Так кофе - это все-таки он или оно? Теперь кофе оно


Почему кофе теперь "оно мое"? - Черноземье: статьи

Чем продиктованы новые нормативы русского языка

29.10.2016 в 13:03, просмотров: 4451

Этой осенью Министерство образования РФ сделало подарок значительной части россиян. Тем, кого раньше насмешливо исправляли и поддразнивали за употребление слова «кофе» в среднем роде, теперь есть чем ответить. Приказом Минобразования кофе теперь может употребляться как в мужском, так и в среднем роде.

Почему кофе теперь

Гибкий язык или безграмотность?

Помимо кофе «легальными» теперь стали злополучный дОговор, по средАм, йогУрт — те слова, которые одним режут слух, а для других являются абсолютной нормой употребления. Эксперты основывались сразу на четырех словарях: «Орфографический словарь русского языка» Букчиной, Сазоновой, Чельцовой, «Грамматический словарь русского языка: Словоизменение» Зализняк, «Словарь ударений русского языка» Резниченко и «Большой фразеологический словарь русского языка» Телия. Согласно этим источникам, допускается двойное толкование выше перечисленных слов, а также ряда других. Что за этим стоит: закономерное развитие языка, впитывающее запросы общества, или снижение требований к самим носителям языка и их грамотности в целом. «МК Черноземье» пообщался с экспертами в области русского языка, чтобы выяснить, что, по их мнению, что на самом деле стоит за нововведениями.

Вера Громова, журналист: «У меня двойственное отношение к нормам нашего языка. С одной стороны, есть слова, неправильное произношение которых просто убивает. Например, звОнит или лОжит. С другой стороны, в русском языке столько правил и исключений, что даже человеку с филологическим образованием бывает трудно не показаться безграмотным. Что уж говорить о тех, у кого даже в школе по русскому была тройка. Поэтому нововведения, на мой взгляд, ничего существенного не изменят. Кто говорил грамотно, тот так и будет говорить. Правда, у остальных теперь будет полное право на замечание ответить «Министерство образования разрешает говорить и так, и так»».

Дина Силакова, преподаватель филологического факультета КГУ: «Мне кажется, это тот случай, когда ситуацией управляет язык, а не «регламенты», нормативные справочники. Увы, но для подавляющего большинства, кроме, разумеется, глубоких знатоков, кофе давно среднего рода. Так решил язык, и ничего с этим не поделаешь. Когда-то зал был «залой», а фильм «фильмой» и то, что «зал» и «фильм» делали нормой, вызывало, вероятно, некоторое смущение. Сейчас мы почти не помним ушедших форм. Язык — могучая сила, и там, где носители не справляются, он приходит на помощь, чуть-чуть приспосабливаясь. Он и не такие нововведения переживал — справится и с этими».

Преподаватель кафедры журналистики одного из вузов Курска, анонимно: «С этими словами не все так плохо. Если бы разрешили вариативное «курей», это бы напрягло сильнее. Тот же йогУрт, кажется, в пришедшем к нам варианте читается правильно с ударением на у. Об этом нам рассказывали еще во время моей учебы в университете. Или гренкИ, которые я упорно называю неправильно. В русском языке такие изменения уже были. Прижившиеся со временем слова в их исходном варианте порою сильно удивляют».

Мария, филолог: «Язык, он же живой, постоянно пульсирует. Если бы все лингвисты были такими консерваторами, до сих пор бы, как минимум, так общались: «Не лепо ли ны бяшетъ, братие, начяти старыми словесы трудныхъ повестий о пълку Игореве, Игоря Святъславлича?» Язык же должен подстраиваться под его носителей. Если половина уже давно говорит: «принеси мое кофе», а другая половина: «мой кофе», значит, кофе автоматически становится и мужским и средним родом. Лингвистам остается только смириться и задокументировать».

Когда крестили Русь и кто такой Джугашвили?

Пока филологи благосклонничают, у этой медали есть и обратная сторона. Педагоги все громче бьют тревогу по поводу того, что глубина знаний сегодняшних школьников снижается. Сразу несколько изданий за последнее время опубликовало исследования, основанные на опросах школьников. Процитируем лишь некоторые из них. Так, опрос, который организовал для учащихся «Лайф», показал, что школьники не знают даже элементарных вещей. 89 процентов не ответили на вопрос «В черте какого города находится самое маленькое государство в мире». При этом про Ватикан спрашивали даже не у учеников средней школы, а у старшеклассников. 79 процентов девятиклассников не знают настоящую фамилию Иосифа Сталина, 85 процентов — не справились с вопросом «Что несет дождь: циклон или антициклон?». Дальше — проще, но не для учащихся. 62 процента семиклассников не вспомнили год крещения Руси. Те же семиклассники не вспомнили имена сыновей Тараса Бульбы. На этом вопросе «срезались» 90 процентов, а меж тем произведение проходят как раз в седьмом классе.

72 процента школьников не знают, какое количество континентов на планете Земля, примерно столько же не назовут вам разницу между цифрой и числом.

Радует, что лишь 15 процентов семиклассников ошиблись с датами начала и конца Великой Отечественной войны и с именем человека, впервые полетевшего в космос, 14 процентов не знают, с какой стороны восходит солнце, 19 — где придумали Олимпийские игры, 18 забыли столицу Великобритании.

Незадолго до этого исследования глубокий шок общественности вызвал пост, который опубликовала в своем ЖЖ Анна Кисличенко, работающая с подростками на краткосрочных десятидневных курсах в Санкт-Петербурге. По окончании курса учащиеся отвечают на ряд вопросов из образовательной программы. По замечанию Кисличенко, большинство детей воспитываются в благополучных семьях среднего достатка. Анна рассказывает о том, как проходит контрольный срез.

Группа из 15 человек отвечает на вопросы. Результаты обескураживают. Школьники не знают значения, казалось бы, элементарных слов: иждивенец, попадья, навзничь, пунцовый, амбразура. Учащиеся теряются, пытаясь вспомнить, кто написал «Песнь о вещем Олеге». Двенадцатилетние дети не знают значения слова «пресса», никогда не слышали песни Цоя, причисляют Бабеля к представительницам прекрасного пола и не знают, что такое Коран.

Автор этого поста справедливо замечает, что сегодняшняя молодежь отлично разбирается в последних информационно-технических новинках. Но оказывается, что и это лишь миф. Мало кто из школьников смог правильно назвать основателя социальной сети Фэйсбук (Цукерберг).

Пост Анны Кисличенко набрал сотни тысяч просмотров, большинство из тех, кто прокомментировал это исследование, считают, что такие показатели — результат внедренной системы ЕГЭ. Да и сами школьники подтверждают: репетиторы, помогающие подготовиться к ЕГЭ, занимают все свободное время. То есть по сути знания, полученные на школьных уроках, оказываются не нужными и не усваиваются, акцент делается исключительно на подготовке к тестовой части.

Несмотря на то что споры вокруг системы ЕГЭ не утихают в последние 10 лет, новый министр образования Ольга Васильева в сентябрьском интервью ТАСС рассказала, что отказываться от ЕГЭ в России не будут.

— Понятно, что мы будем идти по пути ЕГЭ. Однако хочу еще раз подчеркнуть, что предела совершенству быть не может. Но я не думаю, что будут какие-то кардинальные изменения, будет отшлифовываться то, что уже есть, в частности сокращение тестовой части. И я еще раз повторюсь, что буду делать все возможное, чтобы никаких натаскиваний на ЕГЭ не было после уроков, потому что если программа пройдена, то страха на экзамене просто не должно быть, — говорит Васильева.

Таким образом встает вопрос: что все-таки стоит за изменениями нормативов грамотности? Реакция на изменение языка или адаптация к общему снижению грамотности населения, что ярко демонстрирует нам подрастающее поколение?

Ведь если новые нормативы легализуют кофе среднего рода, то почему не узаконивается, скажем, звОнит. По частоте распространенности этой ошибки неправильное ударение в глаголе «звонит» может с легкостью посоперничать и с кофе среднего рода, и уж тем более с йогУртом. Изменения уравнивают договОр и дОговор, по срЕдам и по средАм, брачующихся и брачащихся, каратЭ и каратЕ. А это значит, что теперь у школьников становится на порядок меньше шансов допустить ошибки в тестовых заданиях ЕГЭ по русскому языку. Хорошо это или плохо? Ведь если сегодня снизить планку грамотности, то в конечном итоге тех, кто не может назвать, в какой стороне восходит солнце и когда крестили Русь, может стать гораздо больше.

chr.mk.ru

Как правильно говорить кофе -он или оно, всегда было он,...

Как правильно говорить кофе -он или оно, всегда было он, теперь везде говорят что оно, ведь это неправильно?

Если кофе сварен хорошо - это он, если плохо - это оно. :) Кофе, напиток богов, без которого многие из нас не могут прожить и дня. Мы привыкли, что кофе это "он", так нас научили родители и книги, но в последнее время все чаще и чаще встречается вариант с употреблением кофе в среднем роде. Что это, живое развитие языка или рост неграмотности в обществе? Попробуем разобраться. В словарях это слово было зафиксировано с 1762 г. Хотя, надо отметить, что в широкое употребление оно вошло значительно раньше: в Петровскую эпоху (причём, в форме кофе, кафе, но чаще кофий, кофей) . Первоисточником, скорее всего, является арабское слово, обозначающее тропическое вечнозелёное дерево. Из арабского оно пришло и в турецкий, и в афганский языки. В русском языке слово кофе восходит, вероятно, к голландскому koffie -"кофе", хотя есть мнение что оно было заимствовано из французского. Русский лингвист, создатель первой стилистической грамматики русского языка В. И. Чернышев писал в начале 20 века: "Иностранные, несклоняющиеся слова на -а, -е, -и, -о, -у, означающие предметы неодушевленные единственного числа, употребляются обычно в среднем роде". Среди приведённых им примеров есть и чёрное кофе. Но далее В. И. Чернышев пишет, что некоторые авторы предпочитают употреблять такие слова в мужском роде согласно с французским языком, из которого они были заимствованы. Так, у Ф. М. Достоевского можно встретить: "...прихлёбывал свой кофе", а у А. С. Пушкина: "...свой кофе выпивал". Да и сам Чернышев склоняется на сторону классиков. Большинство словарей рекомендует мужкой род, но пишут что употребление в среднем роде ошибкой не будет. Литературной формой все-таки является мужской род: вкусный, ароматный, натуральный кофе. Сравните "бодрящий кофе" и "бодрящее кофе". На каком варианте язык спотыкается? Известный в узких кругах веб-дизайнер Артемий Лебедев утверждает, что кофе - это "оно". По его словам: "В ботанике растение кофе — оно. Мужской род не делает напиток из зерен кофейного дерева более благородным, чем, скажем, напиток из бобов какао. " Аргументация более чем спорная, по такой логике вино должно быть "он", так как делается из винограда. Надеюсь этот экскурс в историю поможет вам принять для себе решение о том какой вариант более правильный.

Нет, это правильно. Говорить теперь можно и "он" и "оно". Оба смысла допустимы.

Кофе всегда был "он", с недавних пор - и оно" тоже, но это как-то. . кощунство)) ) Хотя, теперь можно говорить и звОнит, пусть это слово и от слово вОнь)

по новой реформе нужно говорить "оно" объясняют тем, что кофе поменЯЛ род на средний из-за того что большое количество людей говорят "оно" мол, язык изменяется, он пластичен я чуть в телек не плюнула

теперь правильно, по правилам можно употреблять и то, и другое, и так, и сяк, и шиворот навыворот. Как хотите, так и говорите.

Думается, что и Она пойдёт.

Кофе- это он, и это правильно!

пока живы тексты, в которых написано, что это "кофий", - существительное кофе будет мужского рода

По старому анекдоту: - Как правильно пОртфель ли портфель? - Не знаю, как правильно, но 95 прОцентов моих дОцентов, говорят пОртфель

Кофе не поменял род по последней реформе орфографии. НО! Поскольку очень много людей, говорящих по-русски, говорят и пишут про кофе "оно" (просто по созвучию окончания: русские слова, оканчивающиеся на "е" обычно среднего рода) , то теперь ЭТО НЕ СЧИТАЕТСЯ ОШИБКОЙ. Если Вы хотите говорить правильно и точно, соблюдать в устной речи и на письме все правила, говорите про кофе "он". Если кто-то говорит и пишет "оно", эти как бы ступенькой пониже, но тоже можно. Кто-то говорил, что грамотность - это единственный способ соблюдать аристократизм при демократии. Если Вас беспокоит, как выглядит Ваша речь и ваше письмо, Ваш кофе будет мужского рода. Если не очень беспокоит, то за средний не посадаят.

У нас здесь кофе мужского рода, кофий практически. Зато сахар - женского! У меня ушло лет десять на то, чтобы соединять по-гречески эти два продукта без ошибки. По-русски заграницей ВСЕ называют кофе - оно : в твоё кофе сахар ложить или ты на диете?

Кофе среднего рода придумало Фурсенко, вот пусть оно и отвечает.

Раньше и правда был - он. Сейчас ввели новые правила русского языка - можно и оно. Там пару лет какой-то закон был по этому поводу.

Какао > боб > он; Кофе > зерно > оно. Не за что, грамотеи!

culture.ques.ru

Так кофе - это все-таки он или оно? | Обучение

Всего одно слово «отрезает» вас от всего остального коллектива, всего одно слово делает вас таким одиноким и непонятым обществом. Всего одно слово… а столько проблем!

Как показывает многовековая история, именно одно слово иногда решало судьбу: так, к примеру, в средние века достаточно было указать пальцем и сказать: «Ведьма», — чтобы невинный человек отправился на костер; одного слова хватало, чтобы признать кого-то изменником Родины и отправить на расстрел во времена Сталина. Но… как и все плохое в этом мире, эти времена прошли, и стало можно уже не так тщательно следить за своим языком и речью — кому до этого дело?

Так было довольно долго: люди жили, говорили все, что они хотят, и так, как они хотят. Шли годы, десятилетия, языковые нормы видоизменялись, прогибались под изменчивый мир — и процесс этот, хоть и был медленным, все же не затухал ни на минуту. Честно сказать, простых людей это волновало мало, ровно до того момента, как Интернет полностью укоренился в их жизни — тогда-то все и ахнули: «Какая неграмотная у нас страна!» Начали смотреть — что творится в словарях, включили телевизор — там то же.

Последней каплей в этом конфликте стала капля кофе. Журналисты обнаружили: в последнем издании словаря черным по белому написано, что употребление слова «кофе» в среднем роде за ошибку считать нельзя. Никто, правда, не отменял и наличие у слова и привычного «интеллигентному» уху мужского рода. (Странно, правда, что журналисты заглянули в словарь впервые за 20 лет, в течение которых слово «кофе» дозволялось употреблять в среднем роде в разговорной речи.)

Конфликт накалялся еще и «йогуртом» или, вернее сказать, «йогУртом» (с ударением на вторую гласную) — ведь если верить составителям словарей, можно произносить это слово и так. И даже если никто, кроме филологов-профессионалов, не помнит, что слово «йогУрт» турецкого происхождения, а к нам (на экраны телевизоров) пришло из английского, поменяв ударение, то в Турции, где и сейчас можно услышать его в таком варианте, бывают многие. Кстати, «ягУртом» назывался кисломолочный напиток, производимый в 1920-х годах в СССР для лечебных целей. И в словаре иностранных слов с 1949 года имелся единственный вариант «йогУрт».

Ладно, допустим, этого не знали многие. Но вот противников пить «черное кофе» было куда больше. Объясняется это довольно просто: во-первых, в мужском роде употребляли название напитка в основном интеллигентные люди, желая показать свое умственное превосходство над необразованными. Однако теперь норма подстроилась под общеупотребимое «черное кофе», уравняв тем самым языковые привычки всех носителей русского языка. Могло ли это остаться незамеченным? Конечно, нет!

В Интернете мгновенно вспыхнула война: миллионы пользователей на форумах описали свое отношение к «нововведениям». Гнев некоторых из них порой заходил очень далеко — настолько, что большая часть сообщения рябила нецензурными словами, однако смысл оставался все тот же: «Кофе — это он, а все, кто считает по-другому, пусть идут в известное место». Другие, более смышленые носители языка уверяли, что они «выплеснут черное кофе в лицо официанту, если он принесет его».

Бунтовали долго, много ругались, но изменить ничего не могли. Когда простой люд приутих, за дело взялись профессионалы: лингвисты, языковеды, филологи и другие мастера слова. Как ни странно, в их стане консерваторов оказалось куда меньше, чем можно было предполагать. Да и аргументы, приводимые ими в поддержку новых норм, звучали более убедительными, нежели приводимые новоиспеченными интернет-филологами.

Часто вспоминали статью Леонида Петровича Крысина «Языковая норма и речевая практика», в которой он признает, что языковая норма не статична и изменяется благодаря многим факторам: политическим, географическим, и конечно, просто благодаря развитию живой речи, которая является основным источником новых литературных норм.

Точку же поставил, как мне кажется, Максим Анисимович Кронгауз своей лекцией «Споры о норме» на недавней конференции о современном русском языке, проведенной совместно с интернет-проектом Грамота.ру. После полуторачасовой лекции и затяжной филологической баталии было единодушно решено, что ничего с нововведениями не поделать, остается принимать их. И вместо того чтобы убежденно отрицать существование среднего рода у слова «кофе» и второго ударения в слове «йогурт», легче просто признать их, но остаться при своем мнении — ведь никто не исключал из употребления и предыдущие нормы.

Не менее выразительной и поучительной получилась лекция «Чем наше слово отзывается: журналисты и мода на „вредные“ слова» Ольги Игоревны Северской, которая на примерах убедила зал в том, что стопроцентной грамотностью и абсолютным знанием даже «консервативных» языковых норм никто не обладает. Спрашивается, зачем разбивать лоб, доказывая правильность одной нормы, если спустя всего пять минут можешь сам запнуться о какое-то слово и выставить себя не просто пустобрёхом, но и лингвистом-недоучкой. К сожалению, большинство консерваторов и «носителей русского с идеальной грамотностью» именно ими и являются. Исправляя соседа, они сами допускают ошибки, на которые закрывают глаза. Желание же доказать свою правоту заметно превосходит все другие — сразу вспоминается одновременно грустный и забавный случай, не так давно произошедший в Москве.

Молодой националист черным маркером написал на стене одного из торговых центров «Россия для русских» и впопыхах забыл проверить написанное на предмет грамматических и синтаксических ошибок. За него это сделали три молодых человека примерно такого же возраста. Прочитав надпись, они бросились на парня и начали его избивать, при этом рассказывая ему о допущенных в его тексте ошибках. По словам потерпевшего, после они устроили ему допрос с целью выявить его уровень владения русским языком. Бедняге не повезло — блиц-опрос быстро показал все его пробелы в знании русского и избиение продолжалось еще несколько минут, после чего нападавшие скрылись.

«Так как быть?» — спросите вы меня.

Вместо ответа невольно вспоминаются слова академика И. П. Бардина, который на вопрос о том, с каким ударением он произносит слово «километр», ответил: «Когда как. На заседании Президиума Академии — киломЕтр, иначе академик Виноградов морщиться будет. Ну, а на Новотульском заводе, конечно, килОметр, а то подумают, что зазнался Бардин».

«Каждый выбирает по себе…» — видимо, теперь это касается и русского языка. А мы с вами, друзья, давайте жить дружно?

shkolazhizni.ru


Смотрите также