18+. Жвачка с кофе


Мятная жвачка с привкусом кофе — фанфик по фэндому «Стыд»

       Вечеринки по пятницам и пьяные поцелуи в шею давно уже стали чем-то обыденным для них обоих. Она — первокурсница, мечтающая о спокойной жизни, он — третьекурсник, живущий только ради секса, алкоголя и тяжелых сигарет. Она — просто Ева. Он — просто Крис. Они — просто никто.

       Крис злится и курит, когда не получает того, что он хочет.

       Ева кажется спокойной при любых обстоятельствах.

       Ему нравится её имя, нравится злить её, называя по фамилии — Мун. Нравится одерживать над ней победу, когда она даже не подозревает, что с ней ведут игру. Нравится запах её волос — шоколадный, с ярко выраженным запахом яблок.

       Ей нравится его улыбка, мятная жвачка и запах его сигарет.

       Она оглядывается по сторонам, ища кого-нибудь, кто мог бы ей помочь.

       — Крис? — говорит в неизвестно какой раз, а потом смотрит на девушек. — Вы знаете Криса?

       Один из парней, стоящих рядом, пальцем указывает на танцующего парня, а потом кивает в его сторону.

       — Это Крис? — переспрашивает она, а потом, решаясь, подходит к нему и шепчет что-то на ухо. Он кивает и идет за ней.

       — Я не хочу прерывать, но я привела Криса для тебя, — зайдя в женский туалет, говорит Ева и смотрит на блондинку с заплаканными глазами, говорящую о каких-то рулонах туалетной бумаги.

       — Я здесь, — разводя руками, говорит парень и улыбается.

       А после нескольких фраз они выходят из женского туалета, и Крис бросает ей едкое «Ну и динамо!».

       Слова, когда-то сказанные Саной, больно врезаются в память, оставляя в душе горький осадок. Ей не кажется это странным — постоянные вечеринки, на которые её приглашает именно он, ей кажется это вполне обыденным и нормальным. Ей хочется все вернуть обратно. Хочется не знать его. Забыть его сообщения, его мятную жвачку с привкусом кофе и запах его сигарет.

Обычное «привет», когда-то сказанное им, всплывает в памяти. Ей кажется это все ненастоящим, нереальным. Разблокировав телефон, она неуверенно нажимает на сообщения и находит в них знакомый номер « Крис Penetrators».

Спасибо за лайки, у меня никогда не было сталкера.Хе-хе! Я и впрямь сталкер, берегись, я стою возле твоего дома.

Ха-ха! Сейчас я правда немного испугался.И возбудился.

       Она с силой откидывает телефон в сторону, забывая о том, что сейчас уже глубокая ночь, а в соседней комнате спит мама, неожиданно вернувшаяся из командировки.

       Ей не хватает его поцелуев и постоянных ухмылок. Ей не хватает его.

       Он выкуривает очередную сигарету, а потом откидывает голову назад. Все так паршиво. Ему не нравятся вечеринки без нее, ему не нравится быть в стороне, когда она — Ева — целуется со своим парнем или обнимается с тем блондином. И плевать, что они просто друзья. Плевать, что ему на всех насрать. Плевать, что ему никто не нужен. И плевать, что это неправда. Плевать на всё. Кроме неё. И он это понимает.

       Он разговаривает с каким-то парнем, держа в руках полупустую бутылку из-под пива, и смотрит на нее. Выжидает момент. Неожиданно блондинка оставляет свою подругу одну, и вот он — Крис — уже сидит рядом с ней.

       — Привет.

       — Привет, — откладывая телефон, здоровается Ева и отводит взгляд.

       — Так это они — твоя «команда»? — спрашивает он и пальцем показывает на девушек, стоящих неподалеку.

       — «Команда?» — переспрашивает его девушка и непонимающе дергает плечами.

       Он облизывает губы, а потом поясняет, склоняя голову набок. Крис смеется после её слов про выпускной, а потом удивленно спрашивает:

       — Почему?

       — Время выпускников — капиталистическое мероприятие, регулируемое силами рынка.

       Крис смотрит на Еву и закусывает губу. Ему нравится её неординарность. Ему нравится её ум. Ему нравится она. Он улыбается, обнажая белоснежные зубы, и тихо шепчет: « Отлично.» — а после облизывает нижнюю губу и, смотря Еве в глаза, продолжает.

       — Ты очень умная. Мне это нравится. Я думаю, что это прелестно.

       Ева что-то отвечает, но отвлекается на громкие крики со стороны Саны. А Крис просто непонимающе следит за всем происходящим.

       — Дра-а-а-а-ама.

       Ему хочется выпить. Он берет несколько бутылок виски и выпивает, выпуская из виду её рыжую копну волос. Он слишком устал от этой девчонки, устал от её запаха на подушке в его комнате, устал от её косметики, разбросанной у него в ванне.

       Она выключает телефон и встает с кровати. Ей нужно развеяться, ей нужно отдохнуть. Она просто накидывает на себя его толстовку, пропитанную запахом его тяжелых сигарет, и выходит на улицу. А потом достает из кармана зажигалку и недавно открытую им пачку и делает затяжку. Дым распространяется перед ней, окутывая её волосы. Она откидывает недокуренную сигарету и вытаскивает пару пластинок мятной жвачки.

       «Не хочешь встретиться?»

       Ева слишком умна, чтобы влюбиться в Криса. Шистад слишком самоуверен, чтобы влюбиться в Еву.

      «Хочу.»

ficbook.net

Мятная жвачка с привкусом кофе — фанфик по фэндому «Стыд»

       — Ева, это Ибен. Моя девушка.

       Почему-то в этот момент все летит к чертям.

       Ева не хочет ничего чувствовать. Особенно к нему — этому проклятому красавчику-Шистаду. Ей нравится быть незаметной, ходить в компании наушников, висящих у нее на шее, и ничем не отличаться от других. Но как это возможно, если Крис Шистад переворачивает жизнь Евы Квиг Мун каждый день, не давая ей даже опомниться? Ответ прост и слишком очевиден: никак.

       Ева просыпается от неприятных ощущений. Её голова кажется Мун чересчур неподъемной, а саднящее горло не сулит ничего хорошего. Она будто находится в прострации. С трудом перевернувшись на другой бок, Ева видит перед собой янтарные, отливающие желтым на солнце, глаза Шистада.

       Он как-то странно улыбается, а потом кладет руку Еве на голову и поправляет несколько выбившихся прядей, убирая их за ухо.

       — Крис, — слегка севшим голосом говорит Ева, а потом, чуть-чуть откашлявшись, продолжает, — что ты тут делаешь?

       Шистад лишь смеется над её вопросом.

       — Где, Мун? У себя в квартире? — его глаза с прищуром смотрят на Еву, пока она медленно переваривает только что сказанные Крисом слова.

       Она слишком много выпила вчера. Уже через несколько секунд Ева закрывает лицо ладошками и натягивает на голову одеяло, а сбоку слышится искренний смех темноволосого с белой прядью.

       Крис не торопится вставать. Он лишь крепче обнимает Еву и стягивает с нее белоснежное одеяло, давно пропахшее её запахом медных волос. Мун кажется Крису слишком живой, настоящей. Не той Евой Квиг Мун, которая каждую пятницу (или любой другой день) напивается до отключки, после чего оказывается у него в постели. Это стало слишком естественным для них — просыпаться вместе. И это слишком странно.

       Крис перебирает пальцами запутавшиеся волосы Евы, поднося локоны к носу, чтобы вдохнуть этот приятный запах шоколада.

       — Ты вкусно пахнешь, Ева, — без доли сарказма или пошлости говорит Крис, всего лишь констатируя факт, и это так неестественно для него. И это слишком странно для Криса Penetratorʼа. — Я отвезу тебя в школу, Мун — вновь с присущей ему возвышенностью говорит Шистад и встает с кровати.

       Поначалу Еве казалось странным его частые смены настроения, глупые ухмылки, показывающие глубокое непонимание, его белоснежные улыбки, от которых могла кончить любая, и глаза. Почему-то его коньячного цвета глаза с периодической частотой меняли цвет радужки. И Ева долго не могла понять: почему? Однако ответ был слишком очевиден, а главное — прост. И Мун считала себя дурой, которая не смогла понять это сразу.

       — Ты идешь или остаешься здесь? Я, конечно, не против, Мун, но, увы, на этот вечер у меня уже запланировано кое-что интересное. — подмигнув Еве, говорит Шистад, — Или ты хочешь быть третьей? — в своей манере приподнимая бровь, откровенно смеется Крис, за что получает подушкой в лицо. — Мазила, Мун. Мазила.

       Минут через пятнадцать, когда Ева смогла-таки привести себя в порядок, (всего лишь надеть свитер, джинсы и причесаться) они с Крисом вышли на улицу и сели в машину.

       Тишина, царившая в салоне, вовсе не напрягала и не создавала какого-то натяжения. Наоборот, она успокаивала. Крис аккуратно вел машину, плавно уходя на поворотах. До начала занятий оставался примерно час и этого было чертовски мало, потому что дом Шистада находился далеко за городом. Однако этот факт вовсе не волновал самого Криса, потому что он уверенно мчался вперед, желая полноценно позавтракать.

       Машина остановилась возле какого-то ресторана, больше похожего на шикарный особняк.

       — Я не пойду, Крис. — Шистад не любит, когда что-то идет не по его плану. Ему не нравится, что сейчас, сидя с Евой в машине, он не целует её шею, оставляя багровые пятна, не покусывает нежную кожу, ему не нравится то, что она слишком недоступная для него, когда трезвая. И ему чертовски не нравится то, что она обращает на него внимание только когда выпьет достаточно, чтобы на утро ничего не помнить. — Я не хочу есть.

       — Что ж, — доставая из кармана брюк пачку сигарет, хмурится он, — отлично.

       Дым обволакивает силуэт Евы, но она никак на это не реагирует. Шистад даже не открывает окно, чтобы проветрить салон. Он просто достает из куртки мятную жвачку и жмет на педаль газа, буквально срываясь с места.

       Скорость давно перевалила за двести. Но Ева, пусть и до ужаса боящаяся разбиться на машине, молчит, лишь на мгновения закрывая глаза и хватаясь за ручку, когда Крис резко поворачивает в сторону или обгоняет не спеша едущие автомобили.

       Для него это всё игра, для неё — лишний повод ненавидеть его.

       Пытаясь отогнать от себя ненужные мысли, Ева тихо нашептывает что-то себе под нос и периодически перестает дышать от страха. Ей страшно. Слишком страшно. Но она молчит, надеясь, что Крис опомнится. Надеясь, что они не попадут в аварию или куда хуже — в морг на постоянное «проживание».

       Когда спидометр начал показывать двести пятьдесят семь, Мун затаила дыхание и крепко сжала руку Шистада, не в силах что-либо сказать.

       Неожиданно Крис резко остановился, и Ева увидела здание школы буквально в трестах метрах от сюда.

       — Вали, — грубо сказал Шистад, от чего у Евы появились мурашки на теле. Он был слишком зол. И слишком расстроен.

       Ева молча вышла из машины, негромко захлопнув дверь. И Крис уехал. Сразу же. А в воздухе все также витал запах его крепких сигарет и мятной жвачки.

ficbook.net

Мятная жвачка с привкусом кофе — фанфик по фэндому «Стыд»

       Ева не заметила, когда общение с её лучшими друзьями — Исаком, Юнасом и Нурой — сошло на «нет». Теперь для неё есть только он. Ева упустила из виду тот момент, когда вскользь брошенное Вильдой «Крис целовался с кем-то на вечеринке» начало больно колоть где-то в груди, оставляя маленькие невидимые порезы. Ева не понимала, как когда-то омерзительный и ужасный запах сигарет стал для неё таким родным и приятным. Она не замечала взгляды Нуры, пламенные речи Саны, уверенно твердящей, что общение с Крисом ни к чему хорошему не приведет, и вовсе не обращала внимания на Вильду, щебечущую что-то про Ибен и их не закончившиеся с Шистадом отношения. Ева, казалось, жила от вечеринки до вечеринки, а Крис был её свежим глотком воздуха, без которого она буквально задыхалась.

       « Ты слишком сексуальна в этом платье, Ева»

       Неожиданная смс-ка, так не вовремя пришедшая на телефон Мун, заставила её слегка покраснеть и кинуть телефон в сумку. «Потом отвечу», — пролетело у неё в голове, после чего Ева начала оглядываться по сторонам.

       — Ева? — обеспокоено начала Сатре , но рыжеволосая даже не повернулась в её сторону, лишь махнула рукой, мол, всё в порядке.

       Постоянные нотации Нуры стали надоедать. Ева уже и не помнит, когда они с блондинкой говорили о чем-то, кроме Вильяма и Криса.

       Ева не заметила, когда номер Криса Penetratorʼа стал высвечивается в быстром наборе на её телефоне. Она не понимала, как этот парень — Кристофер Шистад — смог завладеть ею полностью. Ева Квиг Мун не замечала ничего.

       Она плюхнулась на кровать, вдыхая знакомый запах его парфюма, и слегка улыбнулась. Ей нравились его вещи, которые она незаметно клала себе в шкаф на отдельную полку.

       «Ты слишком предсказуем» — наконец ответила на сообщение Криса Мун и, положив телефон рядом с собой, достала из сумки пару учебников по литературе.

       Ева никогда не любила этот предмет. Он казался чересчур скучным и неинтересным. Но, как она сама признавалась, некоторые произведения западали ей в душу, и она перечитывала их по несколько раз.

       Телефон издал вибрирующий звук, и на экране высветилось «Мама».

       — Привет, — улыбнувшись, сказала Ева и откинула ненавистный ей учебник.

       — Привет, дружок, — голос матери казался Еве очень далеким и чужим, но она не стала акцентировать на этом внимание и просто вслушивалась в каждое слово. — Мой рейс из Женевы задержали, поэтому я приеду через несколько дней.

       — Оу, — грустно ответила Ева, — я соскучилась!

       Этот разговор уже казался безнадежным.

       Ева хмурится и достает из шкафа бутылку вина. Она давно перестала чувствовать ту границу, переступать через которую слишком рискованно. Мун слишком умна, чтобы что-то планировать.

       Её медные волосы струятся по плечам, и в голове всплывает образ Криса: его взлохмаченные волосы, белоснежная улыбка, — такая ядовитая и пропитанная желчью для некоторых — его черты лица, ровные скулы и коньячного цвета глаза. Крис занимает слишком много места в голове первокурсницы. Ева занимает слишком мало места в мыслях третьекурсника.

       Шистад не любит чувствовать. Он всегда остается предельно дерзок и красноречив. Буквально каждое его слово так и кричит об ужасном, чертовски мерзком характере парня. Но ему плевать. Он не хочет казаться милым и добрым. Для него это слабость. Для него Ева — это слабость. Для него Мун — всего лишь игрушка, которую он достает каждую пятницу с пыльной полки. И Ева это знает. Она позволяет ему.

       Легкий, еле заметный поцелуй, оставленный Крисом на её шее, будоражит всё внутри. Ева слишком пьяна, чтобы пытаться сопротивляться. Шистад слишком самоуверен, чтобы пытаться соблазнить Еву. Он оставляет невидимую дорожку поцелуев на её теле, слегка покусывая кое-где мягкую кожу, придавая ей багровый оттенок. Еве это нравится. Нравится утром видеть на шее засосы, оставленные им. Но ей слишком неловко, поэтому она не может избавиться от мысли скрывать их десятками слоёв тонального крема.

       Крис нежно приобнимает Еву за талию, двигая бедрами в такт музыке. Он чертовски любит танцевать. Он чертовски любит доставлять ей удовольствие. Ева откидывает голову назад, будто впиваясь в волосы Шистада. Она пьянеет еще больше, когда Крис целует её распухшие губы, когда в нос Мун ударяет приятный запах его одеколона, когда он проводит рукой по её спине, на долю секунды останавливаясь в районе лопаток. Она пьянеет от него.

       Приятное ощущение внизу живота нарастает с новой силой, и Ева уже не может ждать. Она резко хватает Криса за руку и ведет наверх в одну из комнат (которая, надеется она, свободна).

       Крис жадно целует её в губы, снимает с нее платье и заставляет на минуту перестать дышать. Она возбуждена. Он заведен. Очередная пьяная игра Криса Шистада завершилась победой в его пользу. Вот только он пьян ею, а не алкоголем.

ficbook.net

Мятная жвачка с привкусом кофе — фанфик по фэндому «Стыд»

       Нура, Сана, Крис, Вильде и, конечно, Ева сидят в столовой и о чем-то оживленно беседуют. Мун практически не вникает в суть разговора, пока кто-то из девочек не одергивает её.

       — Мы с Крис обсуждали вечеринку Пенетратаров завтра, — начинает говорить Вильде, пытаясь понять, слушает её Ева или просто смотрит сквозь нее, — ты же придешь?

       Писклявый голос блондинки как-то резко бьет по ушам, и Ева морщится на долю секунды, а потом поворачивает голову в сторону, замечая белоснежную улыбку Шистада.

       — М-м, наверное. Не знаю, — начинает что-то мямлить Ева и вновь смотрит на Вильде. — Будет что-то интересное? — отрешенно спрашивает она, слегка приподнимая уголки губ, прекрасно зная, что Крис смотрит на нее.

       — Они же заканчивают школу, — непонимающе поясняет Сана, — это их прощальная вечеринка, Ева. — как-то резко заканчивает мусульманка и полностью откидывается на спинку стула.

       — Что, Крис не сказал тебе? — слова Нуры больно въедаются в кожу, будто откалывают кусочек хрустального сердца Евы, готового разбиться вдребезги от малейшего прикосновения.

       Ева фальшиво улыбается, отнекивается и встает из-за стола, говоря простое «мне пора на испанский». Она устала от постоянно вранья и лжи, игр Криса или его бесконечных улыбок, она устала от самой себя.

       Мун не спеша брела в неизвестном направлении, вовсе забыв об уроках и пропусках, которые могли снизить её успеваемость. Почему-то именно сейчас ей хотелось бросить всё и уехать далеко от Осло. Уехать от проблем, от ошибок, которые Ева боялась совершить. Уехать от друзей и ссор. Уехать от него: его мятной жвачки и сигарет.

       «Вечеринка завтра в семь» — приходит сообщение на её телефон, и она усмехается, замечая в верхнем углу имя отправителя. Вильям Магнуссон.

       Ева приходит на вечеринку одна, без своих подруг или Криса, без Исака, с которым в последнее время наладила отношения. Она оглядывается по сторонам и видит огромную кучу народа. «Кажется, они позвали все три курса» — проносится в её голове, и Мун незаметно проскальзывает на кухню.

       По всюду висят плакаты, шарики, на полу разбросаны конфетти. Эта вечеринка слишком веселая, чтобы называть её прощальной. Но, увы, это так. Ева достает из холодильника бутылку пива и возвращается в гостиную, где видит Нуру и Вильяма, целующихся около смешного плаката с надписью «Вильям — душка»; возле коридора она замечает Вильду в компании Магнуса, они о чем-то оживленно беседуют, а потом уходят на верхний этаж. Еве становится противно.

       Мун не замечает, когда бутылка пива сменяется на многочисленные шоты. Зато она замечает его. Крис ведет себя абсолютно естественно: целует каких-то девушек, (наверняка вешая лапшу на уши, говоря, что они — само совершенство) водит руками по их фигурам, останавливаясь на груди и бедрах, и вообще не смотрит на Еву. Рыжеволосая давно привыкла к такому поведению с его стороны, но сейчас ей кажется, будто хрустальное сердце дает трещину, а через секунду, когда Крис уводит этих девушек наверх, оно разбивается вдребезги. Внутри становится пусто.

       И только сейчас Ева понимает, насколько она зависима.

       Она разом осушает чей-то стакан с водкой, слегка морщится и идет за «добавкой». Ева Квиг Мун будто растворяется, оставляя вместо себя глупую копию, запивающую пустоту внутри. Ей больно. Слишком больно, и эта боль разъедает её изнутри, поражая кровь, внутренние органы, сметая всё на своем пути. И когда она доходит до мозга, он неожиданно выключается, а из глаз непроизвольно льются соленые слезы.

       Туалет оказывается свободным, когда Мун буквально залетает в него, едва не снеся дверь с петель. Её тошнит и трясет, но она держится. Насколько это возможно. Она пытается остановить бесконечный поток её слез, но ничего не выходит. Её рвет, а руки начинает колоть. Всё слишком далеко зашло. Ей нужно сдаться и закончить наконец эту глупую игру.

       Её отпускает лишь спустя полчаса.

       Она аккуратно поднимается с пола и подходит к раковине. Холодная вода буквально отрезвляет её сознание, и она начинает задыхаться от боли, причиненной ей Шистадом.

      Она не помнит как оказалась дома. Она не помнит, как надрывался её телефон. Она не помнит тех сообщений с обещаниями. Она не помнит ничего. Лишь его и причиненную им боль. Она плачет, задыхаясь от нехватки воздуха. А потом всё резко заканчивается: и больше нет той пустоты, и больше нет разбитого сердца, и больше нет его в её голове, и больше нет его тяжелых сигарет и мятной жвачки, и больше нет Кристофера Шистада, потому что больше нет Евы Квиг Мун.

ficbook.net

Мятная жвачка с привкусом кофе — фанфик по фэндому «Стыд»

       Жизнь кажется ей настоящим дерьмом, когда она заходит на территорию школы. После той вечеринки прошло два дня и за эти два дня Ева не сказала ни слова. Она шла, закрываясь ото всех своими волосами и музыкой, играющей в наушниках. Ева была похожа на тень: огромные синяки под глазами, красные глаза, холодные руки и синие губы, бледный цвет лица.

       Нура пыталась вытащить из неё хоть слово, но всё было тщетно. И это было слишком предсказуемо. Крис не появлялся в школе. Он лишь отправлял несколько смс-к в день, а потом, так и не получая ответа, выкладывал в инстаграм фотографию с какой-либо девушкой. Но Еве уже не больно (нет).

       Мун встала около своего шкафчика и достала несколько тетрадок. Школа давно перестала ей казаться чем-то светлым. Она игнорировала всех, включая Исака, который, казалось, переживал за неё больше остальных.Хрустальное сердце распалось на миллион осколков, исцарапав все внутри.

       Ева зашла в столовую и купила кофе. «Кофе — мой друг» — убеждала она себя и выпивала несколько кружек крепкого напитка разом, после чего могла не спать всю ночь. И ей было всё равно.

       «Я мудак, Ева» — очередное сообщение от Криса, которое она даже не открывает.

       Ей плевать на него, как ему плевать на неё. И это устраивает Еву. Устраивает её в клочья разорванное сердце. Она слишком наивная. Он слишком никчемен.       «Я знаю, что ты читаешь мои сообщения, Мун.» — телефон снова издает протяжный звук, и Ева бросает взгляд на экран.

       «Да блять, какого черта я перед тобой тут распинаюсь?» — «Действительно» — проносится в её голове, и она изображает что-то наподобие улыбки, больше похожей на оскал.

       «Ты не стоишь этого, Ева Квиг Мун»

       Она сидит и пьет кофе, а потом уходит на урок.

       Её боль, буквально пульсирующая во всем теле, на время утихает, и Ева расслабляется, вдыхает полной грудью и искренне улыбается. Мун отыскивает среди многочисленных людей Нуру Саутр и крепко обнимает, не говоря ни слова. Нура и так все понимает.

       Еве не больно. Раны потихоньку начинают затягиваться, а на лице все чаще появляется улыбка. Она забывает о проблемах, о разбитом хрусталике где-то под ребрами, забывает даже о Кристофере Шистаде. На время, но все же. Она забывает их игру, нечестные выигрыши темноволосого с белой прядью. Забывает коньячные поцелуи в шею, янтарные глаза, меняющие радужку. Забывает запах его сигарет.

       Что-то ломается внутри неё, когда она снова видит его улыбку, и ей кажется будто это её кости. Боль с новой силой возвращается к Еве, и тело начинает ломить, словно она пытается завязать с наркотиками. Но он — и есть наркотик.

       В её голове лишь мысли о побеге, но она уверенно стоит, не двигаясь с места. И это странно. Слишком странно.

       — Ева, — стоит ему только произнести её имя, как она вновь вспоминает всё то забытое на время. — ты прекрасна.

       Мун лишь усмехается, поднимая на него глаза, и видит разбитую губу. Она не спрашивает. Ей больше это не интересно (нет). Они еще долго стоят вот так — по середине коридора, не обращая ни на что внимания. И это слишком сильно напоминает о прошлом.

       Крис не извиняется, понимая, что это бесполезно. Ева не прощает, зная, что все равно простит. А молчание лишь затягивается.

       И тут все обрывается. Шистад просто (нет) подходит и обнимает её, вдыхая знакомый запах её медных волос. И Ева не сопротивляется (хотя надо бы). Мун обнимает его в ответ, и в нос ударяет знакомый запах одеколона.

       Еве кажется, что это его очередная игра, что сейчас он развернется и уйдет. Но он стоит и все так же крепко сжимает её в своих объятиях. И это странно.

       Крис чувствует себя абсолютно спокойным, когда мимо них проходит Юнас и буравит того взглядом. А потом мимо проскальзывает Ибен со своей свитой, бросающей презрительные взгляды в сторону Мун. И это не укрывается от Криса. Еве слишком больно. Снова. И она больше не хочет терпеть её. Мун отстраняется от Криса, смотрит ему в глаза и медленно пронзает его холодное сердце словами, а потом видит, как радужка на его глазах вновь поменяла цвет.

       — Я уезжаю.

ficbook.net

Мятная жвачка с привкусом кофе — фанфик по фэндому «Стыд»

       «До отъезда Мун осталось три дня» — вдруг проносится в голове Криса, и он с силой бьет кулаком в стену, совершенно не волнуясь за свою руку.

       Ему совсем, чертовски не хочется её отпускать. Отпускать её запах, к которому он привык как к родному; отпускать её медные волосы, почти всегда собранные в гульку; не хочется отпускать её прекрасную улыбку, смущенный цвет лица и глаза цвета мяты. Она слишком хороша для него. Он слишком эгоистичен для неё.

       Крис оглядывается по сторонам, выглядывая медного цвета макушку в толпе. Он уверен, что она не придет, но с надеждой вглядывается в незнакомые лица, пытаясь найти то самое — её. Он набирает на телефоне практически наизусть выученный номер Мун, и через несколько секунд возле него появляется Ева, попутно отклоняющая входящий вызов.

       — Я думал, ты не придешь, — честно признается Крис и широко улыбается, но Ева видит только фальшь, которую уже хорошо могла уловить в поведении Шистада.

       — Я не собиралась, — помедлив несколько секунд, отвечает Ева, — но Нура настаивала.

       — Что ж, нужно будет сказать блондинке спасибо.

       Крис выглядит каким-то отрешенным, а в его взгляде Ева видит только разочарование и холод. Он не спешит что-либо говорить. Она не спешит что-либо делать.

       Ева выуживает из джинсов пачку сигарет и поджигает одну из них, внимательно следя за реакцией темноволосого. Он улыбается. И это так странно. Потому что его улыбка настоящая. Мун протягивает еще одну сигарету Крису, а потом выпускает дым ему прямо в губы — такие желанные и такие запретные.

       А потом всё идет словно по кругу: сигареты, поцелуи, жвачка, кофе, постель. И так продолжается все три дня, пока Ева не говорит, что ей пора собираться. Пока Ева не отдаляется от него настолько, чтобы сделать больно. Но ведь Крис Шистад ничего не чувствует, верно?

       Она долго собирает чемодан, пытаясь ничего не забыть, (но разве это возможно?) и прокручивает в голове весь учебный год. Когда Юнас перестал для нее существовать? Когда Крис стал для нее первым — во всех смыслах? Когда Ева поддалась на чары Шистада? Когда она стала зависима от него, словно от наркотика? Один и тот же вопрос крутился в её голове, не давая покоя: когда ты, Ева Квиг Мун, оказалась во власти Кристофера Шистада — мальчика-для-поцелуев-с-третьего-курса? Она не знала ответ на этот вопрос.

       Провожать её пришли лишь четверо: Нура, Вильям, Исак и Юнас. Ева с каждым прощалась около пяти минут. Вот она обнимает Нуру, шепчет ей что-то про Вильяма; потом целует Исака в щеку, беря обещание общаться с ним по скайпу; Вильяму она просто бросает мягкое «прощай»; с Юнасом она прощалась дольше всего. «Кучерявый бровастик», как то ли в шутку, то ли от злости, называл Юнаса Крис, долго стоял и смотрел на Еву Квиг Мун. Это продолжалось бы дольше, если бы Ева не сделала первый шаг: подошла и обняла его. Так крепко и сильно, насколько могла.

       Она была счастлива (нет). Счастлива, что улетает (нет), счастлива, что её пришли проводить её друзья (нет, ей лучше было бы одной. и легче), счастлива, что Крис Шистад не пришел на «прощальную встречу» (нет).

       Она уже развернулась и пошла в сторону самолета, как услышала пронзительный крик её имени из его уст. Ева замерла, боясь пошевельнуться, боясь обернуться и застыть, боясь пропустить свой рейс, только потому что не смогла отпустить его, боясь быть брошенной снова, боясь почувствовать ту боль, недавно причиненную им. Она боялась. Очень боялась.

       — Ты думала, я так просто тебя отпущу? — дыша ей в плечо, запыхаясь спрашивает Крис и целует Еву в шею. Как раньше, когда их ничего не связывало, лишь коньячные поцелуи и секс.

       Он протягивает ей маленький пакетик, шепча что-то на ухо вроде: «не открывай, пока не сядешь в самолет». А она кивает, повинуясь его словам, и разворачивается, когда Крис отходит на шаг назад.

       Еве слишком тяжело, чтобы не поцеловать его. Крису слишком грустно, чтобы не обнять её на прощание. Они улыбаются, смотря друг другу в глаза — янтарные и мятные, как его жвачка, лежащая в кармане куртки. На мгновение мир вокруг становится слишком далеким для них, и они растворяются в этих секундах.

       Крис целует её в шею, щеку, губы, нос, лоб, вдыхает запах её медных волос, накручивая локоны на свои пальцы. Ева дышит полной грудью, втягивая носом весь воздух, боясь задохнуться. Ей слишком сложно отпустить его. Ему слишком сложно убедить её остаться. И они расстаются, уходя в разные стороны, но потом все равно оглядываются и лучезарно улыбаются друг другу, словно они еще встретятся.

       Ева скрывается в самолете, садится на свое место и смотрит в окно, а потом на её телефон неожиданно приходит смс-ка от Криса.

       «Загляни в пакет, Ева» — и она смотрит, а потом быстро строчит ответ.

       «Я знала, что нравлюсь тебе, Крис Шистад»

       «Я знал, что ты поймешь, Ева Квиг Мун»

       А в пакете были лишь его тяжелые сигареты и упаковка мятной жвачки, а в голове были лишь воспоминания о его коньячных поцелуях в шею.

ficbook.net


Смотрите также