Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке. Стефан кофе


виски — фанфик по фэндому «Дневники вампира»

Нью-Йорк, март 1993.

Настойчивый звонок раздражает. Стефан невозмутимо помешивает кофе в турке и старается не сойти с ума. Сейчас дело принципа - не открывать дверь одному слишком самоуверенному ублюдку, который снова забыл ключи и снова перебрал с виски.

Он начинает считать про себя, и на цифру 'четыре' дверь почти слетает с петель, а замок, по-видимому, не подлежит ремонту.

- Стефан, - через минуту Дэймон появляется в дверном проеме с неизменной ухмылкой на губах.

- Иди к черту, - моментально отзывается младший Сальваторе.

Дэймон прыскает, будто в словах Стефана есть хоть доля шутки, и через секунду оказывается слишком непозволительно рядом.

От Дэймона удушливо пахнет алкоголем, табаком и дорогим парфюмом. Стефана начинает тошнить.

- Личное пространство, Дэймон.

- Что?

- Отойди метра на два, - огрызается тот и переливает кофе из турки в чашку.

Стефан пьет его только без молока и с сахаром, Деймон - не добавляя ни того, ни другого. Стефан отталкивает брата плечом и проходит за барную стойку. Несмотря на две ложки сахара, кофе оказывается мерзким и чересчур пресным. Стефан давится, но делает несколько глотков.

Деймон все также стоит посреди кухни, и серые глаза, сейчас подернутые пьяной дымкой, смотрят слишком настойчиво. Стефана начинает трясти.

Еще через минут пять Дэймон хмыкает и уходит в гостиную. Он падает прямо на белоснежный диван, и Стефану хочется прокричать что-то о том, что его брат конченый придурок и вообще душ следует принимать почаще.

Когда Стефан допивает кофе, ставит чашку в раковину и входит в гостиную, Деймон все еще лежит на диване и, наверное, спит.

Стефану кажется, что вся чертова комната пропахла дешевым виски, который брат пил в ближайшем пабе, и его парфюмом. Он не выдерживает и распахивает окна одно за другим. Запах мешает трезво мыслить, и голова начинает предательски кружиться. Стефан хлопает дверью и выходит на балкон.

На тридцать шесть этажей ниже спешит жить город. У него впереди вечность, Стефан уверен, и только дьявол знает, зачем этот глупый город так торопится.

Один за другим пролетают автомобили, а воздух жесткий, влажный. Такой мартовский. От мартовского воздуха щиплет где-то в районе легких, будто Стефан все еще живой. Черта с два, как бы не так.

- Почему у нас в доме нет алкоголя? - Дверь распахивается, снова мешая дышать, а возмущенный голос Деймона выводит из себя.

- Иди нахрен, - шипит он сквозь зубы.

- Не злись, Стеффи, - Деймон вновь и вновь нарушает границы личного пространства, оказываясь слишком рядом, заставляя Стефана задыхаться, - мне просто надо выпить.

- С тебя просто явно хватит на сегодня, - язвит Стефан.

- Я так не думаю, - он произносит это на выдохе, и Стефан прикрывает глаза.

Табак, дешевый виски, дорогой парфюм. Именно в таком порядке.

- Дай мне сигарету, - тихо просит Стефан.

Деймон смеется:- С чего ты взял, что я снова курю?

- Запах. - Стефан безразлично пожимает плечами.

Через мгновение тонкие бледные пальцы протягивает ему пачку красного 'Marlboro'. Он вытаскивает одну и щелкает зажигалкой. Деймон безучастно наблюдает за этим - Стефан чувствует чертов взгляд.

Стефан вдыхает никотин, затяжка за затяжкой, и чувствует какое-то садистское удовольствие. Стефан думает, что красные 'Marlboro' слишком терпкие. ("Почти как мартовский воздух", - услужливо подкидывает сравнение разум)

Деймон наклоняется ближе, выхватывает сигарету и затягивается. Стефан кашляет, когда он шутливо выдыхает дым прямо ему в лицо. Деймон тушит сигарету о железные перила террасы и мгновенно оказывается сзади. Стефан уже даже не пытается сделать хоть один чертов вздох. Деймон скользит своими руками под футболку и целует шею. Стефана трясет, и он резко разворачивается, сталкиваясь с братом губами.

Табак. Дешевый виски. Дорогой парфюм. Стефану кажется, что он сходит с ума.

- Ты пьян, - легко отталкивая его, произносит Стефан.

- Знаю.

Когда Деймон вновь целует Стефана, тому уже все равно. Он заталкивает свое понятие о моральных нормах как можно дальше и впивается в плечи Деймона пальцами, которые, кажется, онемели.

Вдох. Выдох. Ощущение, что воздуха катастрофически не хватает, никак не хочет исчезать.

Стефан плохо помнит, как они оказываются в спальне Деймона, зато слишком отчетливы воспоминания о поцелуях-укусах и жестком матраце.

Когда Деймон трахает его, в этом чертовом полумраке чертовой спальни, он смотрит на потолок, в сторону, куда угодно, только не в лицо Деймона. Он тяжело дышит, подставляя шею под очередные прикосновения губ и старается не думать. Вообще. У него же будет целая вечность для того, чтобы размышлять над своим поведением, верно? В данный момент, здесь и сейчас (Стефан не до конца осознает это, кажется), он всхлипывает и, откидывая голову назад, полностью отдается Деймону. Деймон жаден до ласк и трахается он грубо, резко, так невообразимо потрясающе. Стефан ловит себя на мысли, что много раз думал о том, как именно брат делает это. (Мысли о моральных нормах уже давно задвинуты куда подальше).

Деймон стонет, когда кончает и падает на постель, рядом. (После прошедших событий это уже не кажется вторжением в личное пространство)

Все тот же запах, который затуманивает разум. Запах табака, виски и нового парфюма от 'Hugo Boss'. Стефану все происходящее кажется дурным сном. (Он думает о том, как это будет сниться ему на протяжении двух последующих веков)

Еще через короткое время Деймон сидит на соседнем кресле и курит. Он обнажен и, когда Стефан окидывает его мутным взглядом, ухмыляется.

- Это было неплохо.

Стефан кивает. Уже проваливаясь в сон, он чувствует чьи-то руки на своих плечах и горячее дыхание куда-то в шею.

ficbook.net

Кофе с характером. Посол Швеции Стефан Эрикссон пьет кофе с университета

Передать характер человека через чашку кофе? На такое способен не каждый. А рукам профессионального бариста Павла Сосиновича это подвластно. Он точно знает, какую черту характера можно подчеркнуть с помощью крепкого молотого кофе и соли, корицы или шоколада, гвоздики или мороженого.

Бариста щепетильно создает свои шедевры для известных людей в Беларуси и не скупится на ингредиенты в проекте "Кофе с характером". В этот раз в "El café Barсelona" на кофе он пригласил посла Швеции Стефана Эрикссона. Перед тем как выбрать рецепт, Павел постарался изучить всю возможную информацию об известной персоне. И вспомнил рецепт, который редко встретишь в белорусских кофейнях. По мнению бариста, такой кофе человек, которому не чужда белорусская история и культура, должен попробовать хотя бы раз в жизни.

Скачать видео

Павел подбирал ингредиенты напитка специально для Стефана Эрикссона. Бариста уверен, что "Кава па-беларуску" отразит сильные стороны характера посла – целеустремленность, интеллигентность, интерес к белорусской культуре. Угадал ли бариста? Считает ли Стефан Эрикссон себя кофейным гурманом, и отличаются ли наши кофейные нравы от шведских?

Скачать видео

Рецепт приготовления "Кавы па-беларуску" в домашних условиях:

- 150 мл горячего кофе El café Barcelona- 20 грамм горячего белорусского бальзама- 5 грамм сахарного сиропа- шарик ванильного мороженого

В айриш-бокал налить теплый сахарный сироп и горячий бальзам, добавить свежесваренный кофе и шарик ванильного мороженого.

Кофейный ликбез: как белорусы вместо "піўной поліўкі" начали пить кофе?

- Чай или кофе? – традиционный вопрос в гостях. Практически всегда в перечень напитков, которые предложим мы или предложат нам, входит кофе. А без чашечки кофе за завтраком многие вообще не могут представить начало дня. Откуда этот самый кофе взялся в Беларуси? Где спокон веков употребляли "піўную поліўку".

Знакомство с кофе белорусов, на тот момент жителей Речи Посполитой, произошло благодаря победе в битве 1683 года под Веной. Под командою короля и князя Яна Собеского объединенные войска Речи Посполитой, Габсбургов и немецких князей разбили турецкие войска. Победители увезли домой турецкий обоз, в котором был кофе. Сначала кофе считался напитком элиты, но в первой половине XVIII века его на завтрак стали пить вместо "піўной поліўкі", если не все, то очень многие. Со временем кава становилась еще популярнее. "…А ў 1733 годзе пінскі біскуп Юры Булгак выдаткаваў на закуп кавы суму, роўную чвэрці выдаткаў на віно, а віна тады пілі даволі шмат.., - пишет Олег Дернович, белорусский историк, издатель, один из авторов книги о настоящей белорусской кухне "Наша страва". -… Жыхары правінцыі каву пілі не ў грамадскіх месцах, а дома. Пры беластоцкім двары гетмана Браніцкага штодзённа спажывалі каля кілаграма кавы. Дбайная гаспадыня Ганна з Сапегаў Ябланоўская ў 1773 годзе ўсталявала цэннікі, дзякуючы якім мы ведаем адносныя цэны: кубак кавы з цукрам каштаваў 6 грошаў, гарбаты – 3 грошы, у той час як кілішак гданьскай гарэлкі – 14 грошаў, а селядзец – 4 грошы. Першапачаткова ў ВКЛ, як і па ўсёй Рэчы Паспалітай, каву пілі на ўсходні ўзор – без дадаткаў. Даволі хутка ў XVIII ст. пашыралася заходняя мода – у каву пачалі дадаваць малако, салодкія вяршкі, цукар, а часам нават соль. Чорную каву спажывалі толькі падчас пастоў. Таксама чорная кава заставалася напоем вайсковых лагераў…".

В XIX веке кофе стал традиционным напитком средней и мелкой знати. При дворах даже была специальная женщина "кавярка", которая готовила этот напиток.

"…Цягам першай паловы XX ст. лёс кавы складваўся па-рознаму ў дзвюх частках Беларусі. Нават у час нэпа кава практычна не трапляла на тэрыторыю БССР. Спачатку дзейнічала эканамічная блакада, а пасля савецкія ўлады лічылі марнатраўствам набываць каву ў капіталістычных краінах. Традыцыі спажывання кавы працягвалі існаваць у Заходняй Беларусі пад кіраванне Польшчы…", - пишет Олег Дернович в книге "Наша страва".

В 1899 году швейцарский химик Макс Моргенталер изобрел растворимый кофе. "…Менавіта распушчальная кава прывяла да ўзнікнення ў Беларусі ў 1960-1980-я гг. звычкі – сумеснага піцця кавы ў офісах…, - отмечает Олег Дернович. - .. Да таго ж у спецыфічнай савецкай сістэме службоўцаў не было чым заняць восем гадзінаў працоўнага дня, і таму яны чыталі газеты, пілі каву і гарбату…".

Сегодня кофе прочно вошел в нашу жизнь. Хотя пока отнести нашу страну к лидерам по его употреблению сложно. В среднем белорус выпивает 750 грамм кофе в год. Для сравнения, американец – 2 килограмма за тот же период, а финн - 11 килограмм.

При написании использовался материал Олега Дерновича, автора статьи “Кава” в книге о настоящей белорусской кухне “Наша страва” под редакцией Алеся Белого.

Напоминаем, что вы по-прежнему можете присылать свои любимые, национальные и экстраординарные рецепты приготовления кофе и пожелания по медиаперсонам, которых хотите увидеть в проекте "Кофе с характером", на [email protected] Самые интересные рецепты будут использованы в проекте, а их авторы получат приятные подарки.Партнер проекта:

КОФЕ как в КАФЕ

news.tut.by

Coffee & Talks: Стефан Сигел

Из всех гостей Ukrainian Fashion Week Стефан Сигел вызывает у модельеров самый высокий интерес. В отличие от блогеров, фотографов и прочих независимых консультантов, он посещает показы для того, чтобы сделать их успешными и знаменитыми.

И у Сигела есть для этого все инструменты: основанная им онлайн-платформа Not Just A Label представляет более 11 000 молодых дизайнеров, открывая доступ к новым именам для инвесторов, тренд-хантеров и реальных покупателей. Мы встретились со Стефаном между показами и вечеринками, чтобы обсудить инновации в модном бизнесе и потенциал украинских брендов на мировом рынке.

ELLE: Расскажите, как вы пришли в моду? Ваша биография впечатляет: военно-морская школа, экономическое образование, модельный бизнес, работа в финансовой сфере.

С.С.: Я вырос в горной области на границе Германии и Италии, благодаря чему до сих пор обожаю горнолыжный спорт, а затем поступил в классическую военно-морскую школу F. Morosini в Венеции: мы носили форму и жили по строгим правилам. Затем я отправился учиться в Вену, где начал работать консультантом в магазине мужской одежды, а потом попробовал себя в модельном бизнесе (Стефан Сигел участвовал в показах и рекламных кампаниях Prada, Gucci, K-Swiss и Calvin Klein – прим.ред), баинге, медиа. С модой я был связан всегда, а вот на то, чтобы закончить учебу в Венском университете бизнеса и экономики, у меня ушло 6 лет! Родители с сомнением относились к моим «крутым» работам, поэтому после университета я занялся финансами и сотрудничал с двумя банками. Второй из них, Merrill Lynch, имел сегмент инвестиций в модной ритейле, поэтому для меня все сложилось удачно.

ELLE: А как к вам пришла идея создания Not Just A Label?

С.С.: Примерно в то же время. Я обратил внимание, что финансисты готовы инвестировать в крупные устоявшиеся бренды, но не в молодых дизайнеров. Например, в музыке все было наоборот: найти исполнителя с высоким потенциалом очень легко благодаря соцсетям и прочим инструментам – в отличие от моды, где инвесторам трудно заметить новые таланты. После получения образования у дизайнеров не было никаких возможностей – даже в Лондоне. И я подумал, почему никто до сих пор не придумал социальной сети для дизайнеров? Мой брат-компьютерщик, которому тогда было 19, поддержал меня, и мы сделали сайт для самых ярких молодых талантов. Я уволился с работы, переехал в Восточный Лондон и начал работать над своим проектом.

ELLE: В чем, на ваш взгляд, заключается преимущество работы с молодыми дизайнерами?

Самый большой плюс Not Just A Label заключается в том, что молодые дизайнеры получают возможность продаваться еще до того, как байеры из Лондона или Парижа приедут в Киев, посетят их шоу-рум, сделают заказ и представят коллекцию спустя полгода. Благодаря нашей платформе коллекции появляются на сайте сразу же, буквально через пару дней после того, как я или моя команда увидим их на подиуме. Кроме того, на NJAL дизайнеры могут сами решать, какую коллекцию они хотят представить покупателям.

ELLE: Как в таком случае работает система?

С.С.: Спустя 48 часов после поступления заказа представители бренда должны отправить посылку покупателю – при условии, что заказанная вещь есть в наличии. Если это предмет из коллекции будущего сезона, мы даем дизайнеру 4 недели на производство и пересылку.

ELLE: Это означает, что молодым брендам приходится проявлять максимальную организованность.

С.С.: Безусловно, потому что высокий уровень сервиса имеет для нас большое значение. Мы тщательно отбираем марки, представленные на Not Just A Label. Если у дизайнера есть проблемы с организацией, качеством и другими важными моментами, мы прекращаем работу с ним.

ELLE: Ваши клиенты высоко оценивают качество сервиса онлайн-магазина?

С.С.: Для сравнения я могу сказать, что все крупные интернет-магазины имеют определенный процент возвратов. Скажем, у Net-A-Porter он составляет 30%. У NJAL он колеблется в пределах 1% - думаю, это отличный показатель. Мы просим дизайнеров уделять внимание не только самой вещи, но и подаче, упаковке, на которой будет стоять надпись от руки: все это очень важно. Наши клиенты в своем большинстве – состоятельные люди, которые много путешествуют и часто делают покупки. Они ценят индивидуальность и ищут особенные вещи, которые будут выражать их стиль.

ELLE: Сколько времени понадобилось вам и вашему проекту, чтобы заявить о себе?

С.С.: В течение 8 месяцев мы разрабатывали сайт, и в апреле 2008 года мы запустились. Тогда еще мы не занимались продажами, только существовали как платформа для презентации молодых дизайнеров. Я знал, что собрав перспективные молодые таланты в одном месте, я рано или поздно начну зарабатывать деньги, однако на тот момент я понятия не имел, как именно.

ELLE: Вы любите рисковать?

С.С.: Мне это просто необходимо. Безусловно, риск не всегда оправдывает себя: бывали моменты, когда я зарабатывал очень много, а бывали и такие, когда я оказывался на мели. Однако уже через год после запуска у нас на сайте были представлены тысяча дизайнеров, и я понял, что дело идет вперед. В 2009 мы решили открыть онлайн-магазин, предложив для начала всего 50 отобранных нами вещей. Чтобы получить раскрутку этого проекта, мы пригласили знаменитостей для участия в рекламной кампании – Лару Стоун, Дайан Перне, Рианну. Они лично выбрали вещи на свой вкус для представления в магазине. Сегодня все используют аналогичные инструменты, однако в 2009 мы были пионерами в этом. И наш ход имел успех! Компания начала развиваться стремительно. Сегодня Not Just A Label – это успешный бизнес. А Вивьен Вествуд является одним из наших инвесторов.

Лара Стоун в рекламе Not Just A Label

ELLE: На каком ценовом сегменте вы фокусируетесь? Ведь если говорить об украинских дизайнерах, на NJAL продается и POUSTOVIT, бренд высокого уровня и с соответствующим ценником, и молодая марка Jealousy, которую могут позволить себе многие.

С.С.: На мой взгляд, единственное, что объединяет эти две марки – это яркая индивидуальность, а стоимость в данном случае не является первостепенной. Значение имеет ручная работа, качество, а также идея, которую дизайнеры вкладывают в свои вещи, а не ценник. Мне кажется, это именно тот вектор, по которому движется мода в целом. Например, сегодня я побывал в шоу-руме Саши Каневского, приобрел замечательные авангардные перчатки, и они надолго останутся в моем гардеробе. Это не то же самое, что отправиться за ними в H&M.

ELLE: Что для вас роскошь в таком случае?

С.С.: Понятие роскоши меняется сегодня. Если вы идете в Chanel и покупаете сумку 2.55, вы осознаете, что она такая же, как у сотен тысяч обладателей этой сумки во всем мире. Я считаю, что настоящие предметы роскоши должны быть аутентичны, они должны быть редкостью, в единственном экземпляре. Это не вещь, которую тиражируют тысячами копий. Эта тенденция гораздо быстрее развивается в сфере услуг: современные путешественники уже не хотят останавливаться в сетевом Hilton, они скорее выберут небольшой концептуальный отель с интересным интерьером, в котором владелец сам готовит завтрак. Такой отель хочется выбрать по рекомендации друга, а не по ценнику.

ELLE: Но роскошь в традиционном понимании никогда не потеряет свои позциии и в этой сфере: парижский Ritz всегда будет востребован.

С.С.: Парижский Ritz – это классика. У этого отеля есть история, он старомоден в хорошем смысле – все это актуально и притягательно. Он не является массовым в стандартном понимании этого слова. Недавно я вернулся из Индии – я останавливался в небольшом отеле, который не имеет не только сайта в интернете, но даже названия. В нем всего 5 номеров, и это один из самых роскошных отелей, которые мне довелось видеть: в нем бывают Брэд Питт и Анджелина Джоли. Тоже самое с модой: когда я покупаю интересную вещь украинского дизайнера, а затем появляюсь в ней в Париже, это роскошь – ведь ни у кого больше нет такой.

ELLE: Насколько я знаю, Not Just A Label сегодня занимается не только продажей, но и раскруткой дизайнеров. Как вам удается раскручивать новые имена?

С.С.: Именно так. Мы создаем пиар-службы для дизайнеров, работаем как агенты, путешествуем с лекциями, организовываем мастер-классы, поп-ап сторы. Мыв стремимся сделать молодые бренды успешными проектами, помочь им начать бизнес – ведь мы развиваемся вместе с ними.

ELLE: Как вы считаете, какой потенциал сегодня у молодых дизайнеров? Насколько они востребованы на модном рынке?

С.С.: Они вызывают большой интерес. И в первую очередь даже не у жителей больших мегаполисов вроде Милана или Киева, где у людей есть возможность пойти в магазин и купить что угодно. Мы получаем заказы из самых удаленных точек мира, где индустрия не так развита. 25% заказов поступает из Британии, еще 20 – из США, это наши крупнейшие рынки. Также у нас много клиентов в Германии, на Ближнем Востоке и в Азии.

ELLE: Вы производите впечатление очень расслабленного и уверенного в себе человека. Как вам удается все успевать: поездки, управление бизнесом, вечеринки?

С.С.: Я приучил себя к такому графику. Когда я встаю утром, я делаю сразу несколько вещей одновременно. Плюс я веду здоровый образ жизни: не пью, не употребляю наркотики, не тусуюсь слишком много, занимаюсь спортом. В нашем офисе в Лондоне каждый день мы работаем до полуночи, и при этом много путешествуем: я посещаю новую страну каждые две недели.

Кампания Jealousy SS13

ELLE: Какие страны показывают самый высокий потенциал сегодня?

С.С.: Я очень рад, что украинские дизайнеры пользуются огромным успехом на Not Just A Label. Сегодня мы представляем около 60 имен, и все они показывают хороший результат. Например, молодой одесский бренд Jealousy: я посмотрел их показ в прошлом сезоне, разместил фото колье в виде зубцов из дерева в Instagram, и оно вызвало невероятный ажиаотаж: все спрашивали у меня, что это за марка и где ее можно купить. Когда мы разместили в онлайн-магазине моносерьгу из этой коллекции – в виде длинного клыка с декором Swarovski, мы получали по 30 заказов в час. Jealousy – отличный пример того, как должны сегодня работать молодые дизайнеры: не зацикливаться на одежде, а продавать украшения, делать аксессуары, участвовать в интересных проектах и коллаборациях. Успех в моде сегодня не заключается в том, чтобы продать 40 одинаковых жакетов.

Кампания Jealousy SS13

ELLE: Кого вы еще можете выделить из украинских дизайнеров?

С.С.: Очень хорошие показатели у Ksenia Schnaider, POUSTOVIT – Лилия делает восхитительные принты. На UFW мне очень понравилась коллекция ARTEMKLIMCHUK: мы обязательно будем с ним работать.

Лукбук Ksenia Schnaider

ELLE: Как опытный путешественник, поделитесь с нами секретными направлениями.

С.С.: За актуальной модой нужно отправиться в Копенгаген, Тбилиси и Мумбаи. А каникулы я посоветовал бы провести в Бразилии или Италии. Идеальное сочетание моды и классного отдыха – это Марокко: я был там несколько раз, и это просто невероятное место. Местные дизайнеры работают по очень интересной схеме: в Марракеше ателье и лавки традиционно находятся в Медине, и за каждый этап производства отвечает отдельный человек из общины. Есть изготовитель пуговиц, есть человек, который занимается тканями. Все это они приносят дизайнеру, который начинает работать над вещью. Мне определенно нравятся направления, которые имеют индивидуальность.

Фото: Андрей Сарымсаков

elle.ua

Тот самый кофе - Стиль жизни

Стиль жизни

Всего за четыре последних столетия культура потребления кофе распространилась по всему миру, а сам напиток стал самым популярным на планете.
Существует красивая легенда о пастухе из Эфиопии и его козах, которые становились активными, когда поедали маленькие красные плоды на дикорастущих кофейных деревцах. Пастух рассказал об этом настоятелю местного монастыря. Тот рискнул сам попробовать листья и плоды кофейного дерева. Испытав на себе их тонизирующее и возбуждающее действие, настоятель решил, что отвар из этого растения будет полезен, чтобы его подопечные монахи не засыпали во время длительных служб. Употребление отвара из листьев и плодов кофе стало традицией этого монастыря, а затем приобрело популярность и среди окрестных жителей.

Позже кочевники-арабы, пересекая Эфиопию, услышали об удивительных свойствах кофейных деревьев. Кочевники придумали собственный способ употребления зерен кофе. Они смешивали их с верблюжьим и козьим жиром и лепили из них шарики, которые употребляли во время длительных переходов по пустыне. Таким образом организм взбадривался. Потом они начали варить бобы и пить их отвар.

Кофейные ростки пересекали океаны, их оберегали от ветров, ураганов и от нападений пиратов. Сколько страстей разыгрывалось вокруг этих нежных растений, сколько усилий вкладывалось, чтоб привить это капризное растение вдали от его родины... Колонизаторы перевозили тысячи африканцев на кофейные плантации в Южную Америку, Индию, Индонезию, на Карибские острова. Закованные в кандалы, подгоняемые хлыстами, черные рабы выкорчевывали непроходимые тропические леса в Бразилии, рубили вручную топорами 30-метровые деревья, затем сжигали их и покрывали пеплом тысячи гектаров земли, где высаживали и возделывали кофейные ростки. Такова цена кофейного триумфа на планете.

Торефактор

На эти размышления меня навел Стефан Мартен – хозяин кафе «Лапейрони» (Lapeyronie) в центре Парижа. Вид у кафе самый обычный, но стоит зайти сюда, как тут же тебя окутывают магический запах, теплый пар и необычные звуки. Вдоль стен расставлены всевозможные кофейные аппараты, на полу – пузатые открытые мешки с зелеными зернами с надписями на разных языках. На самом видном месте – светлый бочонок с надписью Blue mountains, с голубых гор Ямайки. Это единственный сорт, который перевозят и хранят не в обычных мешках, а только в специальных крепко закрытых деревянных бочонках, как продукт класса люкс.

Кафе «Лапейрони» – необычное заведение, даже для Парижа, потому что Стефан сам обжаривает зеленые кофейные зерна почти каждый день прямо перед посетителями. Профессия обжаривателя кофе по-французски называется «торефактор». Это же слово употребляют для большого пышущего жаром аппарата, где зеленые зерна превращаются в коричневые, пахучие, из которых потом готовят бодрящий напиток. Специальности торефактора не обучают ни в одной школе, ремесло передается от отца к сыну или от мастера к подмастерью. Стефан – большой любитель путешествий. Во время одной поездки его покорил аромат кофейных деревьев, и с тех пор кофейное ремесло стало его страстью и делом всей жизни. Он освоил азы профессии в Провансе, а приехав в Париж, попал к одному из лучших торефакторов – Брюно Сагезу, который создал «Лапейрони» 30 лет назад. И вот уже 14 лет Стефан продолжает его дело.

В Париже можно встретить не больше десяти таких кафе, где обжаривают зерна. Но это единственное место, где один и тот же кофе обжаривают на разные лады – от очень светлого (на профессиональном жаргоне – блонд), до самого темного (бран). «Ведь в разных странах пьют кофе по-своему, – объясняет Стефан, – в Скандинавии и Германии предпочитают светлый, несильно обжаренный кофе, во Франции – средний, а в Испании и Италии – очень темный, который почти утрачивает природные ароматы».

Прошу Стефана рассказать, как все эти мешки с зелеными зернами попадают сюда, в кафе.

– После того как зерна высушены, отобраны и сложены в мешки, их доставкой занимаются специальные фирмы-импортеры, которые хорошо знают международные правила перевозки и доставки пищевых продуктов, – говорит Стефан. – Я сам не работаю напрямую с производителями. Это очень сложный процесс, на это нужно время, знания, это отдельный, самостоятельный бизнес. Здесь много особенностей. Кофе – как золото, ценные металлы и топливо – котируется на бирже и является объектом спекуляций на мировом рынке. По вопросам импорта кофе не существует международного регламента, каждая страна имеет свои законы. Кофе производится в основном в странах со сложной геополитической обстановкой, и часто кофейные плантации расположены рядом с вулканами. Поэтому в любое время поставки могут остановиться. И чтобы застраховать мое дело от подобных рисков, я имею контракты с крупными поставщиками с хорошей репутацией и долгой историей. Они гарантируют мне определенный запас зеленого кофе и постоянную цену. Мы подписываем с ними контракты на определенные виды кофе, которые я выбираю сам, договариваемся о количестве и фиксируем цену.

В моем кафе представлен кофе арабика из всех стран-производителей, с небольшим преимуществом кофе из Восточной Африки – родины культуры. Но для того чтобы предоставлять более широкий выбор, чем у моих конкурентов, я работаю еще с одной маленькой фирмой-поставщиком, которая напрямую связана с небольшими фермами в Эфиопии и в Руанде.

Беседуя со мной, Стефан то и дело встает, набирает совком из разных мешков зерна и подходит к огромному металлическому аппарату, открывает круглое, как иллюминатор, окно и забрасывает туда зеленые зерна, примерно 11 кг. Электрическая «жаровня», разогретая до 200° (так, что зимой в кафе не нужно отопление), начинает крутиться, как барабан.

– Хорошо освоив азы ремесла, каждый торефактор стремится создать свой стиль, свою особую смесь кофе из разных сортов, – продолжает Стефан. – Это и отличает наш кофе от того, что вы можете купить в супермаркетах или отведать в кафе, ведь туда поставляется кофе от крупных индустриальных фирм.

– А когда зерна обжарятся, что-то зазвенит? – спрашиваю я, поглядывая на грохочущий барабан, боясь, что мой собеседник забудет его выключить.– Не волнуйтесь, еще не готов, – улыбается Стефан, – я узнаю по звуку...

И только когда слышится похрустывание, будто подпрыгивают жареные семечки, он встает и через небольшое окошко сбоку достает немного зерен своим совком, рассматривает их, освещая большим фонарем, оценивает по цвету и решает еще немного дожарить. Затем останавливает «барабан», и изменившие цвет на коричневый зерна высыпаются вниз и начинают вращаться, подскакивая в круглой металлической емкости. Здесь зерна охлаждаются и одновременно продолжается очистка от мелких камешков, которые могли оказаться с зернами. После того как коричневые зерна остыли, их высыпают в металлический бак, где выдерживают 3–4 дня, обязательно без крышки. Дело в том, что поджаренные кофейные зерна выделяют определенное количество газа и в закрытом сосуде могут «стрелять». Так что получился кофе или нет, Стефан узнает только позже, перемолов и сварив напиток. Ведь весь кофе, который он продает клиентам в пакетиках или развозит по ресторанам, а тем более готовит на месте, он дегустирует сам.

Стефан объясняет мне разницу в сортах кофе – какой сорт и почему считается более благородным, какой – менее.

– А это правда, что кофе вреден для сердца? – спрашиваю я Стефана. – Вы не боитесь навредить своему здоровью, постоянно дегустируя кофе?– Как все дегустаторы вин, я пробую и выплевываю кофе, – спокойно объясняет хозяин «Лапейрони», – ведь кофеин – стимулирующее вещество. Если вы пьете арабику высокого качества в малых дозах, это совсем не вредно. Лучше пить хороший кофе по чуть-чуть, чем пить помногу кофе низкого качества. Не забывайте, что кофеин содержится в гораздо больших дозах в сладких газированных напитках и энергетиках. Его вы найдете и во многих лекарственных препаратах. Так что с этим нужно быть осторожным.

Пока мы говорим со Стефаном, в кафе заходят люди. Одни берут чашку кофе и усаживаются за столик, другие выпивают прямо у стойки бара, переговариваясь с разговорчивыми работницами «Лапейрони», третьи приходят сюда, чтоб купить пакетик кофе, долго и тщательно изучают карту с большим списком географических названий. Выбрав интересующий его кофе, покупатель просит перемолоть зерна тут же. Правда, нужно объяснить, какой тип помола его интересует. Для эспрессо зерна перемалываются очень мелко, до состояния пудры, для бумажного фильтра или аппарата на французский лад нужен средний помол, а для итальянского типа, с металлическим фильтром и с нажимом, нужен более грубый помол.

Стефан еще очень долго и подробно объясняет мне разницу между сортами кофе, разными аппаратами. Но самое главное, что я усваиваю из нашего разговора, это то, что помол должен быть однородным, и то, что смолотый кофе лучше выпивать сразу, а не держать месяцами на кухне.

Но самое ценное, чему научил меня торефактор, – это получать удовольствие от каждой чашечки настоящего кофе.

 

На эту тему

Пластику – нет!

Правительство Казахстана в конце прошлого года объявило о намерении внедрить поэтапный запрет на бесплатную выдачу полиэтиленовых пакетов. Наконец-то! Во Франции уже полтора года официально запрещено выдавать тонкие пластиковые пакеты на кассах всех магазинов.

Как предотвратить синдром компьютерного зрения

Человек, работающий в офисе, вынужден смотреть на экран в течение продолжительного времени. При работе за компьютером возрастает нагрузка на зрение. Оно даже может ухудшиться в силу неправильного положения глаз относительно экрана, некорректно установленных источников света, использования устаревших мониторов.

Комментарии

Оставить комментарий

www.bizlife.kz

Повод стать ближе — фанфик по фэндому «Дневники вампира»

Не оторваться, но и не стать ближе.И он все чаще ему шепчет: «ненавижу!»…Он считает родной город пресным и серым,На привязи у чувств – остатки его верыНемного измененный текст Simon_MC – Любовница

25 декабря 1986 г.Великобритания, Кембридж

В небольшом домике неподалеку от ДеФревилл-авеню пахло еловой хвоей и корицей. Запахи, которые всегда ассоциировались у Дэймона с Рождеством и домашним уютом. Еще с домашним уютом ассоциировался Стефан, и это в его доме сейчас витали эти предпраздничные ароматы.

Объяснить, зачем он искал брата, и уж тем более, зачем он приперся к нему на Рождество, Дэймон не смог бы даже себе самому. Это было спонтанное решение – заявиться в Кембридж, узнать за полчаса у местных сплетниц, где проживает Стефан Сальваторе и на следующее утро прийти к его дому немногим позже рассвета. Просто в какой-то момент Дэймону изрядно надоела шумная, бурная, веселая, но какая-то пустая жизнь тусовщика в Чикаго, Нью-Йорке, Лас-Вегасе, Амстердаме, Рио-де-Жанейро, Торонто, Праге и еще сотне подобных городов, которые он менял столь же легко, как перчатки. Только Англии он избегал в последние несколько лет – с тех пор, как случайно узнал, что в Кембриджском университете учится некий Стефан Сальваторе. А тут вдруг накатило, непонятно даже, почему, желание увидеть брата и подпортить ему настроение… а может, просто увидеть будет уже достаточно – тут Дэймон пока еще не определился.

Первой хорошей новостью стало то, что приглашения в дом Дэймону не требовалось, а значит, можно было устроить братцу сюрприз. Второй хорошей новостью стало то, что Стефан все еще спал.

Дэймон, усмехнувшись, проскользнул в дом, вдыхая полной грудью запахи ели и корицы. Душу царапнуло слишком сентиментальное ощущение – как будто Дэймон вернулся домой, туда, где его любят и ждут. Сальваторе даже позволил себе пару минут понаслаждаться этой иллюзией, и, в конце концов, был готов сам в нее поверить, но бросил короткий взгляд на спящего в кресле у камина Стефана и резко протрезвел.

Нет. Его тут не любят и, конечно, не ждут. «Но это лучше, чем праздновать Рождество в одиночку», - прибавил про себя Дэймон и опустился в соседнее кресло, наблюдая за братом.

Они не виделись несколько десятилетий, не считая тех моментов, когда случайно сталкивались в одном городе и обменивались незаметными для другого быстрыми взглядами.

Стефан пытался жить, как человек, постоянно учился, изредка тусовался с Лекси и питался белочками и собачками.

Дэймон находил новую жертву каждый вечер, существовал в алкогольном угаре и считал дни до момента, когда он сможет освободить Кэтрин.

Наверное, Стефан не скучал по нему ни капли, если учесть, что они расстались врагами.

Наверное, Дэймон никогда не сможет признаться вслух, что в глубине души ни на минуту своей жизни не ненавидел брата так, как пытался это показать долгие годы.

Странно, что Стефан все еще не проснулся. Обычно вампиры чутко спят. Обычно вампиры не дышат, но Стефан, с чьих приоткрытых губ срываются сквозь сон легкие вздохи, видимо, никак не отделается от этой привычки – еще бы, ведь он много времени проводит среди людей. Он даже не выглядит излишне бледным – так, просто легкий недостаток загара, но это даже красиво, как кажется Дэймону. Стефан сменил прическу, немного отпустил волосы, и выглядит он стильно и совершенно по-дурацки одновременно. Особенно в легких домашних брюках и теплой клетчатой рубашке. И – как только он мог упустить эту деталь! – в красных вязаных носках, видимо, подаренных какой-то подружкой.

Дэймон тихо смеется, заметив эту деталь, и Стефан тут же просыпается. Распахнув глаза, резко оборачивается к соседнему креслу и пристально смотрит на брата, привстав в кресле.

- Дэймон?! – в голосе Стефана неприкрытое удивление, и Дэймон не может понять, приятное оно или нет. Впрочем, если вспомнить их историю…

- Здравствуй, братишка, - Дэймон сладко улыбается, с издевкой кивает ему.

- Что ты здесь делаешь? – все так же непонимающе спрашивает Стефан, и Дэймону остается только закатить глаза в ответ на это.

- Сегодня же Рождество, забыл? Санта сказал, ты был хорошим мальчиком, так что я решил подарить тебе семейное воссоединение на один вечерок.

- Вряд ли это можно считать подарком, - скептично усмехается Стефан и уходит на кухню. Дэймон тенью следует за ним, подходит, обнимает со спины, смыкая руки на подтянутом животе.

- Ты не скучал по мне? Помнишь, когда-то мы были так близки…

- Это в прошлом, - Стефан фыркает, выворачивается из объятий и продолжает готовить себе кофе с корицей.

Дэймон прав, когда-то они были так близки… Еще при жизни, еще до Кэтрин. Близки до поцелуев, жадных взглядов, дрожи, жара обнаженных тел и стонов, которые приходилось заглушать, чтобы никто в доме их не услышал. Стефан всегда считал, что ниже падать некуда – объятия брата стали для него персональным адом, от которого было невозможно отказаться. Дэймон всегда говорил, что любовь не может быть неправильной и грешной, потому что, в конце концов, Бог есть любовь. А потом появилась Кэтрин, и ни один из участников этого странного треугольника не мог четко сформулировать, кого и к кому он ревнует. Зато Сальваторе не могли простить друг другу предательства – каждый предал по-своему, но предал не только брата, но и любовника. Забыть это не получалось ни у кого. Не скучать не получалось тоже.

- Зачем ты приехал, Дэймон? – голос Стефана звучит глухо, отрешенно, как будто он воздвиг между ними толстую каменную стену.

- Соскучился, - беззаботно отзывается старший, садится на край стола и вынимает из пальцев Стефана кружку, из которой он едва успел сделать глоток. Вдыхает полной грудью аромат кофе и корицы и блаженно щурится.

- Прекрасный кофе.

- Ты клялся, что испортишь мне жизнь, я понимаю. Но может, мы начнем после Рождества? – Стефан устало морщится, глядя на брата. Он устал ненавидеть, устал враждовать. Когда Дэймон сидит, попивая кофе из его кружки, и смотрит так беззаботно и бесхитростно, хочется просто подойти и обнять. Уткнуться в плечо, прошептать что-то глупое и нежное и забыть, наконец, все прежние обиды. Дэймон весело скалится, и Стефан вспоминает, что брат – существо, которому нельзя протягивать руку, если не хочешь, чтобы ее откусили.

- Я приехал не портить тебе жизнь, братец, - старший вампир пожимает плечами и улыбается так открыто и искренне, что Стефан почти ему верит. – Я приехал отметить с тобой Рождество… И попить кофе с корицей, конечно же.

- Кофе с корицей готовят во всех ресторанах мира.

- Но нигде, кроме как здесь, его не готовишь ты, - это выглядит, как откровенный шаг к перемирию, и Стефан неуверенно улыбается, почти сдаваясь в плен этой иллюзии.

Может, через час они снова попытаются убить друг друга. Может, через два они снова будут лютыми врагами. Но сейчас хочется поверить, потому что Стефан слишком устал от недоверия.

- Значит, ты просто соскучился?

- Ничто человеческое нам не чуждо, - ухмыляется Дэймон и отставляет чашку в сторону. Стефан делает шаг навстречу, и Дэймон со смешанными чувствами заключает брата в объятия, ощущая грудью, как бьется сердце Стефана – часто и быстро после выпитого кофе, почти как у человека, но… Лучше, чем у человека. И Стефан лучше, чем кто бы то ни было.

- Тебе не кажется, что мы уже слишком далеки, чтобы снова… - тихо шепчет Стефан, подняв лицо, и смотрит на брата доверчиво и грустно. От его губ пахнет кофе и пряностями. Дэймон всегда любил этот запах.

- Я подумал, что Рождество – хороший повод стать ближе.

Стефан закрывает глаза, прижимается крепче, чувствует в поцелуе горечь… И именно в этот момент понимает: может, через час они снова попытаются друг друга убить, но у них никогда не получится это сделать. Неважно, сколько раз они скажут, что ненавидят друг друга. Неважно, сколько раз Дэймон уйдет, чтобы потом появиться и превращать жизнь Стефана в ад. Неважно, какую боль причинит Дэймон, чтобы покинуть его и разорвать эти сети.

Дэймон вернется, как только почувствует запах кофе с корицей.

ficbook.net

Кофейный пояс планеты | Русский очевидец

Говорят, между Северным и Южным тропиками — тропиками Рака и Козерога — встречаются самые красивые пейзажи. Но что еще удивительно: по обе стороны от экватора вдоль всей планеты широким поясом растут кофейные деревья. На территории Кот д'Ивуар в тени гигантских деревьев прячутся от жары кусты с ароматными кофейными плодами. В Кении на высоте двух тысяч метров, на красной базальтовой земле, перемешанной с вулканической золой, растут такие же низкорослые деревья с гладким серым стволом и темно-зелеными, блестящими, как натертая клеенка, листьями.

В кафе «Лапейрони» ©Огулбиби Мариас

Здесь можно увидеть, как по извилистым горным тропкам спешат женщины с огромными корзинами вниз, чтоб сдать на сборный пункт свежесорванные красные фрукты. Эфиопия — родина культуры кофе. Это единственное место на Земле, где можно встретить дикие кофейные заросли так, как они росли тысячу лет назад. Перелетев на другой берег, можно заглянуть в Йемен, откуда 4 века назад пошла мода на этот бодрящий напиток. Если лететь дальше на восток, то кофейные посадки встретишь в Индии, в горах Майзора, в Суматре, в горах Явы в Индонезии. Затем в Австралии, хотя их здесь стали выращивать после векового забвения недавно, лет 30 назад. Обогнув Тихий океан, подлетаем к Центральной Америке, где кофейные плантации и рассадники в Гватемале окуриваются дымом вулканов. Обязательно надо пролететь над Ямайкой, полюбоваться голубыми горами, где выращивают самый вкусный и самый дорогой кофе в мире. Не менее ценный и вкусный кофе выращивают и на Гавайях, в Пуэрто-Рико, на Антильских островах, где фрукты собирают, как и столетия назад, вручную, потому что кофе растет в труднодоступных местах высоко в горах, куда поднимаются женщины с привязанными к спине малышами и с большими корзинами на руках. Другое дело — Бразилия, где тысячи гектаров долин засажены кофейными плантациями, и урожай собирают машинами. Для большей части населения южноамериканского континента кофе является основным средством дохода. Обозревая кофейный пояс земного шара, замечаешь, что пейзажи здесь на редкость разнообразны, нет ничего общего между вулканическим рельефом Гавайев и плоскими душными равнинами Бразилии, между малюсенькими площадками с кофейными кустарниками на крутых обрывистых склонах Анд и бескрайними равнинами Анголы. Но растение везде одно и то же, вернее, существует только два сорта кофейного дерева. Первый сорт — арабика, который растет  на высоте от 800 до 2 тыс. метров; чем чище воздух, тем лучше развивается растение, чем выше посадки, где плоды созревают долго, тем вкуснее получается кофе. Второй сорт, робюста — от лат.слова «robuste», крепкий, солидный, грубый. Этот сорт менее капризный, он растет на равнине и дает более крепкий, горьковатый вкус, в нем больше кофеина. По цене он дешевле, из него изготавливают растворимый кофе, его перемешивают с «арабикой», чтобы придать остроту кофейному напитку.

©Огулбиби Мариас

Главная причина, почему кофейное дерево растет в разных географических условиях, но лишь вдоль экватора, кроется в том, что между тропиками зимой и летом температура постоянная — 20 — 25°С. Эта культура боится жары и заморозков. А здесь нет смены времен года, поэтому кофе собирают круглый год то тут, то там, вернее, когда пройдет сезон дождей. Ведь цвести и плодоносить оно начинает только после дождя, а эти сезоны в разных частях света проходят в разное время. Цветы кофейных деревьев очень нежного белого цвета — пушистые, невероятно ароматные, очень скоро их сменяют зеленые плоды, которые зреют медленно, окрашиваясь в красный цвет. Причем созревание на одном и том же дереве происходит не одновременно, так что там, где сбор ведется вручную, он длится несколько месяцев. Менее ценный кофе, например, в Бразилии собирают машинами один раз без разбора, созрели плоды или нет. Зрелый кофейный фрукт похож на красную вишню. После сбора его моют и сортируют много раз, просушивают на солнце несколько недель и только после того, как с него падает шкурка, из плода выходят две фасолинки зеленого цвета. Их снова перебирают, проверяют, чтобы не попалось гнилое зернышко, и ссыпают в огромные джутовые мешки по 50-60 кг. На каждом мешке кроме адреса производителя есть информация, понятная специалисту: сведения о качестве, калибре кофе и т.д. После этого мешки с зелеными зернами отправляются в путь на всевозможном транспорте. Кофе по востребованности и по передвижению по миру можно приравнять к нефти. Так же, как золото, ценные металлы и топливо, кофе котируется на бирже и подвергается спекуляциям на мировом рынке.

©Огулбиби Мариас

Как всего за 4 века кофейная культура опоясала весь мир, а сам напиток стал самым популярным на планете?

Об этом я думаю, размешивая черный напиток в белой чашечке в парижском кафе «Лапейрони» (Lapeyronie) недалеко от центра Помпиду. Вид у него самый обычный, но стоит зайти сюда, как тут же тебя окутывает магический запах, теплый пар и необычные звуки. Вдоль всех стен здесь расставлены всевозможные кофейные аппараты, на полу — пузатые открытые мешки с зелеными зернами и надписями на разных языках. На самом видном месте — светлый бочонок с надписью «Blue mountains», с тех самых голубых гор Ямайки.

Хозяин кафе Стефан Мартен каждый день (кроме выходных) обжаривает тут же перед клиентами зеленые зерна в своем большом аппарате-жаровне. Обжаривать кофе не обучают ни в одной школе, ремесло передается от отца к сыну или от мастера к подмастерью. Стефан освоил первые азы дела в Провансе, а приехав в Париж, попал к одному из лучших торрефакторов (torréfacteur — фр.) Брюно Сагезу, который создал «Лапейрони» 30 лет назад. И вот уже 14 лет Стефан продолжает его дело. Это редкое даже для Парижа кафе, где представлен кофе из всех стран-производителей арабики и, пожалуй, единственное место, где один и тот же кофе обжаривают на разный лад — от очень светлого до самого темного. «Ведь в разных странах пьют кофе по-своему, — объясняет Стефан, — в Скандинавии и Германии предпочитают светлый, несильно обжаренный кофе, во Франции — средний, а в Испании и в Италии — очень темный, который почти утрачивает природные ароматы».

Беседуя со мной, Стефан то и дело встает, набирает совком из разных мешков зерна и всыпает их в «жаровню» с температурой 180°. Зимой здесь не требуется отопление. «Хорошо освоив азы ремесла, каждый торрефактор стремится создать свой стиль, свою особую смесь из разных сортов, — продолжает Стефан, — конечно, вкус клиентов помогает искать новые нюансы, вкусовые оттенки...»

Стефан Мартен ©Огулбиби Мариас

— А когда зерна обжарятся, что-то зазвенит? — спрашиваю я, поглядывая на грохочущий барабан, боясь, что мой собеседник забудет его выключить.

— Не волнуйтесь, еще не готов, — улыбается Стефан, — я узнаю по звуку...

И только когда слышится похрустывание, будто подпрыгивают жареные семечки, он встает, через небольшое окошко достает немного зерен и по цвету решает еще немного дожарить. Затем останавливает «барабан», и коричневые зерна, как с горки, высыпаются вниз и начинают вращаться, подскакивая в круглой металлической емкости. Охладив таким образом зерна, их высыпают в металлический бак и выдерживают 2-3 дня без крышки, чтобы выпустить газы. Весь кофе, который Стефан продает клиентам в пакетиках, развозит по ресторанам или подает в кафе, он дегустирует сам. В кафе, где парижане обычно пьют эспрессо, вопрос, как лучше смолоть и сварить кофе, не возникает. Но когда хочешь этим заняться дома, то тут без совета специалиста не обойтись. Стефан подробно объясняет, какой помол нужен для каждого сорта. Главное, что я усваиваю — помол должен быть однородным, и то, что смолотый кофе лучше выпивать сразу, а не держать месяцами на кухне. Но самое ценное, чему научил меня торрефактор, это видеть и слышать в каждой чашечке кофе географию места его происхождения, историю людей, благодаря которым этот напиток оказался у меня на столе.

rusoch.fr

Интернет магазин кофе Coffee Fans

Магазин кофеСoffee Fans В нашем магазине кофе мы предлагаем широкий спектр сортов кофе под собственными торговыми марками «SanMaria» и «Pret-a-Porter». Вкусовые качества кофе зависят от сорта, страны произрастания, степени обжарки и помола.У нас вы сможете купить кофе чистых и ароматизированных сортов, созданные нами эспрессо смеси и уникальные редкие сорта, урожай которых насчитывает всего сотню мешков. Coffee Fans готов вам предложить более 50 вкусов на выбор!Мы привозим разные сорта кофе из более чем 20 стран и обжариваем его по своим уникальным рецептам, используя самую передовую технологию. Индивидуальнаяобжарка С магазином кофе Coffee Fans вы можете быть уверены, что Ваш заказ индивидуальный и он будет изготовлен непосредственно перед доставкой - вы получите свежеобжаренный кофе. Поэтому наш кофе такой ароматный.Наши сорта кофе создаются с помощью уникальной рецептуры и подбора оптимальных температур обжаривания. Это позволяет предлагать нашим клиентам широкий ассортимент сортов кофе основных и популярных видов обжарки: слабообжаренный кофе, венской, французской, итальянской обжарками и многими другими. Качество Мы предлагаем только свежеобжаренный кофе ручного сбора с лучших мировых плантаций. Кофе, перед тем как попадает на производство, проходит максимальное количество степеней отбора.В нашем магазине кофе не массового производства, а результат работы профессионального коллектива - Hand Made. Большое количество клиентов Каждый заказ наших покупателей, это индивидуальная обжарка, фасовка и доставка.Философия работы нашего магазина кофе основана на долгосрочных партнерских взаимоотношениях. Мы стараемся учесть пожелания каждого нашего клиента. И именно поэтому нас так ценят наши постоянные клиенты, которых становится все больше и больше! Широкийассортимент Наш магазин кофе готов Вам предложить 45 сортов «SanMaria» из 20 стран мира с разными вкусовыми оттенками. Это классические моносорта, эспрессо смеси, десертные сорта: от Амаретто до Шоколадного миндаля. Уникальную коллекцию LUXURY COLLECTION - это редкие, экзотические и дорогие сорта, урожай которых насчитывает несколько сотен мешков в год: от Австралии Скайбери до Ямайки Блу Маунтин и Копи Лувак. 5 видов кофе «Pret-a-Porter», а также бюджетные сорта «Optima» и «Concept». Почти весь кофе мы производим, как в зернах, так и в основных популярных помолах: от помола под турку до помола эспрессо. У нас также вы можете купить Кофе без кофеина и Кофе в капсулах.

Магазин кофе

Интернет - магазин кофе Coffee-fans.ru. Теперь стало просто купить понравившийся кофе на coffee-fans.ru. Мы работаем в соответствии с законами Российской Федерации. В нашем магазине кофе в Москве один из самых широких выборов по доступным ценам. Каталог и цены на Кофе в зернах в интернет магазине кофе.

Кофе в зернах

Кофе в зернах дает безупречный вкус и аромат. Мы выбираем только особые виды зерен кофе для сохранения качества в приготовлении. Идеально подходят для зернового приготовления арабика и робуста. Лучший кофе получается при подборе правильных ингредиентов и смесей.В магазине Coffee-fans.ru можно приобрести кофе в зернах, который рос в разных странах мира, на разных континентах. Кофе Арабики в зернах имеют длинную форму, кофе робусты в зернах круглой формы.Остановив свой выбор на кофе в зернах: можно приобрести крепкие и тонизирующие смеси, а также мягкие вкусы.Также мы предлагаем кофе без кофеина. В нашем магазине кофе найдется молотый и кофе в зернах, расфасованные в вакуумные упаковки.Кофе в зернах Coffee-fans.ru – это лучший кофе в своем сегмента. Мы являемся импортерами и производителями разных сортов кофе по приемлемым ценам. У нас только свежие зерна кофе.

Молотый кофе

В магазине кофе Coffee-fans.ru есть хороший молотый кофе из лучших сортов, разной степени обжарки и помола.Молотый кофе можно заказать в подарочной упаковке.Продажа Молотый кофе осуществляется из нашего магазина без посредников. Цена на Молотый кофе небольшая и зависит лишь от размера упаковки.Купить Молотый кофе в розницу можно по низкой цене, цена зависит от размера упаковки. Мы доставим молотый кофе по Москве и Московской области.

Copyright Coffee Fans. Тел.: +7 (495) 784-86-87

coffee-fans.ru


Смотрите также