Утро, кофе, любовь. Утро кофе любовь


Утро, кофе, любовь — ориджинал

Тихая ночь, прерываемая лишь стрекотом кузнечиков, сменялась кровавым рассветом. Начинался очередной день — гонка на выживание.

Сергею не спалось. Всю ночь пролежал не сомкнув глаз, всматривался в ночное и равнодушное до их бед небо. Ловил в округе каждый подозрительный шорох и сжимал в руках рукоятку ножа, готовый без раздумий тут же броситься на незваных гостей. Холодное мерцание далеких звёзд постепенно угасало в зареве просыпающегося утра. Легкий ветерок доносил из-за околицы стойкие ароматы полыни и луговых цветов. Они смешивались с запахом давнего пожарища, одиноким свидетелем которого были останки жилья. Казалось, некогда прекрасный дом чёрными оконными провалами с укором взирал на дичавший день за днем сад. Одинокие качели тихо поскрипывали звеньями у старой липы, набирающей в середине лета медовый цвет.

Сергей лежал и смотрел на проплывающие в безмолвной тишине облака. Не увидеть больше белый след самолёта, растворяющийся в голубой глади неба. Горькое сожаление сдавило грудь, и он вдохнул глубже, стараясь отогнать боль от утраты человечества и цивилизации.

Вот и первая пчела деловито перелетала от одного медоноса к другому. Утро было прекрасным, он уже и запамятовал, что оно может быть таким беззаботным и юным в своей красоте. Голодный желудок скрутило спазмом и он громко заурчал. Парню не хотелось вставать, но впереди ждал новый и трудный день. Опасная дорога и ужасные встречи, которые они избегали, как могли. Всеми силами стремились к далекой и призрачной цели, но верили... Верили, что достигнут её...

Сергей, несмотря на то, что за ночь не сомкнул глаз, легко вскочил на ноги. Привычным взглядом отсканировал расстилающееся за оградой бескрайнее поле. Давно уже никто не пахал землю, не слышала она шума техники и не ощущала запаха горючего. Пустынно на всём горизонте. Порой хотелось встретить людей, но... подвергать свои жизни риску. Выживание! Выживание любой ценой стало прерогативой.

Сергей оглянулся на того, ради кого он не сдавался. Неизвестный вирус в одночасье поразил планету. Буквально неделя, — и все рухнуло как карточный домик. Успел вернуться домой и забрать его в последний момент. Было страшно подумать, что было бы с ним без него, Сергея... Не было бы смысла жить и бороться. Лишь превратиться, как и большинство населения, в голодное существо, рвать на части тела и вгрызаться в живую плоть с характерными чавкающими звуками. Это всё не поддавалось разуму, но такова была реальность, и они бежали от нее со всех ног.

Сергей позволил себе замереть на пару минут и просто полюбоваться дорогим лицом. На ночлег расположились под старым вишневым деревом. Ветви от тяжести бордовых плодов нависали низко-низко, и даже не нужно было протягивать руки. Сергей закинул в рот пару вишен. Раскусил. В рот брызнул вязкий и терпкий сок. Сплюнул косточки и снова залюбовался парнем.

Эмиль спал глубоким и спокойным сном. Грудь мерно опускалась в такт дыханию. Разгладились мимические морщинки вокруг глаз, теперь они светились яркими полосками на загорелом лице, и он казался по-прежнему юным. Высокий лоб не рассекала глубокая складка, появившаяся после всех событий. И челюсть не сведена до скрежета зубов, вытягивающая губы в тонкую линию.

Сергей вздохнул и наклонился к рюкзакам. Первым делом достал армейскую горелку, а затем их небольшой запас еды: галеты, банку паштета и кофе. «Кофе не заставит разлюбить даже грёбанный зомбиапокалипсис», — встряхнул упаковку и открыл, вдыхая аромат. — «Молотый... », - вспоминая, как они рисковали для того, чтобы добыть эту пачку. Вода закипела, и Сергей повернулся разбудить Эмиля, столкнулся с серым, оттенка грозовой тучи, взглядом. — Доброе утро! А ты опять не спал? — с укором произнес Эмиль, сладко потянулся. Сергею захотелось провести руками по его крепкому телу, как в далёком детстве будила мама. «Мама... Покойся душа с миром...», — и он отогнал болезненное воспоминание, как проломил ей череп ножкой от стула. Едва уловимо коснулся пальцем щеки, и тут же ладонь была прижата к горячим губам. Глаза Эмиля светились такой любовью, что не нужно было слов. Молчание говорило само за себя. Признания — слова, их унесет ветер, а взгляд, тепло рук, губ останутся навечно, словно клеймо, выжженное умельцем. И он знал, что когда придёт время, Эмиль не дрогнет и сделает для него всё... Это и есть всепоглощающее чувство — любовь.

— Не спится... Ты же знаешь..., зато ты выспался, — разливая по кружкам ароматный напиток, Сергей протянул любимому человеку. — Держи, — отхлебнул из своей и с блаженством прикрыл глаза, смакуя горьковатый вкус и с тоской вспоминая кофемашину. Эмиль ножом умело вскрыл банку паштета и намазал на галеты. Мужчины не теряя времени позавтракали, убрали спальные мешки и припасы.

Сергей раскрыл потрепанную карту, Эмиль склонился ближе, и он не удержался, вдохнул полной грудью пьянящий запах парня с нотками зрелого пота и мускуса. Тряхнул головой, отгоняя желание завалиться с ним на примятую после ночлега траву и махнуть на всё рукой. Любить до дрожи и кричать во весь голос от блаженства, как в последний раз... Сфокусировал взгляд на карте местности, просматривая намеченный с вечера маршрут. — Этой деревеньки нам не миновать, — заключил Сергей. — Ещё пятьсот километров. На машине часа три-четыре, но все дороги забиты транспортом и обратившимися. — Долго мы пробирались окольными путями и в города не заходили. — Чем тише передвигаешься, тем больше шанс достичь не активированного бункера. — И это нам не помогло, дай посмотреть..., — ожидая ответа, Эмиль посмотрел на Сергея. Тот отрицательно покачал головой: — Всё хорошо, и я в порядке. Запас продуктов на исходе, — складывая карту. — Может, в деревеньке раздобудем из техники чего-нибудь. Хорошо бы мотоцикл..., — мечтательно протянул Сергей. — И с полным баком, — одобрительно улыбнулся и потянулся к его губам. Слились в недолгом, но таком необходимом поцелуе, который дарит силы, не позволяет расслабиться и заставляет преодолевать километр за километром. — Всё, пора, — Эмиль встал, закинул за плечи вещмешок, проверил почищенное с вечера оружие. — Я готов, — направился к калитке и замер в ожидании, когда подойдёт Сергей. — Удачи нам, — произнёс Сергей вслед, отодвинул край перчатки и взглянул на укушенное запястье. Рваные от зубов края раны воспалились и почернели. — Я должен успеть..., — произнёс еле слышно. Подошёл к Эмилю и они тронулись из сада, который дал им спокойно провести ночь в мире хаоса.

ficbook.net

Книга Утро, кофе, любовь, глава Утро, кофе, любовь, страница 1 читать онлайн

Утро, кофе, любовь

Тихая ночь, прерываемая лишь стрекотом кузнечиков, сменялась кровавым рассветом. Начинался очередной день — гонка на выживание. 

Сергею не спалось. Всю ночь пролежал не сомкнув глаз, всматривался в ночное и равнодушное до их бед небо. Ловил в округе каждый подозрительный шорох и сжимал в руках рукоятку ножа, готовый без раздумий тут же броситься на незваных гостей. Холодное мерцание далеких звёзд постепенно угасало в зареве просыпающегося утра. Легкий ветерок доносил из-за околицы стойкие ароматы полыни и луговых цветов. Они смешивались с запахом давнего пожарища, одиноким свидетелем которого были останки жилья. Казалось, некогда прекрасный дом чёрными оконными провалами с укором взирал на дичавший день за днем сад. Одинокие качели тихо поскрипывали звеньями у старой липы, набирающей в середине лета медовый цвет. 

Сергей лежал и смотрел на проплывающие в безмолвной тишине облака. Не увидеть больше белый след самолёта, растворяющийся в голубой глади неба. Горькое сожаление сдавило грудь, и он вдохнул глубже, стараясь отогнать боль от утраты человечества и цивилизации. 

Вот и первая пчела деловито перелетала от одного медоноса к другому. Утро было прекрасным, он уже и запамятовал, что оно может быть таким беззаботным и юным в своей красоте. Голодный желудок скрутило спазмом и он громко заурчал. Парню не хотелось вставать, но впереди ждал новый и трудный день. Опасная дорога и ужасные встречи, которые они избегали, как могли. Всеми силами стремились к далекой и призрачной цели, но верили... Верили, что достигнут её... 

Сергей, несмотря на то, что за ночь не сомкнул глаз, легко вскочил на ноги. Привычным взглядом отсканировал расстилающееся за оградой бескрайнее поле. Давно уже никто не пахал землю, не слышала она шума техники и не ощущала запаха горючего. Пустынно на всём горизонте. Порой хотелось встретить людей, но... подвергать свои жизни риску. Выживание! Выживание любой ценой стало прерогативой. 

Сергей оглянулся на того, ради кого он не сдавался. Неизвестный вирус в одночасье поразил планету. Буквально неделя, — и все рухнуло как карточный домик. Успел вернуться домой и забрать его в последний момент. Было страшно подумать, что было бы с ним без него, Сергея... Не было бы смысла жить и бороться. Лишь превратиться, как и большинство населения, в голодное существо, рвать на части тела и вгрызаться в живую плоть с характерными чавкающими звуками. Это всё не поддавалось разуму, но такова была реальность, и они бежали от нее со всех ног. 

Сергей позволил себе замереть на пару минут и просто полюбоваться дорогим лицом. На ночлег расположились под старым вишневым деревом. Ветви от тяжести бордовых плодов нависали низко-низко, и даже не нужно было протягивать руки. Сергей закинул в рот пару вишен. Раскусил. В рот брызнул вязкий и терпкий сок. Сплюнул косточки и снова залюбовался парнем. 

Эмиль спал глубоким и спокойным сном. Грудь мерно опускалась в такт дыханию. Разгладились мимические морщинки вокруг глаз, теперь они светились яркими полосками на загорелом лице, и он казался по-прежнему юным. Высокий лоб не рассекала глубокая складка, появившаяся после всех событий. И челюсть не сведена до скрежета зубов, вытягивающая губы в тонкую линию. 

Сергей вздохнул и наклонился к рюкзакам. Первым делом достал армейскую горелку, а затем их небольшой запас еды: галеты, банку паштета и кофе.  «Кофе не заставит разлюбить даже грёбанный зомбиапокалипсис», — встряхнул упаковку и открыл, вдыхая аромат. — «Молотый... », - вспоминая, как они рисковали для того, чтобы добыть эту пачку.  Вода закипела, и Сергей повернулся разбудить Эмиля, столкнулся с серым, оттенка грозовой тучи, взглядом.  — Доброе утро! А ты опять не спал? — с укором произнес Эмиль, сладко потянулся.  Сергею захотелось провести руками по его крепкому телу, как в далёком детстве будила мама.  «Мама... Покойся душа с миром...», — и он отогнал болезненное воспоминание, как проломил ей череп ножкой от стула.  Едва уловимо коснулся пальцем щеки, и тут же ладонь была прижата к горячим губам. Глаза Эмиля светились такой любовью, что не нужно было слов. Молчание говорило само за себя. Признания — слова, их унесет ветер, а взгляд, тепло рук, губ останутся навечно, словно клеймо, выжженное умельцем. И он знал, что когда придёт время, Эмиль не дрогнет и сделает для него всё... Это и есть всепоглощающее чувство — любовь. 

— Не спится... Ты же знаешь..., зато ты выспался, — разливая по кружкам ароматный напиток, Сергей протянул любимому человеку. — Держи, — отхлебнул из своей и с блаженством прикрыл глаза, смакуя горьковатый вкус и с тоской вспоминая кофемашину.  Эмиль ножом умело вскрыл банку паштета и намазал на галеты. Мужчины не теряя времени позавтракали, убрали спальные мешки и припасы. 

Сергей раскрыл потрепанную карту, Эмиль склонился ближе, и он не удержался, вдохнул полной грудью пьянящий запах парня с нотками зрелого пота и мускуса. Тряхнул головой, отгоняя желание завалиться с ним на примятую после ночлега траву и махнуть на всё рукой. Любить до дрожи и кричать во весь голос от блаженства, как в последний раз... Сфокусировал взгляд на карте местности, просматривая намеченный с вечера маршрут.  — Этой деревеньки нам не миновать, — заключил Сергей. — Ещё пятьсот километров. На машине часа три-четыре, но все дороги забиты транспортом и обратившимися.  — Долго мы пробирались окольными путями и в города не заходили.  — Чем тише передвигаешься, тем больше шанс достичь не активированного бункера.  — И это нам не помогло, дай посмотреть..., — ожидая ответа, Эмиль посмотрел на Сергея.  Тот отрицательно покачал головой:  — Всё хорошо, и я в порядке. Запас продуктов на исходе, — складывая карту. — Может, в деревеньке раздобудем из техники чего-нибудь. Хорошо бы мотоцикл..., — мечтательно протянул Сергей. — И с полным баком, — одобрительно улыбнулся и потянулся к его губам.  Слились в недолгом, но таком необходимом поцелуе, который дарит силы, не позволяет расслабиться и заставляет преодолевать километр за километром.  — Всё, пора, — Эмиль встал, закинул за плечи вещмешок, проверил почищенное с вечера оружие. — Я готов, — направился к калитке и замер в ожидании, когда подойдёт Сергей.  — Удачи нам, — произнёс Сергей вслед, отодвинул край перчатки и взглянул на укушенное запястье. Рваные от зубов края раны воспалились и почернели. — Я должен успеть..., — произнёс еле слышно.  Подошёл к Эмилю и они тронулись из сада, который дал им спокойно провести ночь в мире хаоса.

litnet.com

Утро, кофе и любовь — ориджинал

Я стояла на кухне и пила кофе – горячий, как я и любила. «Не могу поверить, что это произошло, - с теплой улыбкой подумала я, - Он любит меня, любит!» Взглянула на кольцо с голубым сапфиром и снова вернулась к размышлениям: «Совсем недавно я была обыкновенной девушкой, студенткой 4ого курса экономического факультета, а теперь я жена самого замечательного человека в мире – Руслана…» Мои мысли прервал скрип половицы. Обернувшись, я посмотрела в любимые глаза, такие же зеленые, как ранняя весенняя листва. - Привет, - прошептала я, смущенно улыбаясь. Еще бы, ведь вчера была наша первая брачная ночь… От воспоминаний о ней у меня, кажется, залились краской даже уши. - Доброе утро, солнышко, - обнимая, сказал он тем самым глубоким голосом, от которого у меня постоянно подгибались колени и все тело наливалось негой. Я стеснялась посмотреть ему в глаза, а он в это время встал за моей спиной и, обняв, стал прикусывать мое красное ушко. Переборов смущение, я развернулась в кольце его рук и посмотрела в его глаза. - Как спалось? – спросила я первое, что пришло на ум. - Ох, знаешь, - пробормотал он мне на ухо, послав мурашки по телу, - прекрасно. Я бы даже сказал, сладко, страстно и… горячо. – И порочно улыбнулся. Я, поняв, что он имел в виду, в смущении вывернулась из его рук и отхлебнула уже немного остывший кофе, чтобы хоть как-то успокоить себя. Руслан понимающе усмехнулся и, насвистывая что-то, повернулся, чтобы налить себе кофе. Какое-то время мы стояли в тишине. Я опять стеснялась посмотреть на него; он же, пока пил кофе, так и не отвел от меня свой взгляд. Очнувшись, отхлебнула свой напиток, но скривилась из-за того, что тот уже остыл. Руслан это заметил: - Хочешь… еще? – спросил он, почему-то с предвкушением улыбаясь. - Д-да, - ответила я, ничего не подозревая. Руслан отхлебнул немного свой кофе и притянув меня к себе, захватил мой рот. Я с готовностью его открыла, и тут же мне в рот полилась чуть горьковатая, но в то же время сладкая жидкость. Даже глотнув, я не отодвинулась от него. Руслан положил мне руку на затылок, другой же хотел поставить кофе на столешницу, но промахнулся и чашка, выскользнув из рук, упала на пол и разбилась. Но нам было не до этого. Вот так было всегда… Стоило нам только прикоснуться друг к другу, и страсть завладевала нами, и кажется ничто не могло нас уже остановить. Второй рукой он обвил мою талию и ближе пододвинул к себе так, что между нами не было ни единого сантиметра. Потянув за волосы, он еще больше запрокинул мою, голову, чтобы проникнуть глубже. Мне даже не нужен был воздух, ведь он делился со мной своим. Наши языки сплелись - вступили в бой, танцуя и борясь друг с другом. Руслан опустил обе руки к моей попе и, обхватив ее, посадил меня на столешницу. Кажется, что-то опять разбилось, но не было сил и желания отвлекаться. Я вцепилась обеими руками в его плечи и застонала. В ответ раздался приглушенный рык: - Боже, какая же ты сладкая…-, и опустился губами к ключице, покусывая ее и тут же зализывая эти места. Я снова застонала и вцепилась в его волосы, пытаясь удержать так, где он был. Одной рукой он уже пробрался ко мне в трусики и стал там хозяйничать. Дотронулся до клитора, и я вскрикнула от волны желания, накрывшей меня. Руслан удерживал меня на месте, а в это время другой его палец проник в меня и стал двигаться – входил и выходил. Меня уже потряхивало – я была близка, о чем ему и сказала. -Посмотри на меня, любимая! Я хочу увидеть, как ты кончишь. - Я еле-еле выполнила его просьбу (даже приказ!) и взглянула в такие любимые глаза. Тут он нажал на определенную точку, известную ему одному, и я с криком погрузилась в наслаждение. «Оргазм – это маленькая смерть». Только в такие моменты понимаешь, насколько правдиво это высказывание. Спустя время, я открыла глаза (не заметила, как их закрыла…) и увидела довольное лицо моего мужа. Во рту он держал ТОТ САМЫЙ палец. - Замечательный КОФЕ, любимая! Нам пора одеваться, - коротко поцеловал меня и, опять же что-то довольно насвистывая, отправился в спальню. Я же опять покраснела (ох уж эта воспитанность!), и приведя себя в порядок, отправилась переодеваться. Хуух… Здравствуй, супружеская жизнь!

ficbook.net


Смотрите также