, утирал слюни-сопли. Потому что я ему об этом никогда не говорил и, уложив его спать, втаскивал в его комнату через окно. Конечно, нелегко тащить на второй этаж человека, напоминающего вонючий труп, но со временем я научился. А вот Кенни всегда все помнит, когда напивается. Пару раз он даже помогал мне тащить Стэна к себе домой. Ну, как помогал. Еле волочил ноги рядом, иногда неся пару предметов одежды этого малолетнего алкаша. А еще у Кенни как-то очень быстро сходят все его пьяные травмы, да и шрамов не остается. Загадочный человек.- Ооо! Ка-айл! Здарова, братюнь! – пьяно завопил Стэн, а потом запутался в собственных ногах и совсем повис на миниатюрном Кенни. В руках у них были бутылки дешевого пива. Ну, ясное дело, пивасиком они просто поддерживали свое пьяное состояние. Насколько крепкую дрянь они пили до этого я даже знать не хочу.- Привет, пацаны, - печально, почти мертво отозвался я. Кенни махнул мне рукой, а потом упал, придавив собой Стэна. Впрочем, кого он придавит с его-то весом? Стэн закряхтел под ним и спихнул с себя. Я вздохнул. Мне сейчас совсем не время с ними возиться. Может, оставить их на Айка? – Вы очень много пьете. Что с вами потом станет?- Отъебись, у нас повод есть! Да, Кен? – Кенни утвердительно кивнул, пьяно прикрыв свои голубые глаза.- Для пьянки нет повода. Пить вообще нельзя.- Меня Венди бросила!- Она бросает тебя каждую неделю из-за твоих же пьянок!- Да иди ты нахуй, дерьмоед вонючий! – он же знает, что я ненавижу, когда меня так обзывают. Я коснулся шрамов вокруг своих губ. Их сейчас могу разглядеть только я. Но не хочу разглядывать. Не хочу вспоминать. А про Стэна… Видимо, он еще не настолько упился, чтобы я смог привести его в норму. Я немного раздраженно, но больше все-таки с жалостью вздохнул, проходя мимо этих двух алкашей. Почему же я все еще вожусь со своим суперлучшим другом?- Ка-айл? – провыл Стэн, доперев, что я ухожу, - Я люблю тебя.И вот так каждый раз. Послал – повыл – сказал, что любит. А я всегда после последней фразы возвращаюсь и утаскиваю его домой. В первый раз, когда он напился, он тоже так сказал, только после этого «люблю» послал меня еще раз. Тогда после второго «люблю» я не вернулся. После этого меня не посылали дважды.Если честно, я не знаю, какая тут любовь. Если б он любил меня, наверное, хотя бы постарался пить поменьше. Но я, вздохнув еще раз, поднял его с земли, подставил плечо, поволок в сторону дома. Кенни поднялся сам, пошел следом. Оба все еще попивали пивасик, Кен пытался петь, Стэн умолк. Вот я его люблю, да. Иначе, наверное, не стал бы каждый раз вот так возиться. А ведь сегодня утром оба были в школе…

- Бля, бро, Венди та-акая сука… А я ее та-ак люблю… За что мне вся эта хуйня? – ныл Стэн почти мне в ухо, а мы уже были у двери моего дома. Кенни что-то промямлил и отправился в другую сторону. Я открыл дверь и впихнул друга в дом. Он забубнил что-то про то, что на пол падать больно, он холодный и вообще мокрый. Ага, как же, пол у меня мокрый. Это ты скорее всего обоссался. Я зашел следом, позволяя другу пока что полежать на полу, разулся, снял пальто. Даже не задумываясь, я скинул рубашку и джинсы, оставшись в одних трусах. Я делаю так каждый раз по одной простой причине – ухаживать за пьяным в нормальной одежде просто напросто неэкономно. Он и заблевать вещи может, обоссать, обосрать… Это все, конечно, весьма неприятно, но терпимо, а вот каждый раз покупать новую одежду…- Что, опять, да? – это Айк спустился из своей комнаты, услышав шум и пьяные вопли. Я горестно кивнул, - Ты слишком сильно его любишь. Мне кажется, стоит отпустить его. Пусть делает, что вздумается, пусть бомжует, пусть губит свою жизнь.- Я не могу так, Айк. Просто не могу. Он ведь мой самый лучший друг. Я не должен оставлять его в беде…- Но Кайл! Это чувство безответно, он променял тебя на бутылку. Не гробь минуты своей жизни и свои нервы, - и что самое поганое, я же знал, что Айк прав. И знал, что он маленький гений.- Заткнись, Айк! Ничего ты не понимаешь, ты вообще еще малой! Пошли, Стэн! – нет-нет, Айк не прав. Стэн тоже очень меня любит и многое готов сделать ради нашей дружбы. И он очень хочет бросить пить, просто не может. Конечно, так все и есть.Я взвалил парня на плечо и потащил в свою комнату. А он тяжелый, гад. И перегаром от него несет очень сильно. И… сигаретами? Эх, значит, еще и курил. Кое-как мы преодолели последние ступени, порог. Я кинул Стэна на свою кровать. Эх, жалко белье, но его можно и выстирать. В конце концов, сколько раз этот алкаш уже пачкал собой простыни. Я склонился над его пустыми глазами, пытаясь отдышаться. Вздохнув, я стал стягивать с парня одежду. Нда, на этот раз много синяков. И, как я только что заметил, разбиты костяшки пальцев. Значит, не просто падал, а дрался. А дальше все по схеме. Принес ведро воды и тряпочку, обмыл кое-как. Сходил за перекисью водорода и ваткой, стал обрабатывать ссадины, выслушивая по пути пьяные вопли о том, что «это больно». Вопли о Венди и о том, какая она сука, только усилились. Еще чуть-чуть и он рыдать начнет, блин! Ну ничего, сегодня он до полного протрезвления останется у меня. И я ему все выскажу. И если он после этого разговора ничего не сделает, то никакой больше дружбы.

Айка я оставил приглядывать за Стэном, чтобы тот не ушел, когда протрезвеет, а сам отправился дальше по своим детективным делам. Это все еще напоминало игру, но ведь однажды я уже вычислил настоящего преступника, когда полиция этого не смогла.- Добрый день, мистер Такер, - вежливо поздоровался я, добравшись до офиса отца Крейга. Влиятельный мужчина, все же. Хотя я не понимаю, как и за что его терпят, ведь он меня сразу же послал, - Я хотел узнать, кто передал вам фотографию с вашим сыном и его парнем.Если бы люди умели стрелять лазерами из глаз, то сейчас бы от меня и мокрого места не осталось. Стоп. Крейг же умеет. А вдруг его отец тоже? Не-ет, это все фигня, да и у Крейга-то это вышло только один раз и только в каком-то там священном круге, или как его? Впрочем, это не столь важно. Сейчас задача – вычислить заказчика. Только вот что-то мне подсказывает, что этот человек зашифровался.- Он мне не сын.- Хорошо, не сын. Кто вам дал эту фотографию?- Почему я должен отвечать тебе? Может, ты тоже педик, - я тихо сжал кулаки.- Нет, я не такой, но мне очень нужна эта информация. Вам же ничего не стоит просто рассказать об этом.- Ее просто подложили в почтовый ящик. А ты уже слишком большой, чтобы играть в детектива, - нда, а я, дурак, надеялся, что ее передали из рук в руки. Я закусил губу и представил себя на месте преступника. Наверняка он сидел где-нибудь и наблюдал за ящиком, ожидая кого-нибудь из родни Крейга. Но зачем это ему? Да, зачем? Ну, скорее всего преступник малолетний, потому что взрослый не будет устраивать такие вещи. Малолеткам нужно, чтобы их деяния признали. Кроме того, подсматривать можно еще и чтобы убедиться, что фотку взяли, и реакция была ожидаемой. Значит, нужно искать следы преступника около дома Такеров. Ну и, конечно, спросить, не видел ли чего сам мистер Такер.- А кто-нибудь наблюдал за вами, когда вы брали фотографию?- Нет, да кому оно вообще надо?А вот это вы зря, мистер Такер. Нужно, очень нужно.- Верно, никому. Я пойду. Прощайте, - ага, «прощайте», а не «до свидания». Общаться с ним – не самое приятное занятие. Даже с Крейгом приятнее, хоть он и педик.

Я топтался около дома Такеров. Отлично, вот он – почтовый ящик. Итак, я - преступник. Я подложил сюда провокационную фотографию. Откуда бы я хотел наблюдать за ситуацией? Я огляделся. Сзади – дорога, кусты. Справа и слева – дорога, тротуар. Впереди, собственно, дом. Как вариант – из дома на противоположной стороне улицы. А чей там дом? А вот неизвестно. Не факт, что преступник мог туда пробраться. Кусты? Банально, но действенно.Я зашел в кусты. Конечно, следы от ботинок, если они там и были, уже замело. Но вот пробраться в самую середину, чтобы вообще никто не увидел просто невозможно, не переломав ветки. Я хорошенько пригляделся к голым веткам. А они густые, там и правда затаиться можно. Пригляделся тщательнее – некоторые из них сломаны. Значит, под снегом они тоже должны быть. Разрыл снег – и правда. Есть. Значит, один шаг преступника я уже разгадал. К сожалению, по поломанным веткам нельзя определить, кто это был. Не определить ни комплекцию, ни куда он мог направиться дальше. Зато этот шаг может помочь впоследствии, когда я буду составлять картинку происходящего. Но до этого я должен посетить миссис Твик, а также найти тех парней, избивших Твика.Внезапно зазвонил телефон. Я достал его из кармана – звонил Крейг.- Алло?- Как там твое расследование, Кайл? – в голосе по ту сторону прово… беспроводной связи слышались намеки на усмешку. Наверняка он, как и его отец, считает, что все же это глупо – играться в детективов в 15 лет. Только ведь я же не играюсь.- Когда преступник подкладывал фотографию в почтовый ящик, он наблюдал за тем, кто возьмет фотку из кустов поблизости.- Это очень полезная информация. Ты ведь уже нашел этого «преступника», не так ли? – Крейг обычно говорит прямо и без издевок. Странно это.- Заткнись! Это еще может нам помочь. Сейчас это, может, и кажется бесполезными сведениями, но потом может стать очень важным!- Окей, я понял, заигрался ты в Кайла Брофловски и доктора Такера. Ну играй, малыш.Я нахмурился и скинул звонок. Ага, как же, малыш я ему. А еще Такер смелеет во время разговора по телефону. Опасается кулака в рожу, что ли?

Следующий вопрос куда более интересен. Нужно разыскать тех парней. По идее, такие как они должны по вечерам тусоваться в барах или где-нибудь в подобных местах. Конечно, можно за один вечер обойти такие вот места в Саус Парке, только вот Крейг парней этих не запомнил. Твик? Даже если он их и запомнил, его тащить никуда нельзя. И не из-за физического состояния. Насколько я понял, он теперь очень боится темноты и пустых улиц. Что ж, вполне объяснимо. И это не такой уж необъяснимый страх даже для тех, кого не били в темном переулке.Второй вариант – пойти с Крейгом в бар и пытаться определить парней по голосу и разговорам. Но это само по себе тяжело – в барах шумно.В конце концов третий вариант – пытаться найти того самого Джимми. Только в городе полно всяких Джимми. И вовсе не факт, что даже если я его найду, он будет сотрудничать. И самое мерзкое – у всех трех планов есть сильный минус. Можно и самому получить даже за попытку что-то выведать. Судя по рассказу Крейга, они действительно сильнее. Как вариант – можно взять кого-нибудь себе в помощь. Ну, не такой плохой вариант, но вот кого? Может, Джимбо или Неда? Не-не, они же всех перестреляют, даже, возможно, и меня тоже. Против этих парней нужен кто-то взрослый. Но мне некого позвать. Значит, придется надеяться на собственные кулаки. В конце концов, того нападения Крейг не ожидал. Да и его быстро приковали к земле. Может, у меня есть шанс в бою один на один, если что?Впрочем, все эти мысли не имеют смысла , если я не найду тех троих. А у меня нет ни единой зацепки, кроме имени «Джимми». Впрочем, схожу-ка я к Джимми Волмеру. В конце концов, пусть они и тупые, эти ребята, но не настолько же, чтобы не слышать ничего о новом парне той девки? Это нагоняет на мысль, что ту девчонку действительно увел кто-то, кто является ровесников Твика. Если это наш Джимми, а ведь с девушками у него складывается лучше и серьезней, чем у меня, то я либо мастер логики, либо становлюсь столь же везучей жопой, как Картман. Впрочем, это было бы даже полезным.

Я подошел к дому Волмеров. Если честно, мне уже поднадоело шастать туда-сюда, но что ж поделаешь? Я нажал на звонок и стал ждать, когда мне откроют. Джимми, наверное, один дома.-К-к-ка-кайл? Привет. П-п-пр-проходи, - я зашел, скинул пальто.- Джимми, я по делу, собственно.- По делу?- У меня к тебе есть несколько вопросов.- О! Ну ты п-п-пэ-пр-проходи на кухню. Кофе? Чай?Я вздохнул. Ну ладно, если ему так уж хочется угостить меня – пусть угощает. Я выбрал кофе и прошел на кухню, присаживаясь за свободный стул.- Я хотел расспросить тебя… о твоей личной жизни. Ты же не против?- Нет, -Джимми уже накладывал растворимый кофе и сахар в кружку.- У тебя сейчас есть девушка?- Ага. Д-д-дэ-джесс.- Она тебя старше?- Ага, ей 18.- А кто был ее бывшим?- Зачем тебе это?- Джимми, я расследую одно дело. Мне важно знать это, - мне поставили кружку с горячим ароматным напитком. Ммм, вкусно.- Ч-ч-чэ-что за дело?- Какие-то ублюдки избили Твика. Они называли его именем «Джимми» и обвиняли в том, что он увел девку одного из этих идиотов, - глаза Джимми округлились. Неужели я сразу пришел по адресу?- О, Господи. Джесс действительно говорила о том, что ее бывший готов избить любого, к-к-к ка-кому она уйдет. Твик пострадал вместо меня?!- Вполне возможно. Мне очень нужно найти тех парней, допросить, а потом засадить, - я решил не рассказывать Джимми о том, что эти дебилы – не моя конечная цель. Конечно, можно было бы предположить, что это сам Джимми подставил Твика, но это не в его духе. Джимми слишком честный для такой подлой гадости. Да и в конце концов Джимми не тот человек, который может следить за кем-нибудь. Да и таиться в кустах тоже. Слишком заметен.- Тогда я дам т-т-тэ-тебе номер Джесс, - номер мне записали на бумажку. Допив свой кофе, я пошел на улицу. Нужно встретиться с этой девушкой. Желательно у нее дома. А то веселая ситуация выходила бы – девушке звонит незнакомый парень, говорит, что он друг ее парня и приглашает к себе домой. О чем она сразу же подумает? Ага. Она придет, а ее и изнасилуют. Она же не в курсе, что я не такой. И что я вообще жду любимую девушку, чтобы лишиться девственности. В этом плане я не понимаю ни Джимми, ни Кенни, ни Клайда. С малолетства трахаются с кем попало.

- Добрый день. Это Джесс?- Да, это я. А кто звонит? – голос из трубки был довольно приятным. Наверное, симпатичная девушка. Да и тем более за нее готовы драться.- Меня зовут Кайл Брофловски, я друг вашего парня Джимми. И у меня к вам очень серьезное дело. Чтобы вы не подумали, что я какой-то там насильник, сразу скажу – из-за вашего бывшего парня по ошибке вместо Джимми пострадал мой друг. Мне нужно найти его и его компанию. Поможете?- Ох… Вы мне чужой человек, я не обязана вам помогать. Но мой бывший действительно часто совершал подобные поступки, так что я вам верю. К тому же, я еще не настолько стара, чтобы называть меня на «вы»!- Хорошо, больше никакого выканья. Только, чур, и с твоей стороны тоже! – вот так разговор перешел на более веселую ноту. Наверное, она поняла по голосу, что я ее младше. Все-таки у меня достаточно высокий голос, из-за которого по телефону я могу казаться младше.- Ну хорошо, Кайл.- Где встретимся?- Приходи ко мне домой, я продиктую адрес, - сразу к ней домой? С другой стороны, у нее, наверное, дома мать или отец, так что для нее это самое безопасное место. Логично, что ж.

К тому времени, как я пришел домой к Джесс, уже стемнело. Ну да, темнеет-то сейчас рано. Дверь мне открыла довольно симпатичная девушка с русыми волосами до плеч. Руки она держала за спиной, а своими карими глазами внимательно оглядывала меня с ног до головы.- Это я, Кайл. А у тебя за спиной перцовый баллончик? Или бейсбольная бита? – я ухмыльнулся, потому что за спиной у нее действительно был перцовый баллончик.- Ну ладно, проходи, - меня вновь пригласили на кухню и предложили кофе или чай. Я снова выбрал кофе. Все-таки он вкуснее приевшегося чая.- Короче говоря. Что я знаю о случившемся. Вечером, когда уже стемнело, два моих друга – Крейг и Твик – шли по улице, неожиданно на них напали трое парней. Крейга прижали, а Твика стали бить. Ему сломали два ребра и правую руку. При этом его называли именем «Джимми», а текже говорили, что «нехрен чужих девок уводить». Если это действительно мог быть твой парень и его компания, то прошу, помоги мне, - девушка задумалась, поставив передо мной кружку кофе. Ммм, еще вкуснее, чем у Джимми.- Ну да, это, скорее всего, он. Мы все совсем недавно переехали в Саус Парк. Я уже давно хотела бросить Билла. Он ведь тупой. Он в очередной раз ушел бухать со своими дружками в бар, когда я надеялась провести с ним вечер наедине, он тогда так меня оскорбил… Я шла по улице и плакала. Джимми подошел ко мне, успокоил, пригласил на чай. Мы начали встречаться. Провстречались мы с ним 4 дня, тогда я заявила Биллу, что встретила пусть и юного, но очень хорошего парня Джимми и теперь ухожу к нему. Он хотел меня ударить, остановить, но другие посетители бара остановили его. Я уже когда сказала, что ухожу к другому, знала, что они попробуют найти моего любимого и избить, но ведь они такие тупые, что даже проследить не смогут! Как они умудрились найти Джимми, который даже Джимми не был?- Идиотов в этом мире очень много, привыкай, - а что, рассказ интересный. Скорее всего, это они. Но для верности нужно взять с собой и Крейга. Я сообщил Джесс, что позвоню своему другу и стал набирать номер Твика. Конечно, ответит на него Крейг, ведь они сейчас вместе.

- Да? – как я и ожидал, голос Крейга.- Включи громкую связь, мне тут вам обоим нужно кое-что сообщить.- П-привет, Кайл, - услышал я чуть более тихий голос Твика.- Я вычислил тех парней. Тем «Джимми» оказался наш Джимми Волмер, я сейчас сижу у его девушки. Она знает, где найти этих троих, но для верности мне нужен Крейг.- Нет-нет-нет, Господи, Крейг, не ходи никуда, я боюсь! А если они и тебя решат избить?!- Твик, - это уже мы с Крейгом, вместе.- Господи, Господи!!! Стресс-то какой! А если они потом решат меня убить?! Я боюсь оставаться тут один!После этой фразы из динамика послышалась какая-то возня, а затем стало слышно, как они целуются. Все-таки какой Твик ссыкло.- Пацаны, уж простите, что мешаю, но ты, Крейг, просто обязан прямо сейчас идти ко мне, - я назвал ему адрес.- Окей, успокою Твика и пойду, до встречи.Вот такой вот вышел разговор. Нда.

- Как там Твик? Успокоился? – Крейг пришел примерно через полчаса после звонка. Мы втроем уже шли в тот бар, где тусовалась эта буйная компания. Сейчас стало уже совсем темно, да и заметно похолодало. Снег валил все обильней и обильней. Такое чувство, что к ночи начнется настоящая буря. Но какова бы ни была погодка, первым делом самолеты. Точнее, трое тупых парней, которые запросто нагнут нас с Крейгом.- Нет. Я обещал, что буду звонить ему каждые 15 минут, как только доберусь до телефона. Так что давай трубу, - у Крейга было такое лицо, что я чуть не засмеялся в голос. Именно такое лицо и бывает у людей, которых друг заставляет отзваниваться, словно он какая-нибудь мамочка. И ведь Твик же не мамочка, на него не плюнешь – распсихуется, волосы себе выдерет. Или еще чего похуже. Хорошо, что мой лучший друг не невротик. Впрочем, чего же тут хорошего? Он ведь конченый алкоголик. От этой мысли я довольно сильно погрустнел. Ведь Стэн сейчас спит в моей кровати, он, наверное, уже весь облевался. Наверняка, он уже успел проснуться, и сейчас за ним следит Айк, всеми силами уговаривая мать не выгонять это пьяное чудо. Или еще и уговаривает самого Стэна не уходить.Обычно я сильный парень. Но от такого и у меня опускаются руки.- Ты чего раскис? – спросил уже отзвонившийся Твику парень.- Да я о Стэне… Он же сейчас у меня дома… он снова… - я, наверное, очень жалко выглядел в этот момент. Брови Крейга поползли вверх. Пофигист был одним из тех, кто знал о том, что я этого алкаша после каждой пьянки откачиваю. Кроме него знал еще Кенни, просто потому, что почти всегда собутыльничал с Маршем. А Крейг узнал, естественно, случайно. В нужное время оказался в нужном месте и увидел, как я тащу эту тушу к себе домой. Ну я ему все и рассказал. В тот вечер он помог мне донести Стэна, однако больше никогда не помогал. Ему же пофиг.- Знаешь, Кайл, не будь ты из Джерси, я бы тебе сейчас глаза открыл. Мне хоть и срать на все с высокой колокольни, я не дурак и не слепой.- Не попрекай меня происхождением, а то на британский флаг порву, - Крейг лишь закатил глаза, всем видом показывая мою предсказуемость. Ну а что я поделаю?! Черт. Ну вот что он хотел сказать? Интриган хренов, - Говори уже.- Забудь. Да и не место сейчас. И не время. Ты, главное, допроси этих парней нормально. Не замыкайся в свои проблемы, они сейчас не главное. Если с Твиком все будет хорошо. Я могу помочь тебе поговорить со Стэном.- Нет, это мое дело. И ты прав. Сейчас это не главное.Джесс все это время молча вела нас к бару. Вела и слушала разговор. Но не выразила своего мнения вообще. Странно это, обычно девчонки более болтливые. Или это у них проходит к совершеннолетию?

Из бара звучала громкая музыка и пьяные вопли. Так. Не думать о Стэне, просто терпеть алкашей. У меня ведь есть опыт общения с ними.- Я сейчас отведу вас к ним, ткну пальцем и буду ждать у входа. Избить вас не дадут все остальные, потому что вы еще малолетки. Но учтите, что вся эта пьянь в вас малолеток вряд ли увидит, так что постарайтесь произвести нужное впечатление. Ну, с Богом.- А я бы с ними выпил, - сказал Крейг, затушив сигарету. Крейг такой Крейг.Внутри бара было весьма людно. Впрочем, оно и не удивительно. Джесс посильнее закуталась в капюшон, чтобы Билл ее не спалил. Я почему-то вспомнил то время, когда весь город был метросексуальным. Хотя, чего я удивляюсь-то? Кенни тогда выглядел точь в точь, как эта девушка. Наглухо в капюшоне, только в светло-фиолетовом. Худенький, узкий. У него только груди не было.- Так, вот они, – девушка украдкой указала пальцем в сторону трех особо сильно ржущих парней, - Крейг, это они?- Я только голос помню.- Не важно, пошли. Мы справимся, Джесс.- Удачи вам, ребятки, - я улыбнулся девушке. Крейг поднял левую бровь. Такое ощущение, что он явно видит то, чего не вижу я.

- Да бля, чуваки, еще ни один ублюдок так не верещал! Вообще не знаю, как она могла уйти к этому педриле! – Крейг напрягся. Узнал голос. Да и говорил этот парень, видимо, про Твика. Пофигист снял шапку и уверенным шагом направился к тому, что говорил, подсовывая ему под нос свою шапку с несколькими каплями твиковой крови.- Ооо… Да это же тот, второй! – сказал один из парней. Крейг нахмурился и довольно злобно уставился на говорящего. Я подошел к своему другу и положил руку ему на плечо.- Я бы вам рожи набил, да здесь я по делу.- Пха, да у тебя и хуй-то не вырос драться! Да ты рыпался только, малявка! – говорил все тот же парень. Видимо, он-то Крейга и прижал.- Разбираться вы будете потом. А сейчас вы ответите на мои вопросы.- Пха. Да чтобы мы отвечали на вопросы детишек? С какой сосны вы упали, детки?- Кто указал вам на парня в синей шапке? Кто позвонил вам? – все трое притихли.- Что же ты еще знаешь, пацан? – сказал первый.- От одного из вас ушла девушка, она сказала, что ушла к Джимми, на этого «Джимми в синей шапке» вам кто-то указал. Кто это был? – все трое переглянулись.- Ну, предположим, что это была моя девушка, - продолжил первый. Ага, вот он и есть Билл.- Рассказывай, Билл. Все вы ничего не потеряете, если расскажете, - Билл выглядел удивленным.- Я ничего не должен детям вроде вас, - я приблизился к парню и сощурился.- Тогда, может, я кулаками докажу, что еще как должен? – все трое помрачнели. Они были немного шокированы той информацией, что я знал, - Хотя, вы ведь ничего кроме махания кулаками и не умеете. Вам указали не на того, вами просто воспользовались.- Ты лжешь! – заявил третий.- Я уже сказал, что могу делом доказать свою правоту.- Да ничего ты не можешь! Ты типичный очкарик-задохлик! – выразил свое мнение Билл. Я снял очки и отдал их Крейгу. В принципе, я вполне нормально видел и без них, просто не различал мелких деталей. Например, я почти не мог без очков разглядеть пуговицу, если она того же цвета, что и рубашка, а так же без очков я не мог разглядеть цвет глаз человека. Но вот драться я мог. Следом за очками я снял пальто. Прости, Крейг, придется тебе побыть вешалкой.- Ты так уверен в этом?- Да у тебя и мышц-то нет!- Гора мускулов не гарантирует победу, - парни стушевались. Я был более чем убедителен.- Чувак, я вообще-то сам хотел им жопу надрать. Ну, то есть рожу… - ну Крейг и педик, ему бы только жопы драть. А вообще-то я агрессивный какой-то сейчас. Видимо, все накопившееся от пьянок Стэна сейчас выйдет наружу.- Кто из вас? – я закатал рукава рубашки, заправил волосы за уши. В принципе, все трое явно сильнее меня. Но сейчас они слегка пьяны – мозги-то соображают, а вот тело им контролировать уже сложнее. Впрочем, по репе отхвачу я в любом случае. Пьян ты или нет, но разок-то попадешь. А мускулы у них есть, бить с силой будут. В этом поединке нужно ставить на ловкость и тактику. Я-то как стекло. А наш маленький конфликт уже привлек внимание остальных посетителей бара. Все готовились увидеть драку.- Я, - конечно, это был Билл. Ясное дело, он у них главный.- Вожак сильнее, умнее и опытнее своих шавок, - предупредил Крейг. Ну да, он же вожак своей стайки, он-то знает, о чем говорит. А у нас равноправие. Разве что Кенни в хвосте.Билл встал, немного размялся и приготовился драться. Его чуток пошатывало. Будь он трезвый, у меня не было бы шансов.- Пацан, как тебя зовут?! – крикнул кто-то из толпы.- Тим, - называться своим именем было бы глупо, ведь такие дебилы как эти обязательно либо потребуют реванш на трезвую голову, либо, что еще хуже, как Твика. В конце концов рыжего Кайла найти слишком легко. Все внимание в баре уже было посвящено нам. Еще чуть-чуть и начнут кричать имена.- На счет «три». Ра-аз, - Билл нахмурился, - Два-а, - считал тот самый второй, причем считал немного нервно. Видимо, он был сбит с толку сильнее третьего, - Три!Билл дернулся вправо, занеся кулак. Целится в мой левый бок. В этот же момент я дернулся вправо и вперед. Будучи чуть быстрее, я успел врезать этому придурку в бок, затем коленом под задницу. Из толпы уже стали кричать наши имена. Билла тряхануло еще одним ударом в бок, но от него он довольно быстро реабилитировался и ударил мне в лицо. Я успел увернуться, но левой рукой меня толкнули в живот и повалили на пол. Сейчас важно не дать этому уроду сесть сверху, иначе мне крышка. Он уже собирался сделать это, но получил ногой по яйцам, после чего сразу же согнулся пополам, давая мне время встать. Кончено, только я встал, по мне снова замахнулись. Я еще раз успел увернуться, на этот раз проведя контратаку в лицо. И вот я, трезвенник, попал ему в челюсть, разбил ему губу. И ударил еще раз. У него, наверное, все плыло перед глазами. Мне как-то Стэн рассказывал о пьяном состоянии. Впрочем, Билл все же смог зарядить мне в глаз. В отличие от него, я немного отлетел. Больно, но терпимо. Мне хотели врезать снова, но я опять увернулся и умудрился сзади зажать шею Билла локтями. Обоими. Намертво. Сейчас важно не отпускать, не отпускать! А он же сильный, но сначала он вцепился в мои руки, видимо, исходя из инстинктов. Потом до него дошло, что бить нужно локтем в бок. Я нагло пользовался тем, что я уже и куда трезвее. Он просто не мог попасть. Уже начав сильнее задыхаться, он снова вцепился в мои руки. Я продержал Билла еще несколько секунд, а затем отпустил. Парень судорожно стал глотать воздух, а в этот момент я что было сил толкнул его в спину. Верно. Он упал, и по этой причине я сел на него сверху и зафиксировал руки за спиной. Билл стал вырываться. У него это почти получилось, но все же такая позиция весьма неудобна, поэтому еще немного порыпавшись, парень сдался.Половина народу в баре заликовала, а вторая половина в полном афиге уставилась на лежащего подо мной парня. Судя по виду Крейга, у него тупо отлегло.- А теперь вы все нам расскажете, - грозно заявил Крейг дружкам Билла.- Ладно, пацаны, расскажем. Только выйдем, - я отпустил проигравшего вожака и взял свои вещи у Крейга. Все втроем мы вышли из бара.- Ты пока что выслушай их, а я Твику позвоню, - шепотом сообщил мне друг.

- Короче говоря, все было так. После того, как Джесс заявила о своем уходе, прошел день. Мы все не знали, как найти этого Джимми. Часа в 4 дня мне позвонил кто-то с неопределяемого номера. Голос у него был очень низкий, я сразу подумал, что он изменен чем-то. Говорил он без эмоций, и сказал, что все обо мне и моей девушке знает, а так же знает, кто такой Джимми и где он сегодня будет. Он сказал, что Джимми будет поздно вечером возвращаться со своим другом из кинотеатра по той улице, на которой мы его и заловили. Еще он сказал, что Джимми будет в синей шапке с желтым помпоном. А еще он попросил, чтобы мы не били второго, а дали ему посмотреть. Второй просьбой было сломать Джимми руку. Ну обе мы исполнили, ведь этот мужик нам информацию скинул.- Какие же вы идиоты…- Не хами, малой!- Вы побили совсем, совсем не того. Кстати говоря, Билл, знаешь, почему твоя девушка ушла от тебя к Джимми? Ей надоела твоя тупость и желание надрать каждому, кто на нее не так посмотрит, рожу. Ты сам виноват. Отпусти ее, - Билл хотел что-то возразить, но я приткнул его взглядом, - Не нарывайся, я могу и второй раз тебя нагнуть. Просто отпусти ее.Билл нахмурился, но все же кивнул, хоть и чуть ли не с отвращением. В этот момент ко мне вернулся Крейг. Судя по его улыбке, Твик успокоился.- Прощайте, парни. Кстати говоря, мне 15 лет, - после этой фразы на всех трех парнях лиц вообще не было. Я просто не смог удержаться от этой наглой фразы, просто не смог.

Вернувшись домой через полнейший снегопад, практически буран, я почувствовал, как устал за этот день. Кроме кофе и завтрака я ничего не поглощал. Живот бурчал, отчаянно просил еды. С порога меня встретила мать. Естественно, она начала задавать вопросы, которые всегда задают матери, когда их дети возвращаются домой с фингалом под глазом. Я ответил ей кратко – «Завтра расскажу, сегодня я устал». А что, нужно научиться говорить эту фразу наиболее жалобно – потом, когда женюсь, пригодится.Поднявшись наверх, я первым делом сходил в туалет и вымыл руки, и лишь тогда направился в свою комнату. Там ведь Стэн. И нам предстоит разговор. А я уже вымотан. Черт, это даже тяжелее, чем драться со взрослым парнем.Когда я открыл дверь, я увидел, что Стэн сидит на моей кровати и смотрит в стену. Он был чистый, уже трезвый, но с похмельем. И сидел он в моей домашней одежде. Наверное, ему Айк дал. Да и белье поменяно.- Кайл? Привет.- Привет, Стэн.- Мне так стыдно… Прости, пожалуйста, - парень склонил голову. Он выглядел просто жалко, - Айк мне все рассказал. Как ты выхаживал меня каждый раз. А я не помнил… Прости.- Не пей больше. Никогда не пей, - Стэн прилег. Все-таки он сильно реагирует на алкоголь, но все равно бухает по-черному.- Я не могу…- Все ты можешь! Как я могу не пить, так и ты можешь!- Ты не понимаешь, бро… Я… Я уже спился… Я теперь зависим…- Ты что, не мужик? Ты ведь смог повлиять в этом плане на своего отца, почему же с собой справиться не можешь?!- Другим толковать – это легко, а сделать что-то с собой – трудно… Прости… Прости. Пожалуйста…- Либо ты прекращаешь бухать, либо мы с тобой не братья больше, - Стэн поднял голову и удивленно уставился на меня. А потом он снова стал выглядеть жалко.- Ну… Я постараюсь.- Ты не будешь пить. Я ведь хотел по-хорошему. Я уговаривал тебя. Я вытаскивал тебя с улиц.- Ну… Я не буду.- Вот и отлично. Я ведь как лучше хочу. С бутылкой в могилу не трудно лечь.- Что-то Кенни ты от травы не пытаешься отучить.- Да он же бронебойный. Его чем ни пичкай, все вытянет, так еще и здоровее нас с тобой будет!- Ну да, есть такое. А мне сейчас так плохо… - я вздохнул. Ну вот за что я такой любитель всех пожалеть?- Ложись спать. Я поужинаю и приду к тебе, - Стэн улыбнулся. Мне оставалось лишь улыбнуться ему в ответ.

Спасибо маме, что она меня покормила. Поужинав. Я стал чувствовать себя куда лучше, но и спать захотелось сильнее. Усилием воли я заставил себя пойти и помыться. День был долгим. Слишком долгим, его просто нужно смыть с себя водой. Стоя под душем, обливаясь теплой водой, я совсем захотел спать. Казалось, отключусь прямо там, в ванной. Я вытер и тело, и голову, и перед тем, как пойти к Стэну. Я заглянул в комнату к Айку, пожелав ему спокойной ночи. Я так делаю каждый вечер, ведь Айк – мой любимый младший братик.

- Кайл? Ты долго, - Стэн уже, кажется, дремал, но свет из коридора, наверное, разбудил его.- Я же ужинал и мылся.- Верно, чувак, ложись давай, тоже ведь спать хочешь, - я положил очки на тумбочку и прилег к моему алкашу под одеяло. Оно-то одно. На меня уставились два синих глаза, которые в такой темноте казались совсем черными, впрочем, я вообще еле различил, что они открыты. В ответ на него уставились два янтарных глаза, соответственно, в такой темноте – серых.- Конечно, я хочу спать.- А с кем ты сегодня дрался?- Завтра, Стэн, завтра.- Спокойной ночи, Кайл Брофловски – уличный разбойник, - Стэн чуть придвинулся ко мне, уткнулся лбом мне в лоб, ведь подушка тоже одна.- Спокойной ночи, Стэн Марш – юный алкоголик, - я улыбнулся и приобнял своего лучшего друга. Он исправится ради меня. Он должен. Я прижал его к себе. От него все еще попахивало, но гораздо, гораздо слабее. Стэн теперь уткнулся мне в плечо. Когда мы остаемся на ночь вместе, то всегда спим вот так. Близко. Наверное, даже, слишком близко. Обнимая друг друга во сне. В такие моменты невозможно думать ни о чем, кроме сладкого сна и лучшего друга под боком. Пусть он и алкаш, зато мой собственный, любимый алкаш.

Я медленно открыл глаза. Я что, выспался, что ли? Стоп. Точно! Сегодня же святой день! ВЫХОДНОЙ! Я хотел потянуться и сесть, но допер, что меня кто-то держит. Точно, у меня же на ночь оставался Стэн. Парень прижимался ко мне всем телом, крепко-крепко обнимая. Кстати говоря, его голова лежала на моем плече, но засыпали мы явно не так. Впрочем, ничего страшного. Я обнял Стэна в ответ, чуть погладил по спине. Мне было жарко, ведь мы всю ночь спали в обнимку под одеялом, поэтому я осторожно, чтобы не разбудить юного пьяницу, стащил одеяло и скинул его на пол. Вот так лучше. А у Стэна горячая спина. Парень издал какой-то весьма удовлетворенный звук, мое сердце забилось чуть быстрее. Мой лучший друг сейчас так похож на девчонку…Этот момент прервал мой мобильник. Стэн резко подскочил и свалился с кровати. Убедившись, что парень цел и невредим, я ответил на звонок.- Крейг, какого хрена ты Стэна разбудил? – и снова звонили с номера Твика, что неудивительно.- Ооо…- Так. Говори, что хотел, и не мешай нам спать.- Ага, спать, конечно, - Стэн забрался обратно на кровать и нагло уткнулся ухом в мой телефон, а заодно и в мое ухо.- Говори.- Короче Твика выписывают завтра, потому что ему очень не комфортно в больнице, а он уже идет на поправку. Думаю, уже дня через три он пойдет в школу.- А мне зачем все это? Я и так собирался сегодня заглянуть в больницу.- Просто я не знаю, что ты дальше будешь делать с расследованием. Этих ублюдков-то мы нашли, но следов заказчика так и нет.- Вообще-то я еще сегодня собирался расспросить миссис Твик. Может быть, это что-то даст.- А мне кажется, что мы его не вычислим, он ведь уже сделал все, что хотел.- Вполне возможно, что это еще не все, в таком случае у нас будет шанс взять его на месте, либо уловить его ошибку и вычислить.- Тогда я набью ему рожу.- Конечно, набьешь, иначе зачем все это?- Верно. До встречи, чувак.- И тебе не хворать, - я повесил трубку. У Стэна было какое-то странное лицо. Как будто до него что-то дошло.- Зря, значит, бухал, только тебя расстроил, - сказал парень совсем тихо, но так, чтобы я слышал.- Зря? Причем тут это? Тебя же Венди бросила, - Стэн замялся, а потом довольно злобно фыркнул в мою сторону.- Да тебе же насрать на мою личную жизнь, даже не притворяйся, что тебя это волнует, - я вздохнул. Каждый раз, когда его что-то не устраивает в себе, он обвиняет других.- В моем доме ты не будешь меня посылать.- Как будто я собирался!Я прикрыл глаза. Вот все же было хорошо. Почему у нас со Стэном такие хоть и близкие, но все же натянутые отношения?- Пошли завтракать.- Я не собираюсь завтракать с куском дерьма.В этот момент в комнату зашел Айк, видимо, услышав, что мы проснулись. Мальчик вздохнул.- Иди и завтракай, Кайл. Я поговорю с ним, - интересно, почему за меня мои проблемы решает мой младший брат? Однако я позволил ему это сделать. Может, дело во мне?

На улице сегодня было очень холодно и очень снежно. Ночью действительно прошел настоящий буран. Утреннее солнце светило весьма ярко, даже било своими лучами в глаза. Ну, как утреннее. Продрых я долго. Так что сейчас был уже полдень. Я потрогал свой фингал и поправил очки. Конечно, мама была не рада, когда я ей все рассказал. Ну, как все. Больше половины я наврал. А как иначе с предками? Да никак. Разве что Твику с ними повезло. Они вроде бы и проявляют сочувствие, пытаются помочь, но в глубине души им настолько насрать на своего сына и его проблемы… Если бы мой отец узнал, что я гей, я бы не отделался так легко. И уж тем более моему парню не позволили бы жить со мной. Если честно, я все еще немного удивлен, что Крейга выперли из дома. Его предкам ведь должно быть похер.

Дверь мне открыл мистер Твик.- Здравствуйте, а могу я поговорить с вашей женой?- О, конечно, проходи.У Твиков все как всегда. Постоянный запах кофе в доме, да и сам дом выглядит как-то по-кофейному.Миссис Твик стояла на кухне в фартуке и, конечно же, варила кофе. Интересно, а у них вообще еда в доме есть, или они на кофеине живут? Я взглядом попросил мистера Твика дать мне одному поговорить с его женой.- Привет, Кайл. Ты хотел что-то узнать про Твика или что-то еще? – мне без вопросов поставили под нос чашечку кофе. Да, во всем городе лучший кофе в доме Твиков. Потому что это кофе от Харбакс.- Я хотел узнать, кто вам посоветовал обратиться ко мне.- Кайл, лучше скажи мне, как расследование, - агрх, придется ведь рассказать.- Я нашел тех парней и даже победил их главаря в поединке. Твика они больше не тронут, - женщина довольно сильно удивилась, - А теперь вы ответите на мой вопрос?- Кайл, я сама решила позвать тебя.- Это не так. Вы даже не знали «странных обстоятельств» случившегося. Вы не могли принять столь странное решение – вместо полиции нанять мальчишку, - миссис Твик нахмурилась.- Ладно, всегда знала, что врать детям – плохо, - значит, все-таки ей посоветовали. Кто же? – Рано утром мне позвонил кто-то с номера, который не определился. Голос был низкий, как будто его специально подправили. Мужчина убедил меня, что именно ты должен расследовать это дело. Лично я думала, что этого вообще не стоит делать, но он говорил так убедительно, что я все же решилась позвонить тебе. Прости меня, Кайл.Мои глаза, наверное, горели сейчас победным огнем. Значит, я снова оказался прав. Ясное дело, звонил миссис Твик тот же человек, который следил за Крейгом и Твиком, тот же человек, который подложил мистеру Такеру фотографию и следил за почтовым ящиком в кустах, тот же человек, который подставил Крейга, но промахнулся и попал по Твику. И теперь стало ясно кое-что еще.Либо наш преступничек настолько жаждет, чтобы его плохие деяния признали, что готов пихать в расследование своего умного знакомого, либо… его конечная цель – я.

P.S. Очень прошу оставлять комментарии, высказывать мнение об этой работе. Мне нужна ваша поддержка

ficbook.net


Смотрите также